home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Стефани выехала из Лас-Вегаса по шоссе 93; свернув на юг, попала на федеральную трассу 40, а около трех часов дня пересекла линию, отделяющую штат Невада от штата Аризона, и в последний раз повернула. Остановилась возле туристического центра, расположенного на южном берегу каньона, и с восхищением увидела множество людей в тяжелых ботинках и с рюкзаками за спиной: все они смеялись, оживленно разговаривали и не скрывали счастливого возбуждения. Каньон по праву считается одной из главных точек притяжения не только в стране, но и в мире, а потому всеобщая радость сразу передалась и Стефани. Она оставила машину на стоянке и подошла к информационному столу, чтобы выяснить, какие экскурсии доступны во второй половине дня. Тяжелые долгие маршруты на дно бездны и обратно, тем более на жаре и солнцепеке, ее не прельщали. Просто хотелось побывать в чудесном месте, о котором давно мечтала, и впитать его магическую атмосферу. Интуиция подсказывала, что великолепный пейзаж поможет обрести внутренний мир, которого так отчаянно не хватало. Стефани переобулась в кроссовки, которые привезла с собой (футболку и шорты надела еще в Лас-Вегасе, опасаясь, что в джинсах будет слишком жарко), взяла бутылку воды и сразу ощутила себя первопроходцем, бесстрашно выступающим в судьбоносную экспедицию. В глубине души она не сомневалась, что должна пройти свой собственный путь. Снарядившись, заняла очередь к информационному столу, чтобы выяснить, существуют ли недлинные и несложные маршруты. Конечно, ничто не мешало вернуться сюда завтра и отправиться в полноценный поход на дно каньона, но Стефани вовсе не была уверена, что хочет именно этого. К тому же вечером предстояло отправиться в Сан-Франциско. Она любила ездить по ночам, тем более что при необходимости можно было остановиться в мотеле и отдохнуть.

Служащий воспринял вопрос как должное и предложил несколько рекламных буклетов. Множество туристов – будь то родители с маленькими детьми или люди преклонного возраста – не желали напрягаться, спускаясь на дно огромного природного котлована, и собирались ограничиться легкой прогулкой продолжительностью в несколько часов. Собеседник предложил отправиться по Тропе Светлого ангела и заверил, что этот маршрут позволит насладиться красотой пейзажа с нескольких точек и выведет наверх меньше чем через три часа. Подобный вариант вполне устраивал Стефани. Служащий добавил, что все тропы четко обозначены, а также напомнил взять с собой несколько бутылок воды, нанести на кожу солнцезащитный крем и надеть шляпу – желательно с широкими полями. Гид в данном случае не требовался. Офицер подчеркнул, что, хотя прогулка требовала определенных сил, излишнего утомления ожидать не стоило. Взглянув на Стефани, он выразил уверенность в ее отличной физической форме. Стефани, в свою очередь, поблагодарила учтивого консультанта, вооружилась брошюрами с информацией о каньоне и проехала на машине три мили к началу маршрута. Тропа оказалась узкой, но время от времени встречались специально обустроенные участки, где уставших путников ждали скамейки для отдыха. На одной из таких смотровых площадок Стефани долго стояла у парапета, не в силах оторвать взгляд от пейзажа, увидеть который мечтала много лет. Она никуда не спешила, шла ровным, легким шагом и, как обещал служащий, ничуть не устала.

По пути обогнала несколько небольших групп – одна состояла из пенсионеров, другая включала несколько детей лет десяти-двенадцати. Компания молодых женщин весело разговаривала и смеялась на ходу, но в основном вокруг стояла тишина, которую нарушали лишь крики птиц и жужжание насекомых. Величие Большого каньона потрясало: представить такую красоту не способно даже самое богатое и смелое воображение. Однажды Стефани присела на скамейку, чтобы попить и насладиться видом, и вскоре продолжила путь. Углубляясь, дорога становилась все круче. Служащий предупредил, в какой точке следует повернуть обратно, чтобы ограничить прогулку тремя часами. Дойдя до конца своего маршрута, Стефани снова сделала паузу, чтобы посмотреть вокруг и запомнить пейзаж.

