home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Питер провел первую неделю в доме у озера, выбрасывая ненужные вещи: старые подушки, покрытые пятнами постельные принадлежности, ветхие полотенца, горшки со сломанными ручками, старые приборы, не подлежащие починке. На заднем дворе он сложил маленькую гору вещей, которые надо было вывезти, и понял, что ему нужен грузовик, чтобы сделать это. После этого он еще одну неделю все мыл и вычищал, пока окна и деревянные конструкции не начали блестеть. Кухня так и осталась допотопной, но сверкала чистотой. Он купил моющие средства на местном рынке и составил длинный список предметов, которые он хотел заменить. Эта работа доставляла ему удовольствие. Он ел легкие ужины, которые сам себе готовил на старой плите, некогда принадлежавшей его матери. Каждый вечер он разжигал огонь в камине и грелся около него. С озера дул ледяной ветер, как и предупреждал риелтор. Но Питер хорошо спал, укрывшись несколькими старыми одеялами. Каждый вечер он звонил мальчикам в Аспен. Он рассказывал им о том, что делал, и хотел, чтобы они приехали и пожили вместе с ним.

Сыновья были шокированы, узнав, что отец больше не живет в Нью-Йорке, но они слышали, что он полон энтузиазма по поводу своего пребывания на берегу озера. Мальчики медленно привыкали к мысли, что их родители разводятся, хотя для самого Питера это тоже казалось нереальным. У него ныло сердце от того, что он больше не живет со своими детьми. Как ни странно, расставание с Аланой не было таким трудным. Может быть, она была права, и они уже давно отдалились друг от друга. Ему было горько сознавать, что она не захотела поддержать его, и теперь, когда золотые деньки прошли, без колебаний и сожалений оставила его. Он понял, кем она была на самом деле. И это прозрение делало потерю менее мучительной.

На данный момент его жизнь состояла из простых удовольствий, и он начинал смаковать их. К середине марта нехватка предметов обихода, длинный список которых он составил, чувствовалась особенно остро. Он хотел купить инструменты, чтобы кое-что отремонтировать, несколько предметов мебели для личного пользования и обязательно – приличную кровать. От узких топчанов, на которых они в детстве спали с братом, у него ужасно болела спина, а кровать его родителей была еще древнее и даже в худшем состоянии. Ему необходимо было подвести к дому телефонную линию, чтобы можно было подключить компьютер. Он получал все свои электронные письма на смартфон, но этого было недостаточно. Он не мог перенаправить всю корреспонденцию на свой ящик в Западном Брукфилде, поэтому решил съездить за семь миль[6] в Вэр, в город, где он вырос. Это будет его первый приезд за долгие пятнадцать лет. Он долго не решался поехать, потому что не хотел столкнуться со своим братом. Если ему хоть немного повезет, то этого не случится. Его первая остановка была в хозяйственном магазине. Он решил заехать в дилерский центр, который продавал подержанные машины, и потом купить там грузовик. Ему все еще надо было вывезти гору ненужных вещей. На днях появлялся риелтор, чтобы проверить, как у него идут дела, и был поражен, когда увидел, что Питеру удалось сделать за это время. Место уже выглядело лучше, но Питер добивался, чтобы все было идеально, как в лучшие годы. Он делал это не для того, чтобы продать дом, а для того, чтобы показать его своим мальчикам. Он хотел, чтобы они полюбили это место, когда увидят его, и чтобы они так же, как он в детстве, прекрасно провели здесь время. Это место было частью его прошлого, которым он хотел с ними поделиться. Он не делал этого раньше, потому что сам не приезжал сюда.

У Питера было странное чувство, когда он въехал в Вэр. Он зашел в хозяйственный магазин, где работал молодой парень, и надолго застрял там со своим списком. У них было все необходимое, и парень помог Питеру загрузить все в машину – инструменты и несколько досок, комплектующие для кухонных шкафов и кухонную посуду. Он возвращался за последней партией покупок, когда из задней двери магазина к нему вышел старик. Он показался Питеру очень старым, но Питер сразу же его узнал. Это был старый мистер Петерсон, владелец магазина, который пятнадцать лет тому назад уже казался ему древним стариком, но все еще был в здравом уме. Он сузил глаза, посмотрев на Питера, и в его взгляде мелькнул проблеск узнавания. За последние пятнадцать лет Питер изменился гораздо больше, чем он. Вальтеру Петерсону должно было быть около девяноста лет.

– А я знаю тебя, сынок, не так ли? – В лице Питера угадывалось что-то до боли знакомое.

– Добрый день, сэр. На самом деле мы очень давно не виделись, мистер Петерсон, – вежливо сказал Питер, протягивая руку. Он хотел бы избежать этой встречи. Но было слишком поздно. – Питер Макдауэл. – Старик расплылся в улыбке.

