home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




* * *

Если бы не встроенный климатизатор хиба, то до перекрёстка Лэйкс и Двадцать пятой, где меня должны подобрать возвращающиеся на Базу Питерсы, я добрался бы мокрым как мышь и без всякого ливня. Которому, кстати говоря, можно было бы рубануть и без предваряющего его светопреставления… Да, внезапно налетевший ураганный ветер, мало того, что едва не сбивающий с ног и кидающий из стороны в сторону своими резкими порывами, так ещё и превративший всё вокруг в непроглядный хаос, из-за поднятой в воздух: уймищи пыли и мелкого сора, оборванной с деревьев и кустарников листвы, да обломков их же ветвей, был тут определённо лишним… И без того пришлось несладко. Рюкзак-то чем дальше — тем тяжелей. А мой так и изначально лёгкостью не отличался… И нести его я замучился ещё не преодолев и четверти своего пути к цели и задолго до того как налетел первый шквал ветра…

Если сложить всё в целом, то можно сказать, что свою неподъёмную ношу я допёр чисто на одном только упрямстве. Даже пожалел, что выбросил найденный у бандюг коробок с синтексом… Всё же какой-никакой, а стимулятор… Пусть и с ярко выраженными чертами эйфорика. Взбодриться хоть немного в моей ситуации точно не помешало бы… Под конец уже брёл, лишь кое-как переставляя буквально подгибающиеся ноги и согнувшись чуть не до земли под тяжестью взваленного на плечи рюкзака. Проклял всё! И свою жадность, заставившую нахапать столько добра, и парочку бандитов, подкинувших неслабую такую — килограмм на десять! добычу, и «Тэйдовцев», которым приспичило вот именно сегодня и прямо на моём пути устроить раскоп, а я теперь из-за них вынужден топать в обход…

Ну зато узнал что счастье есть. Есть. И заключается оно всего лишь в возможности избавиться от чудовищной тяжести давящей на плечи в течении последних полутора часов…

Зайдя в нужное мне угловое здание, лишённое внешнего остекления по всему периметру первого этажа, я добрёл до ближайшего опорного столба, прислонился к нему спиной, или вернее — рюкзаком, и буквально сполз на пол. Дух перевёл, и, вперив взгляд в никуда, счастливо улыбнулся. И замер так, охваченный эйфорией, накатившей волной и захлестнувшей меня с головой… Безо всякого синтекса пережил мгновение подлинного счастья!

Чуть отойдя, отдышавшись, я неловко выкрутился из лямок рюкзака, сбрасывая их со своих многострадальных плеч, и поднялся на ноги. Прошёлся туда-сюда на гудящих ногах, да тяжко плюхнулся на торчащую из кучи хлама пластиковую тумбу. Умостился на ней поудобней, воды глотнул, и вытащил из кармашка на поясе наручный механический хронометр, временно избавленный мной для вящей компактности от браслета-цепочки.

— Ну хоть не опоздал… — облегчённо вздохнул я, едва взглянув на тонкие стрелки доставшихся мне по случаю стильных часов в корпусе из белого золота. — А то было бы реальное попадалово… — И хмыкнул, явственно представив себе эпическое приключение по дальнейшей транспортировке на своём горбу эдакого рюкзака. До Базы-то отсюда можно сказать рукой подать — всего-то километров тридцать… Тут не поможет даже если синтекс горстями жрать на протяжении всего путешествия…

Убрав хронометр, стрелки которого мерно отсчитывали оставшиеся до оговоренного с Питерсами срока семнадцать минут, я коснулся другого кармашка на поясе и, чуть помедлив, с сожалением убрал от него руку. Заточить сейчас питательный батончик со вкусом шоколада было бы очень в тему, но шлем хиба не разгерметизируешь по такой пылище, какую сюда натянуло.

Спустя несколько минут, правда, воздух стал чуть почище, благодаря хлынувшему ливню, но не настолько чтоб можно было им дышать безо всякой защиты. Так что раскрывать забрало я не стал. Продолжил сидеть как сидел, глядя на сплошную стену льющейся с небес воды и просто балдея от того что не нужно никуда идти и что-то тащить.

Может это бездействие в скором времени и надоело бы мне, но до этого банально не успело дойти. Заслоняющая обзор серая пелена дождя неожиданно расступилась, пропуская внутрь моего укрытия приземистую бронемашину… Едва увидев которую, я подскочил со своего места и руками замахал.

Меня увидели. Иначе не объяснить, почему изрядно потрепанная грузовая блоха, с покатых боков которой струями стекала вода, вдруг резко изменила направление и подкатила прямо ко мне.

Бронемашина ещё толком не остановилась, как зашипевшая пневматика начала поднимать вверх её обращённую ко мне боковую пассажирскую дверь. А Фирх Питерс, чьё лицо проглядывало за створками бронежалюзи, прикрывающими лобовое остекление, мотнул головой, приглашая не мешкая забираться.

— Что, Уайт, давно нас ждёшь? — весело поинтересовался немедля высунувшийся в образовавшийся проём тощий веснушчатый парень моих лет — Свон. И спешно натянул на нос шейный платок, увидев насколько загрязнён окружающий воздух.

Я не стал ему ничего отвечать, а вместо этого бесцеремонно сунул в протянутые руки свой рюкзак.

— Ох ё! — вырвалось у попятившегося и за малым не плюхнувшегося на задницу младшего Питерса. И он, покосившись на старшего брата — Лагса, обернувшегося с переднего сиденья и заржавшего, чуточку возмущённо вопросил: — Ты чего, Уайт, керамических плит термозащиты, что ли, доверху в него наложил?

— Типа того, — усмехнулся я, плюхаясь на ближайшее к двери сиденье — весьма непритязательного дизайна, смастерённое, как и все остальные, из изогнутых нужным образом и крупно перфорированных дюралевых листов.

Ага, услышали меня, как же! Забрало-то шлема я поднять не удосужился, перед тем как ответить! А стандартные звуковые мембраны в хибе давно уж заменены мной на однонаправленные — снаружи вовнутрь, чтоб не выдавать себя искажённым шумом дыхания при лазанье по тёмным подземельям.

Спешить я, правда, не стал — дождался пока задействовавшаяся пневматика с тихим шипением опустит дверь и втянет её в обрезиненный проём, и лишь тогда разгерметизировал хиб и повторил свои слова.

— Врёшь ведь наверняка?.. — недоверчиво покосился на меня Свон, кое-как запихивая мой набитый рюкзак между задними сиденьями. И произнеся: — Уф-ф-ф!.. — прямо-таки упал на свободное место. После чего, покосившись на установленную над дверью магнитную ловушку, к которой прилипло с пяток серебристых снежинок, залетевших в салон блохи вместе с обычной пылью, стянул вниз закрывающий нижнюю часть лица платок и жизнерадостно заявил: — Не, Уайт, ты меня не проведёшь!

— Уверен? — не удержался — подначил его я.

— А то! — немедля подтвердил он со свойственной ему самоуверенностью. Да, легонько пихнув носком потёртого ботинка мой рюкзак, блеснул глазами и уличающим тоном произнёс: — Технического серебра ведь тут немало, а, Уайт?..

— Есть такое дело, — не стал отрицать я. И широко ухмыльнулся, не сомневаясь даже, что никому и ни за что не угадать, что же я в действительности сегодня нашёл.

Свон мои ожидания оправдал. Тут же вскинулся и, наставив на меня указательный палец, с торжеством озвучил возникшую у него догадку касательно моей весьма весомой добычи: — А это означает, что скорей всего ты наткнулся в своих любимых подземных коммуникациях на не срезанный кем-нибудь до конца кусок силового кабеля! И весь его упёр!

Я, улыбаясь, только руками развёл. Вроде как и сказать нечего — так впечатлён проявленной Своном проницательностью. И он довольно засопел. Ну и моментом потерял интерес к моим находкам. Своими-то похвалиться тоже нужно…

— А нам сегодня тоже неслабо подфартило! — заявил он. И, лучась довольством, начал просвещать он меня под едва различимый на фоне буйства стихии шелест движка блохи: — Режем, значит, спокойно себе металлоконструкции на восточной окраине города. Набрали уже почти полный кузов, и тут натыкаемся на частично развалившееся строение… Решили чуть там покопаться, и прикинь, под рухнувшей на проезжую часть частью стены обнаруживаем мобиль! Не, ну ты прикинь, а?!

— Норм, чё, — уважительно мотнул я головой, проникшись несомненной удачностью сегодняшнего поиска Питерсов.

— Только ты не забудь сказать, что мобиль тот — на самом деле не мобиль вовсе, а просто коробка на колёсах, принадлежащая службе роботизированной доставки! Крайне дешёвая поделка «Айзек групп», считай из одного никчемного пластика изготовленная! — фыркнул вмешавшийся в наш разговор Лагс. — Так что металла, тем более редкоземельного и драгоценного — там кот наплакал! Если на пару сотен кредов выйдет — уже хорошо.

— Да всё равно неплохая прибавка выйдет, — покосившись на недовольно засопевшего после замечания брата Свона, заметил я. — Вы же считай на пустом месте эти пару сотен поднимаете.

— Ага! — с энтузиазмом поддержал меня младший Питерс. Похоже на то, что он и отыскал этот самый мобиль под завалом, вот и пытается превознести свои заслуги…

Заспориться, по обыкновению, братьям не дал их отец, в момент выруливания на улицу обратившийся ко мне с вроде как ничего не значащим вопросом:

— У тебя какие планы на завтра, а, Уайт?..

— Да нет пока никаких определённых, — чистосердечно сознался я, думая о своём. Всё ж с ног на голову ставит такая моя невероятная находка и все прежние задумки уже не в тему.

— А то мы вот думаем завтра повозиться немного с нашей старушкой… — мельком глянув на меня, пояснил свой интерес Фирх Питерс. И, пристально уставившись на дорогу в щель между пластин бронежалюзи, озабоченно проговорил: — Что-то не нравится мне потрескивание идущее от задних колёс под нагрузкой… Да и с барахлящей пневматикой правой пассажирской двери давно уж пора разобраться… — После чего, выдержав короткую, но многозначительную паузу, спросил: — Ты как на всё это дело смотришь, а, Уайт?

— Да без проблем, раз такое дело, — немедля отреагировал я на вполне себе явный намёк то, что Питерсам была бы не лишней помощь в ремонте машины, которая и меня иногда возит. И совершенно бесплатно, между прочим!

— Значит я тебе завтра утром, когда мы в гараж двинем, сообщение на коммуникатор отправляю? — деловито уточнил Фирх.

— Ну да, — не колеблясь подтвердил я своё участие в предстоящем мероприятии.