Хотелось продолжить путь, но тропа резко уходила вниз; к тому же путешествие могло затянуться. Туристам, которые заранее не забронировали места в кемпинге на дне каньона, служащие настойчиво рекомендовали вернуться засветло, чтобы не подвергать себя опасности. Стефани не собиралась нарушать заведенный порядок. Она сидела на скамье, со слезами на глазах любуясь видом и радуясь, что приехала. Думала о Билле и сожалела о том, что не удалось побывать здесь вдвоем. Она знала, что муж тоже не остался бы равнодушным, хотя воспринимал природу не так чутко, как Стефани. Большой каньон взволновал ее до слез. Погрузившись в созерцание, боковым зрением она заметила неподалеку движение. Обернулась и увидела, что снизу поднимается человек с длинными волосами, одетый в джинсы и жилетку, не скрывавшую множества татуировок на руках и груди. Был он примерно одного со Стефани возраста и выглядел вполне мирным. Турист приветливо улыбнулся, а она в ответ коротко кивнула, слегка разочарованная тем, что неожиданно появившийся случайный прохожий нарушил ее уединение и молчаливое общение с Биллом. Казалось, что муж где-то рядом, а истина сосредоточена в магической красоте природы и этого удивительного места. Стефани собиралась начать восхождение через несколько минут, но пока еще не была готова тронуться в путь.

Незнакомец присел на камень возле скамейки и взглянул вопросительно.

– Грандиозно, правда? – произнес он с тягучим южным акцентом, явно стараясь проявить любезность. Вступать в беседу Стефани совсем не хотелось, но грубить она не умела, тем более что здесь любое резкое слово казалось неуместным. Природа располагала к радушию и общению, однако сейчас лучше было бы остаться одной. Незнакомец отличался атлетическим сложением, а на ногах у него красовались солидные походные ботинки. Возможно, путешествие началось еще утром, хотя никаких запасов видно не было: на плече висела только солдатская фляга. Стефани обратила внимание на татуировки: с одной стороны красовался женский портрет, а с другой мощно расправил крылья орел.

– Приезжаю сюда каждый год, чтобы привести в порядок мозги, – признался путник, и она улыбнулась, поскольку и сама явилась сюда с той же целью. Интересно, что привело остальных туристов? Только ли желание приобщиться к красоте мироздания? – Нет на земле места, способного так же излечить душу, как Большой каньон.

– Знаю, – наконец ответила Стефани, даже не пытаясь скрыть воодушевление и восторг. Она сидела на скамейке с собранными в конский хвост светлыми волосами, с сияющими от восхищения и слез голубыми глазами и выглядела не просто молодой, а почти юной. – Давно хотела приехать, но в реальности каньон оказался еще прекраснее, чем в мечтах. Дух захватывает.

Незнакомец сделал несколько глотков из фляги: румянец на лице подсказывал, что в гору он шел очень быстро.

– Я до сих пор испытываю те же чувства. Хотя с юности приезжаю каждый год, впечатление не стирается, а становится ярче и глубже.

Стефани кивнула, отлично понимая, что привыкнуть к величию природы невозможно, как невозможно устать от пейзажа, даже увидев его в сотый и тысячный раз. Оказавшись в каньоне впервые, она уже знала, что будет возвращаться сюда снова и снова.

– А вы издалека приехали? – просто осведомился незнакомец, демонстрируя обычный среди туристов интерес. Разговаривая с приятным, общительным человеком, Стефани не ощущала ни беспокойства, ни неловкости.

– Из Сан-Франциско. Вчерашний вечер и ночь провела в Лас-Вегасе, а на обратном пути решила заглянуть сюда. – Внезапно вспомнились страшные рассказы об одиноких туристках, на которых нападали незнакомцы, но этот человек выглядел спокойным и совсем не страшным.

