home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

После встречи с Сэнди жизнь в Атланте изменилась. Вернувшись из Хьюстона в воскресенье вечером, Аманда обнаружила Майкла холодным, замкнутым и отстраненным. Он готовился к серьезному выяснению отношений, но со дня на день откладывал разговор, опасаясь, что не найдет достаточно убедительных доводов для окончательного разрыва.

Она ничего не сказала насчет дурного настроения жениха в последние дни: решила, что тот погружен в работу или просто не в духе. А Майкл тем временем придумывал, что и как сказать.

– В чем дело? – не выдержав, спросила Аманда в пятницу вечером, когда они вышли из дома, чтобы пообедать в ресторане, а потом встретиться с друзьями в ночном клубе. – Неприятности на работе?

– Нет, просто устал. – Майкл упорно отводил взгляд.

– Ты всю неделю какой-то странный. Может быть, плохо себя чувствуешь?

– Нет-нет, все в порядке. – Но в разговоре с Сэнди Майкл выразил подсознательное ощущение, в котором прежде не признавался даже себе самому: жениться на Аманде, провести вместе с ней жизнь и родить детей он не мог. Они оказались слишком разными, и ее амбиции никак не сочетались с его представлениями о счастье. Как ни старомодно это звучало, но Майкл мечтал о жене, хотя бы отдаленно напоминающей его мать. Аманда оценивала все вокруг исключительно с точки зрения инвестиций – будь то время, энергия или материальные блага – и не принимала в расчет людей, с которыми имела дело. Она была не женщиной с любящим сердцем, а красиво упакованным устройством для производства денег. Говорила не о своем чувстве к Майклу, а о том, что им удастся сделать, объединив доходы. Слушать меркантильные рассуждения молодой человек больше не мог. Как ни сложно было это признать, но терпение его иссякло. Оставалось справиться с самой трудной задачей – поставить в известность Аманду.

Во время обеда она не переставала говорить о доме, который собиралась купить вместе с Майклом, хотя и чувствовала, что он думает о чем-то другом. Всю неделю они с Сэнди обменивались сообщениями, а сегодня, придя домой раньше Аманды, Майкл осмелился позвонить. Вообще-то звонки до выяснения отношений с Амандой казались ему лишними, а вот сообщения выглядели вполне невинно. Тонкие нюансы современных технологий диктовали строгие условия: отправить электронное письмо казалось недопустимым. Что-то обещать или приглашать Сэнди в Атланту до полного освобождения Майкл не считал возможным. Аманда по-прежнему мечтала купить общий дом, а когда-нибудь и выйти замуж. Обручены они не были, и все же она считала его связанным обязательствами и ожидала многого. Аманда оказалась слишком амбициозной, требовательной и взрослой. По сравнению с ней Сэнди выглядела неотразимым маленьким эльфом. После отъезда Майкл то и дело представлял ее в простом розовом платье и балетках: внешность юной красавицы сочеталась с женской притягательностью. Майкл сгорал от вожделения. По ночам, лежа рядом с Амандой, он думал только о Сэнди и опасался, что выдаст себя прежде, чем удастся поставить точку. Она уже заподозрила неладное, но пока не понимала, что именно произошло.

– Как ты считаешь, имеет смысл отправиться на поиски дома уже в эти выходные? – Сейчас Аманда напоминала собаку с любимой костью в зубах. – Я смотрела в Интернете: в Бакхеде есть три готовых к продаже особняка, причем по очень разумной цене. Упускать случай нельзя.

Майкл знал, что Бакхед – красивый, весьма респектабельный квартал Атланты, но его туда не тянуло: в подобных местах селились солидные люди, сумевшие сколотить крупное состояние.

– Я не готов к покупке дома, – отрезал он, и Аманда взглянула с изумлением.

– Разве? Но почему? – Своей репликой она только что распахнула ворота для решительного объяснения, но начать разговор Майкл боялся, хотя и понимал, что сделать важный шаг придется – ради общего блага.

– Слишком большая ответственность, – пояснил он. – А вдруг кто-то из нас потеряет работу? Как тогда платить по ипотеке? – Вопрос тревожил даже безотносительно к Сэнди.

