home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Проснулась Стефани в семь, а в половине восьмого уже выехала в Атланту. Зарегистрировалась в отеле «Ритц-Карлтон» на Пичтри-стрит, который рекомендовал Чейз. Там действительно оказалось замечательно, а из окна комнаты открывался чудесный пейзаж. Остаток дня она провела, гуляя по городу и ожидая, пока Майкл закончит работу. Встреча состоялась в шесть вечера в холле отеля.

Аманда тоже пришла – как всегда, безупречно ухоженная и элегантно одетая. Работа в команде «Атланта Брэйвз» вынуждала Майкла неизменно носить костюм и галстук, а Аманда работала в рекламном агентстве младшим копирайтером, что следовало считать хорошим местом. Она была умной девочкой и окончила Университет Дьюка, но в характере ее то и дело проявлялись резкость и коварство, которые Стефани не могла принять. К тому же Аманда была особой амбициозной и очень требовательной по отношению к Майклу. Каждый из молодых людей имел квартиру в районе Атлантик Стейшн, но вот уже два года почти все вечера они проводили вместе, причем у Майкла. Время от времени он заводил разговор о совместном проживании, но, к огромному облегчению матери, никаких конкретных шагов не предпринимал. Стефани все еще надеялась, что когда-нибудь пара расстанется, так что проще было каждому оставаться в своей квартире.

Аманда постоянно уговаривала Майкла найти более выгодную работу и купить общую квартиру или дом, однако молодой человек не хотел расставаться с любимой командой. За три года после окончания колледжа он отлично преуспел. Стефани гордилась успехами сына и считала, что он относится к Аманде лучше, чем та заслуживает. Мать девушки успешно торговала недвижимостью, а отец служил в банке. Старшие брат и сестра добились успеха в бизнесе и уже завели собственные семьи. Для этих людей деньги решали все.

– Где хотите пообедать? – спросила Стефани, и Аманда тут же предложила «Вакханалию» – дорогой ресторан, где они уже не раз бывали. Майкл предпочел бы место попроще, но возражать не стал. Агрессивная жадность, столь типичная для Аманды, раздражала Стефани и вселяла тревогу.

Все трое уже сидели за столом, когда Майкл поинтересовался, что мама делает в этих краях. Вчера, когда она вдруг позвонила и предложила приехать в Атланту, он удивился и даже испугался.

– Откровенно говоря, я все еще не в своей тарелке, – призналась Стефани, и сын прекрасно понял, почему. – Подруга по колледжу, которая живет в Нэшвилле, пригласила погостить. Мы сто лет не виделись, вот я и подумала, что неплохо было бы съездить, тем более что заодно можно навестить тебя. – Переезд через всю страну ради встречи с давно забытой подругой казался поступком настолько диким, что Майкл не знал, как реагировать. Он привык, что мама всегда остается на одном месте. Стефани никогда не уезжала далеко от дома, тем более одна. Даже пока был жив отец, супруги совершали лишь скромные прогулки в Тахо, Санта-Барбару, Лос-Анджелес и Палм-Спрингс. Время от времени летали в Нью-Йорк, чтобы навестить дочерей, да еще раз в несколько лет путешествовали по Европе. Трудно было представить, что мама в полном одиночестве приехала на машине из города Сан-Франциско, штат Калифорния, в город Нэшвилл, штат Теннесси. Впрочем, выглядела она хорошо и уверяла, что отлично проводит время.

– Вчера побывали в Грейсленде, – сообщила Стефани, чем еще больше удивила сына.

– В Грейсленде? – недоверчиво переспросил Майкл. – С каких пор ты заинтересовалась Элвисом Пресли?

Артист умер, когда Стефани было двенадцать лет, и сын ни разу не замечал, чтобы мама слушала его песни. Она больше любила баллады, а иногда вместе с детьми слушала рэп.

– Подруга предложила, и я подумала, что будет интересно увидеть дом и понять, как жил великий человек. К тому же Нэшвилл – столица музыки кантри. Кстати, подруга познакомила меня с Чейзом Тейлором. В субботу он дает концерт и приглашает вас обоих – с контрамарками, пропуском за кулисы и прочими радостями. Думаю, будет очень интересно. Если захотите, пойду вместе с вами.

– Надолго ты задержишься в Нэшвилле, мам?

– Еще на несколько дней, не больше. Если соберетесь на концерт, дождусь субботы, а потом заеду в Нью-Йорк, встречусь с Луизой и вернусь домой.