– Забавно, что и я тоже на полдня выбрался из Лас-Вегаса, – с улыбкой ответил путник. – Пару раз в году приходится там работать.

Судя по внешности, он вполне мог бы оказаться мигрирующим по стране мастеровым: ни украшений, ни дорогих часов не носил, а одежду, скорее всего, купил в одном из магазинов сети «Гудвил». Походные ботинки тоже выглядели потертыми: наверное, повидали немало дорог. Стефани не стала расспрашивать, что именно незнакомец делал в Лас-Вегасе, а он не поинтересовался, чем занималась там она. Правила общения на туристической тропе требовали дружелюбного отношения без навязчивости, и оба понимали, как важно соблюдать границы дозволенного. В пути могла произойти любая встреча, но в то же время рейнджеры держали маршруты под неусыпным контролем: Большой каньон имел статус национального достояния и заповедника.

Они посидели еще несколько минут, и Стефани взглянула на часы: этот изящный браслет от Картье Билл подарил в последний день рождения, и с тех пор она никогда с ним не расставалась. Стрелки деловито сообщили, что если хозяйка собирается подняться наверх к шести, то настала пора отправиться в путь. Стефани глотнула воды, встала, кивнула на прощание сидящему на камне человеку и начала подъем. Как предсказывал консультант, идти вверх оказалось заметно труднее, чем вниз, и уже через пять минут недавний собеседник догнал, поравнялся и, замедлив шаг, пошел рядом.

– Подъем требует выдержки. Я уже несколько раз спускался на дно, – сообщил он и с видом знатока добавил: – А вылезти из каньона – все равно что забраться на Эверест. – Стефани засмеялась, физически ощущая справедливость сравнения. Обгонять незнакомец явно не собирался, а легко шагал рядом и развлекал непринужденной беседой. В некотором смысле компанию можно было даже считать приятной: опытный турист обращал внимание на такие детали, которых сама Стефани ни за что бы не заметила; один раз даже показал кондора. Долгое время они шли рядом – теперь уже молча, – и ей казалось, что спутник готов помочь, а в случае необходимости и защитить. Присутствие его ничуть не стесняло, а напротив, успокаивало и вселяло уверенность: незнакомец выглядел человеком вполне самодостаточным. Он первым нарушил долгое молчание:

– Почему вам захотелось увидеть каньон именно сейчас?

Стефани могла бы ответить все что угодно и совсем не хотела выглядеть жалкой, как это случилось в разговоре с кассиршей на заправке, но все же решила быть честной: так нередко бывает в присутствии чужих людей, которых видишь в первый и последний раз.

– Четыре месяца назад умер мой муж, вот я и решила, что должна приехать сюда… чтобы примириться с собой. – Она никогда об этом не думала; ответ пришел внезапно, сам собой, и сомневаться в его правоте не приходилось.

Собеседник с пониманием кивнул.

– Повод уважительный. Примите мое сочувствие. – В отличие от большинства, он говорил искренне. – Муж долго болел?

Стефани покачала головой.

– Совсем не болел. Катался на лыжах; во время спуска случился сердечный приступ, и все кончилось. До сих пор пытаюсь что-то понять и решить, как жить дальше. – Признания давались на редкость легко.

– Здесь хорошо думается. Собственно говоря, за этим я и приезжаю. Работаю в сумасшедшем бизнесе, и время от времени шум становится невыносимым. А здесь царит полная тишина. – Они замолчали и прислушались к звукам природы, которую оба глубоко любили.

– А откуда приехали вы? – наконец с любопытством поинтересовалась Стефани. Спросить о бизнесе она постеснялась, не желая показаться навязчивой. Дело могло быть любым.

Попутчик рассмеялся.

– Родился в Арканзасе, в местечке с населением в семьдесят пять человек, а сейчас живу в Нэшвилле, штат Теннесси. Замечательный город, хотя порою сводит с ума. Из Арканзаса уехал в четырнадцать лет и с тех пор ни разу не оглянулся и не пожалел. Нэшвилл давно стал родным: живу там давным-давно.

