home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Жюри присяжных потребовалось три дня, чтобы обсудить дело. Присяжные тщательно еще раз просмотрели все токсикологические отчеты, сверяясь с графиками и описаниями различных лекарственных средств и отравляющих веществ. Они уделили особое внимание параквату, который применялся к Мэгги, и сукцинилхолину, действие которого Майкл апробировал на пожилых пациентах. Они перечитали некоторые из показаний и проголосовали единогласно.

Мэгги позвонили домой, и Джек послал автомобиль для них. Они вошли в зал суда, и через несколько минут гуськом зашли присяжные заседатели. Майкл сидел за столом стороны защиты, и судья попросил подсудимого встать.

Староста присяжных заседателей стоял около скамьи жюри присяжных, и судья спросил, вынесли ли они вердикт. Он сказал, что вынесли, и судья спросил его, какое решение они приняли по этому делу. Судья начал зачитывать каждое обвинение по отдельности, и староста говорил четким и громким голосом от имени своих коллег, присяжных заседателей.

– Виновен, Ваша честь, – говорил он после каждого пункта обвинения в убийстве первой степени. – Мы считаем подсудимого виновным по одиннадцати обвинениям в убийстве первой степени, куда входило обвинение в убийстве его собственных родителей.

А потом судья спросил его об обвинении в преднамеренном покушении на убийство Маргарет Хиггинс Макдауэл. «Виновен, Ваша честь». В зале суда поднялся шум. Судья стукнул молотком и потом поблагодарил присяжных. Мгновение спустя они покинули зал заседаний.

Судья назначил вынесение приговора подсудимому в течение последующих тридцати дней, и Мэгги уже знала, что она не обязана присутствовать при этом. Ей не хватит мужества посмотреть на Майкла после вынесения приговора. Он стоял и молча выслушивал все обвинения в свой адрес. На его лице ничего не отражалось. Мэгги смотрела, как он выходил из зала суда, с помощниками по обе стороны от него, и она не чувствовала абсолютно ничего по отношению к нему. Он стал для нее чужим человеком. Питер тоже почти ничего не испытывал к человеку, который был его братом-близнецом и который убил их родителей.

Они покинули зал заседания под охраной полиции и сидели, глядя друг на друга, на кухне, когда вернулись домой. Мэгги не могла думать, не могла двигаться, не могла есть и ничего не хотела. Двадцать четыре года ее жизни только что закончились. У нее было двое замечательных детей в доказательство тому, но теперь она знала, что для Майкла их брак никогда ничего не значил, а теперь он больше не существовал для нее тоже. Ее дети потеряли отца. Ей хотелось сейчас только одного – собрать вещи и уехать и никогда больше не возвращаться в этот дом, и чтобы ничто не напоминало ей о прежней жизни. Она поднялась в спальню, чтобы собрать свои вещи, а Питер заказал по телефону билеты на рейс в Лондон на следующий день.

Перед отъездом на следующее утро Питер пошел на кладбище навестить могилу своих родителей. Он хотел попрощаться с ними и попросить прощения за то, что не был лучшим сыном и не защитил их от Майкла. Питер знал, что он никогда не вернется сюда. Он подумал, что они тоже поймут это. Он надеялся, что они простят его за то, что он не смог для них сделать.

Он спускался с холма к полицейской машине, около которой его ждали Мэгги и Билл. Джек Нельсон вызвался довезти их до Бостона. Он чувствовал, что это самое меньшее, что он может сделать, чтобы выразить им свою поддержку. По дороге в аэропорт все молчали. Мысли путались в голове, и больше не о чем было разговаривать. Правосудие свершилось.

Джек крепко обнял ее, когда она вышла из машины в аэропорту Логан, и он в который раз повторил, что очень сожалеет о случившемся. Он пожал руку Питеру и Биллу на прощание, и, когда он уехал, они прошли на регистрацию. До вылета самолета в Лондон оставалось два часа, но Мэгги не могла дождаться, когда они сядут в самолет. Она хотела уехать как можно дальше отсюда.

Они купили журналы и присели в кафе, чтобы что-нибудь перекусить. Билл писал Лизе сообщение, что они вылетают из Бостона. Накануне они поздно вечером разговаривали про вердикт присяжных. Она больше не считала, что их отец невиновен, поэтому приговор не произвел на нее шокирующего впечатления. Это было грустное вступление в совершеннолетие. И она с облегчением отнеслась к тому, что для них все закончилось. Она не могла больше испытывать прежних чувств к своему отцу. Это была огромная потеря для нее.

Когда Билл встал и пошел за еще одной чашкой кофе, Питер посмотрел на Мэгги через стол. Со вчерашнего дня она все еще чувствовала себя не в своей тарелке. Все, что произошло, было так безобразно.

– Я просто хочу, чтобы ты кое-что услышала от меня, – мягко сказал Питер. Он посмотрел на нее и увидел, что она оцепенела. – Может быть, сейчас неподходящее время, чтобы говорить об этом, но я люблю тебя. Остаток своей жизни я хочу посвятить тому, чтобы ты забыла обо всем, через что тебе пришлось пройти. Мой брат монстр, и ты не заслужила ничего такого. Для него ты, может быть, ничего не значишь, но для меня ты значишь все. – Он внимательно смотрел на нее, и она поняла, что он говорит правду. Она улыбнулась и потянулась через стол к его руке.

– Я тоже тебя люблю, Питер. Мне очень жаль, что нам всем пришлось пройти через ад. Тебе было не легче.

– Не меня пичкали ядом, – возразил он, когда они встали и пошли на посадку. Он обнял и поцеловал Мэгги. Все закончилось. Майкл не сможет больше никому из них причинить вред. Они стояли в аэропорту и целовались, когда Билл увидел их. Он улыбнулся. Стоя на некотором расстоянии от них, он строчил сообщение сестре. Давненько он пообещал ей написать в ту же минуту, как только увидит их первый поцелуй. Она и Райан надеялись на это со времени отдыха в Куршевеле.

«Орел приземлился», – широко улыбаясь, написал он сестре. Как только она получила сообщение, она расплылась в довольной улыбке и тут же переслала текст сообщения Райану в Лос-Анджелес. Бен сидел рядом, когда он получил его. Они завтракали перед уходом в школу, и Райан рассмеялся, когда прочитал сообщение.

– Что это значит? – спросил его Бен озадаченно. – Какой такой орел?

– Я думаю, что папа просто поцеловал Мэгги, – объяснил Райан.

– Супер, – сказал Бен с усмешкой. Новость долетела из Бостона до Лондона, а потом до Лос-Анджелеса, и все отнеслись к ней с одобрением.

Билл тихонько постучал их по плечу.

– Давайте, ребята. Не пропустите наш рейс. Вы можете продолжить в самолете.

– Точно, – сказал Питер, все еще обнимая Мэгги. Она широко улыбалась, когда Питер посмотрел на Билла и рассмеялся. Они втроем шли в обнимку через терминал, чтобы успеть на свой самолет. Они пережили это. Они выжили. Да, потерпели неудачи и понесли огромные потери, но, потеряв, получили выстраданное счастье.


Глава 22 | Блудный сын | Примечания



Loading...