– Одна?

Стефани кивнула.

– После смерти папы ты стала настоящей путешественницей. – Майкл снова удивился и слегка встревожился. И это притом что Стефани ни словом не обмолвилась ни о Лас-Вегасе, ни о Большом каньоне, где встретила Чейза.

– Дома совсем нечем заняться, кроме волонтерской работы в приюте. Но она плохо организована, – честно призналась Стефани. – Вы все уехали, а папа… больше там нечего делать. Все подруги замужем и озабочены собственной жизнью. Очень хочу найти работу. – Майклу внезапно стало жалко мать, и Стефани заметила в его взгляде раскаяние.

– Прости, мама, – тихо произнес он и в эту минуту стал так на нее похож, что Стефани изумилась. Высокий, худощавый, спортивный, со светлыми волосами и голубыми глазами, сын представлял ее мужское воплощение. Окружающие часто об этом говорили, а в эту минуту, когда он с жалостью смотрел через стол, Стефани и сама заметила очевидное сходство. Только сейчас Майкл осознал, что мать настолько одинока, что готова исколесить всю страну, чтобы повидать сына, дочь и давнюю подругу, с которой не встречалась много лет. Он волновался, как она поедет домой одна, и поэтому совсем забыл о приглашении на концерт.

– Мне здесь интересно, – искренне призналась Стефани, но не решилась добавить, что боится вернуться домой. – Так как же насчет субботнего концерта? Чейз Тейлор оказался очень приятным человеком. К тому же звезда первой величины. – Она радовалась, что сын не спросил, как зовут подругу; пришлось бы срочно придумывать имя и фамилию.

– Да, действительно, – согласился Майкл. – А ты давно интересуешься кантри-музыкой? – Мама предстала перед ним в новом свете.

– Не то чтобы очень интересуюсь, – честно ответила Стефани. Она никогда не лгала детям и уже успела устать от необходимости скрывать правду. К сожалению, выбора не было. Сын ни за что бы не понял и не принял историю о случайной встрече в Большом каньоне и о том, что Чейз успел стать для нее очень значимым человеком. К тому же после смерти отца и мужа прошло слишком мало времени, чтобы думать о другом мужчине.

– Но в Нэшвилле музыка повсюду, – добавила она. – Так что же, приедете?

Аманде идея понравилась. Особенно заманчиво выглядел пропуск за кулисы. Да и перспектива провести выходные с матерью Майкла сулила солидные дивиденды. Сам же он пока еще сомневался, хотя возможность снова встретиться со Стефани казалась привлекательной.

– Можно ответить завтра, мам? В выходные команда играет на выезде, но у нас уже сложились кое-какие планы.

– Конечно, дорогой. Тейлор любезно предложил билеты, но о решении можно сообщить и завтра. – Она постаралась говорить небрежно.

– Буду очень рад встретиться с твоей приятельницей, – с энтузиазмом добавил Майкл, стараясь показать, что небезразличен к ее жизни.

Стефани понимала, что, если сын появится на концерте, придется выдумать легенду о том, куда внезапно исчезла мифическая подруга. Можно будет сказать, что та плохо себя чувствует. Впрочем, еще неизвестно, решится ли Майкл приехать в Нэшвилл, хотя она с радостью познакомила бы его с Чейзом. Стефани гордилась сыном. Она улыбнулась ему через стол и взглянула на Аманду. Хорошенькая девушка с темными волосами и глазами представляла полную противоположность Майклу. Во внешности и манерах присутствовала решительность – как будто она постоянно держала жениха под контролем. Стефани эта черта характера очень не нравилась. Аманда выглядела старше своих лет и стремилась устроить личную жизнь, в то время как Майкл только начинал путь, оставаясь невинным юношей. По сравнению с ним Аманда казалась зрелой женщиной.

Они очаровательно провели вечер. Тепло попрощавшись, молодые люди отправились домой, а Стефани вернулась в отель. Утром она собиралась в обратный путь – в Нэшвилл, – поскольку сын сказал, что завтра будет занят с утра до позднего вечера. По дороге Майкл заговорил с Амандой о матери.

– Волнуюсь за нее. Пытается показать, что все в порядке, но на самом деле отчаянно страдает. – Он чувствовал состояние Стефани. – Без отца совсем растерялась.