Стефани с интересом прислушивалась к тягучему говору и улыбалась: так мог бы говорить деревенский парень, далекий от ее скучной светской жизни в Сан-Франциско.

– А что вы делали вчера в Лас-Вегасе? – в свою очередь, спросил попутчик. Женщины, подобные Стефани, встречались нечасто: от внимательного взора не укрылись дорогие часы, хотя и одежда, и поведение оставались простыми и скромными. Держалась незнакомка серьезно и в то же время свободно – верный признак того, что значительную часть своей жизни провела замужем. На пальце до сих пор мерцало скромное обручальное кольцо; наверное, были и дети.

– Гуляла, смотрела по сторонам, – с улыбкой ответила Стефани. – Забрела в казино, выиграла в автомате четыреста долларов. Попробовала силы в двадцать одно, но скоро соскучилась. Что поделаешь: не азартная. Но мне там очень понравилось; сегодня с утра даже прошлась по магазинам и кое-что купила.

Вдруг захотелось рассказать, как попала в удивительный город.

– Вообще-то я ошиблась поворотом и вместо Сан-Франциско поехала в Лас-Вегас. Но теперь рада, что так получилось.

Голубые глаза лукаво засветились, и попутчик рассмеялся.

– Да уж, ничего не скажешь: ошибка так ошибка! А откуда ехали?

– Из Санта-Барбары, с уикенда в компании друзей.

Он снова рассмеялся: крюк немалый. Стефани утаила, что никто из близких не знал, где она находится; подобное признание сделало бы ее совсем беззащитной, хотя страха незнакомец не внушал и откровенничать с ним было приятно.

– Сегодня вечером поеду домой, в Сан-Франциско.

– А на какое-нибудь шоу вчера не попали? Некоторые очень хороши. Честно говоря, больше всего люблю представления магов, потому что абсолютно невозможно догадаться, как они творят свои чудеса. Король жанра – Дэвид Копперфилд. Настоящий гений: поднимает людей над сценой. Хоть убейте, не понимаю, как ему удается это сделать!

– Однажды я видела его выступление в Лос-Анджелесе. Действительно потрясающе, – согласилась Стефани. – После этого сын полгода подряд пытался силой воли приподнять сестру, но так и не смог. – Стефани широко улыбнулась, и попутчик улыбнулся в ответ.

– А какую музыку вы любите? – поинтересовался он. Непростой подъем уже подходил к концу.

– Все понемножку. Баллады. Нору Джонс. Алишу Киз. Короче говоря, тех исполнителей, кому можно подпевать.

– А музыку кантри слушаете?

– Время от времени. Когда приходится, слушаю даже рэп, но сейчас дети уже выросли.

– Любите петь? – Собеседник не пропустил ни слова, и Стефани смутилась.

– Когда-то пела в хоре, но потом бросила: родились дети, и стало не до пения. Наверное, стоило бы вернуться, но прошло слишком много времени.

– Пение лечит сердце, душу и разум – почти как Большой каньон. Но только до тех пор, пока не начнешь относиться к занятиям слишком серьезно. Некоторые умудряются превратить пение в кошмар, так что лучше ограничиться любительским подходом. Музыка должна всегда идти от сердца и доставлять удовольствие. А если источником творчества становятся голова или кошелек, провал обеспечен, – заключил незнакомец. Стефани засмеялась: рассуждения напоминали сельскую мудрость, но некоторые из обветшавших истин казались справедливыми. Случайный спутник оказался человеком вдумчивым и даже обратил внимание на замечание о пении.

Некоторое время шли молча и уже через несколько минут оказались на смотровой площадке, откуда открывался грандиозный, незабываемый пейзаж. За приятной беседой подъем прошел незаметно, и теперь попутчики вместе направились к стоянке. Среди машин выделялся большой черный блестящий автобус; незнакомец быстро взглянул в его сторону и снова повернулся к Стефани.