– Мой папа обещает помочь. – Аманда прищурилась и взглянула с подозрением: – Может быть, у тебя появились сомнения в нашем совместном будущем? – Раньше ей и в голову не приходило ничего подобного, но сейчас возникло тяжелое предчувствие. Майкл всегда казался таким крепким, надежным и основательным и вдруг начал сворачивать в сторону и метаться, как нервная лошадь. Вот уже шесть месяцев она вела разговоры о доме, но ни разу прежде сопротивления не встречала.

– Послушай, нам с тобой по двадцать пять лет. Зачем торопиться? Меня вполне устраивает моя квартира, да и ты живешь в отличном месте. Так к чему же связываться с домом?

– Это отличная инвестиция. Папа говорит, что аренда попусту съедает деньги. Обещает помочь с первым взносом, а у тебя лежит без движения страховка отца. Почему бы не направить ее в дело? – Она уже все просчитала и замахнулась на многое. Майкл и сам собирался купить дом на средства от страховки, но значительно скромнее и позже. К тому же отношение матери к покупке совместной с Амандой недвижимости не осталось для него тайной. Стефани сразу спросила, что будет, если отношения разладятся. Общий дом лишь усложнит разрыв и сделает его похожим на развод.

– По-моему, мы еще слишком молоды. – Слова прозвучали не очень убедительно, так как Майкл вспомнил Сэнди и проведенный вместе уикенд. Он понятия не имел, что делать с новым чувством, а перспектива осматривать дома вместе с Амандой обострила тревогу.

– Для покупки дома я не слишком молода, – отрезала Аманда, – да и ты тоже. Просто трусишь. – Она намеревалась надавить на самолюбие, но Майкл неожиданно согласился.

– Да, трушу. Ты зарабатываешь намного больше меня. Что, если не потяну свою часть груза? – Учитывая район, в котором Аманда собиралась смотреть недвижимость, напряжение предстояло немалое. Она планировала приобрести большой дом, и отец уверял, что дочка может позволить себе сделать смелый шаг. Все бы ничего, но Аманде было необходимо втянуть в историю Майкла. Казалось, что папочка покупал его вместе с домом; становилось душно и страшно.

– Давай выясним, есть ли в Бакхеде что-нибудь подходящее, – твердо заявила Аманда.

– Не уверен, что смогу себе это позволить, – ответил Майкл, чувствуя, что пытается докричаться через океан. Аманда категорически отказывалась слушать и слышать. Он заплатил за обед и обреченно повел ее в бар «Стрип» на встречу с друзьями.

Аманда заметила, что за весь вечер Майкл не произнес ни слова, зато слишком много выпил. Со стула, к счастью, не падал, но выглядел хмурым и рассеянным. И все же она не сомневалась, что сумеет убедить жениха в необходимости покупки. Ну а если не удастся самой, то папа наверняка доведет дело до конца. Она с нетерпением ожидала конца рабочей недели.

Сидя в баре, Майкл улучил минутку, когда никто не смотрел, и отправил Сэнди сообщение. Аманда увлеченно болтала с друзьями. Он написал Сэнди, что думает о ней. Всю неделю она исправно отвечала на его сообщения, присылая забавные замечания и смешные рожицы. Но сейчас, когда ответ казался особенно необходимым, почему-то промолчала, и от этого рядом с Амандой стало еще более одиноко. И все же Майкл твердо знал, что не хочет покупать дом, который не хочет покупать, и не хочет оставаться с женщиной, с которой не хочет оставаться. А той, к которой неумолимо влекло, недавно исполнилось восемнадцать лет, и у нее уже был парень.


В тот вечер репетиция не ладилась. Чейз написал несколько новых песен и теперь хотел попробовать их в живом звучании. Сэнди всего лишь исполняла фоновую партию вместе с Делией, но сосредоточиться не могла и часто ошибалась, то и дело забывая слова, чего прежде никогда не случалось. Бобби Джо сидел неподалеку, ехидно улыбался и закатывал глаза, всем своим видом показывая, как она бестолкова.

В перерыве подошел Чейз.