Нет, конечно, мне и без того нашлось бы чем заняться — тема-то стоящая есть, да только не вариант уходить сейчас в отказ. Смотреться просто всё это будет не очень… особенно в свете приобретения в ближайшее время собственной машины… Вроде как — покатался с вами и хватит, сами теперь решайте свои проблемы. Да и не убудет с меня, если я повожусь с Питерсами пару-тройку часов с их блохой… Тем более что на самом деле, они меня зовут не для того чтоб самую грязную работу скинуть, а для того чтобы ремонт проводился под присмотром специалиста. То есть меня. Настоящего-то мастера-ремонтника, которому за один только предварительный осмотр техники, без работы, — четверть сотни кредов вынь, да положь, прижимистые Питерсы точно вызывать не станут. А я всё же какое-никакое, техническое образование имею… Вдруг, да угляжу какую-то неполадку в механизме, на которую они попросту не обращают внимания по незнанию и которая потом может вылезти им боком?.. В общем — вполне понятное желание свести к минимуму возможность обломаться где-нибудь далеко от базы. Ну кому нужны такие проблемы?.. Роботизированных эвакуаторов-то для транспортировки техники, потерявшей возможность передвигаться самостоятельно, на Фрее уже восемь с лишним десятков лет как не водится…

Удовлетворённо кивнувший отец Свона, Лагса и ещё трёх оставшихся на Базе девчонок больше ничего мне не сказал, полностью сосредоточившись на управлении бронемашиной. Блоха-то уже разогналась до максимально допустимой скорости, и теперь за дорогой надо в оба глаза следить, учитывая что дальность видимости не превышает нескольких десятков метров. А я — я, откинувшись на спинку сиденья и, положив на колени ствол, расслабился. Уютно так в добротно герметизированной блохе в такую погодку… Вокруг невесть что творится, а тут прямо красота… сухо, и вообще… Не так как в каком-нибудь паровике, конечно, — там-то и места побольше, и вообще практически домашний комфорт, но всё же, но всё же. Так и предвкушаю, так и предвкушаю тот момент, когда своей собственной машиной обзаведусь…

Окончательно уйти в сладостные грезы мне мешал лишь без умолку трещащий Свон. Мысли из-за него, не успев воспарить в заоблачные выси, так и соскальзывают на более приземлённые вещи… К примеру, на то чем бы таким его заткнуть… Но настроение такое лениво-благодушное, что не хочется даже извилинами шевелить, выдумывая что-то эдакое… А сделанное на полном серьёзе заявление о замеченном подозрительном шевелении по ходу движения блохи, обычно заставляющее младшего Питерса ненадолго умолкнуть и прильнуть к ближайшей бойнице, сегодня явно не прокатит… Не видно ж не зги… В такую погоду вообще можно засады не опасаться…

Так мы и катили себе потихонечку в сторону Базы под мерный, едва различимый за шумом бьющего по крыше блохи ливня, шелест движка. Все полтора часа… Блоха-то у Питерсов загружена до предела, так что даже при разблокировке встроенного ограничителя скорости намного быстрей тех же двадцати километров в час не побежит. Хотя ненастная погода, скрывающая нас от висящих над Фреей орбитальных крепостей, погонять позволяет. Не зафиксировать же никаким оптическим датчикам в таких условиях превышение каким-либо объектом допустимой устоявшейся скорости перемещения. А самая погань — самофокусирующиеся магнитометры, в городских условиях, да в случае крохи-блохи, малоэффективны…

«Впрочем, двадцать километров в час тоже неплохо. Не пешком же идти и на горбу всю свою добычу тащить. Катаешься себе в своё удовольствие, и никаких забот…» — с оптимизмом подумал я.

Да, я с удовольствием и ещё покатался бы, несмотря на явно решившего сегодня оторваться на мне по полной программе Свона, не умолкающего ни на минуту. Вот только моего мнения никто не спрашивал. Неожиданно шум ливня, бьющего на крыше блохи, как отрезало. А в машине потемнело…

Это мы добрались до одного приметного восьмиэтажного здания-блестяшки на углу Канри и Пятой и скатились по пандусу на его подземную стоянку. И съехали на самый нижний уровень — третий. Отличие которого от любого другого подземного этажа под любым другим зданием в городе сразу бросается в глаза любому поисковику. Здесь непривычно светло из-за проникающего каким-то образом через воздуховоды потоков разреженного света. И в воздухе не серебрится привычная для таких мест взвесь снежинок… Ведь все, что залетают сюда — притянуты размещёнными на въезде мощными магнитными ловушками…

Блоха тем временем медленно подкатила к дальней стене подземной стоянки. С виду — совершенно глухой. Но это только с виду. Ибо стоило только бронемашине Питерсов остановиться, как один сегмент этой стены, с крупно намалёванными на нём вручную цифрами — семь и шесть, дрогнул и пополз вверх. Открыв вскоре круглую трубу тоннеля, в котором легко могут разминуться две блохи, или сможет проехать одиночный паровой тягач.

Такой вот он — вспомогательный въезд на Базу Семьдесят шесть. Один из почти десятка. Которыми можно воспользоваться в любое время суток, а не только, как основным путём, — либо в тёмное время суток, либо когда небо полностью затянуто облаками. Удобно, что тут говорить… Ну и, заодно, у главного входа, расположенного на территории загородного аквапарка, благодаря этому не образуются заторы из въезжающей и уезжающей техники. А чем это чревато, никому объяснять не надо — разведывательные аэродроны-то, осуществляющие планетарный техноконтроль, летают ещё, высматривают всё…

Бронемашина, стронувшаяся с места, едва поднялась фальшстена, проехала мимо врезанной справа в стену бронекапсулы — с узким зеркальным окном во всю её длину, в которой обретаются здешние привратники и находятся управляющие механизмы противовесов. И, неспешно разгоняясь, покатила по тоннелю. Через длинную череду затянутых экранирующей мелкоячеистой медной сеткой двухстворчатых ворот, распахивающихся, когда блоха утыкается своим носом в выступающие вперёд округлые дуги- упоры и захлопывающихся, едва она минует их, под влиянием притягивающих пружин.

Два с лишним километра мы преодолели по идущему под уклон тоннелю, освещенному белыми пьезоэлектрическими светильниками, поочерёдно разгорающимися впереди и медленно угасающими позади. А там — добрались и до его окончания, представшего в виде круглой блямбы броневорот. Которая, впрочем, откатилась — ушла в стену, почти сразу же, едва блоха подкатила к ней. Пропуская нас, таким образом, дальше — ко вторым таким же броневоротам, расположенным менее чем в трёх десятках метров от первых.

Проехав немного вперёд и оказавшись на массивной решётке, бронемашина остановилась — путь-то дальше ей никто не спешил освобождать. Да и назад уже не удастся сдать, ведь первая заслонка вернулась на своё место, отрезав путь к отступлению в основную часть тоннеля…

Резко накатило ощущение дискомфорта. И тут же ушло…

Покосившись на расположенную над дверью магнитную ловушку, я удовлетворенно кивнул. На месте нескольких прилипших снежинок металлизированного стекла осталась лишь мельчайшая серебристая пыль. Работает как надо технология ультразвукового распада напряжённых кристаллических образований…

Додумать мысль о том, как было бы здорово всю Фрею очистить от этой стеклянной дряни, не дал быстро нарастающий гул, от которого мигом заложило уши. А блоха вроде как приподниматься на колёсах начала — словно освобождаясь от прижимающего её к полу груза… Это врубился огромный турбовентилятор под решёткой снизу, моментально сдувший плотным потоком воздуха с блохи всю грязь и влагу в размещённые на потолке дыры. Ну если и не всю, то уж большую часть — точно.

Едва гул начал стихать, а бронемашина опять грузно осела, перед ней возникла призрачно-зелёная стена. Двинувшаяся затем вперёд, прокатившаяся через нас, и остановившаяся позади. И без следа развеявшаяся…

Ну да — самый настоящий биосканер тут стоит. Как и везде впрочем. Жуть какая технологичная вещь, стоящая уйму кредов, но без неё никак. Никому ж не хочется, чтоб на базу проникли такие незваные гости как поделки Копиров — внешне не отличимые от людей андроиды-убийцы, запрограммированные на истребление рода человеческого. Здесь, возле третьего периметра карантинного кольца, опасность встретиться с ними особенно велика… Пусть со времён Исхода зафиксирована лишь пара достоверных случаев столкновения с ними, а остальное всё — страшные сказки и пьяные выдумки, однако и этого хватает, чтобы всерьёз озаботиться защитой баз от проникновения на них андроидов… И надо сказать — повезло нам, что своё металлическое нутро скрыть они не в состоянии… А то бы навели шороху…

Прохождением биосканера всё, разумеется, не закончилось. Из такой же, как встретившаяся нам в начале тоннеля бронекапсулы с зеркальным окном выдвинулась досмотровая команда. Четыре человека в лёгких бронескафах, вооружённые магнитными импульсниками. Серьёзная огневая мощь по нашим временам… Только вот под открытое небо экипированным так — на зависть всем, не высунешься. Мигом с орбиты прилетит так, что мало не покажется.

Впрочем, несмотря на серьёзность снаряжения выдвинувшейся к нам команды, сам досмотр не представлял собой ничего особенного. Удостоверились только, что все свои — жители базы, а не какие-нибудь неизвестные, или того хуже — Изгои, которым вход на неё заказан, да и всё на этом.

Последняя бронестворка убралась с нашего пути, и Фирх немедля выгнал блоху из тоннеля на прилегающий к нему пятачок в секторе С. Где нам пришлось ещё немного поскучать в ожидании возможности выезда на основную магистраль, поглазеть через полностью распахнутые бронежалюзи на прокатывающиеся мимо нас: две камуфлированные блохи в рейдерском исполнении; негромко пыхтящий тяжёлый паровой тягач — восьмидесятитонник, тащащий за собой помимо основного — наглухо бронированного, трёхосного прицепа, ещё и тройку обычных двуосных крытых вагонов-улиток; да ещё одна бронемашина — чисто пассажирская.

За этой колонной на основную магистраль выкатили и мы. И пристроились следом. Путь-то наш тоже лежит ровно туда же — в отсек металлоприёмки.

Так, словно бы мы одна команда с этим отрядом поисковиков, мы и вкатили в огромную, словно выдутую в каменной породе полость, лишь немного облагороженную людьми, укрепившими стальными арками своды. И только там наши пути, наконец, разошлись. Сопровождаемый бронемашинами паровик покатил дальше — к одному из двух имеющихся здесь пунктов механизированной разгрузки, а мы свернули к ближайшему обычному.