– Не говори ерунды, – уверенно возразила Аманда. – Никогда еще твоя мама не выглядела так хорошо. Она – по-настоящему красивая женщина, и скоро в ее жизни появится новый мужчина. Готова поспорить, что долго ждать не придется.

– Ты не знаешь маму. Она любила отца и была ему предана. Уверен, что замуж она больше не выйдет и другого мужчины у нее никогда не будет.

– В сорок восемь лет? – Аманда рассмеялась. – Размечтался! Хороша собой и при этом состоятельна. Не пройдет и года, как ее приберут к рукам. – Майкл пристально смотрел вперед, на дорогу и молчал. – Только представь, насколько независимой она оказалась. Одна колесит по всей стране.

– Вот это как раз и свидетельствует о крайней степени отчаяния, – процедил Майкл сквозь стиснутые зубы. – Одна не любит ездить даже в Тахо.

Аманда его не слушала и не уловила в голосе тревоги.

– Возможно, после смерти мужа перевернула новую страницу жизни, – бесцеремонно возразила она. – По-моему, так и надо. Подумай только, с какими интересными людьми встречается. Так что же будем делать с субботним концертом?

– Честно говоря, я не большой поклонник музыки кантри. А ты?

– Какая разница? Главное, что есть контрамарки и пропуск за кулисы для встречи с Чейзом Тейлором.

– Пожалуй, ты права, – без энтузиазма согласился Майкл.

– А я хочу поехать. К тому же будет приятно снова встретиться с твоей мамой. Зачем упускать возможность?

– Хорошо, завтра ей позвоню, – недовольно пообещал Майкл.

Стефани тем временем разговаривала по телефону с Чейзом.

– Как прошла встреча? – поинтересовался он.

– Все хорошо, если не обращать внимания на неусыпный контроль Аманды. Не покидает чувство, что решительная девица держит Майкла за горло и управляет его жизнью.

– А на концерт ты его пригласила?

– Да. Обещал дать ответ завтра. Но она, кажется, очень хочет с тобой встретиться.

– Что ж, отлично. В таком случае у меня появится возможность познакомиться с обоими и составить собственное мнение о персике из Джорджии. Ну и, разумеется, поделиться этим мнением с тобой.

– Надеюсь, что приедут. – Стефани мечтала снова встретиться с сыном и на всякий случай заранее забронировала номер в отеле «Хермитедж». – А я вернусь в Нэшвилл завтра к ланчу.

– Значит, заеду за тобой во второй половине дня и привезу к себе, – решил Чейз. – На вечер намечена репетиция к концерту.

– Что ж, план готов, так что до встречи, – с готовностью согласилась Стефани. Отложила телефон и снова задумалась о сыне. Как бы вежливо и обходительно ни держалась Аманда, сердце к ней все равно не лежало. Майклу приходилось выполнять все желания подруги: еще не став женой, она уверенно командовала парадом.


Майкл позвонил, как только Стефани вернулась в Нэшвилл, в ставший почти родным отель «Хермитедж». Сообщил, что они решили приехать на концерт, и честно признался, что Аманда хочет познакомиться с Чейзом Тейлором.

– Он приятный человек. Думаю, что тебе понравится. А музыка его по-настоящему хороша. – Стефани не стала рассказывать, что помогла сочинить слова к одной из новых песен, что присутствовала на записи альбома и даже в Нэшвилл отправилась по приглашению артиста и вместе с ним. Знать все это сыну было незачем. Во всяком случае, пока.

Майкл предупредил, что они с Амандой приедут в субботу днем, и Стефани пообещала встретить их в отеле. Чейзу в это время предстояло присутствовать на Бриджстоун-арене, где каждый год проводилась церемония вручения наград Ассоциации музыки кантри. Но его концерт проходил независимо и был организован знаменитым продюсером. Тейлор любил огромный зал и радовался предстоящему выступлению.

А Стефани радовалась новой встрече с Чейзом и первым делом сообщила ему о том, что Майкл с благодарностью принял приглашение. Чейз уже успел соскучиться и, едва отъехав от отеля, с чувством поцеловал. По дороге возбужденно рассказывал о подготовке к концерту и рассердился, увидев перед собственным домом дюжину зевак с картой в руках. Карты с обозначением жилищ знаменитых артистов свободно продавались в экскурсионном центре и в музыкальном магазине Эрнеста Табба. Раздраженно взглянув на туристов, он проехал мимо и свернул за угол, к воротам Сэнди. Ее машины на месте не было, а значит, не было и ее самой. Чейз проехал мимо пряничного домика и поставил «Шевроле Корвет» в гараж. Жить в закрытом квартале или за высоким забором было бы проще, но он любил свой дом и мирился с наскоками любопытных бездельников и даже с назойливым присутствием автобусов. С улицы все равно ничего видно не было, так как окна фасада не только были снабжены пуленепробиваемыми стеклами, но и предусмотрительно защищены зеркальным напылением. Необходимость тратить время и деньги на собственную безопасность показалась Стефани печальной, но Чейз считал это лишь неизбежной платой за признание и славу.