– Бобби Джо тебя отвлекает? – Он заметил и презрительные гримасы молодого человека, и то, что, сделав одну и ту же ошибку четыре раза подряд, Сэнди отвернулась и стала смотреть в другую сторону.

– Нет, – смущенно и виновато ответила девушка. – Сама не понимаю, почему сегодня ничего не получается. – Запомнить простые слова не составляло труда. – Наверное, просто тупая, – добавила она едва слышно, но Чейз тут же схватил ее за плечи.

– Что ты сказала? – переспросил он, сверля острым взглядом. – Если этот сопляк внушает такие мысли, немедленно его брось, слышишь? Он не пробьется никуда дальше бара на «Вестенд-авеню» или обувного салона с живой музыкой, а ты станешь звездой первой величины, причем без моего покровительства. У тебя есть все качества, необходимые настоящему музыканту, а у него нет. Ему только на стиральной доске играть. Поэтому, Сэнди Джонсон, не смей больше говорить о том, что ты тупая, иначе надеру задницу!

Забавная угроза рассмешила.

– Прости, Чейз.

Тейлор серьезно посмотрел на подопечную и понял, что она чем-то не на шутку озабочена.

– Может быть, виноват прошлый уикенд в Атланте? – уточнил он шепотом. Сэнди на миг задумалась и кивнула. Чейз заменил ей отца, и она неизменно говорила ему правду – пожалуй, даже в большей степени, чем когда-то папе.

– Возможно.

– Майкл заставляет тебя страдать?

Сэнди грустно покачала головой:

– Нет, он очень милый. Понимаешь, в чем дело… он практически обручен с той женщиной. Она даже хочет вместе купить дом, а это означает, что они уже почти женаты. Говорит, что не хочет с ней оставаться, но решительных шагов не предпринимает.

– У нее большие запросы, – понимающе заметил Чейз. – Но слово «почти» еще не надевает кольцо на палец и не выигрывает на скачках. Я советовал тебе держаться осторожно, но при этом вовсе не хотел сказать, что ты не получишь этого парня. Собственными глазами видел, как он смотрел на тебя после концерта. Влюбился с первого взгляда, а если обещал освободиться от лишних обязательств, то непременно это сделает. – Чейз говорил уверенно. – После встречи в Атланте вы общаетесь?

Глаза Сэнди засветились.

– Да, примерно пять раз в час. – Она засмеялась, а Чейз не сдержал улыбки.

– Что ж, для начала совсем неплохо. Ты ведь не спала с ним, правда?

Сэнди энергично покачала головой. Не порвав с Бобби Джо, она ни за что бы этого не сделала. Девушка придерживалась строгих принципов, чем вызвала глубокое уважение Майкла. Чейза ответ порадовал.

– Вот и хорошо. Продолжай в том же духе. Ожидание сведет парня с ума, – заявил он авторитетно. Отказ Стефани подействовал на него именно так. Хотелось заключить любимую в объятия и никогда больше от себя не отпускать. Чейз чувствовал себя одержимым страстью.

Сэнди снова засмеялась, а через несколько минут репетиция продолжилась, и в этот раз она все спела правильно.

Около полуночи музыканты наконец решили разойтись по домам. Бобби Джо не репетировал, зато безостановочно потягивал пиво, так что к тому моменту, когда молодые люди вернулись в садовый дом Сэнди, оказался изрядно пьян и развязно растянулся на диване.

– Сегодня ты сфальшивила раз сто, не меньше, – проворчал он, сверля Сэнди ядовитым взглядом. Он любил, когда она ошибалась, и не упускал случая уколоть, тем самым показывая собственное превосходство. Но в эту минуту Сэнди хорошо помнила слова Чейза о том, что ничего толкового из парня не выйдет: смазливая внешность не заменит таланта.

– Нужно было твердо запомнить мелодию и слова, – ответила Сэнди. – Последний раз я все спела правильно. – Чейз заметил ее радость и остался доволен.

– Тебе везет, что Тейлор поручает петь фоновую партию. Но не забывай: делает он это только из жалости. Без него ты нигде не получишь работы.