Фирх Питерс, тормознув блоху на очерченном квадрате у транспортёрной ленты, не мешкая врубил пневматику, поднимающую боковые пассажирские двери и сдвигающую наверх сегментную крышку грузового отсека. А мы — мы сразу полезли наружу. Причём я безбоязненно оставил в оставшемся открытом салоне и рюкзак и ствол. Мы же не в главный отсек металлоприёмки, в общедоступном секторе D, заехали, где вечно крутится тьма всякого народа — в том числе совершенно левого, не имеющего никакого отношения к сдаче-приёмке, но твёрдо настроенного срубить немного кредов на всём этом деле. Там-то да, только отвернись — мигом что-нибудь сопрут. А здесь воров не водится. Благодаря относительно ограниченной доступности сектора и его более высокому технологическому уровню. Проще говоря — заявиться сюда может лишь житель базы, либо обосновавший своё появление гость, да ещё оптические датчики Службой Безопасности Базы повсюду натыканы. Вот потому и порядок такой…

Немолодая женщина-приёмщик в синем рабочем комбезе, обретающаяся за простым металлопластиковым столом на этом пункте сдачи металла, довольно радушно поприветствовала своих давних знакомых в лице Питерсов и без вопросов запустила транспортёр. На прорезиненную ленту которого Свон с Лагсом тут же принялись выкладывать из кузова блохи сегодняшнюю добычу семейства поисковиков. В основном — разномастные куски и обрезки металлоконструкций из нержавеющей стали, с редкими включениями цветных металлов.

Я тоже чиниться не стал и принял участие в разгрузке. Ну а что такого? И время быстрей летит, и в целом интересно. Достаточно интересно наблюдать за тем функционирует автоматизированный пункт приёмки… Неспешно ползущая лента транспортера уносит всё выкладываемое на неё добро к контрольному стенду, где куски металла поочерёдно загребаются широкими лопатками на массивную плиту высокоточных весов. Там же, одновременно со взвешиванием, встроенным стилометром определяется и состав сплава. А в конце ещё по каждому попавшему на стенд предмету проходится веер красных лучей трёхмерного сканера, создающего цифровую модель и сверяющего с имеющейся базой данных — во избежание попадания в хлам целых деталей и узлов механизмов, а так же взрывоопасных предметов. Ну и со стенда металлический хлам, позвякивая, сыплется в стоящую на узких рельсах обрезиненную трёхкубовую вагонетку, рассчитанную ровно под объём грузового отсека блохи.

Нескучно, в общем, всё это дело наблюдать малознакомому с металлоприёмкой человеку. А той же приёмщице, к примеру, давно приелась эта забава. Сидит себе, да лениво наблюдает за тем как меняется выдаваемая контрольно-весовым стендом информационная картинка на развернувшемся над её столом голографическом экране… Жаль ограниченно прозрачном в нашу сторону, из-за чего ничего кроме размытых световых пятен и не разглядеть…

После выгрузки порядка трёх с половиной тонн металлического хлама, в кузове блохи осталась лишь сущая ерунда — несколько целых пластин, которые выгоднее загнать в мастерских базы — там завсегда готовы купить приличный металл и неповреждённые части механизмов по цене выше лома, да ещё останки найденного Своном мобиля. А вагонетка — вагонетка наполнилась почти доверху. И, когда в неё упал последний кусок металла, а лента транспортёра остановилась, быстро укатилась по узким рельсам прочь. Шмыгнула в тёмную дыру-проём в близлежащей стене, а из такой же, по соседству, в тот же миг выехала другая, пустая, и встала на место товарки у пункта приёмки. Такая вот продуманная карусель…

Многим в этот момент любопытно становится — куда там девается сданный металл, и большинство зачастую представляет себе невероятно большой отсек, в котором вагонетки ссыпают утащенное добро в преогромную гору. Но на самом деле всё гораздо прозаичней — там находится всего лишь средних размеров бункер. К нему сходятся все ведущие из зала приёмки рельсы и в него опрокидываются подкатившие с грузом вагонетки, с грохотом вываливая металл. А в самом низу — в устье этого бункера, вращаются здоровущие зубчатые валы. Спаренные. И способные без проблем сгрызть и цельную блоху, не говоря уже об относительно небольших кусках металла. Мельница-измельчитель, добытая на одном из пунктов вторичной переработки, даже танк способна перемолоть в однородную пескоподобную массу… Перемолоть, да отправить результат её работы по ещё одному большому транспортёру дальше — в один из необъятных бункеров хранилища базы. Где металлический песок будет лежать, дожидаясь своего часа…

— Сто двадцать семь кредов нащёлкало, — глядя на голографический экран, сообщила меж тем приёмщица подошедшему к её столу Фирху. И, переведя взгляд на него, уточнила: — Кидаем как обычно на счёт?..

— Да, Наира, на счёт, — подтвердил Питерс старший. Взял придвинутую ему женщиной по столу гарнитуру древнего коммуникатора, выполненную в виде присоски с усиком — ответвлением, прилепил к правому виску и замер ненадолго, пялясь в никуда и беззвучно шевеля губами. Очевидно — осуществляя вход в инфосеть базы с целью проверки поступления средств на свой личный счёт. А когда отмер, отцепил гарнитуру и, удовлетворенно кивнув, положил её назад на стол.

Больше нас, собственно, ничего не задерживало тут, так что уже спустя несколько минут, мы катили прочь. В расположенный совсем неподалёку гаражный массив, где у Питерсов собственное место хранения имеется. И где мне в скором времени надо будет что-нибудь присмотреть… На обычной-то гостевой стоянке машину держать не вариант, так как никаких денег на оплату не напасёшься…

Прямо сейчас я, правда, не попёрся осматривать те места хранения, что предлагаются их хозяевами в аренду или выставлены на продажу. Несколько преждевременно это. Своей техникой-то я ещё не обзавёлся. Так что попросил Фирха высадить меня возле жилого сегмента нашего сектора. Выгрузился, взгромоздил на плечи с помощью Свона тяжеленный рюкзак, и потопал согнувшись к себе…

Хорошо хоть тут идти всего ничего осталось… Добрести до тамбура меж техническим и жилым сегментами сектора C, перетерпеть непродолжительную процедуру ультразвуковой и воздушной очистки, и считай уже на месте… Пройти ещё пару сотен метров по одному из разбегающихся в разные стороны белых коридоров — на редкость унылых, из-за того, что созданы они из никак не декорированного полимеризированного бетона, да за угол завернуть… доковылять до немного выделяющегося на фоне стены прямоугольника со скруглёнными краями двери — второго по счёту от поворота, и загнанно дыша, остановиться… Всё-ё-ё…

Я шлёпнул левой ладонью по синему квадрату сенсора слева от двери, заставив его налиться внутренним сиянием, и через миг по моему лицу скользнул веер красных лучей сканера внешности. Ещё секундой спустя мягко мигнувший сенсор погас и преграждающий мне путь в жилище прямоугольник скользнул вправо.

Не мешкая, я ввалился к себе. В стандартный пятисоткубовый жилой модуль, выглядящий внутри несколько необычно — как обставленные с претензией на древнюю роскошь четырёхкомнатные апартаменты. Прежние хозяева расстарались… Натащив в жилище всякого хлама, каким буквально завалены все лавки и магазинчики в секторе D. Загородные-то особняки, принадлежащие состоятельным гражданам, меньше всего пострадали от орбитальной бомбардировки, вот и тянут исправно оттуда поисковики низкотехнологичную ерунду, на радость всяким доморощенным эстетам…

Ну да тут я сам по большому счёту виноват. Сам, торопясь убраться с Базы Пять и не желая заморачиваться с перевозкой своего имущества, предложил согласившимся на обмен людям махнуть всё как есть, забрав только личные вещи. А те даже упираться не стали… Не желая, очевидно, терять выпавшую им возможность перебраться из сектора C-3 Базы 76, в сектор B-7 Базы 5 за совсем смехотворную доплату. Да что там говорить — я даже не озадачился на этот счёт. Как узнал, что здесь не только имеется полный доступ к внутренней сети Базы и нет никаких ограничений на использование высокотехнологичного оборудования, но ещё и — предоставляется возможность задействовать для личных нужд два процента машинного времени малого искина «Форох-11»! так и думать забыл о всяких несущественных мелочах. И теперь вот живу как в старинном дворце… Все стены затянуты расшитыми золотистыми драпировками, на потолках — какая-то чушь корявая налеплена, древние стеклянные лампы висят — люстры, кажется, а полы огромными коврами затянуты… Само собой и обстановка вся под стать жилищу, а не строго утилитарная, из обычного металла и пластика. К примеру: большой стол в гостиной — из отливающего синевой стекла, стулья все — из натурального дерева! с мягкой обивкой, так же отнюдь не синтетической, а кресла и здоровенный диван в кабинете — обиты мягкой рыжей кожей! Тумбы-вазы всякие ещё везде, и как апофеоз — занимающая практически полстены живописная картина, на которой какое-то лесное озеро намалёвано…

Поначалу я, конечно, всерьёз настроился повыкидывать весь этот хлам, но оценив фронт работ, решил не горячиться и отложить обустройство жилого модуля на потом. Не к спеху оно. Жить вполне можно и в такой обстановке. Да и девушкам она, как выяснилось, нравится…

Так как в модуле я стараюсь бардак не разводить — а то потом убирать замучаешься, пришлось доковылять до рабочей комнаты, и только там скинуть с плеч рюкзак. И «Корт» на стол положить. А рядом с ним положить расстёгнутый подрагивающими руками поясной ремень…

— Уф-ф-ф!.. — шумно выдохнул я. И принялся стаскивать с себя хиб, который, будучи вывернутым наизнанку и избавленным от сменных картриджей регенерационной системы, немедля отправился в кабинку микроволновой чистки. Это ж не нательное бельё, которое прекрасно отстирает простейшая водная стиральная машина…

Затем, взяв комплект чистого белья, я отправился в душевую. С удовольствием постояв под упругими тёплыми струями воды, бьющими по натруженным плечам, и вроде как массирующими их, я вытерся, быстро оделся, да отправился есть. Благо позаботился утром о том, чем порадую проголодавшийся желудок по возвращении, заказав большую порцию мясного фир-фира. Осталось только его разогреть…

Уплетая за обе щёки быстро дошедшую до стадии готовности мясную запеканку, я не смог удержаться от благодушной мысли о том, как же хорошо жить на планете класса А, а не на какой-нибудь затерянной в космосе орбитальной станции или под никогда не поднимающимся куполом на мёртвом астероиде. Хотя бы в том, хорошо, что здесь нет никаких проблем с едой. Причём — натуральной. И невероятно дешёвой по меркам Земного Союза. Фермеры стараются… Ну и то, что на Фрее обитает не так много народа, тоже неслабо влияет на ценообразование. Будь у нас всего пара небольших гидропонных оранжерей на пару-тройку десятков миллионов населения, а не по сотне квадратных километров плодородных земель на каждого жителя, всё было бы совсем иначе… А так — живи, да радуйся. Любые поварские изыски стоят в пределах нескольких кредов. Только выбери, что пожелаешь, закажи и вскоре готовое блюдо будет стоять у тебя на столе. Прямо опомниться не успеешь, как всё сделают. Среди всех этих имеющихся на базе пунктов питания такая конкуренция за клиентов… возможности-то для расширения деятельности у них ограничены. Не в последнюю очередь из-за обитателей самого населённого сектора — D, считающих готовку на заказ блажью богатеев и пытающихся готовить еду самостоятельно. Не учившись этому делу предварительно, ага. Так что можно представить, что за еда у них там выходит…

Плотно перекусив, я, хоть мне и не терпелось уже приступить к обстоятельному разбору взятых с бандитов трофеев, перво-наперво занялся «грязным делом». То есть — чисткой побывавшего сегодня в бою «Корта». И хорошо ещё что мне посчастливилось не угодить под ливень, а то неполной разборкой и стандартной чисткой было бы не обойтись…

Почистил. Да патроны с магазинов выщелкал, чтоб пружины в них не ослаблять попусту. Ну и в оружейный шкаф всё это дело, включая чистящие и смазывающие средства, убрал.