Они задержались на кухне, где Чейз проверил электронную почту и сразу ответил на некоторые из писем. Вскоре заглянула Ванда, чтобы поздороваться со Стиви. Гостья уже стала своим человеком в доме, так что ассистентка успела к ней привыкнуть и, в свою очередь, не могла не заметить глубокую симпатию Чейза. Спустя некоторое время в студии собрались музыканты. Началась репетиция, продолжавшаяся до полуночи с небольшим перерывом на ужин. Чейз сочинил одну новую песню для Сэнди и две для себя. Все согласились, что концерт должен получиться свежим и сильным, а Стефани с особым интересом услышала новые песни. Во время перерыва Чейз шепнул, что одна из этих песен рассказывает о ней, а называется «Деревенский парень и леди». Сочинил он ее, вернувшись в Нэшвилл из Лас-Вегаса, вдохновленный новым знакомством, и в субботу собирался впервые представить слушателям. И стихи, и мелодия показались Стефани прекрасными.

После репетиции Чейз отвез ее в отель, и они снова долго целовались в машине, словно подростки. Огонь разгорался все ярче.

На следующий день в отель «Хермитедж» приехали Майкл и Аманда. Майкл радовался встрече с мамой, а Аманда с нетерпением ждала начала концерта. Втроем они побродили по городу, заглянули в кафе, где звучала живая музыка. Как бы между прочим Майкл спросил о подруге, с которой мечтал познакомиться. Стефани посмотрела на сына с глубоким разочарованием, проявив актерские способности, о существовании которых даже не подозревала.

– Такая жалость! Вчера вечером бедняжка свалилась с гриппом и теперь лежит пластом. Я жутко расстроена. Очень хотела, чтобы вы встретились, хотя порою она рассказывает обо мне такие истории, которые тебе лучше не слышать. – Стефани улыбнулась. – Но, к счастью, Чейз Тейлор уже приготовил для нас контрамарки и пропуска. Так что можно не волноваться.

– Жаль, что она заболела, – посетовал Майкл, простодушно приняв историю за чистую монету. Ему и в голову не приходило, что мама способна лгать, а уж тем более поддерживать близкие отношения с известным исполнителем музыки кантри. Оба факта показались бы невероятными, так что Стефани чувствовала себя виноватой и надеялась, что они с Чейзом ничем себя не выдадут. Она предусмотрительно поделилась с ним выдуманной историей, и друзья даже сочинили для несуществующей подруги имя и фамилию: Лаура Перкинс. Версия показалась обоим вполне убедительной, и Майкл действительно ни на миг не усомнился.

Стефани, Майкл и Аманда пообедали в ресторане отеля, а в восемь часов отправились на Бриджстоун-арену, где Чейз Тейлор уже семь часов подряд репетировал и готовил к выступлению аппаратуру. Он всегда сам следил за расстановкой и настройкой оборудования, не доверяя ни продюсерам, ни руководству зала. За гостями он отправил машину с водителем, но Майкл решил, что поездку организовала мама. Капельдинер предусмотрительно проводил почетных зрителей в середину первого ряда, как раз напротив солиста. Аманда сгорала от восторженного нетерпения и даже несколько раз звонила приятельницам, чтобы рассказать о концерте и о предстоящей встрече с самим Тейлором.

– Не подозревал, что ты так его любишь, – удивленно заметил Майкл.

– Шутишь? Он же великолепен! – заявила Аманда с тяжелым южным акцентом. Она не раз подчеркивала, что мужчины с юга намного красивее янки, и при этом обязательно добавляла: – Разумеется, за исключением Майкла.