– Почему ты все это мне говоришь? – Сэнди внимательно наблюдала, как Бобби Джо встает и направляется к холодильнику за очередной банкой пива.

– Все об этом знают. Ты чертовски хороша, детка, но ангельски бездарна.

– Зачем ты постоянно твердишь, что я безнадежна? – Сэнди пришла в ярость, особенно после вдохновляющего разговора с Чейзом. – Чтобы обидеть и унизить?

– Просто затем, чтобы ты знала правду. А правда всегда доставляет боль. – Бобби Джо пожал плечами, взял банку, открыл, поднес к губам и взглянул с похотливой улыбочкой. – Давай-ка лучше ляжем в постель. Устал целый вечер тебя слушать, пора размяться.

Он обращался с ней, как с дешевой шлюхой, и от этого стало еще обиднее. Сэнди не стремилась к близким отношениям, но отделаться от настойчивого Бобби Джо было невозможно, и выбора у нее не оставалось.

– Неужели действительно веришь, что после всего, что ты здесь наговорил, я буду с тобой спать?

– А в чем дело? Не можешь проглотить ложку горькой правды? Не веришь, что Чейз терпит твое блеяние только потому, что жалеет и обещал отцу вывести в люди? – Пьяным Бобби Джо становился еще злее, чем обычно.

– Может быть, я ужасная певица, – заявила Сэнди с дрожащим подбородком и полными слез глазами, – но уж точно не грязная девка, которую ты подобрал в баре. Напрасно думаешь, что можешь меня оскорбить и тут же уложить в постель. Немедленно убирайся из моего дома! – Приказ не произвел должного впечатления.

– С какой стати? Считаешь себя хорошей, потому что у Чейза куча денег и он поселил тебя здесь? Не забывайся детка, ты ничем не лучше меня, где бы ни жила. Как ни старайся, а останешься такой же деревенщиной из канавы, как и я.

– Нет, не останусь. И не закончу провалом, как ты, потому что работаю как сумасшедшая, а не сижу на заднице с банкой пива в руках. Ты скоро покатишься с горки, а я обязательно добьюсь успеха, причем самостоятельно. Ты ничтожество и не имеешь права говорить гадости только потому, что завидуешь. Куча дерьма, вот кто ты! А теперь уходи сию же минуту!

– Хватит, детка. Пойдем в постель. – Бобби Джо встал и попытался схватить Сэнди за руку, но она с силой оттолкнула его. Он упал на кровать, а потом сел и засмеялся, глядя, как девушка дрожит от гнева.

– Выбирай из трех вариантов, – процедила Сэнди сквозь зубы. – Звоню Чейзу – это первый. Звоню в полицию – это второй. Выметаешься отсюда своим ходом – это третий. Тебе решать. Ты подлое, низкое ничтожество, и знать тебя я больше не хочу. Лучше останусь одна, чем с таким негодяем.

– Не сможешь меня прогнать, – нагло заявил Бобби Джо, и Сэнди взглянула на него с ледяным презрением.

– Послушай внимательно: ты оскорбляешь меня с самого начала наших отношений. Терпение мое лопнуло, так что убирайся. – Она произнесла эти слова внятно, взяла телефон и набрала 911 – номер полиции, но Бобби Джо вырвал аппарат и отменил вызов.

– Не сходи с ума. – Он наконец рассердился: игра больше не веселила. – Пойдем в постель, отсосешь.

Сэнди поняла, что парень по-настоящему пьян. Он и трезвым-то был не слишком приятен, а в подпитии становился невыносимым. Но сейчас переступил черту дозволенного.

– Все кончено. Уходи и больше не возвращайся. Спроси Чейза, захочет ли он, чтобы ты по-прежнему открывал его концерты.

Бобби Джо испугался, ведь на работу его устроила Сэнди.

– Хватит, милая, – взмолился он. – Ты же знаешь, что я тебя люблю.

– Нет, не любишь. Завидуешь и постоянно стараешься унизить. Найди себе ту, которая готова терпеть оскорбления, а у нас все кончено.

Бобби Джо поднялся с дивана, снова сделал попытку схватить ее и увлечь в спальню, но Сэнди не поддалась.

