home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

— Появление Лота, тем более в такой роли, будет для них сильным ударом, — Яснина слегка побарабанила пальцами по мраморным перилам балкона, прищуриваясь от яркого солнца, заливающего дворец ослепительным светом и играющего веселыми зайчиками на гладко отшлифованных стенах.

Всего пару минут назад маг задействовал переход, чтобы отправиться к границе, где решения князя дожидались присланные Орденом маги. Колдунья шла в тронный зал, но заметив стоящую в одиночестве на балконе Азарию, подошла к ней. Девушка выглядела встревоженной и немного испуганной, хотя и пыталась спрятать свои чувства за маской спокойствия, вот только получалось у нее это не слишком хорошо. Выглянув вниз, Яснина увидела причину охватившего княжну беспокойства. Светловолосый маг, затянутый в черный придворный костюм, расшитый золотой нитью, внимательно слушал Рамира, чуть склонив на бок голову. Военачальник оживленно жестикулировал, довольно громко что-то ему доказывая. Зная Лота, она могла с уверенностью сказать, что упрямый маг пытался отказаться от сопровождения, полагаясь только на свои силы, а Рамир, с присущей ему настойчивостью, убеждал его изменить принятое решение. Колдунья с интересом следила за все сильнее разгорающимся спором, облокотившись на перила, гадая, кто же из них окажется упрямей и непреклонней. Неизвестно, чем бы он закончился, если бы не появление слуги, который с поклоном что-то довольно быстро сказал начинающему проявлять признаки нетерпения магу, поспешно откланявшись после этого. Яснина видела, как изменилось выражение лица Лота, превращаясь из недовольного в крайне удивленное. Рамир беззлобно ухмыльнулся, потрепал мага по плечу и ушел, оставив его одного. Впрочем, ненадолго. Не успела колдунья удивиться происходящим странностям, как к магу приблизились стражники. Насчитав дюжину, колдунья улыбнулась. Она обернулась, когда за ее спиной прозвучал веселый голос Велиславы, не слышно подошедшей к ним.

— Повелитель отдал приказ своим доверенным стражам сопровождать Лота на границу. И передал магу, что нанимал его для того, чтобы он служил ему верой и правдой еще лет как минимум девяносто, а не для того, чтобы с почестями хоронить уже сейчас. И добавил, что почести еще нужно заслужить, — в голосе девушки звенел едва сдерживаемый смех, — я искала Рамира, и стала случайной свидетельницей разговора между повелителем и слугой. Поэтому мы можем не опасаться за Лота, каким бы упрямым он не был, ему придется подчиниться приказу владыки.

Колдунья перевела взгляд на мага, который с забавно вытянувшимся лицом смотрел на стоящих перед ним вооруженных до зубов стражников, облаченных в золотистые кольчуги и шлемы, полностью скрывающие их лица, оставляя только прорези для глаз, носа и рта. С такого расстояния она не могла достаточно хорошо рассмотреть мужчину, но почему-то Яснине казалось, что он вовсе не раздражен полученным указанием, скорее поражен странной для него заботой со стороны владыки, ведь Рогд никогда не баловал ею своих подчиненных, не утруждаясь сохранением жизней своих слуг. Он всегда считал, что проще заменить погибшего новым магом, чем пытаться обезопасить его от гибели. Видимо, князь полагал иначе, заботясь о тех, кто служил ему.

— Ему действительно может угрожать что-то серьезное? — Колдунья оглянулась на Азарию, стоящую немного в стороне. Княжна словно не хотела, чтобы маг заметил ее присутствия, оставаясь в тени. Яснина перевела взгляд на передернувшую плечами Велиславу, которая словно хотела показать своим неопределенным жестом, что не осведомлена о происходящем. — Меня удивило решение брата отправить к магам именно Лота. Они ведь ненавидят его и считают предателем.