Впрочем, комплимент никогда не звучал вполне искренне. Аманда заговорила со Стефани, а Майкл погрузился в смартфон, чтобы проверить счет в бейсбольном матче. Команда «Атланта Брэйвз» играла в Филадельфии, но, к счастью, в этот раз ему ехать не пришлось, хотя, как правило, Майкл сопровождал спортсменов на все матчи. Аманда любила путешествовать вместе с женихом и останавливаться в роскошных отелях, оплаченных руководством команды. Номер в «Хермитедже» ей тоже очень понравился: Стефани никогда не скупилась. Аманда принимала щедрость как само собой разумеющееся, хотя Стефани старалась исключительно ради сына.

Зал был полон. Концерт, назначенный на половину девятого, начался только в девять. Стефани встревожилась, не случилось ли какой-нибудь неприятности, но пройти за сцену и выяснить причину задержки не решилась. Утром Сэнди чувствовала себя неважно и жаловалась на тошноту. Оставалось лишь надеяться, что она не заболела. В последний раз Стефани беседовала с Чейзом перед обедом, и тот сказал, что все в порядке. Он явно спешил, так что телефонный разговор получился коротким. Впрочем, дать волю нервам Стефани не успела: свет в зале погас, и на сцену вышла разогревающая группа Бобби Джо. Молодые музыканты сыграли несколько песен, а вслед за ними появился основной состав. Сквозь динамики полился мощный звуковой поток, а мгновение спустя Чейз Тейлор с магической силой завладел вниманием публики. Он начал выступление с одной из новых песен, а вторую – посвященную Стефани – исполнил в самом конце. Успех оказался оглушительным.

Стефани видела, что Аманда сидит словно загипнотизированная, да и Майкл слушал с искренним наслаждением. Концерт прошел потрясающе: публика аплодировала, кричала и требовала продолжения. Чейз спел еще три песни, низко поклонился и ушел, сопровождаемый светом прожектора. Выступление произвело ни с чем не сравнимое впечатление: Аманда подпрыгивала от восторга и бурно аплодировала. Едва в зале вспыхнул свет, подошел капельдинер и пригласил гостей за кулисы. Во время концерта Чейз несколько раз прямо смотрел на Стефани, не скрывая чувств, но все вокруг решили, что это не больше чем художественный прием. Она одна знала, что означают пылкие взгляды и кому посвящена последняя песня. Оставалось лишь надеяться, что Майкл ни о чем не догадается. Впрочем, с какой стати он должен догадаться?

Капельдинер проводил гостей за кулисы, к трейлеру, установленному специально для солиста, – не менее роскошному, чем его автобус. Аманда восхищенно смотрела по сторонам, а Стефани поспешила представить Чейзу своих спутников.

– Спасибо за то, что смогли приехать на концерт, – поблагодарил артист изумленного Майкла.

– Вам большое спасибо за билеты, – вежливо ответил молодой человек. Несколько минут они говорили о бейсболе, и Чейз признался, что давно болеет за «Атланта Брэйвз». Он радушно принял гостей, а беседуя со Стефани, ни единым намеком не выдал близких отношений. Больше того, искусно поддержал игру, посетовав на внезапную болезнь Лауры и выразив надежду на скорое выздоровление. Стефани заверила его, что у подруги всего лишь обычный грипп, и в эту минуту в трейлер ворвалась разъяренная Сэнди. Не замечая никого вокруг и даже не поздоровавшись со Стефани, девушка бросилась к Чейзу. Переодеться она не успела и прибежала в блестящей ковбойской рубашке и узких джинсах, с распущенными по плечам длинными светлыми волосами. Майкл, не отрываясь, смотрел на разгневанную красавицу.

– Бобби Джо – самый настоящий козел! – заявила она, немало удивив даже самого Чейза. – Уверяет, что всю первую половину концерта я пела фальшиво, а в последней песне и вообще потеряла тональность! – Опекун постарался сохранить спокойствие. Парень снова умирал от зависти и пытался испортить Сэнди праздник, но она пока этого не понимала.

– Не волнуйся, ты пела превосходно! – возразил он. – Если бы произошло что-нибудь подобное, я бы сразу сделал замечание. Бобби Джо просто ревнует, тем более что из-за новых песен пришлось сократить его программу. Бесится и хочет выместить зло на тебе. – Успокоив подопечную, Чейз напомнил ей о манерах. – Сэнди, у нас гости. Познакомься с Майклом, сыном Стефани, и Амандой, его подругой.

Обязательную церемонию артист провел серьезно и даже торжественно, взглядом приказав Сэнди не говорить лишнего. Умная девушка мгновенно все поняла.