– Ну, надо же! – Он не сказал ему, как сильно они до сих пор были похожи с Майклом. Он знал, что у них были неприязненные отношения из-за завещания родителей. – Что привело тебя в город? Ты живешь в Бостоне или Нью-Йорке?

– Да так, кое-что ремонтирую в доме на берегу озера, – сказал Питер, избегая ответа на его второй вопрос. Он сам точно не знал, где сейчас живет. Озеро Викэбоаг было его единственным адресом на данный момент.

– Там много будет работы, – заметил старик.

– Да, вы правы, – согласился Питер. – Как поживаете?

– Пока держусь. В июне стукнет девяносто. Еще худо-бедно удается управлять этим местом.

– Вы прекрасно выглядите, – сказал Питер с улыбкой, сгребая оставшиеся свои покупки. – Даст бог, еще увидимся, – крикнул он, уходя. Уолт Петерсон посмотрел ему вслед и подумал, что слишком плохо, что все эти годы парень не приезжал в родной город и что не дело, когда братья-близнецы сторонятся друг друга. Казалось, что с возрастом Питер успокоился. В молодости он был необузданным и большую часть времени дебоширил, в отличие от своего брата Майкла, который всю жизнь был уравновешенным и спокойным. «Даже смешно, насколько разными они были, – подумал Уолт Петерсон, – если учесть, что внешне они были похожи как две капли воды».

После хозяйственного магазина Питер поехал в центр, где продавались машины с пробегом, и посмотрел грузовики. Он присмотрел один старый синий грузовик с большим кузовом, как раз такой, который ему был нужен. Питер заплатил за него, и дилер предложил перегнать его на озеро: мол, его сын вернется сегодня вечером и доставит авто. Он предложил Питеру очень хорошую сделку. Скорее всего, просто не узнал Питера, так как владел дилерским центром всего три года. Предыдущий владелец умер. Для бизнеса в Вэр было редкостью, когда менялся владелец, раньше такого, по крайней мере, не случалось.

К двенадцати тридцати Питер вернулся на озеро и целый час выгружал и складывал в гараж купленные инструменты и материалы. Потом он зашел в дом и приготовил обед. Он услышал, как зазвонил его сотовый телефон, и был поражен, когда увидел, что звонит Алана. Она хотела узнать, звонил ли он уже адвокату. Ее звонок вернул его к реальной жизни. До этого момента у него был чудесный день.

– У меня не было времени. Я был занят, – солгал Питер. Он был занят, но не настолько, чтобы не найти времени на звонок. Он еще не чувствовал себя готовым к тому, чтобы без колебаний набрать адвоката по бракоразводным делам. Насколько он понимал, никакой спешки в этом не было. Это была ее идея, а не его. И он по-прежнему втайне тормозил процесс в надежде, что она может изменить свое решение, хотя он был зол на нее за то, что она сделала, и был глубоко уязвлен. Но он предпочел бы сохранить с ней брак, если она пожелает. Судя по вопросу, развод для нее – вопрос закрытый.

– Что ты делаешь на каком-то там затхлом озере?

– Эй, побольше уважения! Вообще-то это место, где я вырос. Я приезжал сюда на лето. На данный момент я здесь живу. Во-первых, мне это ничего не стоит. А во-вторых, мальчики будут веселиться здесь этим летом, и надо привести в порядок это место. Кстати, осенью можно было бы его продать. – Алана вспомнила, что слышала об этом доме – он достался ему в наследство от родителей, когда они поженились, – но все эти годы, пока они жили вместе, он никогда туда не ездил и мечтал, чтобы нога его туда больше не ступала, как ей представлялось.

– Где это?

– Около двух часов езды от Бостона. Тут шикарное место! – Он не сказал бы этого шесть месяцев назад. – В Нью-Йорке все по-прежнему, так что я посчитал, что мне можно взять небольшую паузу и пожить здесь.

– Ну, ты все-таки позвони адвокату, – сказала она, и в ее голосе прозвучало нетерпение.

– Я сделаю это на следующей неделе, – уверенно заявил он, и она была раздражена, когда они повесили трубки. Он совсем сдулся! Еле тащил ноги по дороге жизни, а она была готова двигаться дальше. Она хотела скорее сдать личное дело Питера в архив. Раз уж она приняла решение, то дело сделано. На следующий день он позвонил своему юристу по налогам и через него узнал телефон адвоката по бракоразводным процессам. Юрист сказал Питеру, что ему очень жаль слышать, что ему понадобился адвокат по такому вопросу.

– Мне тоже, – сказал Питер со вздохом. – Это была не моя идея.

