home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


22 Июля: Дара

Слава Богу, я добралась до парковки, ни разу не столкнувшись с той репортершей. От Паркера до сих пор никаких сообщений, как и от Ники. Только жуткое смс с неизвестного номера.

«Эй! В чем дело? Пытаюсь дозвониться. Ты умерла?»

Не ответив, я удаляю сообщение. Наверняка, это какой-нибудь урод, с которым я когда-то флиртовала.

Я вся липкая от пота, а ноги ужасно болят, поэтому я ковыляю по улице в сторону бензоколонки, пошатываясь. Там покупаю колу и почти за один глоток выпиваю её; затем направляюсь в уборную, на удивление чистую и в то же время холодную как морозильная камера. Несколько раз плещу водой из-под крана в лицо, попав при этом на волосы и футболку, но сейчас меня это мало беспокоит. После вытираюсь грубой коричневой бумажной салфеткой, которые можно найти только в общественных туалетах. Она как обычно с запахом сырой земли.

Я стараюсь не смотреться в зеркало слишком долго. Забавно, а ведь раньше мне нравилось любоваться собой, я могла перед выходом из дома часами стоять вместе с Арианой перед туалетным столиком моей мамы, поправляя макияж и строя смешные рожи. Я откидываю волосы через правое плечо, чтобы скрыть шрамы под подбородком, однако скрыть шрамы на щеке и висках никак не могу, хотела бы я, чтобы сейчас у меня с собой была толстовка Ники.

Мне становится немного лучше. Тем не менее, некоторое время ещё кручусь внутри магазина бензоколонки, осматривая полки всякого странного барахла, которое там обычно продаётся: диски с христианской рок-музыкой, солнцезащитные козырьки, пластиковые бритвы. Когда Паркер получил свои первые водительские права, за шесть месяцев до Ники, мы играли в одну игру, - залезали в машину, наведывались в местные ломбарды и бензоколонки, и соревновались, кто из нас найдет наиболее чудные вещи на продажу. Однажды на бензоколонке «Заправься и Езжай» Паркер нашел две старые погремушки, набитые сухими бобами и шкуру, покрытую толстым слоем пыли, висевшую позади кучи презервативов и таблеток-энергетиков. Ники он подарил лошадь, потому что она умела ездить верхом, а мне мишку, которого я назвала Брауни. Интересно, помнит ли он тот день. Чтобы он подумал, если бы узнал что я все еще сплю с мишкой Брауни.

Парковка напротив теперь была почти пустой, - и копы и фургоны службы новостей разъехались. Солнце опускалось все ниже над деревьями, и я могла разглядеть кусочек бухты, которая с этого ракурса выглядела как лужа посередине кучи предприятий и многоквартирных домов.

Когда я вышла наружу, к своему удивлению, я обнаружила Сару Сноу, стоявшую неподалеку. Прислонившись к задней части большого внедорожника, она курила сигарету, глубоко и часто затягиваясь. Затем, заколебавшись на секунду, она подошла ко мне.

- Привет, - она поднесла свою руку ко рту и быстро опустила, словно все еще курила невидимую сигарету, её пальцы дрожали. - Я тебя случайно не знаю?

Я ожидала услышать что угодно, но только не это. Покачав головой я ответила:

- Не думаю.

Но она не отвела от меня своих огромных глаз. У меня сложилось такое чувство, что она смотрела сквозь меня, но в то же время словно пронизывала своим взглядом.

- Ты кого-то мне напоминаешь.

- Может, ты знаешь мою сестру? – ответила я ей, несмотря на то, что это маловероятно.

- Ага, - кивает она. - Да, наверное.

Она отвела взгляд, и, прищуриваясь, посмотрела куда-то в сторону, вытирая руки о заднюю часть джинсов. Интересно, каково это, - стоять здесь, на пляже, среди незнакомцев, которые держат потную руку своего соседа и ищут твою сестру, выкрикивая ее имя.

- Послушай, - говорю, сопротивляясь неожиданному чувству удушья. Я никогда не была хороша в утешениях. - Мне очень жаль твою сестру. Я уверена... уверена, что с ней все хорошо.

- Думаешь? - она повернулась ко мне, и я увидела ее покрасневшее лицо, полное горя, страха и чего-то еще – злости?

Мне хочется поскорее отвернуться, однако она подходит ко мне ближе и так сильно сжимает мое запястье, что я чувствую сжатие каждого её пальца.

- Я очень старалась защитить ее, - выпаливает она внезапно. - Это я во всем виновата.

Она стоит так близко, что я чувствую ее дыхание, и от неё неприятно несет табаком.

- Врать тяжелее всего, не так ли?

- Сара!

Кеннеди стоит по ту сторону улицы, на краю парковки, одной рукой прикрывая глаза от солнца, и хмурит брови. Сара меняется в лице, отпускает мое запястье и прежде, чем я успеваю что-либо ответить, поворачивается и уходит, а её светлые волосы веером развиваются за плечами, оставляя после себя слабый запах сигарет.


9 февраля: Список благодарности Ники

Почему так тяжело найти пять вещей, за которые ты благодарен? Прошел всего месяц, а вести дневник благодарности уже самое тяжелое новогоднее решение, которое я когда-либо принимала, особенно после нашего дерьмового Рождества. Я могу придумать миллиард вещей, от которых я не в восторге. Например, Дара не разговаривает со мной с тех пор как застала меня за чтением своего дневника. Или то, что мама проводит все свое время на работе. Или то, что у папиной новой подружки зубы всегда испачканы помадой, даже с утра пораньше.

Ладно, плохое начало. Приступим. На сегодняшний момент:

1. Я благодарна, что на моих зубах  никогда нет помады, потому что я ей не пользуюсь.

2. Я благодарна, что папа отдал мне тойоту! Ладно, ей двадцать лет и Паркер говорит, что обивка воняет кошачьим кормом, но она ездит, и теперь нам с Дарой не придется воевать из-за ключей.

3. Я благодарна за Перкинса, моего маленького пушистого колобка на ножках.

4. Я благодарна, что Марго Лесаль распустила этот дурацкий слух о том, что я и Аарон делали в котельной во время бала на Дне Основателей. Спасибо Богу за Марго. Она всегда стремится к наиболее очевидным слухам.

И:

5. Я супер-экстра-мега благодарна за то, что никто не знает, что произошло на самом деле. Что никто никогда не узнает. Говорят, что правду придется рассказать. Во всяком случае, так говорит доктор Личми.

Но ведь еще и говорят, что чем меньше знаешь, тем крепче спишь.



22 Июля: Дара | Исчезающие Девушки (ЛП) | 15 Февраля: Ники