home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23 Июля: Дара

Когда я возвращаюсь домой после очередного дня абсолютного безделья, убивания времени катанием на велосипеде и пролистыванием журналов в «CVS», а также прикарманиванием редкого блеска для губ, я удивлена увидеть Ариану на крыльце с пластиковым пакетом под мышкой. Она оборачивается, когда я въезжаю на газон.

- О, - произносит она, как будто не ожидала меня увидеть. - Привет.

Сейчас начало девятого, мама должна быть дома. Но свет виден только в окне спальни Ники. Может, мама на кухне, сидит босиком, задвинув рабочие туфли под стол, ест суп прямо из консервной банки, освещаемая голубым светом от экрана телевизора. Она охвачена поиском Мэдлин Сноу. Впрочем половина штата охвачена им, хоть новости все те же: ничего. Прошло четыре дня.

Я снова вспоминаю то, что мне сказала Сара Сноу вчера: ложь - самая трудная часть. Что она имела в виду?

Я не спеша кладу велосипед на лужайку, не донеся его до стойки  и заставляя Ариану томится в ожидании, пока я дойду до крыльца. Даже не припомню, когда она последний раз здесь появлялась. Ариана выглядит незнакомкой, несмотря на то, что на ней сейчас вся та же ее обычная одежда - черные кроссовки на платформе, потертые обрезанные шорты, настолько короткие, что карманы торчат снизу, как конверты, винтажная застиранная футболка. Ее волосы, намазанные гелем, висят как сосульки, словно она ненадолго засунула голову в банку от «Cool Whip»[13].

- Что ты здесь делаешь? - Ариана вздрагивает. Мои слова звучат скорее как обвинение, а не как вопрос.

- Нуууу, - она подносит палец к нижней губе, эхо её старой привычки: Ариана сосала большой палец до третьего класса. - Увидев тебя на вечеринке, я кое-что вспомнила. У меня для тебя куча всего.

Она пихает мне в руки пластиковый пакет, выглядя при этом смущённой, как будто в нём порно или чья-то отрезанная голова.

- Половина из этого кажется мусором, даже не знаю. Но может быть тебе понравится что-нибудь.

Внутри пакета куча разных вещей: клочки бумаг для заметок, подставки под коктейли и картонные подставки все в надписях, блестящие розовые стринги, наполовину пустой блеск для губ, туфли на ремешках, которые, кажется, порваны, почти пустая бутылка спрея для тела «Berry Cr`eme». Мне потребовалась минута, чтобы осознать, что всё в этом пакете принадлежит мне, вещи, которые я, должно быть, оставляла дома у Арианы за многие годы, вещи, которые должно быть закатились под передние сиденья её автомобиля.

Внезапно, стоя на крыльце перед тёмным домом с тонким пластиковым пакетом из продуктового магазина битком набитым моими вещами, я понимаю, что вот-вот заплачу. Ариана ждёт, что я что-нибудь скажу, но я не могу говорить. Если начну, то меня прорвёт.

- Хорошо. Она обнимает себя, пожимая плечами. - Ну... мы же ещё увидимся?

«Нет», - хочу сказать я, - «Нет». Но наблюдаю за ней, пересекающей лужайку, и когда она уже находится на пол пути к красно-коричневой «Тойоте», унаследованной от сводного брата, которая всегда пахнет ею, ароматизированными сигаретами и кокосовым шампунем, чувствую, как моё горло сдавливает огромный кулак, и два слова выскакивают прежде, чем я успеваю пожалеть об этом.

- Что случилось?

Арина застывает, одна её рука в сумке, в которой она искала ключи. На этот раз она не оборачивается.

- Что случилось? - снова спрашиваю я, на этот раз громче. - Почему ты не звонила? Почему ты не приходила узнать, всё ли со мной в порядке?

Она поворачивается. Даже не знаю, чего я ожидала - может быть, сожаления? - но я совершенно не готова к тому, что вижу: её лицо как застывшая форма. К ужасу, тот факт, что она вот-вот заплачет, заставляет меня почувствовать себя немножечко лучше.

- Я не знала, что сказать. Я не знала, что я могла сказать. Я чувствовала..., - она прерывается и плачет, взахлёб, даже не пытаясь скрыть этого.

У меня некий шок. Я не видела плачущую Ариану с пятого класса, когда мы подговорили Ники помочь нам проколоть уши, а Ники так нервничала, что её рука соскользнула и воткнула английскую булавку прямо в шею Арианы.

- Извини. Я виновата. Я была ужасной подругой. Может быть... может, было бы лучше...

Вся моя злость сменилась жалостью.

- Перестань, - говорю я. - Перестань. Ты была прекрасной подругой. Давай же, - говорю я, когда она перестаёт плакать. - Всё в порядке.

Даже не заметив, я уже подошла к ней. Когда я её обняла, то почувствовала её выступающие рёбра. Она такая худая, что кажется ненастоящей. Я думаю о птицах, скелетах и побеге.

- Извини, - говорит она снова и отступает, потирая рукой нос. Ариана выглядит уставшей, как будто не спала несколько дней. - Я только что все по глупости испортила.