– Я думаю, что много семей распалось из-за проклятого финансового кризиса, – философски заметил его адвокат.

– Кризис дает возможность узнать, на чем основывались некоторые браки, – сказал Питер с горечью в голосе. – Алана вернулась в Лос-Анджелес сразу, как только у нее появилась такая возможность.

Во второй половине дня он отправил адвокату сообщение, и тот перезвонил Питеру на следующий день. Он записал имена и другие данные супругов и сказал, что даст ему знать, если получит какую – то информацию от ее адвоката. Питер не знал, как звали ее адвоката, и он написал ей в сообщении имя своего. Потом он вернулся к работе по дому.

В то время как Питер усердно работал на озере, Уолт Петерсон вывихнул лодыжку в магазине. Он оступился на лестнице, когда спускался из своей квартиры на втором этаже. Парень, который работал у него, подумал, что он сломал ногу, и уговорил его поехать к доктору. Он привез его в приемную Майкла, чтобы тот посмотрел его ногу. Но когда Майкл осмотрел ее, он сказал, что это простое растяжение.

– Вам повезло, – сказал Майкл, улыбаясь ему. Он не видел Уолта Петерсона какое-то время. Тот находился в добром здравии. – Как это произошло? – спросил Майкл, перевязывая ему ногу. Он сказал, что какое-то время ему надо соблюдать постельный режим, хотя знал, что он не послушает его. После обеда Уолт вернется в свой магазин, а вечером отправится в местный бар, где он каждый день зависает после того, как умерла его жена.

– Прогресс – опасная вещь. Я носил две пары очков в течение пятидесяти лет. Одни для дали, а другие для чтения. Обе пары я ношу на шее. Мой глазной врач уговорил меня носить чудо современности – бифокальные очки, а я в них ни черта не вижу. У меня от них кружится голова, а земля расплывается под ногами. Я оступился на лестнице, когда был в них. Я их выкину, – с возмущением сказал он, и Майкл усмехнулся.

– Надо немного времени, чтобы к ним привыкнуть, – подтвердил он. А потом он увидел, что Уолт внимательно смотрит на него и взвешивает, как бы сообщить еще кое-что. Майкл понятия не имел, что старик собирается сказать.

– Что-то еще? – иногда его пациенты стеснялись говорить о своих проблемах даже в возрасте Уолта.

– Сегодня ко мне в магазин приходил кое-кто, кого вы раньше знали, – осторожно сказал Уолт. Много лет он не слышал, чтобы Майкл упоминал имя своего брата. Словно его брат-близнец умер.

– И кто это был? – любезно спросил Майкл, когда закончил бинтовать лодыжку и аккуратно опустил его ногу вниз.

– Питер, – просто сказал он. Майкл никак не отреагировал. В городе было много людей с таким именем.

– Питер, кто?

– Питер – твой брат. Он приехал и накупил кучу разного материала у меня. Он говорит, что ремонтирует дом на озере. Может быть, он готовится продать его. Он не был здесь все эти годы. – Майкл тоже это знал.

– Это интересно, – хладнокровно сказал Майкл, не показывая тех чувств, которые нахлынули на него. Он расстроился, узнав, что его брат-близнец находится в городе, но он не хотел, чтобы Уолт об этом знал. Он не собирался давать пищу для сплетен. Городок был маленький, и люди любили перемывать кости друг другу. Достаточно было того, что все обсуждали несправедливое завещание его родителей, когда они умерли. «Блудный сын возвращается» было единственным комментарием Майкла на сообщение, но Уолт видел, что новость не доставила ему радости. И теперь старик сомневался, стоило ли ему говорить об этом. Он не хотел расстраивать доктора Майкла, он был хорошим врачом и хорошим парнем.

– Я уверен, что он не долго здесь пробудет, – сказал Уолт, чтобы успокоить его, хотя сам понятия не имел, какие у Питера были планы. Он ничего ему об этом не сказал.

– Будем надеяться, что не долго. Этот город слишком тесен для нас обоих. И всегда таким был, – сказал Майкл и помог старику подняться и встать на ноги. Он дал ему костыли. – Теперь соблюдайте постельный режим и будьте внимательны со своими новыми очками, пока не привыкнете к ним, – напомнил он ему и не сказал ни слова о своем брате. И Уолт Петерсон взял с него пример.

– Спасибо, док, – сказал он и заковылял с помощью своего сотрудника. И как только Майкл перешел к следующему пациенту, он решил выкинуть неприятную новость из головы. Он считал, что его брата-близнеца не было в живых уже в течение пятнадцати лет. И после всех неприятностей, которые он доставил Майклу, когда они росли, он не имел ни малейшего желания видеться с ним снова.


Глава 5 | Блудный сын | Глава 7



Loading...