— Поэтому он сам попросил об этом князя, Азария. Лот много лет состоял в Ордене, выполняя многочисленные приказы и распоряжения его Главы, даже если они расходились с его убеждениями. И после стольких лет верной службы Рогд предал его. Я могу только представить, насколько тяжело было ему сознавать то, что он все потерял. Эта встреча для него — прекрасный способ отомстить не только Рогду, но и всему Ордену в целом. Быть придворным чародеем — очень почетная должность для любого мага. Никто из тех, кого прислал Рогд, не посмеет напасть на Лота только из-за одного его нового статуса. Любая попытка нанести ему вред будет приравнена к объявлению войны, а Орден на это ни за что не пойдет. По крайней мере, сейчас.

— Мне не нравится эта затея, — Азария прикусила губу, печальными глазами глядя вниз, где в ярком пламени перехода исчезал сначала маг, а затем стражники, последовавшие за ним.

— Твой брат поступил правильно, разрешив ему отправиться на границу. Этот яд, который все еще отравляет его кровь, должен выйти, иначе Лот окажется погублен собственной яростью и злобой, а также неудовлетворенной жаждой мести, — Яснина подошла к девушке, ободряюще потрепав ее по хрупкому плечу, обтянутому шелком небесно-голубой туники, свободно струящейся по хрупкой фигурке. Азария вскинула на нее грустные большие глаза, в глубине которых сверкали слезы. Она быстро опустила взгляд, скрывая их, но колдунья приподняла ее лицо за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. — Маги не умеют прощать, особенно такое. Ты должна научиться принимать его таким, какой он есть, если хочешь быть с ним.

— Я, — девушка вспыхнула, заливаясь ярким и горячим румянцем, опалившим нежные щеки и стекающим на грациозную шею. Она растерялась, не зная куда от смущения деть глаза, чтобы только не смотреть на улыбающуюся чародейку. Сзади хмыкнула Велислава.

— Нет, она действительно считала, что никто ничего не замечает? Ну, может сам Лот ничего и не видит, но остальные-то все прекрасно знают.

— Тебе нечего стыдиться, Азария. Но твои чувства к магу на самом деле уже давным-давно ни для кого не являются тайной.

Девушка с силой закусила задрожавшие губы. Вид у нее был такой, словно она вот-вот расплачется.

— Я боюсь, Яснина, — едва различимым шепотом призналась она, — боюсь потерять его, особенно сейчас, когда он даже не мой.

— Тебе нечего бояться, ведь Лот далеко не так прост и безобиден, как выглядит на первый взгляд. Очень многих его внешний вид веселого балагура вводил в заблуждение. И это стоило им жизни.

— Это не самое лучшее утешение, Велислава, — колдунья поморщилась от ее слов, но девушка только философски пожала плечами, — ты сама сказала, что Азарии стоит принять его таким, какой он есть. А Лот на самом деле очень могущественный и сильный маг, который к тому же отличается от остальных особенностями своего дара. С ним никогда не будет просто. Но зато, и скучно тоже… Кстати, похоже, что я одна заметила своеобразное пристрастие членов правящей династии к магам.

— Рамир тоже без ума от Велиславы, так что это общее безумие. Может, вы околдовали нас всех какими-то редкими чарами? — Азария попыталась улыбнуться, но голос у нее предательски подрагивал.

Яснина бросила на девушку быстрый взгляд, заметив, как помрачнело ее лицо. Велислава болезненно сглотнула, пытаясь удержать беззаботное и веселое выражение, хотя уголки ее губ невольно опустились вниз. Колдунья понимала, что княжна не хотела задеть ее, но упоминание о том, что она больше не является колдуньей, все еще больно ранило ее. Закрыв на мгновение глаза, Яснина с грустью подумала о том, какой простой и прекрасной была ее жизнь до того, как все завертелось вокруг этих проклятых полукровок. Постоянные опасности, безумный риск, сражения, путешествия в неизвестность… И никаких чувств… М — да, это была просто сказочная жизнь, а она не ценила эти чудесные мгновения. А вот сейчас, стоя рядом с двумя глубоко несчастными девушками, она с неожиданно острой тоской пожелала оказаться в каком-нибудь глухом и населенном чудовищами месте. По крайней мере, справиться с ними будет намного проще, ведь их в отличие от княжны и Велиславы по крайней мере можно просто убить…

— Что ж, надеюсь, среди собравшихся нет рьяных моралисток, потому что сейчас мы будем делать нечто не очень хорошее.

