home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Дорога в Лас-Вегас заняла чуть меньше пяти часов. Стефани слушала музыку и негромко подпевала. Чувство свободы от того, что никто не знал, где она и что делает, рождало в душе радостное возбуждение. Ошибка с дорожным поворотом превратилась в настоящее приключение. Прежде она бы немедленно исправилась, развернулась и поехала домой, однако в этот раз пришло иное решение. Стефани понятия не имела, чем собирается заниматься в Лас-Вегасе. Может быть, ничем. Просто погуляет, посмотрит на людей или немного поиграет на автомате. Возможности безграничны.

Она была здесь лишь однажды, много лет назад, на холостой вечеринке. Билл никогда не играл, да и сама Стефани тоже. Но сейчас Лас-Вегас почему-то показался заманчивым. Она ехала туда в полном одиночестве, чувствуя себя храброй и неуязвимой. Было бы интересно узнать мнение подруг, но в эту минуту разговаривать ни с кем не хотелось. В том-то и заключался главный интерес, чтобы исчезнуть на день или хотя бы на несколько часов и сделать что-нибудь совершенно неожиданное. Сан-Франциско вполне мог подождать до завтра, а сейчас путь лежал в Лас-Вегас, к безумному приключению, совершенно для нее чуждому и оттого еще более желанному и волнующему.

В прошлый приезд Стефани останавливалась в «Белладжио», но читала, что недавно был построен новый отель – «Уинн» – лучший в городе. Конечно, хотелось бы чего-нибудь экзотического; например, подобия египетской пирамиды, стилизации под Париж или Венецию, но в конце концов она решила, что в традиционном отеле будет удобнее. Подъезжая к Лас-Вегасу, Стефани вдруг ясно осознала, что впервые в жизни путешествует в одиночестве. Замуж вышла еще в колледже и с тех пор постоянно ездила вместе с Биллом, а часто и с детьми. Билл не отличался склонностью к приключениям и экспериментам, предпочитая проторенные пути. Никогда не приглашал жену на романтические уикенды, а семейные каникулы всегда планировал заранее и выбирал хорошо известные, проверенные места. Если же выходные проходили в обществе друзей, то тоже на излюбленных курортах. День президентов в Тахо и День памяти в Санта-Барбаре, откуда Стефани как раз и возвращалась, служили яркими примерами постоянства. Она улыбнулась: если бы Билл узнал, что жена в полном одиночестве мчится в Лас-Вегас только потому, что ошиблась с поворотом, то ни за что бы не поверил. Да и сама Стефани с трудом верила, что способна на подобное безумство.

Лас-Вегас встретил сиянием огней и мерцанием разноцветных неоновых вывесок. Шел уже седьмой час, и улицы заполнила радостная толпа: люди гуляли, заходили в рестораны, бары и казино, а огромные зеркальные отели возвышались подобно сказочным башням. Даже в понедельник в удивительном городе царила праздничная атмосфера, напомнившая канун Нового года. Путь через пустыню убаюкивал меланхолией пространства и одиночества, но здесь жизнь бурлила, не помещаясь за стенами зданий и выплескиваясь на ярко освещенные улицы. Стефани увидела не только игроков, но и пары, и даже семьи с детьми. Движение на главном бульваре оказалось напряженным, но Стефани ехала с гордой улыбкой на лице. Ничего более странного она еще не делала ни разу в жизни, а сейчас в праздничном настроении направлялась прямиком к отелю «Уинн». Шедевр новейшей архитектуры представлял собой фантастически красивый, изящно изогнутый комплекс из двух зеркальных небоскребов высотой в сорок пять этажей, окруженных садами, водопадами и бассейнами. Картину процветания венчали поле для гольфа на восемнадцать лунок и искусственная гора у входа. Отель и казино располагали отдельными парадными подъездами, что само по себе выглядело необычно. Стефани вышла, сообщила швейцару, что намерена остановиться в отеле, и предупредила, что за багажом вернется после того, как зарегистрируется. Тот сразу выдал парковочный ярлычок для машины. Холл поразил ярко освещенным пространством, множеством цветов и разноцветными зонтиками под потолком, медленно танцующими под негромкую мелодичную музыку. Многочисленные бутики представляли известные мировые фирмы от Картье до Луи Вюиттона и Диора. Стараясь не растеряться и не поддаться искушениям, Стефани целенаправленно устремилась к стойке, несколько минут провела в очереди и наконец спросила, найдется ли свободный стандартный номер. Уикенд подходил к концу, так что можно было надеяться на удачу. Служащий с минуту сосредоточенно смотрел в компьютер, а потом поднял голову и приветливо улыбнулся:

– Вы уже гостили у нас?