- Добро пожаловать в клуб, - говорю я, что наконец-то заставляет её засмеяться. Похоже, что резкий, низкогортанный смех Арианы достался ей в наследство от дедушки-дальнобойщика, проехавшего всю страну и курильщика, выкуривающего всю свою жизнь по две пачки сигарет в день.

Фары, ненадолго ослепляя нас из-за поворота, говорят о приближающемся автомобиле. Только тогда я понимаю, какая тишина на улице. Обычно, даже в сумерки, дети носятся по дворам, кричат, играя с мячом, гоняются друг за другом по лесу. Но в тот момент, когда Шерил вытаскивает голову из окна пассажирского сиденья и вопит: «Юуухууу!», я вспоминаю, что мы с папой договорились поужинать сегодня.

Ариана сжимает моё запястье.

- Пойдём гулять, окей? Погуляем, только ты и я. Можем пойти поплавать в «Дринке» или ещё что-то придумаем.

Я состроила гримасу.

- С меня пока хватит «Дринка».

Ариана становится такой огорчённой, что я быстро добавляю.

- Конечно. Что-нибудь придумаем.

Даже произнеся это вслух, всё же я знаю, что этого не будет. Мы никогда не строили планов. Тусоваться с Арианой было частью моего ритма, так же обыденно, как лечь спать. Как будто авария разрезала мою жизнь. Сейчас всё делится на ДО и ПОСЛЕ.

Сигналит папа. Он ещё не выключил фары, и кажется, что мы на экране кино. Ариана поворачивается к машине, поднимает руку к глазам, но не движется. Мои родители всегда любили Ариану, но с тех пор как она сбрила половину волос на первом курсе старшей школы и начала жульничать с мастерами тату, чтобы бесплатно сделать татуировку, они стали испытывать к ней неприязнь. «Какой стыд!», - любит говорить мама. – «Она была такой милой девушкой!»

Сейчас моя очередь извиняться.

- Извини, - говорю я. - Очевидно, папа решил забрать меня на ужин.

Ариана закатывает глаза. Я рада, что она перестала плакать, сейчас она больше похожа на ту, какой была раньше .

- Я понимаю, поверь.

Родители Арианы развелись, когда ей было 5 лет, и с тех пор у нее было отчимов и «дядей» больше, чем я могла вспомнить.

- Не забудь, что я обещала о встрече, ладно? Позвони мне в любое время. Я серьезно.

Она так старалась, что я заставила себя улыбнуться.

- Конечно.

Она поворачивается и идет обратно к своему автомобилю, немного морщась, от света фар автомобиля моего отца. У меня появилось отчаянное желание побежать за ней, скользнуть на переднее сидение её машины и попросить нажать на педаль газа, нырнув в темноту, оставляя папу и Шерил и эту кучу сонных домов и пустых газонов позади.

- Ари! - зову я.

Когда она смотрит, я поднимаю пакет.

- Спасибо.

- Без проблем,- она улыбается, хотя по-прежнему выглядит грустной. - Мне всегда нравилось, когда ты называла меня «Ари».

Затем она уехала. 


Марджи Никольс


        Неужели полиция, наконец, добилась какого-то продвижения в деле Мэдлин Сноу? Источники, близкие к данным о расследовании сообщили репортеру, что мужчина по имени Николас Сандерсон, сорока трёх лет, бухгалтер, имеющий дом в престижном районе на берегу Бухты Герон, представляет некий «интерес» для расследования.


Что же все это значит? Фрэнк Эрнандес, стоящий во главе поисков Мэдлин Сноу, прокомментировал эту ситуацию:


- Мы ищем возможную связь между Сандерсоном и семьей Сноу. Вот и все. Больше ничего сказать не могу.

Больше ничего не может сказать? Неужели? Немного покопавшись в этом деле, я сумела разузнать, что Николас Сандерсон и его жена отдыхают в 70 километрах от места проживания Сноу. Они посещают разные церкви. Мистер или миссис Сноу так же ни разу не пользовались бухгалтерскими услугами Сандерсона. У Николаса Сандерсона нет детей, как и нет никакой связи со Спрингфилдом, где живут Сноу.


Так в чем же заключается их связь? Напишите свое мнение в комментарий.

Это ни о чем не говорит. Сандерсон мог встретить Мэдлин где-угодно - во время отдыха на пляже, шоппинга в Уолмарте, выбирайте. Возможно, он познакомился с ней в сети. У сестры Мэдлин ведь есть машина, да?


комментарий от: bettyb00p в 10:37.

Почему вы считаете, что здесь есть связь? Копы просто хватаются за соломинку, ИМХО.


комментарий от: carolinekinney в 11:15.

Этот парень - монстр!!! Хотел взять с меня 3 тыс., только за одни налоги! Мошенник!


комментарий от: alanovid в 14:36.

bettyb00p , права. В наше время во всем виновата сеть. Мэдлин сидит в Фэйсбуке?


комментарий от: runner88 в 15:45.

Ее там нет. Я проверила.


комментарий от: carolinekinney в 15:57.

Даже если и так, эти извращенцы всегда находят какой-то способ.


комментарий от: bettyb00p в 16:02.

Посмотреть остальные 107 комментариев


14 февраля: запись в дневнике Дары | Исчезающие Девушки (ЛП) | 23 июля: Дара, время 20:30