Но и после этого руки у меня не сразу до трофеев дошли. Начал я с освобождения своего рюкзака. Пока он не лопнул бедный…

Инструмент, тот, что остался из взятых в поиск приспособлений, отправился в свой шкафчик. Оставшиеся магниевые стержни, да нуждающиеся в восстановлении химические светильники — туда же. Снятый с движка бота управляющий блок и нарезанный в рубке электронный хлам — на стол. Замотанный в несколько слоёв экранирующей плёнки искин — не разворачивая, небрежно засунуть в самый низ здорового сдвоенного шкафа, в котором у меня всякое частично работоспособное технологическое барахло хранится. Вроде как совершенно бесперспективная вещь какая-то… Чтоб не заинтересовать никого. Конечно далеко не факт, что Служба Безопасности Базы в моём модуле жучков аудио-видео контроля понатыкала, но немалая вероятность этого всё же существует. Безопасникам вечно нечем заняться… Вот и маются всякой дурью — вместо того чтоб хоть в том же секторе D порядок навести, всяких технодиверсантов ищут. Хотя кто тех видел когда?.. Наверняка по Пятёрке и Двадцать четвёрке саданули с орбиты из тоннельников вовсе не из-за чьих-то злокозненных происков, а по вине отдельных тупоголовых индивидуумов, без ума крутящих сложную электронику, которая по поводу и без постоянно пытается подключиться к планетарной инфосети… Ну да не суть. Главное, что из-за всего этого такой одиночка как я, недавно объявившийся на базе и обладающий хорошими познаниями в технике, просто не мог не привлечь внимания СБ Базы…

За такими размышлениями я вытряхнул опустевший рюкзак и определил его на своё место. Удовлетворённо кивнул, и нацепил на голову тонкий органопластиковый обруч коммуникатора «Редж — 5по». Старьё, конечно, страшное, да ещё не очень-то удобное в ношении, но зато обладающее функцией гипнообучения, что с лихвой перекрывает любые его недостатки.

Подключившись к информационной сети Базы и авторизировавшись в ней, я запустил программу-помощника по разделу ручного огнестрельного оружия и вывел её на развернувшийся перед глазами виртуальный экран. Имеющихся-то у меня по этому вопросу знаний вполне может оказаться недостаточно. Даже с учётом того, что в оружии я неплохо ориентируюсь и имею усвоенный первый ранг соответствующей базы данных. В наших реалиях это — ничто… Слишком много самых разных, порой самых диковинных моделей оружия на Фрее встречается.

С добытыми первыми из трофейного рюкзака «Хогами — 6» никаких проблем опознания у меня, понятно, не возникло. Ходовой ствол под самый распространенный калибр семь шестьдесят два на тридцать девять. Добротный, неприхотливый и относительно недорогой полуавтоматический карабин из времён заката эры огнестрела. Охотно приобретаемый многими — особенно Фермерами. База Три — Тройка, то есть, наш, так сказать — оружейный магнат, чуть не сотнями такие изготавливает, с тех пор как тамошние мастерские нарыли где-то технологическую модель «Хоги — 6» в современном исполнении — из керамида.

Оптику бы ещё соответствующую к этому карабину… но с этим у нас просто беда. Нет такого производства и не предвидится.

«А вот вездесущие глушители делают все кто не лень», — с толикой расстройства подумал я, скручивая их между делом с карабинов. Нет, вещь конечно хорошая и нужная, но по нынешним временам уже вполне можно обойтись и без неё.

Скрученные со стволов невзрачные серые цилиндры глушителей, я к дальнему краю стола отодвинул. Это сразу на продажу идёт, без разговоров. Ибо сразу видно дешевую, полукустарную поделку, что считай в любом оружейном магазине лежит по десятке кредов за штуку. И хватает её, кстати говоря, тоже только на десяток выстрелов…

Избавив карабины от этих глушителей-самоделок, так диссонирующих с остальным — технически выверенным механизмом, я немедля произвёл их частичную разборку и, руководствуясь всплывающими перед глазами подсказками программы-помощника, подверг тщательному осмотру.

Оба «Хоги — 6» оказались во вполне приличном состоянии. Если и стреляли из них — то не так уж и много. Да и ухаживали как полагается… Так что, несмотря на наличествующую внешнюю потёртость, карабины можно сразу задвинуть за нормальную цену. А это есть очень даже хорошо… Я ведь не владелец оружейной лавки где-нибудь в секторе D, которому вполне по силам продать задорого и полный неликвид, банально впарив не способный и стрелять-то толком хлам одному из заглянувших к нему простофиль…

«Так, нулёвые „Хоги — 6“, по четыре сотни ровно идут… а этим, значит, цена обычная для бывших в употреблении, но не имеющих сколь-либо значимых дефектов вещей — три четверти от стоимости новья… то есть триста кредов… Ну и минус неизбежный процент перекупщику… И выйдет пятьсот-пятьсот двадцать монет за оба…» — прикинул я в процессе сборки карабинов.

Разобравшись с трофейным длинностволом, я к дальней стороне стола его отодвинул. И извлёк из рюкзака первый подвернувшийся под руку оружейный пояс из двух снятых с бандитов. Самый обычный такой ремень — из теперешних. Натуральная кожа плюс детали из нержавеющей стали, и никакой тебе невесомой синтетики и пластика. Хотя в защиту этой поделки можно сказать, что со своими функциями она, тем не менее, вполне справляется…

Расстегнув кобуру, тоже, понятно, кожаную, я, ухватив за рукоять, осторожно вытащил из неё массивный воронёный ствол. И восхищённо присвистнул, покрутив его в руке. Ох и здоровая же пушка… этот «Смит и Вессон» 44 калибра… Реплика, разумеется, но приближенная к оригиналу… то есть из идентичных использовавшимся при реальном производстве материалов… Даже накладные щёчки на рукояти из натурального дерева, а не из какого-нибудь органического пластика…

— Жаль только потёрт он сильно, это неслабо так скажется на цене даже при условии беспроблемной работоспособности механизма… — пробормотал я, разглядывая короткоствол. Но тут уж ничего не поделаешь — время беспощадная штука. А изготовлена эта реплика «Смит и Вессона» явно ещё до Исхода. После него-то никому не пришло бы в голову тратить бесценные ресурсы репликатора на создание подобного оружия…

Разрядив револьвер — неслабо так оттягивающий занятую им руку! я проверил его ствол на предмет того не расстрелян ли он в хлам, да работу механизма. Состояние этого трофея оказалось вполне удовлетворительным. А уж для ствола, которому не менее восьмидесяти двух лет, так и вовсе — просто идеальным.

Сунув «Смит и Вессон» назад в кобуру, я отцепил её от оружейного пояса и отправил прямиком к карабинам на дальний край стола. Тоже на продажу. Без вариантов даже. «Грызли», для охоты на которых, как подсказывает программа-помощник, создан этот револьвер, на Фрее отродясь не водились. Для перестрелок же с людьми, несмотря на неоспоримую мощь, или скорее даже именно по вине её чрезмерности, он годится слабо. Тот же «Вульв» куда как лучше будет. Он-то ухватист и мягок в стрельбе… Да ещё и весит, что немаловажно, на добрые три четверти килограмма меньше. И огневой мощи, несмотря на меньший калибр, у него вполне достаточно. Для второго ствола во всяком случае.

Хотя возможно я слишком предвзят к этой ручной гаубице — «Смит и Вессону» 44 калибра. Просто нет у меня никакого желания менять на что-то другое давнишний подарок отца… Память всё же… И о родителях, и о том детском восторге, который охватил меня в момент, когда я взял в руки новёхонький револьвер… такой классный!.. благодаря необычной конструкции совмещающей ствол с нижней каморой барабана, а не с верхней, как обычно…

Досадливо мотнув головой, отгоняя непрошенные воспоминания, я продолжил разбор трофеев. Начал кармашки-подсумки на оружейном поясе освобождать.

Добычей моей стали: два полнёхоньких магазина-десятки к «Хоге — 6», патроны из которых я незамедлительно вылущил в приготовленный лоток; вычурная золочёная зажигалка с початой пачкой курева — сразу полетевшей в предназначенный для мусора короб; да четырехкратный пистолетный оптический прицел, с вытертой кое-где чуть не до металла краской. Ну и ещё в ножнах закономерно обнаружился нож… Хищный такой резак, явно не предназначенный для использования на кухне.

С оптическим прицелом я провозился дольше всего, прикидывая не удастся ли его к «Вульву» приспособить. Тогда и бинокль не нужно будет с собой таскать…

Не вышло ничего. Приладить его, похоже, можно только к этому самому «Смит и Вессону». Да и то, если удастся найти ту часть крепления, которую с оптики кто-то скрутил… видимо для вящего удобства использования прицела в качестве эдакой подзорной трубы…

Бросив опустевший оружейный пояс на карабины, я вытащил из рюкзака второй. Порадовавший меня автоматическим пистолетом…

— Кажется кто-то питал просто неподобающее доверие к переснаряжённым патронам… — не мог не хмыкнуть я при виде такого безрассудства. Вторым стволом должен быть револьвер! И только он! Потому что никогда не заклинит в самый неподходящий момент, подавившись негодным патроном.