– Нет, никогда. – Стефани едва не добавила, что подобный вояж вообще не в ее духе.

– В таком случае предоставим вам апартаменты в башне – разумеется, со скидкой. – Руководство отеля старалось подчеркнуть свое расположение, чтобы гости захотели приехать снова, а если в казино улыбнется удача, то и продлить пребывание. – Сколько времени вы намерены у нас провести?

– Одну ночь. – Стефани не могла придумать предлог для более продолжительного пребывания и была уверена, что для знакомства с Лас-Вегасом вполне хватит вечера и утра. Главная победа заключалась в том, что она вообще осмелилась сюда приехать.

Вручив электронный ключ от главного входа в башню и от двери апартаментов, служащий осведомился о багаже, и Стефани ответила, что сумка все еще в машине. Он обещал немедленно отправить вещи в номер и пояснил, что ключ служит также пропуском в казино. На этом процедура регистрации закончилась, и портье повел гостью в номер.

Войдя в апартаменты на сороковом этаже, Стефани застыла в изумлении. Номер оказался элегантным и роскошным, с просторной гостиной в мягких бежевых тонах, где поместились диваны, рабочий стол, обеденная зона и огромный телевизор с плоским экраном. Боковая дверь вела в спальню, а сквозь панорамные – от пола до потолка – окна открывался впечатляющий вид на переливающийся всеми цветами радуги город и дальше, на пустыню с горами на горизонте. От красоты и размаха захватывало дух. Номер в отеле «Билтмор» в Санта-Барбаре выглядел прелестным, но не шел ни в какое сравнение с этой роскошью.

Спустя минуту, пока Стефани бродила и восхищенно осматривала свои владения, другой портье принес сумку. Мраморная ванная комната со стеклянной душевой кабиной, колоссальной ванной и целым арсеналом кремов, шампуней и лосьонов оказалась больше спальни в ее доме. Вдруг захотелось засмеяться, захлопать в ладоши и поделиться радостью хоть с кем-нибудь, пусть даже с детьми, которые вряд ли поверили бы, что мама способна на подобное безумство.

Времени терять не хотелось, и Стефани решила не переодеваться. Ни на улице, ни даже в холле отеля не встретилось ни одного нарядного человека, если не считать нескольких дам, явно собравшихся провести вечер сначала в концертном зале, а потом в ресторане. Вся остальная публика ограничилась топами, футболками, джинсами и даже шортами. Стефани прекрасно себя чувствовала в белой футболке и джинсах, которые надела еще в Санта-Барбаре, собираясь вернуться домой. Она схватила сумочку, спустилась на лифте в холл, быстро огляделась и направилась в сторону Эспланады. Здесь сияли витрины дорогих ювелирных магазинов – таких, как «Графф», – рассчитанных на преуспевающих покупателей и на тех из игроков, кому улыбнулась удача. Широко представляла свою продукцию фирма «Шанель», которую так любила Джин. Присутствовали «Бриони», «Оскар де ла Рента» и другие громкие имена – все предлагали смелую одежду, дорогие аксессуары и призывали не жалеть денег.

Стефани воспользовалась электронным ключом, вошла в казино и оказалась в окружении игровых автоматов, предлагавших сразиться в двадцать одно, покер и кости. Всего в зале насчитывалось около двух тысяч автоматов. Вокруг столов толпились люди; Стефани решила немного прогуляться по городу, а потом вернуться и испытать удачу. Вышла из казино и по совету швейцара взяла такси, чтобы отправиться на Фримонт-стрит и посмотреть, что творится на знаменитой улице. К ее удивлению, все неоновые вывески и рекламные щиты одновременно погасли, а в полной темноте вспыхнул огромный экран шириной в полторы тысячи футов и высотой в девяносто футов. Все здесь казалось новым, необычным и впечатляющим. К тому же радостная толпа поднимала настроение: грусти и одиночеству в Лас-Вегасе не место. Стефани погуляла по магазинам, побродила по двум торговым галереям и к восьми часам вечера вернулась в отель. «Уинн» предлагал гостям несколько дорогих ресторанов; она изрядно проголодалась, но идти в амбициозное место не захотела. Выбрала демократичное кафе в холле, заказала сэндвич и с интересом посмотрела по сторонам.