– Мне не нужен такой мусор!

– Иди к черту! – в бешенстве закричал Бобби Джо. Качаясь, побрел к выходу и рывком распахнул дверь. – Ты мне тоже не нужна!

Дверь с шумом захлопнулась, а Сэнди ушла в спальню и легла на кровать. Она знала, что поступила правильно и жалеть не будет. Бобби Джо вел себя мерзко, а Чейз сказал правду. Она не заслуживала подобного обращения. Ни один человек, пьяный или трезвый, не имеет права оскорблять другого. А Бобби Джо делал это постоянно, и она позволяла себя унижать. Руку на нее он не поднимал, но избивал словами и при каждой возможности втаптывал в грязь, чтобы поднять собственную самооценку. Нет, он ей совсем не нужен.

Сэнди долго лежала, думая о безобразных словах Бобби Джо и об отвратительной сцене, которая только что произошла в ее доме. Так и уснула одетой, ни разу не взглянув на телефон и не прочитав сообщение Майкла. А утром сразу пошла к Чейзу и снова забыла проверить входящую информацию.


Сэнди нашла Чейза возле бассейна читающим воскресную газету и рассказала о вчерашней ссоре.

– Вечером порвала с Бобби Джо, – заявила она, присев на соседний шезлонг. Выглядела девушка спокойной, хотя и немного усталой. Спала мало и плохо.

– Жалеть не будешь? – уточнил Чейз, и она покачала головой.

– Никогда. Он же постоянно меня унижал. Все ждала, что станет лучше, но напрасно. Только сначала был добрым, да и то потому, что хотел устроиться к тебе на работу. – Она пожала плечами, а Чейз улыбнулся:

– Кажется, пора объявить прослушивание на новую разогревающую группу. Я и сам устал от этого парня: играет одно и то же. Поручу Чарли сообщить ему об увольнении.

Барабанщик Чарли не только играл на ударных, но и отвечал за открывающую группу. Он собирался переходить на новую работу, но пока исправно исполнял все обязанности.

– Бобби Джо – отвратительный малый. Рад, что ты наконец с ним рассталась. Пора идти дальше.

Чейз ни словом не упомянул о Майкле, как и сама Сэнди. Но это ничего не меняет, напомнила она себе спустя минуту, нырнув в бассейн. Главное, что теперь она свободна. По крайней мере, о Бобби Джо можно больше не думать. Очень хорошо. И так слишком долго его терпела: почему-то боялась прогнать.


В субботу Аманда и Майкл осмотрели три дома на одной из улиц Бакхеда. Два оказались огромными, с обширными крыльями и земельными участками, а в последнем насчитывалось пять спален. Стоя рядом с Амандой и глядя на солидные семейные особняки, Майкл занервничал: подтверждались его худшие опасения.

– И когда же собираетесь пожениться? – спросил агент с заметным акцентом, выдававшим уроженца Алабамы. – Или уже женаты?

Аманда улыбнулась, а Майкл похолодел в ожидании ответа. Сам он не произнес ни слова, что нередко случалось, когда вопрос ему не нравился. А сейчас ему не нравилось буквально все: он уже сказал, что не готов к покупке дома.

– Пока просто смотрим, – уклончиво ответила Аманда и со значением взглянула на Майкла. При постороннем человеке она вела себя осторожно, но по дороге домой не скрывала возбуждения.

– Ах, боже мой! До чего же великолепный дом! – Она явно решила туда вселиться, пусть даже для этого потребовалось бы втащить жениха за волосы.

– С ума сошла? – взорвался Майкл. – Видела цену? Знаешь, сколько я получаю? Тратить на дом всю папину страховку или просить помощи у мамы я не собираюсь. Чтобы заполнить это безумное пространство, нужно родить четверых детей!

– Выгодная инвестиция, – невозмутимо произнесла Аманда привычную мантру.

– Букингемский дворец – тоже выгодная инвестиция. К сожалению, я не могу позволить себе такую роскошь, так что тебе лучше выйти замуж за принца Гарри. А нам не нужен ни этот дом, ни какой-то другой. Мы не собираемся жениться!