— Впрочем, чела, в принципе, можно понять, — малость сдал я назад, ощутив как удобно — как влитая! легла в руку чуть шероховатая рукоять извлечённого из кобуры «Глока -17». Ну и ещё кое-какие подозрения у меня возникли…

Вытащив из пистолета магазин, я выщелкнул из него один, выглядящий как новёхонький, омеднённый патрон с тупоголовой пулей. И ещё раз хмыкнул. Но уже одобрительно. На донце-то патрона, с заходом на капсюль, лазером выгравирована чёткая чёрная надпись: «RL#3» и проставлена дата — «9/81». Что означает, что данный боеприпас был переснаряжён на одной их автоматизированных линий Базы Три менее полугода назад. А это, соответственно, гарантирует отсутствие каких-либо проблем с данными патронами. Ну, сверх допустимых трёх осечек на тысячу штук. Так что бандит этот, с которого я взял трофеем данный ствол, не был столь уж безрассудным оптимистом. Просто раскошелился немного на качественный боеприпас…

«Мне же лучше, — пожав плечами, благодушно подумал я. — Патроны-то, значит, уйдут по полтора-два креда за штуку, а не за десяток.»

Я потёр ещё, на всякий случай, чёрную гравировку подушечкой большого пальца, чтоб проверить — не смажется ли надпись. А то появились, говорят, у нас умельцы, тупо обычной краской наносящие подобную маркировку на старые негодные патроны и втюхивающие их потом за половину цены всяким доверчивым ослам.

Опустошив в пустой лоток один семнадцатизарядный магазин — тот, что извлёк из «Глока», и второй, запасной, добытый из кармашка на оружейном поясе, я преисполнился благодушного настроения. Тридцать четыре патрона это уже кое-что… Половина дохода семейства Питерсов за целый день, примерно.

Слишком уж проникнуться довольством по этому поводу я не успел. Опомнился. Это ж всё ни в какое сравнение не идёт с моей главной добычей.

Подумав так, я и перекладывать пистолет к карабинам передумал. Вместо этого присмотрелся к нему повнимательней. Чуть не на нюх каждую деталь изучил и подверг самой придирчивой проверке внутреннюю поверхность ствола «Глока». Неплохой ведь пистолет… Пластик только на рукояти весь микроскопическими трещинами покрылся… Но ещё может послужить, может…

Поразмыслив немного, я решил пока отложить этот трофей в сторонку. Может он мне ещё самому пригодится… Нет, не как замена «Вульву», и не как третий ствол, но место ему всё же найдётся. В машину его, что уже точно куплю не сегодня-завтра, будет неплохо пристроить пистолет, например…

Помимо «Глока-17» оружейный пояс второго бандита порадовал меня ещё: двумя снаряжёнными магазинами к карабину, братом-близнецом первого боевого ножа, да механическим хронометром. Последний, заключённый в титановый противоударный корпус, оказался, как и мой, без браслета. Что вполне логично. На руку, под облегающий комбез, часы цеплять не станешь. Слишком мороки возникнет в случае необходимости взглянут на хронометр. Не говоря уже о том, что он будет мешать. Ну а поверх рукава хронометр будет смотреться по меньшей мере нелепо… На такую дичь только Изгои могут сподобиться…

С оставшимся в рюкзаке добром я разобрался совсем быстро. Патроны — по соответствующим лоткам, солнцезащитные очки и унивы — в собравшуюся на дальнем краю стола кучу. Все гранаты — тоже на продажу. Ибо никакого доверия к ним нет, хоть и пригодились бы. Шестнадцать десятиграммовых серебряных монет — в карман штанов. Вот и всё.

Критически оглядев собравшуюся на столешнице кучу, я взялся за опустошённый рюкзак. В который первым делом отправился весь электронный хлам добытый в рубке, а так же управляющий блок с движка бота. Ну а сверху я уже всё остальное уложил. Включая шестьдесят винтовочных и восемнадцать револьверных патронов.

Попытавшись приподнять набитый рюкзак, я аж крякнул от натуги. Опять неслабо так по массе вышло. Хотя уже всё же не так как было. Да и идти тут всего ничего…

Накинув на плечи лёгкую куртку, я собрался уже было взять рюкзак и тащить его к Ивену, как коммуникатор коротко пиликнул, уведомляя о поступившем на него вызове. И высветился ник вызывающего — «Чёрный Роджер».

«Наверное Питерсы решили переиграть планы на завтра», — подумал я, подтверждая расширенное визуализированное соединение со Своном. Правда, когда перед моим взглядом развернулось виртуальное окно, эта догадка была сразу же мной отметена.

— Ты чего это такой взъерошенный?.. — полюбопытствовал я, глядя на уставившегося в визор приятеля. Реально выглядящего так, словно он немного не в себе… возбуждён так — что едва не подпрыгивает на стуле… а уж как глаза горят…

— Ты ежедневную информационную рассылку уже смотрел?! — выпалил он, проигнорировав мой вопрос.

— Не, — мотнул я головой. И, заинтригованный, сразу же запросил эту самую информационную рассылку, одновременно с этим вопрошая младшего Питерса: — А что там?

— С сегодняшним конвоем на Базу приехала со своим шоу сама Аделин Пэйн! И клуб «Огни Небраски» уже заключил с ней договор на выступления! — едва не захлёбываясь слюнями, поспешил выложить он сногсшибательную, на его взгляд, новость.

Мелькнула у меня было мысль подначить его, тупо спросив, кто это такая — Аделин Пэйн? Не стал этого делать, предчувствуя что подобное незнание до смерти обидит задыхающегося от восторга Свона. Да и сообразил я уже, что это за особа такая. Ну да трудно не догадаться услышав о том, что она собирается выступать в «Огнях Небраски». В самом популярном на нашей базе клубе. Стрипклубе. Развлечений-то после Исхода поубавилось — вот и развлекается народ таким немудрёным образом.

— А она ничего так… — пробормотал я, разглядывая анимированную картинку извивающейся вокруг шеста полуголой огненноволосой девицы. Этот рекламный проспект «Огней Небраски» с Аделин Пэйн на самый верх сегодняшней новостной рассылки забрался, заинтересовав наибольшее число получивших её.

— Ничего так?! — возмутился расслышавший таки мои слова Свон. И тут же с непоколебимой уверенностью заявил: — Да она просто отпадная!

— Ну может и так, — не стал спорить я, интереса ради запросив открытую информацию по этой звезде стриптиза и обнаружив что на личном голофото она выглядит даже лучше чем в рекламном проспекте. Реально красивая особа, лет двадцати пяти. И огненные волосы её, вьющиеся, до самой задницы просто — шик!

Благосклонно приняв сдачу мною позиций, Свон тут же перешёл к делу, торжественно провозгласив:

— Тогда нечего болтать! Надо двигать немедля в «Огни Небраски», пока там самые хорошие места не заняли!

— Я вообще-то собирался к старику Ивену… — задумчиво протянул я, продолжая разглядывать голофото в личном разделе Аделин Пэйн. Благо их там, в том числе весьма откровенных, оказалось немало… Совсем нечего ей от посторонних скрывать…

— Да ты чего, Уайт?! Какой тут может быть Ивен?! — едва не подскочил от возмущения со стула мой приятель.

Я ничего на это не ответил. Принялся размышлять, непроизвольно поглаживая при этом себя по шее сзади.

Свон немного не так воспринял моё немного затянувшееся молчание, поспешив добавить: — Если у тебя деньгами сейчас напряг, то я могу занять полсотни.

— Полсотни-то зачем? — удивлённо воззрился я на него. — Вроде же вход в «Огни Небраски» пятёрку всего стоит?..

— Ну да, — подтвердил кивнувший Свон. Добавив затем: — Но это в обычные дни так. А сегодня вход стоит ровно половину сотни кредов…

— Да они офигели там что ли, аж в десять раз цену поднимать? — глубоко возмутила меня вопиющая наглость владельцев стрипклуба.

— Так ведь сама Огненная Аделин выступать будет! Понимать надо! — не поддержав меня, вступился в их защиту Свон. — Если плату за вход такой низкой как обычно оставить, то народу в клуб же набьётся как беженцев в трюм последнего отходящего корабля!

Я оставил без внимания выданный младшим Питерсом пассаж, продолжая негодовать: — Да хоть бы и так! Всё равно это не дело такую цену ломить! Полсотни кредов только за то, чтобы на голую девчонку поглазеть?! Да за эти деньги можно вон в «Таннонвере» на целые сутки зависнуть, в какой-нибудь виртуальной игре с эффектом полного погружения так оторваться, что потом не один месяц под впечатлением ходить будешь! Причём с такими красотками, на фоне которых твоя Огненная Аделин покажется сущей замухрышкой!

— Там девчонки не настоящие… — предпринял слабую попытку возразить мне Свон.

На что я фыркнул: — А настоящие в секторе D возьмут всего десятку за твоё развлечение! Причём, в эту цену будет включён отнюдь не только стриптиз! — И окончательно уничтожил приятеля саркастичным вопросом: — Или может, в конскую стоимость входа в клуб включёно не только общее шоу, но и приватный танец этой твоей отпадной стриптизёрши для каждого гостя?..

— Не включён, — недовольно засопел мой приятель. И испустил преисполненный расстройства вздох: — За приватный танец она тысячу кредов берёт… — похоже жутко расстроенный тем, что таких денег у него нет.

— Ни фига себе! — потрясённо выдохнул я. И вновь начал пересматривать голофото этой стриптизёрши, пытаясь понять за что ей такие деньги платят. Ну реально ведь, не тянет она против красоток из вирта… хоть и хороша, хороша… из тех о которых говорят — есть за что подержаться… и не слишком уж чрезмерно фигуристая при этом… зажечь в реале с такой и я бы не отказался… Единственное, смущает только тот факт, что в открытой инфе о ней есть абсолютно всё — даже вкусовые пристрастия, нет только указания возраста… отчего крамольные мысли возникают, что лет ей куда больше, чем кажется… Были бы ещё медицинские услуги так же доступны как до Исхода, я бы и не усомнился в своей догадке… сейчас-то никто ни за какие деньги не позволит расходовать бесценный ресурс медкапсул всего лишь на чьё-то омоложение или восстановление былой красоты…

— Не, я пас, — сказал я в конце концов ожидающему моего решения Свону. — Другие планы на вечер.

— Да ты чего, Уайт?! — едва не возопил он.

— Может в другой раз? — предложил я, чтоб отвязаться от него. И воззвал к его благоразумию: — Она ж явно не для единственного шоу сюда приехала. Несколько недель наверняка пробудет… Так что попадём ещё. — Мысленно добавив: «Глядишь и цены туда дальше поумеренней станут… А то полсотни за какой-то стриптиз это явный перебор…»

— Думаешь?.. — призадумался мой приятель.