В уютном зале ужинали семьи с детьми, успешного вида пожилые господа с тяжелыми золотыми часами на цепочке в компании излишне ярких девиц. Некоторые из них выглядели так, словно находились на работе, и были при этом не старше ее дочерей. Были здесь стайки весело щебечущих женщин и группы мужчин, которые громко разговаривали, так же громко смеялись и с интересом рассматривали проходивших мимо дам. Стефани заметила повышенный интерес к собственной персоне, а один из мужчин даже призывно ей улыбнулся. Впервые почти за тридцать лет возникло ощущение уязвимости, и стало ясно, что больше не удастся прикрыться надежным щитом замужества. Отныне она была одинокой женщиной и чувствовала себя беззащитной. К счастью, никто не попытался подойти и познакомиться. Лас-Вегас был построен для развлечений, а аромат легких денег и секса витал здесь в качестве искушения для каждого, кто осмелился приехать в город-праздник. Любой, даже самый привередливый и требовательный гость мог найти занятие по душе. Тот, кто не хотел играть или нуждался в отдыхе, мог посетить концерты знаменитых артистов и музыкальные шоу или просто погулять среди оживленной толпы. Даже детям скучать не приходилось: родители имели возможность оставить малышей на детских площадках под присмотром воспитателей и отправиться в казино, чтобы попытать счастья за столом или возле игрового автомата.

Расправившись с сэндвичем, Стефани вернулась в игровой зал и для начала посмотрела, как играют в двадцать одно. Люди сосредоточенно расставляли фишки аккуратными столбиками. Серьезная пожилая дама уже собрала множество таких столбиков, заметно опережая соперников. Вокруг звучала испанская, итальянская, французская речь. Рядом стояли два немца, а чуть поодаль арабские мужчины общались между собой на родном языке. От партии в двадцать одно Стефани перешла к столу, где играли в рулетку, но уже через несколько минут заскучала. Крупье перекидывались с клиентами остротами, а люди подходили и уходили, чтобы испытать удачу в другом месте. Игра в кости показалась чересчур сложной: участники по очереди бросали кубик и следовали его таинственным рекомендациям. Были в зале и столы для игры в покер, но Стефани до них не дошла, а купила фишек на пятьдесят долларов и присела возле одного из автоматов. Уже во время второй попытки машина внезапно погасла и умолкла. Стефани испуганно вскрикнула, но оказалось, что она выиграла целых четыреста долларов! Три пожилые дамы возле соседних автоматов взглянули с улыбкой.

– Я весь вечер пыталась одолеть это чудовище, – проговорила одна из них с заметным южным акцентом. – Вы только что выиграли мои деньги.

Впрочем, расстроенной она не выглядела и призналась, что вместе с подругами приезжает сюда каждый понедельник. Опыт сказывался: женщина уверенно играла сразу на двух автоматах, хотя внешне напоминала уютную бабушку.

Стефани повозилась с автоматом еще немного, перешла к другому и скоро проиграла половину суммы, хотя все равно осталась в плюсе. Решила, что на этом эксперимент пора закончить, и снова подошла к столу, где продолжалась партия в двадцать одно. Очко казалось самой интересной игрой, но рискнуть пусть даже небольшой суммой Стефани не осмелилась. Она ходила по залу и наблюдала за людьми, в азарте забывшими обо всем на свете.