– Подождите секунду, – попросил он и быстро, легко зашагал к автобусу. Удивительно, но дверь тотчас открылась, и он скрылся внутри. Трудно было представить, что делает скромный человек в таинственном, роскошном дворце на колесах. В таких монстрах ездят только рок-звезды. Может быть, он работает у кого-нибудь из них? Тем временем незнакомец вернулся и протянул два ярких листка.

– Сегодня вечером и еще пару раз выступаю в Лас-Вегасе. Это контрамарки на концерт – на тот случай, если захотите вернуться. Возможно, вам понравится. – Внезапно смутившись, он представился: – Меня зовут Чейз. Если придете, дайте знать. – Стефани удивленно посмотрела на два билета в первый ряд. – Буду рад вас видеть; программа интересная.

«Может быть, Чейз работает на разогреве у какой-нибудь знаменитости? – подумала Стефани. – Но тогда откуда же этот великолепный автобус?» Она не прочитала, что написано на билетах, но поблагодарила искренне, хотя и смущенно:

– Большое спасибо. К сожалению, вряд ли смогу вернуться в Лас-Вегас.

– В Сан-Франциско ждут какие-то важные дела? – уточнил Чейз, и Стефани покачала головой. Никаких дел не было. – В таком случае один вечер ничего не решит. Вы заехали очень далеко от дома, а просто так в мире ничего не происходит. Неправильный поворот по пути из Санта-Барбары не был случайной ошибкой. Повороты вообще не бывают ни случайными, ни ошибочными. Кстати, как вас зовут?

– Стефани, – с улыбкой ответила вдова. Встреча выглядела странной и все же очень приятной, хотя возвращение в Лас-Вегас не имело смысла. С другой стороны, имело ли смысл возвращение в пустой дом?

– Начало в одиннадцать, в концертном зале отеля «Уинн» – на тот случай, если все-таки передумаете, – уточнил Чейз. – Постарайтесь не потерять билеты. Свободных мест больше нет.

– Постараюсь, – пообещала Стефани. – Спасибо за то, что составили компанию на подъеме. – Оба улыбнулись.

– Всегда готов, – заверил Чейз. Помахал на прощание и быстро зашагал к автобусу. Дверь снова распахнулась. Он вскочил на подножку, коротко взмахнул рукой в последний раз и исчез. Дверь закрылась, автобус тронулся. Стефани с минуту постояла, глядя вслед, а потом медленно пошла к своей машине. Села за руль, билеты бросила на пассажирское сиденье. Завела мотор, внимательно посмотрела на яркие кусочки картона и на миг замерла в изумлении, чувствуя, что безнадежно отстала от жизни. Как можно было не узнать этого человека даже после того, как он назвал свое имя – Чейз? На билетах значилось: Чейз Тейлор. Стефани только что познакомилась с одним из самых известных исполнителей музыки кантри, чьи песни слышала тысячу раз. Этого певца знал весь мир. Но, встретив знаменитого артиста в необычной обстановке, она его не узнала. Стоило ли удивляться, что все билеты на концерт давно проданы? Стефани со смехом выехала со стоянки и свернула к главной дороге. Внезапно перед ней открылся выбор: отправиться в дальний, скучный до слез путь в Сан-Франциско или через три с половиной часа снова оказаться в Лас-Вегасе и пойти на концерт. Приближался перекресток. Конечно, только сумасшедшая могла вернуться в Лас-Вегас ради того, чтобы послушать певца, с которым встретилась на туристической тропе в Большом каньоне. Но, может быть, Чейз прав, и возвращение логично вписывается в маршрут? Домой ехать не хотелось, и вот внезапно возникла альтернатива. Ощущая себя бродягой, Стефани свернула на дорогу в Лас-Вегас. В последние два дня она творила одно безумие за другим. Так имело ли смысл останавливаться?


Глава 5 | Музыка души | Глава 7