— Уверен, — обнадёжил я его. И поспешил закруглить разговор: — Ладно, потом ещё переговорим. Лады?

— Ладно, давай, — проворчал безнадёжно махнувший рукой Свон, поняв что развести меня на поход в стрипклуб сегодня точно не получится. И разорвал соединение.

Я же, покосившись на пузатый рюкзак, на мгновение задумался правильный ли сделал выбор. Но только на мгновение. Стриптиз, конечно, прикольная штука, но есть в жизни и не менее замечательные вещи. Например, сдача поисковиком его находок и последующее зачисление на унив приятно кругленьких сумм… тысяч так в двадцать кредов…

С этими радужными мыслями я покинул свой жилой модуль. А через несколько минут случившийся разговор со Своном просто вылетел у меня из головы. Оказалось достаточно пройти всего лишь несколько десятков метров, чтоб и думать забыть обо всяких глупостях вроде стрипшоу. Всё же таскать на себе тяжести дело крайне неблагодарное. Ни разу не вдохновляющее… И мигом прочищающее мозги. Сразу жизненные приоритеты на свои места расставляются… Что в первую очередь нужно разобраться со своей техникой, чтоб не таскать вот так неподъёмные рюкзаки на своём горбу, а потом уже думать о развлечениях…

Печально то, что сектор C на самом деле лишь выглядит довольно небольшим. Да, это не тот же — D, основной подземный купол которого имеет более двух километров в поперечнике, но всё же, но всё же… Не стеснялись строители базы, пользуясь тем, что техники для производства подземных работ сохранилось на Фрее более чем достаточно… вот и понарыли, зараза, от души…

Из-за того что прямой дороги от моего жилого модуля до лавки старика Ивена никто проложить не догадался, топать мне пришлось с добрый километр. Нехилая такая прогулочка… на начинающих подрагивать от напряжения ногах…

Но идти-то ещё ничего — тяжело, да и ладно. А вот поддерживать при этом на физиономии самый невозмутимый вид, да беспечно разглядывать вездесущую рекламу, стоящие и проезжающие машины, и многочисленных прохожих, встречающихся в самом сердце сектора C — торговом отсеке… Это да, неслабое такое испытание выдержки и стойкости. Но на что только не пойдёшь ради незаметности…

Нет, может я и перебираю немного, но осторожность никогда не бывает излишней. Особенно для поисковика-одиночки. Ибо чревато… И хотя это не сектор D, где к тебе могут просто подвалить какое-нибудь утырки и предложить поделиться нарытым добром, однако излишне светиться всё равно не стоит. Шепнуть ведь словечко нужным людям может любой… Так что пусть лучше у всех встреча с обычным парнем с рюкзаком за плечами мигом вылетает из головы, никак не откладываясь в памяти… Так будет лучше для всех.

Идя, и незаметно контролируя обстановку вокруг, я убедился что не вызываю излишнего интереса у встречающихся. Жителям основных секторов базы, я со своим рюкзаком в принципе был не интересен, а заглянувшие сюда гости из внешнего мира, да редкие вторженцы из сектора D больше пялились на тутошние чудеса — на переливающиеся фасады торгово-посреднических лавок и мелких мастерских, с голограммами-зазывалами, оптическими иллюзиями и прочими технологическими изысками. В общедоступном-то секторе D такого не увидишь… там витрины всё больше простейшими рисованными вывесками обходятся, да древней-предревней неоновой рекламой…

Остановившись, уже почти дойдя до искомой лавки Ивена, я пропустил группу поисковиков, подкативших к лавке Алмера Хро на грузопассажирской блохе, и прошествовавших внутрь с тремя объёмными пластиковыми ящиками, явно военного образца. А там и дальше пошёл — к логову старика Ивена, с незатейливым названием «Технотовары Ивена Тарво». Впрочем, остальные лавки здесь тоже вычурными названиями не щеголяют. Не сектор D, ведь… Здесь главное — имя владельца. Ибо всё завязано на доверии… Ну а как иначе? Торговля-то у нас специфическая и в значительной мере завязана на натуральный обмен. А значит вопрос правильной оценки товара стоит весьма остро…

Лавка Ивена это, если обойтись без экивоков, довольно небольшое помещение. В котором нет обычной для сектора D витрин, с разложенным на ней разнообразным товаром. Всё гораздо круче для нынешних времён. Обычную витрину заменяет огромный голографический экран, на котором можно в подробностях рассмотреть всё что имеется у старого Тарво. Ну и то, разумеется, чего у него нет, но он может достать. Последнее — основа его успешной деятельности. Лавок «просто купи-продай» и без того в достатке. Да гораздо более крутых.

— О, Уайт! — обратил на меня внимание устроившийся в кресте за прилавком короткостриженный седой старик. Сидевший с отсутствующим видом и пялящийся в никуда — или, что гораздо вернее, на виртуальный экран, пока я не опустил с шумом на пол свой рюкзак и не отвлёк его. И пояснил, хотя в этом и не было особой надобности: — А я тут сегодняшнюю информационную рассылку просматриваю…

— Надеюсь не рекламу шоу Аделин Пэйн в «Огнях Небраски»? — не сумев скрыть ухмылки, что возникла сама собой, подначил я его.

— Нет, до неё ещё не добрался, — рассмеялся он. И поддел уже меня: — Это ж вам, молодых, такие новости кажутся самыми важными.

— А что, есть и поинтересней?.. — сходу ухватил я намёк.

— А то! — охотно подтвердил Ивен, поглаживая подбородок. И взялся меня просвещать: — На Восьмёрке ЧП приключилось… в результате которого чуть не половина сектора A в руинах лежит!

— Да ладно… — не поверил поначалу я в такую новость. Фыркнул даже: — Ещё скажи опять какие-нибудь технодиверсанты всему виной!

— Сам сначала не поверил, — хохотнул старик. После чего продолжил: — Там одного Администратора в нецелевом расходовании и уводе подконтрольных средств уличили…

— Это обычное крысятничество так красиво теперь называется? — весело хмыкнул я, перебив его.

— Вроде того, — улыбнувшись, кивнул старик. И хитро улыбнувшись, буквально убил меня: — Присвоил он себе что-то… оцененное в пять миллионов по нижней планке…

— В пять миллионов кредов?! — разинул я рот. А когда чуть пришёл в себя от названной суммы, завистливо пробормотал: — И что я не администратор какой-нибудь…

— В общем, узнали как-то об этом в СБ Базы и решили совсем утратившего чувство реальности администратора взять, — продолжили меня посвящать в перипетии дела. — А он, оказывается, не так прост был… Почуял что-то и удрать попытался…

— И в одиночку разнёс половину сектора, что ли? — недоумённо нахмурившись, уточнил я этот непонятный момент.

— Да нет, не в одиночку, — хмыкнул владелец «Технотоваров». — Его попытку бегства прикрывала пара полностью функциональных абордажных дроидов «Крон -15НКИ»… Они-то там и натворили делов… Под сотню человек положив… И разора устроив как бы не на эти самые пять миллионов…

— Да славная там наверняка заварушка была… — присвистнул я, живо представив себе бои местного значения с участием тяжёлых абордажных дроидов, предназначенных для продолжительных боевых действий на захваченных космических судах. И, помолчав немного, покачал головой, пробормотав: — Нет, всё же хорошо быть администратором…

Ивен согласно кивнул, прежде чем продолжить:

— Самое смешное это то, что кроме убытков Восьмёрка ничего не получила. Никаких ценностей на теле этого администратора или рядом с ним не нашли. И теперь ищут кого-то из причастных к этому делу, кто может пролить свет на местонахождение незаконно позаимствованного имущества… — Да, сделав пасс рукой, развернул над прилавком прямо передо мной небольшой голографический экран и кивнул на него: — Вот, ориентировку по всем базам разослали… — После чего добавил немного вкрадчиво: — С обещанием выплатить сто тысяч награды за приведшую к поимке информацию или впятеро больше за задержание и доставку на базу Восемь…

Я без всякого интереса скользнул взглядом по скупым строчкам описания и довольно некачественному — в силу крайне невысокого разрешения, изображению какого-то едва не налысо обритого подростка, с осунувшимся словно от измождения лицом — отчего глаза его занимали чуть не половину лица. Посмотрел, не приглядываясь особо, и отвернул голову, дёрнув уголком рта. Не моя это тема — охота на всяких беглецов. Пусть даже награда обещана неслабая. И раньше не взялся бы, а уж после сегодняшней находки — и подавно.

— Вижу не заинтересовало… — с каким-то скрытым, как мне показалось, удовлетворением констатировал старик Тарво, сворачивая голоэкран. И усмехнулся: — А мои оторвы, только услышав о награде, банду свою собрали и умчались, стуча от нетерпения копытами. Проверять, не прибыл ли кто похожий на базу с последним конвоем…

— Да ну, это совсем тупым беглец должен быть, чтоб просто взять и перебраться с одной базы на другую, пусть даже самую удалённую базу. Скорей он к каким-нибудь Фермерам подался, в надежде пересидеть всю эту шумиху… — фыркнул я.

— Это точно — совсем никакого соображения нужно не иметь, чтобы так глупо подставляться, — согласился со мной владелец «Технотоваров».

Мы немного помолчали, размышляя каждый о своём, а потом Ивен перешёл к делу.

— Чего ты там притащил-то?.. — спросил он, кивая на приставленный мной к внешней стороне прилавка рюкзак.

— Да целую кучу всего, — бодро заявил я. Да, стараясь не выдать себя невольной ухмылкой, многозначительно добавил: — Такого тебе ещё никто не притаскивал…

— Ну-ну, ну-ну, — подбодрил меня заинтригованный старик.

— Сейчас всё покажу, — важно пообещал я, склоняясь над рюкзаком. Развязал его и с сосредоточенно-деловитым видом начал неспешно выкладывать на прилавок всю уложенную на самый верх ерунду: хронометр, солнцезащитные очки… одни и другие… — наблюдая как с каждым новым предметом, появляющимся перед ним, взгляд старика преисполняется немого укора.

На унивах Ивен не выдержал, проворчав: — Ты точно мою технолавку с какой-нибудь скупкой-барахолкой в секторе D не спутал?..

— Погоди-погоди, — перебил я его, взявшись суматошно обхлопывать карманы комбеза. Вроде как ища нечто важное. А когда остановился, то, просияв, вытащил из кармашка на левом плече золочённую зажигалку.

— Вот ещё! — гордо присовокупил я её к уже лежащим на прилавке вещам. И всё же не удержался — рассмеялся. Очень уж забавным стало выражение чьёго-то лица в этот момент.