– Ой, привет! – смущенно поздоровалась она. – Извините за истерику. Просто мой парень считает, что я пою отвратительно. – Она смотрела на Майкла снизу вверх и думала, что в жизни не встречала такого красивого мужчину. Конечно, если не считать Чейза.

– Вы поете фантастически, – заверил Майкл, не в силах отвести взгляд. Стефани показалось, что от сына летят искры, а вот Аманда в это время пыталась обворожить Чейза и ничего не заметила. Она стояла спиной к Майклу и не видела его реакции. Но Чейз не пропустил решающего момента и понял, что между молодыми людьми произошло что-то важное.

– Надо будет заняться этой песней, – неопределенно произнесла Сэнди, кажется, сама не замечая, что говорит. А Майклу и вообще все вдруг стало безразлично. – Вы живете в Атланте?

– Да. Работаю в команде «Атланта Брэйвз».

– Люблю бейсбол, – призналась Сэнди. В эту минуту она выглядела южанкой в большей степени, чем Аманда, которая упорно пыталась очаровать Чейза. Он, в свою очередь, развлекал ее, чтобы Майкл и Сэнди могли поговорить. Они со Стефани играли в одной команде.

– Вам обязательно нужно приехать в Атланту на домашнюю игру, – пригласил Майкл, прожигая Сэнди взглядом и совсем забыв об Аманде.

– С радостью, – тут же согласилась девушка, ни на миг не вспомнив ни о сопернице, ни о Бобби Джо. Оба никого не замечали, словно остались в комнате вдвоем. Вскоре в трейлер пришли музыканты. Чейза тут же отвлекли, Сэнди куда-то увели, и Стефани поспешила закончить встречу. Майкл выглядел ошеломленным. Аманда без умолку болтала о том, как великолепен и очарователен Чейз Тейлор, но он, кажется, не слышал ни слова. Смотрел на мать пустыми глазами, как будто появление Сэнди ослепило и оглушило. Девушка была моложе на целых семь лет – ей недавно исполнилось восемнадцать – но это обстоятельство нисколько его не смущало. Он в жизни не встречал никого красивее и обворожительнее.

Они вернулись в отель, немного посидели в Оук-баре, и за все это время Майкл не произнес ни слова.

– Ты хорошо себя чувствуешь, дорогой? – осведомилась мать, и он коротко кивнул:

– Нормально. Мы проиграли в Филадельфии.

– О, какая жалость! – воскликнула Стефани, хотя оба отлично понимали, что думает он вовсе не о команде «Атланта Брэйвз», но сказать матери хотя бы слово правды не может. Он понятия не имел, как хорошо она знакома с Сэнди. Аманда тем временем продолжала воспевать достоинства Чейза.

Наконец молодые люди встали, чтобы подняться в свой номер, и Аманда рассыпалась в благодарностях за приглашение и билеты. Майкл лишь коротко заявил, что устал, и поспешил уйти.

Стефани вернулась в номер, легла на кровать и включила телевизор. Через два часа позвонил Чейз. Он только что выехал домой, а ребята все еще разбирали аппаратуру. Артист провел в зале четырнадцать часов и чувствовал себя выпотрошенным. Но концерт прошел блестяще.

– Это было гениально, – с чувством призналась Стефани, поспешно выключив телевизор. Ее радовало, что сын не заметил их отношений: из уважения к любимой Чейз безупречно сыграл отведенную ему роль.

– Да, неплохо получилось, – согласился он. Стояла чудесная июньская ночь, и он ехал в «Шевроле Корвет», откинув верх. – По-моему, даже возникла какая-то магия.

– Мне очень понравилась наша песня, – призналась Стефани, глубоко тронутая тем, что он сочинил для нее музыку и слова, а спел, глядя в глаза.

– И мне тоже. Но я не о том, а о встрече в трейлере. Когда вошла Сэнди, твой сын едва не упал в обморок. Сразу зачирикали птицы, зазвучала арфа, запели скрипки. Они смотрели друг на друга, как заколдованные. Ну, а я попытался как мог отвлечь назойливую мисс Персик, чтобы она ничего не заметила.

Стефани рассмеялась.

– А я-то, честно говоря, решила, что ты влюбился с первого взгляда.

– Невозможно. К тому же знаю, как ты к ней относишься, и понимаю тип. Девушка жадная и при этом скрытная. Даже при первом знакомстве чувствуется, что ее главная цель – деньги. Только и говорит о том, у кого что есть. Но, похоже, сегодня между Майклом и Сэнди что-то произошло. Надеюсь, парень сообразит, как поступить дальше.