– Не сейчас. Когда-нибудь потом. Хорошо? – Аманда наклонилась, чтобы посмотреть ему прямо в глаза, и внезапно Майкл вспомнил, что сказал Сэнди ровно неделю назад. Сказал, что не представляет, как женится на Аманде и родит с ней детей. Ни сейчас, ни потом. С ней он пока эту тему не обсуждал, так как сам понял только несколько месяцев назад, когда она стала приставать с покупкой дома. Сначала думал, что просто не готов, однако теперь понял, что Аманда – не его девушка, а это совсем другое дело. Раньше еще оставались какие-то сомнения, и вот сейчас они рассеялись.

Он съехал на обочину, остановил машину и посмотрел на спутницу долгим, пристальным, твердым взглядом. А потом произнес медленно и внятно:

– Нет, Аманда. Никогда. Я не могу. Мы не будем счастливы вместе, потому что у нас разные цели в жизни.

– Разумеется, будем. Тебе просто страшно покупать дом – в первый раз так случается со всеми.

– Не хочу на тебе жениться, – просто объяснил Майкл. – Никогда. Это неправильно. Тебе нужен кто-то другой, с кем у тебя больше общего, чем со мной. Кто-то, похожий на твоего папочку. – Отец Аманды думал только о деньгах, карьере и власти. Майкл вырос другим: Стефани воспитала в сыне равнодушие к преходящим ценностям.

Аманда долго сидела молча, плотно сжав губы.

– Отвези меня домой, – холодно приказала она. Майкл свернул в сторону ее квартиры, где она появлялась нечасто, и вдруг почувствовал себя чудовищем: Аманда плакала. Он снова остановился и обнял ее нежно.

– Нельзя было наседать на тебя с покупкой дома. Можно подождать, Майкл. Я всего лишь собиралась с чего-то начать, но спешить некуда.

Терять ценную добычу она не хотела: еще три года назад приняла твердое решение и с тех пор ни разу не усомнилась. Аманда считала, что Майкла ждет большое будущее, особенно если рядом окажется она.

– И все же ты спешишь, – спокойно возразил Майкл. – Для тебя это нормально, а для меня нет. Недавно окончательно понял, что не могу на тебе жениться. Знаю, что ничего хорошего не получится. Хотел сказать тебе об этом, но не решался.

– Можно долго не жениться. – Аманда попыталась вступить в переговоры, но Майкл решительно покачал головой.

– Нет, – твердо ответил он. – Тебе нужен кто-то другой. И мне тоже. – Услышав эти слова, Аманда занервничала.

– У тебя кто-то есть? – Майкл мог позволить себе говорить честно; был рад, что неделю назад не зашел с Сэнди слишком далеко и в то же время рассказал правду о своих отношениях с Амандой.

– Нет. – Майкл не добавил уточняющего «пока». Лишние слова обладают свойством осложнять ситуацию. Сейчас имело значение только то обстоятельство, что жить рядом с ней он не хотел. Даже не был уверен, что когда-нибудь любил Аманду, что она когда-нибудь его любила. Она ценила стиль жизни и инвестиции, а не человека, который к ним прилагался. Мама оказалась совершенно права.

Майкл отвез Аманду домой и остановился на Чешир-Бридж-роуд. Она вышла из машины и посмотрела сквозь стекло:

– Почему бы нам об этом не подумать, Майкл? Ты просто испугался, занервничал. Давай дадим себе время.

Он уже дал себе время, целых три года. Вполне достаточно, чтобы понять, чего и с кем не хочет делать. Молча покачал головой: больше слов не нашлось.

– На следующей неделе завезу вещи, – единственное, что пришло на ум.

Майкл уехал. Некоторое время Аманда стояла, ошеломленно застыв, а потом вошла в подъезд, поднялась в свою квартиру и бросилась на кровать. Но уже через минуту вспомнила, что надо позвонить папе и рассказать, что произошло.

– Я всегда чувствовал, что это не твой парень, – спокойно заметил отец. – Ни амбиций, ни выдержки.