Ивен, к его чести, довольно быстро сообразил что его самым банальным образом разыграли. И, сам рассмеявшись негромко, головой покачал: — Вот же зараза… одурачил старика…

— Ну так старался, — улыбнулся я в ответ. Добавив затем, обезоруживающе разведя руками: — Не тащить же мне и впрямь всё это добро в сектор D?..

Всё ещё посмеивающийся старик только рукой на это махнул, вроде как смиряясь с неизбежностью приобретения непрофильного для его лавки товара. На что я и рассчитывал, затевая эту небольшую аферу. Ивен-то мои трофеи по максимальной планке оценки заберёт, в отличии от других скупщиков, которые куда как больше минимальных десяти процентов захотят на мне поиметь. Да и не обременяю я всем этим старого Тарво на самом деле. Есть же у него куда пристроить и подобную мелочёвку, есть. Я точно знаю. Те же торгаши-барахольщики из сектора D охотно забирают скапливающуюся в «Технотоварах» ерунду в обмен на высокотехнологичные вещи, волей случая оказывающиеся у них…

Крайне довольный тем, что всё так удачно срослось, я продолжил процедуру выкладывания на прилавок своих сегодняшних трофеев.

— Пересёкся что ли с кем-то? — благожелательно поинтересовался Ивен, беря в руки первый добытый мной из недр рюкзака карабин и осматривая его.

— Да утырки какие-то подловить меня сегодня хотели… — кивнул я, выставляя по одной гранаты. С кривоватой усмешкой добавив: — Только сами встряли по полной программе…

— Ты смотри — поаккуратней там, — покачав головой, предостерёг меня старик.

— Это по любому, — серьёзно ответил я, не став иронизировать на тему чьей-то чрезмерной опеки. И причина вовсе не в том, что не хочется рассориться с со стариком Тарво, отчего-то решившем, что он, на правах старого друга моего отца, должен присматривать за мной. Просто дело ведь он говорит…

— Стволы проверил? Как они?.. — вернулся к делу Ивен, откладывая «Хогу — 6» и беря в руки «Смит и Вессон».

— В полном порядке, — заверил я его.

На что старик удовлетворённо кивнул и отложил в сторону и револьвер. Поверив мне на слово не стал тщательно осматривать каждый ствол. И, медленно обведя взглядом всё лежащее перед ним на прилавке — видимо подсчитывая стоимость всего этого добра с помощью своей виртуальной программы оценки и калькуляции материальных ценностей, забитой в коммуникатор, а затем подытожил: — Тогда тысячу четыреста за всё.

— Тысячу четыреста кредов?.. — изобразил я раздумья. Но именно что изобразил — примерно такую сумму ведь и рассчитывал!

— Кредитов серебром, — педантично уточнил не принимающий обычного сокращения старик. Хотя это в чём-то понятно. Наши-то креды-кредиты совсем не те, что имеют обращение в Земном Союзе… И являются именно что серебряными. Потому как после Исхода, когда появилась нужда в едином средстве расчёта, было решено вернуться к седой старине и обратиться за помощью к драгоценным металлам. А именно — к имеющему наибольшее распространение серебру. Прикинули его стоимость по последней средней биржевой цене Земного Союза, да и начали монету штамповать из самого ходового — технического, серебра и в оборот её пускать. Туда дальше — и золото, и платина, и другие драгметаллы в ход пошли. А уже много позже и безналичные расчёты новыми деньгами начали вестись… Это когда поисковики с Базы Тридцать один, располагающейся близ самого крупного города Фреи — полиса Фэйлан, докопались до одного из подземных хранилищ планетарного филиала Гэлэкси банка и обнаружили там два с половиной миллиона новеньких универсальных расчетных карт и терминальное оборудование к ним.

— Ладно, согласен я, — выдержав приличествующую случаю паузу, махнул я в конце концов рукой. И спохватившись, полез в карман комбеза. Чтобы выгрести из него все прихваченные с собой монеты и выложить их тоже на прилавок со словами: — Тысяча четыреста кредов и ещё шестнадцать.

Ну а что? Зачем мне жменя монет по одному креду? Ладно бы десятка была, пятёрка, да один кредит. А так… лишние сто шестьдесят грамм веса! И это в то время как лежащие на униве деньги не весят ничего.

— Тысяча четыреста шестнадцать кредитов серебром, — подтвердил чуть улыбнувшийся Ивен.

— Так, с этим, значит, разобрались… — удовлетворённо произнёс я. И предвкушающе потерев руки, радостно провозгласил: — Переходим тогда к более интересному!

— Интересному?..

Отвечать вопросительно уставившемуся на меня Ивену я не стал. Вместо этого наклонился и вытащил из похудевшего рюкзака управляющий контур, снятый с движка бота. Вытащил, на прилавок аккуратненько его водрузил и прямо на глазах у старика содрал с электронного блока экранирующую плёнку.

— Управляющий контур двигательной установки?.. — озадаченно пробормотал Ивен, уставившийся на мой — чуть пошарканный предварительно, чтобы казалось, что его не один день таскали в рюкзаке, трофей. И, найдя взглядом золотистую полоску штрих кода, на мгновение сфокусировал своё внимание на нёй. Давая таким образом визуальному сканеру своего коммуникатора захватить картинку и считать с картинки данные. После чего хмыкнул заинтересованно: — «Локх-16М»… малый маневровый, то есть… довольно-таки ходовая модель… — И, подняв голову, обратился ко мне с вопросом: — Что, думаешь, он ещё живой?..

— Есть такое подозрение, — солидно кивнул я. Добавив тут же самокритично: — Но утверждать не возьмусь — проверка работоспособности на глаз это на самом деле вовсе не проверка.

— Это да, это да, — согласился владелец «Технотоваров», с хитрым прищуром глядя на меня. Не иначе как моё заявление было воспринято им как обычная для поисковиков в таких случаях мнительность, выражающаяся в нежелании спугнуть удачу своим преждевременным хвастовством и уверениями в исключительности добычи.

— Ладно, проверим сейчас, действительно ты что-то интересное приволок, или ещё один кусок бесполезного хлама, — решил старик, когда ему надоело глазеть на мою подчёркнуто невозмутимую физиономию.

Сказано — сделано. Не успел Ивен договорить, как с левого края широкого и вроде бы являющегося одним целым прилавка прорезалась щель, быстро превратившаяся в целую расселину. Из которой шустро выбрался наружу сверкающий новеньким металлом серебристый паук — с тельцем размером с детскую голову, длинными гибкими ножками и двумя рядами скомпонованных по четыре штуки сканеров-окуляров на крохотной голове. Сервисный дроид «Атх-9» собственной персоной! Вторая диковинка, помимо голографической витрины, призванная произвести должное впечатление серьёзного заведения на посетителей лавки старика Тарво. И со своей ролью она вполне справляется… Ведь одно дело как все тестировать притащенную электронику на контрольном стенде вручную, и совсем иначе это выглядит когда это со всем разбирается сервисный дроид профессионального класса стоящий по нашим временам под сотню тысяч кредов. Впечатление совершенно разное создаётся, да…

Хотя, конечно, есть и проблемы с этим «Атх-9»… Куда ж без них?.. Только на моей памяти, а я на базе обретаюсь всего-то около полугода, этого сервисного дроида дважды спереть пытались. Недоумки какие-то из новеньких… Не знающие, что всё пространство за прилавком находится в растре широкополосного станера «Станг — 11Ш», используемого подразделениями антитеррора колониальных сил правопорядка. Который с гарантией вырубает даже десяток упитанных туш незваных гостей за раз. И обычные комбезы от его воздействия не защищают… Хоть увешай ты их наглухо навесной бронёй! Ну а для самых умных, или считающих себя таковыми, озаботившихся и защитой от парализующего воздействия станера, у Ивена есть и ещё один крайне неприятный сюрприз. Прямо над прилавком, в скрытой потолочной нише, у него автоматическая лазерная турель стоит… Тяжёлая спарка «Лост — 212», снятая с дроида огневой поддержки. Против которой и в бронескафе не попрёшь — поджарит моментально.

«Ну, во всяком случае, первых незваных гостей, — критично добавил я про себя, невольно приподнимая голову и бросая взгляд на сокрытую в потолочной нише лазерную турель. — А потом наверняка погорят подводящие энерговоды лавки, не рассчитанные на такую жёсткую кратковременную нагрузку…»

Меж тем, сервисный дроид, натравленный владельцем «Технотоваров» на мой сюрприз, подскочил к контрольно-управляющему блоку и на мгновение замер, двигая своими сенсорами-окулярами и считывая данные с прибора. Как со штрих кода, предназначенного для первичной идентификации с помощью простейших оптических сканеров, так и с гораздо более информативной радиометки, которую несут в себе абсолютно всё произведённые в Земном Союзе вещи. А когда «Атх-9» установил что за устройство лежит перед ним, буквально набросился на него, во мгновение ока распотрошив! Стремительно сняв крышку не только с основного блока управляющего контура, но и с датчиков тоже. И давай всюду совать тонкие усики-хоботки контрольно-измерительной аппаратуры!

— Да, это тебе повезло, так повезло, Уайт… — медленно проговорил Ивен, когда «Атх-9», закончив исследовать внутренности управляющего контура, замер неподвижно обратившись головой в сторону своего хозяина — явно скидывая ему данные по оптическому каналу связи. И головой удивлённо покачал: — Мало того что и главный блок рабочий, и все сенсорные датчики, так ещё и износ у него мизерный… Ресурса за девяносто процентов осталось!

— Норм! — довольно заулыбался я. Даже не пришлось стараться, неподдельную радость от такого известия изображать. Само собой всё вышло…

— Редкая добыча… — многозначительно заметил Ивен, косясь на дроида-паука, взявшегося собирать обратно управляющий контур. И больше ничего не сказал, красноречиво так замолчав.

— Ага, редкая, — не мог не согласиться я. Добавив ещё: — Какую так просто не сыщешь, нужного места не зная… — Да практически сразу же бросил с искренней досадой: — Да кто ж знал, что оно всё так обернётся-то?.. Разве ж я стал бы тогда этих утырков-бандосов наглухо валить?.. — Да сам себе тут же и ответил: — Нет, не стал бы… — И испустил горестный вздох…

— Да, обидно… — помешкав чуть, согласился со мной старик, воспринявший всё ровно так как я надеялся подать — что управляющий контур двигателя взят мной трофеем с неизвестных бандитов вместе со всем остальным.

— Ещё как! — горячо поддержал его я, не выходя из образа. А про себя вздохнул облегчённо: «Отлично!.. И врать не пришлось…»

Не то что бы я Ивену совсем не доверял, но когда речь идёт о столь серьёзных деньгах, любой, самый мизерный риск неуместен. Ладно бы я просто битый бот нашёл, пусть и с чудом выжившей электроникой, а так… Лучше не провоцировать никого, так оно надёжней будет. Много меньше вероятность быть кем-то схваченным, выпотрошенным на предмет своих тайн, и брошенным в каком-нибудь тёмном закоулке с проломленной башкой.