За весь вечер не возникло ни одного неловкого момента. Многочисленные зрители стояли и наблюдали, обмениваясь добродушными комментариями. Некоторые из игроков тоже разговаривали и смеялись, особенно если находились в плюсе. Крупье и официанты время от времени позволяли себе шутить с посетителями, причем служащие часто менялись. Окон в зале не было, так что потерять счет времени ничего не стоило: праздник продолжался круглосуточно. Посмотрев на часы, Стефани с изумлением обнаружила, что наступила полночь. Она уже успела заказать несколько бокалов кока-колы, а казино, в свою очередь, регулярно предлагало гостям бесплатные напитки. От внимательного взгляда не укрылось то обстоятельство, что победители непременно платили крупье солидные чаевые. Один из игроков – судя по акценту, англичанин – сделал ставку в тысячу долларов, и рядом с ним на столе вырос забор из разноцветных фишек. Было заметно, что все крупье хорошо его знают. Стефани выяснила также, что казино располагает отдельными кабинетами для самых азартных клиентов, и собственными глазами увидела огороженную территорию, куда допускают только самых щедрых посетителей. Рассказали ей и о том, что за ними нередко посылают самолеты, а отель предоставляет привилегированным гостям бесплатные номера. Огромный бизнес окупает любые затраты и при этом, хотя заставляет вспомнить ветхозаветные Содом и Гоморру, сохраняет приятную, легкую атмосферу. Стефани решила, что отклонение от намеченного маршрута по дороге в Сан-Франциско вполне себя оправдывает.

Промелькнула мысль, не побывать ли на одном из многочисленных шоу, но в казино оказалось так интересно, что отвлекаться не захотелось. После полуночи Стефани наконец осмелилась сыграть несколько партий в двадцать одно, очень быстро потеряла сто долларов и решила, что программа вечера исчерпана. Она прекрасно провела время и утвердилась в намерении завтра же отправиться домой. К тому же цель поездки можно было считать достигнутой: Стефани доказала себе, что способна действовать неожиданно, не боится неизвестности, а при случае даже готова использовать внезапно открывшиеся возможности. Но повода остаться в Лас-Вегасе она не видела, а потому собралась с утра прогуляться по магазинам, после чего сесть в машину и поехать домой. Спешить было некуда.

С помощью электронного ключа она вызвала лифт, а следом в кабину вошли пятеро мужчин. Все они, хотя и выпили лишнего, крепко держались на ногах, были хороши собой и беззастенчиво ее рассматривали. Одета Стефани была скромно – в джинсы и белую футболку, косметикой почти не пользовалась и, скорее всего, выглядела так же, как их оставшиеся дома жены. В казино она обратила внимание на молодых женщин в коротких узких платьях с глубоким декольте, в туфлях на шпильках и с вызывающим макияжем. Вид их вызвал улыбку: сама она подумать не могла о подобной одежде. Стефани обладала здоровой, естественной привлекательностью, ощущала себя женой и матерью, а вовсе не сексапильной девицей, хотя и выглядела значительно моложе своего возраста. Отсутствие косметики и простая одежда также создавали впечатление молодости. Мужчины вышли на сороковом этаже вслед за ней, и один из них многозначительно улыбнулся.

– Может быть, выпьем вместе? – предложил он, и на миг Стефани удивилась, едва не обернувшись, чтобы посмотреть, к кому обращается незнакомец. Давным-давно никто не предлагал ей выпить: она просто не оказывалась в ситуациях, где такое могло произойти, потому что повсюду ездила с Биллом.

– Я… нет, спасибо. Меня ждет муж, – любезно ответила она, стараясь казаться спокойной и не краснеть. Трудно было поверить, что совершенно чужой человек не только бесцеремонно пытается начать разговор, но и предлагает вместе провести время.

– Повезло парню, – с улыбкой заметил незнакомец. – Почему бы ему не подождать? Всего лишь один коктейль, а мужу скажете, что играли на автомате. Если он настолько глуп, что позволяет жене одной разгуливать по Лас-Вегасу, то поделом ему. – Человек говорил вполне серьезно, и Стефани почувствовала, как по спине струится холодок. Внезапно возникло чувство незащищенности. Вот на что Билл обрек ее своей внезапной смертью: странные люди пытались приставать в лифте, чтобы выяснить, что можно получить в обмен на коктейль. В эту минуту с особой ясностью открылась простая истина: помощи и защиты ждать неоткуда, так что надеяться можно только на себя. Никого не волнует, замужем ли она и ждет ли в комнате муж: окружающие видят только одно: легкую добычу.

– Не думаю, что ему это понравится, – возразила Стефани с вежливой улыбкой и быстро пошла по коридору. Догонять незнакомец не стал, но крикнул вслед:

– Ну же, красавица… один коктейль… никакого вреда не будет.