Вряд ли оценку можно было считать справедливой: Майкл упорно трудился, сумел получить престижную работу, да и просто был хорошим, добрым человеком.

– Удачное избавление, – резко произнес отец.

Аманда расстроилась еще больше: она любила Майкла, и он ее любил. Всегда казалось, что у них общие цели, и вдруг выяснилось, что это не так. Интересно, что и отец, и Майкл сказали, что ей нужен другой человек. Думая об этом, Аманда начала понимать, что оба правы. Рядом с ней должен оказаться тот, кто мечтает купить один из грандиозных домов в Бакхеде и готов разбиться в лепешку, чтобы его получить. Тот, кто готов тянуться до изнеможения, чтобы схватить медное кольцо и выиграть приз. Аманда мечтала обо всех призах сразу, ну а мужчина… мужчина прилагался. Главной жизненной ценностью она считала не любовь, а обладание. Майкл был другим.


Сообщение, посланное Майклом из бара, Сэнди увидела только поздним вечером в субботу, когда выудила телефон из-за диванных подушек, куда его швырнул Бобби Джо. Она написала, что тоже о нем думает и надеется, что он хорошо провел вчерашний вечер. Но ответа не получила. Майкл увидел сообщение, когда сидел в своей квартире и размышлял обо всем, что произошло в этот день. При воспоминании об Аманде он сразу почувствовал себя опустошенным и одиноким. Трудно было объяснить стремительное развитие событий, но отношения, продолжавшиеся три года, внезапно оборвались. Здесь было о чем подумать, и Майкл хотел дать себе время погрустить. Казалось неуместным сразу же бросаться к Сэнди и рассказывать о событии так, словно можно закончить прежние отношения и через пять минут начать новые: «Привет… я уже свободен… давай повеселимся». Аманда заслуживала уважения, а потому он не стал отвечать на сообщение Сэнди.

Майкл упаковал в коробки вещи Аманды: одежду, которую она оставила у него, книги, теннисную и гимнастическую форму, статуэтку, которую они купили вместе. Реликвии, скопившиеся за три года. На то, чтобы все собрать, ушел час, и еще час потребовался, чтобы упаковать вещи. Три года жизни в двух коробках. Вечером он позвонил матери и рассказал о разрыве. Голос звучал печально.

– Мне очень жаль, дорогой, – ответила Стефани и не покривила душой. Аманда ей никогда не нравилась, но зато нравилась сыну, а этого уже было достаточно. Она сожалела о постигшем его разочаровании и о сердечной ране, которая все еще саднила. Мальчик казался очень несчастным и растерянным.

– Сам не знаю, что произошло. Внезапно почувствовал необходимость сказать правду, которую понял несколько недель назад. Она убеждала купить дом. Я не хотел, отказывался, а она упорно настаивала. Когда увидел предмет ее мечтаний, чуть с ума не сошел.

Стефани улыбнулась в трубку:

– Когда-нибудь обязательно найдешь свою половинку.

Вечером позвонила Аманда, потрясенная не меньше Майкла, но не стала спорить и уговаривать вернуться. В глубине души она понимала, что он прав. Попросила упаковать сковородки, которые сама купила и теперь хотела получить обратно, и микроволновую печь, за которую заплатила. В итоге все свелось к хозяйственным мелочам и к меркантильному интересу. Майкл спросил себя, вспомнит ли когда-нибудь Аманда о нем самом. Положил трубку и печально вздохнул: три года жизни только что улетели в мусоропровод.

Пытаясь привести себя в чувство, Майкл даже выбрался на пробежку. Помогло мало. Возвращаясь, он думал о Сэнди. Хотел позвонить, но решил, что еще рано. Требовалось время, чтобы оставить Аманду в прошлом и начать жизнь с чистого листа. Ночью приснилась Сэнди. Они с ней покупали большой дом, а Аманда оказалась агентом и все время давила. Потом они с Сэнди со смехом убежали, а Аманда что-то кричала вслед. Аманда оказалась торговкой и пыталась продать дом, покупать который Майкл совсем не хотел. А Сэнди стала девушкой его мечты.


Глава 16 | Музыка души | Глава 18