— Только не говори, что ты без ведома Лота настроилась на его ауру, — простонала Велислава, делая уморительное лицо при этом, — ты совершенно не исправима.

— Я не понимаю, что вы имеете в виду, — Азария удивленно покрутила головой, поочередно глядя то на насмешливо улыбающуюся колдунью, в глазах которой сверкали озорные огоньки, то на обреченно качающую головой девушку, — что мы сейчас будем делать?

— Подсматривать, — заговорщицким шепотом произнесла Яснина, поднося палец к губам, словно призывала княжну к молчанию.

Она повернулась к балкону, медленно проводя в воздухе рукой. Вслед за ее движением проступило очертание большого квадрата, который стремительно темнел. Воздух сгущался, свиваясь в кольца тумана, заполняющие отведенное им место. Всего через несколько мгновений перед ними образовался своеобразный экран, совершенно непроницаемый. Изумленная Азария округлившимися глазами следила за тем, как он светлеет. И отступила назад, когда вместо посветлевшего сгустившегося тумана возникло ясное изображение, показывающее границу.

— Невероятно…

— О, да, — голос Велиславы прозвучал немного ехидно, — не сомневаюсь, что ты способна настроиться даже на голосовую волну.

— Обижаешь…

Колдунья отступила немного назад, позволяя ошеломленной Азарии подойти ближе. Девушка с неприкрытым изумлением рассматривала зависший в воздухе экран, закрывающий собой часть внутреннего дворика, засаженного цветами, на который открывался вид с балкона.

— Я никогда такого не видела. Лим ни разу не прибегал к такому способу, если нужно было за кем-то проследить. Брат просто посылал шпионов.

— И не увидишь. Никто кроме Яснины, Рогда и еще пары-тройки магов не способен на это, — Велислава выглянула из-за Азарии, вопросительно глядя на колдунью, усмехнувшуюся при ее словах, — мне почему-то кажется, что Лоту это не слишком понравится.

— А мы ему не скажем. Брось, Велислава, ему сейчас не до того, чтобы убеждаться, не следит ли кто за ним. А прибывшие из Талвинии маги не смогут заметить моей слежки.

— Нужно будет предупредить Камлена, — после короткого молчания задумчиво произнесла княжна, не сводя глаз с открывающейся перед ней картины.

— Это не лишком хорошо с твоей стороны. Ведь после того, как князь и Яснина заключат союз, она войдет в вашу семью. Где же твоя женская солидарность?

— Что? — Азария быстро обернулась к иронично усмехающейся Велиславе, часто моргая, словно ее слова отвлекли ее от каких-то захватывающих мыслей.

— Она имеет в виду, что с твоей стороны не слишком правильно говорить об этом князю, ведь в противном случае я не смогу застать его врасплох, когда он будет с любовницей, — несколько цинично пояснила колдунья, криво усмехаясь.

— Боги, вам вообще знакомо такое понятие, как супружеская верность?! — В сердцах выкрикнула Азария, гневно топая ногой.

Яснина быстро взглянула на Велиславу, ответившую ей виноватым и смущенным взглядом.

— Ладно, мне стало стыдно…

— Мне тоже, — хмыкнула Яснина, стараясь справиться с охватившей ее неловкостью.

— Я просто подумала о том, что из-за этого она может попасть в беду. Поэтому и хотела рассказать обо всем Камлену, чтобы он не позволил ей ничего предпринимать в одиночку!

— Ясно, — Велислава выглядела крайне сконфуженной, когда посмотрела на колдунью, удивленно хлопающую глазами, — теперь я чувствую себя еще более виноватой. Почему в этом дворце у всех получается постоянно ставить меня в неловкое положение одними только словами?