Владелец «Технотоваров» ушёл в себя — явно работая со своим коммуникатором, а я затих, смиренно ожидая когда старик отомрёт и вынесет свой вердикт. Тут немного терпения просто нужно. В один миг-то единую для всех Баз Биржу не прошерстишь, с партнёрами своими не свяжешься… какое-никакое время требуется для того чтоб пристроить мою ценную находку…

— Восемь триста, Уоррен, с базы Пять прямо сейчас даёт, — отмерев, сказал мне Ивен. Пояснив: — Ему как раз недавно такой двигатель производства «Локхин» в отличном состоянии достался. Проблема только в мёртвом управляющем контуре…

— Нормальная вроде цена?.. — напряжённо потерев лоб, уточнил я у Ивена.

— Да, неплохая, — подтвердил он. И, помедлив чуть, сказал: — Хотя можно и ближе к десяти тысячам поднять… Если не спешить с продажей управляющего блока, а самим нерабочий двигатель найти и его восстановить… Покупатель-то на него всегда найдётся.

— Не, — помотал я головой. — Ждать мне не вариант. Оно ведь когда ты ещё достанешь такой нерабочий движок, чтоб на него мой управляющий контур воткнуть — может через месяц, а может и через год… А своя техника мне уже сейчас край нужна.

— Ну да, в общем-то… — согласился с моими резонами потирающий подбородок старик. Уточнив затем: — Так я тогда продаю?

— Да, — подтвердил я.

Ивен опять ненадолго выпал из мира, обстряпывая сделку, а я вновь затих, быстренько прикидывая в уме сколько же получу за этот управляющий контур. С восьми тысяч трёхсот кредов оговоренной цены десять процентов посреднику уходит-то… То есть мне причитается семь тысяч четыреста семьдесят… Вдохновляющая сумма, что тут и говорить.

До серьёзного испытания моего терпения дело всё же не дошло. Едва я начал переминаться с ноги на ногу, устав стоять неподвижно, как владелец «Технотоваров» отмер и обратил на меня осмысленный взгляд. Да немного ворчливо произнёс: — Давай уже, доставай свой унив… — одновременно с этим вытаскивая из-под прилавка древний расчётный терминал, с виду здорово смахивающий на совсем уж антикварный калькулятор.

— Сейчас! — чуточку торопливо пообещал я, расстёгивая карман на левом плече комбеза.

— И когда ты уже счёт в Банке себе заведёшь как все приличные люди… — не преминул высказаться, по своему обыкновению, на эту злободневную тему Ивен.

— Вот как только — так сразу, — отшутился я так же как всегда, не собираясь идти в этом вопросе на попятную.

Понятно, что Ивену проще напрямую перекинуть деньги со счёта на счёт, нежели возиться с терминалом. Но не так уж и намного, чтобы я чувствовал себя из-за этого хоть сколько-то виноватым. Да и не один я такой — хватает людей хранящих свои сбережения на унивах. Или вообще вон, как большинство обитателей сектора D, — в наличной монете! Нет, открытие личного счёта в Банке имеет свои плюсы, конечно… к примеру — возможность купить или продать что-то через Биржу, или там — заказать что-то с другой Базы с доставкой… Но есть и солидный такой минус, перевешивающий в моём случае всё остальное. Доступ к своему счёту можно получить только в высокотехнологичных секторах баз. Любых баз, разумеется, ибо Банк у нас один-единственный для всех. И что делать, если вдруг такое случится, что мне будет противопоказано довольно долгое время появляться на базах?.. А ведь такой возможности исключить нельзя… Жизнь она такая — любит подкидывать неожиданные сюрпризы. Особенно учитывая отдельные моменты моей прежней жизни… Так что, случись что — пусть лучше мои денежки будут со мной.

Пока Ивен возился с терминалом, забивая необходимую к перечислению сумму, я активировал свой унив. Который немедля сунул к терминалу, когда старик удовлетворенно крякнул, справившись со своим делом. Коснулся широкой серебристой полоски с его внешней стороны и с удовольствием узрел изменившуюся сумму баланса. С утра-то там было ровно пять сотен неприкосновенного запаса, а сейчас уже слегка за десять тысяч кредов!

— Ну что, доволен? — благодушно усмехнулся старик, глядя на меня, пялящегося на свой унив.

— А то! — подтвердил я. И широко улыбнулся: — Только это ещё не всё…

— Только не говори, что у тебя там ещё один управляющий контур к движку! — возмущённо произнёс Ивен.

— Да нет, там более обыденные вещи, — рассмеялся я. Пояснив затем: — Горелые электронные блоки, да добытый из них металл. — И начал выкладывать оставшееся содержимое рюкзака на свободную часть прилавка — поближе к тому месту где с его внутренней стороны расположен неизменный атрибут всех лавок-магазинов абсолютно во всех секторах Базы. Контрольно-весовой стенд. Почти такой как отсеке металлоприёмки, только малый, а не средний и не автоматизированный.

— Откуда столько?.. — малость обалдел старик с количества притащенного мной лома.

— Просто повезло… — лаконично поведал я, водружая на прилавок самый жирный кус моих трофеев — увесистую, серебристо-золотую, с зеленоватыми стеклянистыми вкраплениями, чушку извлечённого из электронных плат металла.

— Да уж, не иначе, — пробормотал Ивен, приходя в себя. И головой покачал, глядя на возникшую перед ними кучу. Ну и, видя что я закончил с выкладкой трофеев, за дело взялся. Начал поочерёдно укладывать «исследуемые образцы» на угольно-чёрную плиту запущенного стенда. Укладывать их, да убирать по короткому звуковому сигналу, заменяя следующими, да, поглядывая на развернувшийся по левую руку от него маленький голографический экран, едва слышно похмыкивать при этом. А когда дело дошло до той самой увесистой чушки… для водружения которой на стенд старику пришлось приложить заметные усилия, он хмыкнул уже вполне отчетливо. Но ничего не сказал.

Всё рано или поздно заканчивается. Подошли к концу и мои трофеи, на исследование которых ушла добрая четверть часа. Ивен немного посидел ещё, пялясь на свой стенд — получая и обобщая данные с него, а затем с неподдельным уважением обратился ко мне: — Ох и везуч ты, Уайт… Тут же одного серебра под двадцать килограмм выходит!

Я скромно промолчал на это, вроде как засмущавшись. Хотя язык так и чесался… Но надо ж дать Ивену возможность подсчитать всё спокойно. А то вдруг собьётся и где-нибудь ошибётся…

— Шесть тысяч шестьсот восемьдесят девять кредитов серебром! — торжественно провозгласил старик чуть погодя, закончив свои расчёты.

— Класс! — широко улыбнулся я. И немедля уставился на Ивена. Откровенно выжидательно.

Тот, не будь дураком, сразу сообразил что к чему. И, посмеиваясь, вновь вытащил из-под прилавка ранее убранный расчётный терминал. С которого скинул мне на унив причитающуюся сумму. В результате чего у меня стало семнадцать тысяч кредов без малого!

«Нормальная такая сумма! На хорошие колёса точно хватит!» — крайне радостно подумал я.

— Доволен, смотрю?.. — добродушно усмехнулся владелец «Технотоваров», глядя меня.

— Ну так… — подтвердил я, душа так и прущие наружу эмоции и солидно эдак откашливаясь. И быстренько упрятал унив в карман комбеза. После чего деловито поинтересовался у Ивена, кивая на разложенное на прилавке добро: — Помочь всё убрать?

— Да нет, не надо, — поразмыслив чуть, отрицательно мотнул головой старик. Пояснив затем, чтоб я не подумал, что дело в каком-то недоверии ко мне, уже не раз бывавшем во внутренних помещениях его лавки — как в мастерской, так и в трёх здоровущих складах: — Клайв сейчас подойдёт, он всем и займётся.

— Ну как знаешь, — нисколько не расстроился я, что потрудиться придётся не мне, а Клайву. Ему полезно будет тяжести на склад потаскать. Для вящего проникновения работой в дедовой лавке…

— Куда ты теперь?.. В «Огни Небраски» небось прямиком двинешь, удачу свою отмечать?.. — не преминул напоследок с ехидцей подначить меня Ивен.

— Да какие «Огни Небраски»? — отмахнувшись, засмеялся я. — Сегодня мне найдётся и чего поинтересней стриптиза посмотреть! — После чего, посерьёзнев, вроде как пожаловался: — А вообще, если честно, умаялся я за сегодня так, что хочется просто упасть и отдохнуть… Что скорей всего и сделаю сразу по возвращению к себе. — Пробормотав ещё задумчиво. — Заодно базы кое-какие обновлю…

— Обновление баз это да, дело нужное, — поддержал меня серьёзно покивавший старик. Ну так ему ли не знать сколько мороки с этим делом? Это тем у кого нейроимплантаты установлены хорошо — полученные знания никуда не денутся, а нам жуть как маяться приходится! Мало того что от ускоренного — а как иначе-то? гипнообучения поутру башка трещит, так ещё и усвоенные базы моментально выветриваются из памяти! Особенно если ты изученной темы касаешься лишь постольку поскольку. Так что приходится постоянно обновлять базы знаний…

— Ладно, пойду я, — уведомил я старика. И действительно вознамерился уже уходить. Да тут мой взгляд упал на совсем позабытый на радостях рюкзак. И я, уже двинувшийся было прочь от прилавка, остановился. Остановился и задумчиво произнёс, глядя на последний оставшийся от бандитов трофей: — Слушай, Ивен… а тебе рюкзак случаем не нужен?.. не новый, но добротный ещё… даже не латанный нигде…

— Иди уже отсюда, торгаш! — замахал на меня руками захохотавший в голос Ивен, моментально сообразивший к чему я клоню.

— Ну нет, так нет, — с сожалением вздохнул я пожимая плечами. И поднял с пола рюкзак. Подержал его немного в руках, примиряясь с мыслью что срубить ещё десяток кредов не выйдет. Да ещё раз вздохнув — тяжко-тяжко, словно с любимой вещью расставаясь, положил на прилавок со словами: — Ладно, тогда бонусом тебе будет…

Ивен на это только рукой махнул, утирая другой выступившие слёзы.

Ну стрёмно просто тащиться из торгового квартала с пустым рюкзаком и с такой сияющей рожей. Тут любой смекнёт, чел что-то удачно загнал и теперь чешет при деньгах. И зачем мне такое палево?..


Часть первая | Фрея. Карантин класса «Т» | * * *