– Сомневаюсь. Он безоговорочно предан Аманде, хотя, как ни удивительно, я даже не уверена, что любит ее.

– И все-таки что-то случилось, – настойчиво повторил Чейз, полагаясь на инстинкт. Стефани очень хотела верить, что так оно и есть. – Встреча напоминала кадры из фильма. Он мгновенно потерял голову, да и она тоже забыла обо всем. Подумать только, Сэнди уверяла, что любит бейсбол – притом что не в состоянии отличить мяч от биты. – Стефани засмеялась и спросила себя, действительно ли Чейз прав и встреча может что-то изменить. Верилось с трудом, но ведь и они тоже встретились случайно. – Сможешь подсунуть ему ее номер?

– Понятия не имею, как это сделать и под каким предлогом, – растерянно призналась Стефани.

– Предложи Майклу пригласить Сэнди на матч, – просто посоветовал Чейз.

– Пытаешься организовать роман между своей подопечной и моим сыном? – лукаво осведомилась Стефани.

– Именно этим и занимаюсь, – беззастенчиво подтвердил Чейз. – Если получится, окажу тебе огромную услугу.

– Это точно. А я останусь перед тобой в долгу!

– Когда-нибудь обязательно потребую расплаты.

Они снова заговорили о концерте. Чейз остался доволен выступлением и собирался хорошенько выспаться. Обещал позвонить сразу, как только проснется.

Стефани собиралась встретиться с Майклом и Амандой за поздним завтраком, прежде чем они отправятся в обратный путь.

Утром в ресторане Майкл по-прежнему выглядел рассеянным и почти все время молчал, а Аманда продолжала бесконечно щебетать об очаровании Чейза, о его необыкновенной мужской привлекательности и несравненном таланте. Она снова поблагодарила Стефани за билеты и поднялась в номер, чтобы сложить вещи и почистить зубы перед дорогой. Майкл наконец-то остался наедине с матерью.

– Мам, – серьезно начал он, и Стефани вдруг испугалась, что сын все-таки спросит, как она познакомилась с Чейзом. Но ведь вчера ни один из них не нарушил конспирации! – У тебя, разумеется, нет телефона его дочери? – Он не верил, что подобное чудо возможно, но все-таки решил спросить. Казалось, еще немного, и парень погибнет от отчаяния.

– Знаешь, что забавно? Как раз есть. Когда Лаура познакомила меня с Чейзом, Сэнди была с ним и дала свой номер. Кстати, она ему не дочь. Тейлор просто опекает девочку. Мать она почти не помнит, а когда умер отец, ей было пятнадцать лет.

– А сколько ей лет сейчас? – с тревогой уточнил Майкл, опасаясь, что девушке может оказаться шестнадцать или семнадцать. Выглядела она почти подростком.

– Восемнадцать.

– Во всяком случае, совершеннолетняя, – усмехнулся Майкл, а мать не произнесла ни слова. Интерес сына несказанно обрадовал. Что, если Чейз не ошибся? К тому же вчера во время встречи в трейлере она и сама заметила промелькнувшую между молодыми людьми искру. Стефани нашла в телефоне номер Сэнди и отправила Майклу. А спустя секунду показалась Аманда с дорожной сумкой в руках.

Стефани проводила обоих к машине, обняла сына и поблагодарила за встречу.

– Очень рад, что приехал, – ответил Майкл и взглянул с особым выражением. Стефани кивнула и обняла еще раз. В присутствии Аманды невозможно было упомянуть о Сэнди, но она надеялась, что Майкл все-таки решится и позвонит. Подталкивать к знакомству было бы ошибкой: мужчина должен отвечать за свои действия. И все же хотелось верить, что магия действительно присутствовала. Об этом Стефани мечтала даже больше, чем о Чейзе. Майкл только начинал свою жизнь, и было страшно, что проведет он ее рядом с женщиной, которая его не любит, а рассматривает как выгодную добычу. За три года Аманда сумела в этом убедить.

Стефани помахала вслед отъезжавшей машине и вернулась в номер. Вскоре позвонил Чейз и пригласил провести воскресенье вместе, возле бассейна. Когда день уже клонился к вечеру, заговорил на болезненную тему.