Стефани взглянула через плечо, покачала головой, отперла дверь и скрылась в номере. Сердце испуганно трепетало. Да, приехав в сияющий огнями город-праздник, она действительно совершила смелый, если не отчаянный шаг, но при этом попала в чуждую среду. Пришло время возвращаться домой.

К счастью, за закрытой дверью номера можно было ничего не опасаться. Стефани устало опустилась на диван и посмотрела на панораму Лас-Вегаса: внизу сверкали и переливались миллионы огней. В час ночи город выглядел таким же бодрым и оживленным, как в час дня. Она вспомнила незнакомца из лифта. Таких мужчин повсюду насчитывались миллионы. Возможно, они были отличными ребятами, но ее совершенно не интересовали. Стефани знала, что отличный парень ей не нужен, а нужен только Билл – пусть даже брак их оказался далеким от совершенства. Во всяком случае, мужа она хорошо знала и рядом с ним всегда чувствовала себя в безопасности. А сейчас ей было страшно. Впервые после смерти Билла Стефани не сердилась, а просто горевала.

Она долго сидела неподвижно, затем посмотрела на телефон и увидела пропущенный звонок от Луизы: очевидно, в казино не услышала. В любом случае сейчас уже было слишком поздно: в Нью-Йорке было четыре часа. Джин тоже звонила; наверное, хотела убедиться, что подруга благополучно вернулась домой. Стефани решила набрать ее номер утром, но задумалась. Разве можно признаться, что провела ночь в Лас-Вегасе? Джин наверняка подумает, что она сошла с ума. Возможно, так и есть, но только в хорошем смысле: даже инцидент в лифте оказался безвредным. Стефани доказала, что способна о себе позаботиться даже в новом, совершенно незнакомом месте. Она очень устала, но день выдался замечательным и принес неожиданные приключения. Почистив зубы, она легла, выключила свет и постаралась не думать о Билле. Ночью приснился мужчина из лифта, и Стефани спросила себя, как развивались бы события, если бы она согласилась с ним выпить.


Проснулась Стефани в девять, когда в окно уже ярко светило солнце. Посмотрела по сторонам, увидела незнакомую спальню, вспомнила, где находится, и улыбнулась. Приезд в Лас-Вегас следовало считать безумным поступком, и все же она радовалась, что поступила безрассудно. Легко спрыгнула с постели и снова посмотрела вниз, на город – теперь уже при утреннем освещении. За полоской огней, сияющих даже в этот час, простиралась пустыня. Лас-Вегас казался миражом; глядя в туманную даль, Стефани внезапно вспомнила о давней мечте, которой не суждено было исполниться: они с Биллом не раз обсуждали возможность поехать всей семьей к Большому каньону, но так и не собрались. И вот сейчас Стефани оказалась неподалеку от величайшего памятника природы. Она спросила себя, суждено ли ей теперь исполнить все, что когда-то собиралась сделать с мужем, но так и не успела.

Она приняла душ, оделась и спустилась в холл, чтобы позавтракать в закрытом ресторане «Табло», предназначенном исключительно для постояльцев отеля. Желание съездить в Аризону и увидеть каньон не проходило, тем более что дорога должна была занять всего несколько часов. К десяти Стефани полностью собралась и выписалась из отеля. Служащий учтиво поинтересовался, понравился ли гостье номер и довольна ли она пребыванием в Лас-Вегасе. Ничуть не покривив душой, она ответила, что в восторге. Поставила сумку в багажник и поехала к одной из торговых галерей, а к одиннадцати уже справилась со всеми делами. Купила туфли от Гуччи, сексуальные черные босоножки на шпильке, свитер и пару до нелепости дорогих и в то же время невероятно красивых джинсов. Погрузила ценные трофеи в машину и собралась ехать домой. Причины остаться в Лас-Вегасе не существовало, да и делать здесь было нечего, однако возвращаться в Сан-Франциско совсем не хотелось. Кроме работы в приюте для бездомных подростков, никаких полезных занятий не предвиделось, а потому торопиться было некуда. Жизнь простиралась впереди подобно долгой пустынной дороге, а с реальностью связывали только нечастые телефонные разговоры с детьми. Больше о Стефани никто не вспоминал, а мысль о возращении в мертвый дом доставляла страдания. Вдалеке снова замаячил призрак Большого каньона.

На выезде из города Стефани остановилась на заправке. Расплачиваясь, спросила кассиршу, сколько ехать до каньона, и та ответила, что дорога займет четыре часа, но жалеть о потраченном времени не придется.

– Мы с мужем бываем там каждый год. Это необыкновенное творение Господа: на земле нет места прекраснее, – словоохотливо пояснила она и показала лежавшую на прилавке карту. Стефани печально взглянула.

– Мы с мужем тоже все время хотели съездить, – призналась она и неожиданно для себя добавила: – Но его здесь нет.

– Все равно поезжайте, – с жизнерадостной настойчивостью посоветовала собеседница. – Всегда сможете вернуться вместе.

Стефани покачала головой.

– Не смогу. В феврале он умер. – Она ненавидела себя за эти слова, но сейчас почему-то постоянно возникала необходимость поделиться горем, чтобы люди знали, что она вдова, и проявляли сочувствие. Кассирша посмотрела с особым вниманием и протянула карту.

– В таком случае обязательно нужно ехать. Место магическое, вылечит душу. А это подарок, – она показала на карту. – Вот увидите, будете рады, что поехали. Уверена, что ваш муж одобрил бы поступок.

Смущенная собственным признанием, Стефани молча кивнула: в горле застрял комок величиной с кулак. Она уже успела устать от того, что постоянно рассказывала свою историю чужим людям. Информация была абсолютно лишней, но горе все еще оставалось слишком болезненным, чтобы держать его в себе – даже после ночи в Лас-Вегасе. Билл не оживал даже при ярком свете дня, так что вдовой предстояло прожить до конца своих дней. Стефани еще не привыкла к новому положению, да и не хотела привыкать. Крепко сжимая в руке карту, она грустно взглянула на участливую собеседницу.

– Спасибо, – поблагодарила она тихо. Вышла на залитую солнцем улицу и вернулась к машине. Расстелила карту на пассажирском сиденье, внимательно посмотрела и попыталась понять, стоит ли ехать в Аризону. Возможно, кассирша не ошиблась, и Билл действительно одобрил бы неожиданное путешествие. В таком случае, если бы он оставался рядом, поехали бы вместе. Но его больше не было. Отныне жизнь принадлежала исключительно ей одной. А если она неожиданно для самой себя добралась до Лас-Вегаса, то почему бы не продолжить авантюру и не побывать в Большом каньоне? Постепенно созрела странная уверенность в необходимости путешествия. Стефани внимательно посмотрела на дорожный указатель и свернула точно по стрелке. Она понятия не имела, что делает и зачем, но, так же как вчера необъяснимо для самой себя поехала в Лас-Вегас, сейчас направилась в штат Аризона, чтобы увидеть одно из главных чудес света. Наступил новый день, впереди ярким маяком заманчиво сияло новое приключение, и в эту минуту Стефани ощутила себя совсем другим, новым человеком. Каким именно, она пока не понимала, но не переставала удивляться поступкам неведомой личности.

– Что ж, пусть будет так, – сказала она себе, подчиняясь воле могучей силы. Включила в машине радио и запела, время от времени спрашивая себя, сходит ли с ума или пока остается нормальной. Но что такое норма? Разве смерть Билла в возрасте пятидесяти двух лет – это нормально? И уж точно ненормально, что она внезапно осталась одна и, никому не сообщив, где находится и чем занимается, провела ночь в Лас-Вегасе, а теперь мчится в сторону Большого каньона. Да, отклонение от привычного курса налицо, но, может быть, это не так уж и плохо? Завтра она вернется домой, и о неожиданном вояже никто не узнает. Даже самой себе Стефани не смогла бы объяснить, зачем отправилась в столь далекий путь, и все же мчалась по пустыне, во весь голос подпевая Норе Джонс.

Раздумья о двух последних днях вызвали смех.

– Стефани Адамс, ты явно не в своем уме, – укоризненно произнесла она, хотя абсолютно не считала себя сумасшедшей: более того, настолько трезво и рационально она еще никогда не мыслила. Не имело ни малейшего значения, что о путешествии подумал бы Билл, одобрил бы или нет. Билл ушел, а Стефани осталась, и ее ожидали удивительные открытия!


Глава 4 | Музыка души | Глава 6