– Когда собираешься вернуться в Сан-Франциско, Стиви? – Он знал, что она уже думает об отъезде. Согласилась задержаться ради концерта и встречи с сыном, но теперь все поводы оказались исчерпанными. Утром Стефани позвонила старшей дочери, и Луиза сказала, что сможет встретиться с матерью только в четверг. Это означало, что из Нэшвилла необходимо выехать во вторник, чтобы за два дня добраться до Нью-Йорка. Таким образом, с Чейзом можно было провести еще один день, а потом предстояло вернуться к реальности и отправиться в путь. Простая арифметика опечалила обоих, а Чейз понял, что придется выдумать предлог для возвращения, причем как можно скорее. Или самому отправиться в Калифорнию. Жизни без Стефани он уже не представлял.

– Выеду во вторник утром, – грустно поведала она, – чтобы к вечеру среды попасть в Нью-Йорк. В четверг встречусь с Луизой, а в пятницу отправлюсь в Калифорнию.

– Уверена, что не хочешь вернуться на автобусе?

Теперь он беспокоился за нее еще больше, чем раньше. Но Стефани заверила, что отлично справится.

– Я уже взрослая девочка, – улыбнулась она. – Никогда еще не делала ничего подобного, но хочу попробовать, тем более что в дороге можно спокойно подумать. – А подумать Стефани мечтала о нем, о своей жизни и о том, куда двигаться дальше.

– Всегда сможешь вернуться сюда, – с надеждой произнес Чейз, хотя и сам понимал, что она этого не сделает, во всяком случае, в ближайшее время. Понимал и то, что должен дать Стиви время, чтобы оценить настоящее и представить будущее, хотя долго существовать без нее не мог: она уже слишком много для него значила.

– Вернусь в Нэшвилл, – пообещала Стефани, – вот только не знаю, когда.

– А я могу приехать к тебе.

– Буду рада, – спокойно ответила она. Приезд в Сан-Франциско сделал бы Чейза частью настоящей жизни, а не фантазией и не волшебным сном. Правда выглядела слишком красивой, чтобы оставаться реальностью. Возвращаясь домой, Стефани запуталась в дорожных указателях и поехала в Лас-Вегас, а оттуда в Большой каньон, где встретила знаменитого певца, звезду музыки кантри, и с тех пор колесила по стране вместе с этим человеком: сначала обратно в Вегас, а потом на юго-восток, в Нэшвилл, где промелькнули самые счастливые дни ее жизни. И вот, наконец, настало время отправиться в Сан-Франциско, чтобы понять, кто она такая и чего стоит без Билла. Для того чтобы шагнуть навстречу новому человеку, надо было окончательно расстаться с мужем. Стефани понимала, что готова полюбить Чейза, но не знала, имеет ли право дать волю новому чувству.

Она так долго жила в услужении, что теперь, против собственной воли оказавшись на свободе, потеряла себя. К Чейзу хотелось вернуться полноценным человеком, чтобы по привычке не превратиться в его тень. Собственной тени она, кажется, совсем не имела, а те ценности, которые поддерживали существование и идентичность, внезапно испарились. Она потеряла роль жены – главную на протяжении двадцати шести лет. Потеряла роль матери, так как дети выросли и больше не нуждались в заботе. Давным-давно, еще в молодости, потеряла карьеру. Жила в пустом доме в Сан-Франциско, а с друзьями чувствовала себя пятым колесом. И все же не имела права трусливо сбежать на юг, в прекрасный город Нэшвилл, чтобы раствориться в наполненной творчеством жизни Чейза Тейлора. Предстояло выяснить, кто она такая, понять себя, осознать собственную свободу, а не прятаться за его могучей волей. Все это Стефани спокойно объяснила Чейзу, пока они вместе готовили обед, а потом долго сидели на кухне и разговаривали. Он все понял, но испугался, хотя постарался скрыть страх.

– Буду тебя ждать, – ответил Чейз спокойно и уверенно, хотя в душе не ощущал ни спокойствия, ни уверенности. Вдруг Стефани решит, что прежняя жизнь в родном городе и в родном доме, со старыми друзьями, но без него устраивает ее больше? А ведь он мечтал разделить с ней свой мир. Но Стефани в полной мере обладала внутренним достоинством и стремилась найти собственную цель в жизни, а не зависеть от близкого человека и не следовать за ним подобно тени. Чейз любил ее за это. Любил такой, какой она была, и надеялся, что Стефани сумеет найти выход из лабиринта и вернется к нему. Сейчас он мечтал только об этом.


Глава 11 | Музыка души | Глава 13