— Не только тебя, поверь мне, — Яснина слегка склонила голову на бок, глядя на девушку обреченным взглядом, — наверное, все дело в том, что мы привыкли видеть в людях только плохое, не задумываясь о том, что их поступки могут быть направлены нам во благо. Это удивляет и сбивает с толку.

— Точно. Рамир уже не раз говорил мне, что я ищу в каждом его слове какой-то подтекст, а мне казалось, что он просто шутит.

— Вы обе жили просто в ужасном месте, раз настолько плохо думаете обо всех людях, вместе взятых!

Колдунья решила промолчать, не отвечая на возмущенную реплику задетой за живое княжны. Возможно, девушка и была права, потому что ответить ей было нечего. Вместо этого она указала слегка покрасневшей от обиды Азарии на экран, который показывал одну из окраинных улиц Даншера. Они видели происходящее со стороны, словно стояли немного в отдалении, не принимая активного участия, но являясь при этом непосредственными и безмолвными свидетелями.

Яснина уже знала, что князь и Лот в мельчайших деталях обсудили все подробности встречи мага с послами Ордена, поэтому не была удивлена, когда из-за поворота появился отряд всадников, быстро приближающийся к большому постоялому дому, стоящему в тупике улицы. Ни Лот, ни Яснина не могли с полной уверенностью сказать, кого прислал Рогд, поэтому решили не рисковать лишний раз и не позволять магам перемещаться во дворец, используя переход даже в сопровождении колдуна. Сам Лот уверял, что никому из Ордена не разобраться в схеме заклятий, которые он использовал при его создании, но князь не стал использовать превосходную защиту дворца в качестве наглядной демонстрации того, что у него есть что противопоставить притязаниям не дружелюбно настроенных соседей. На вопрос колдуньи о том, почему он так поступил, Камлен лишь пожал плечами и с усмешкой сказал, что любит делать сюрпризы своим противникам. Особенно неприятные…

На высоком крыльце расположились несколько человек, негромко переговаривающиеся между собой. Несмотря на жару, стоящую уже которую неделю подряд, они не снимали темных плащей, скрывающих их фигуры. Видимо, услышав стук подкованных копыт, они резко обернулись, занимая более выгодные и удобные позиции, словно готовились принять бой. Колдунья не выдержала и тихо хмыкнула, наблюдая за тем, как медленно, но плавно и грациозно поднимается со ступеней один из магов, не поддавшийся общему напряженному ожиданию. И именно он первым заметил приближающегося к ним всадника, едущего немного впереди остальных. Лот с кривой усмешкой быстрым и умелым движением, выдающим многолетнюю практику, спрыгнул с высокого, тонконого жеребца, в черную гриву которого были вплетены золотые цепочки, украшенные чеканными символами Мораввы: кругом, внутри которого скрещивались направленные рукоятями в разные стороны смертоносные мечи. Едва ноги мага, затянутые в высокие сапоги из черной кожи, коснулись камня мостовой, замершие в напряженном ожидании колдуны с громкими проклятиями подались вперед, словно хотели напасть. Рядом с Ясниной сдавленно и глухо выдохнула княжна, судорожно прижимая крепко сжатую в кулак руку к дрожащим от волнения губам. Светловолосый маг и глазом не повел в ответ на явную агрессию со стороны не слишком любезно встретивших его колдунов, насмешливо обводя столпившихся на крыльце ироничным и вызывающим взглядом, придающим его серовато-голубым глазам лисье выражение.

— Лот, — более спокойно отреагировавший на его появление мужчина шагнул вперед, отбрасывая назад капюшон плаща, открывая лицо. Яснина и колдун усмехнулись практически синхронно. Не узнать высокого, худощавого, красивого и рыжеволосого мага было невозможно. Что ж, его появление было весьма логичным и обоснованным, ведь кто-то же должен был занять место, освободившееся возле Рогда после того, как с него сместили предыдущего законного владельца. Судя по жесткому и циничному выражению на лице Лота, он так же прекрасно понял, кто сменил его у власти.

— Господин приказал убить отступника, — ледяным голосом произнес один из магов, стоящих за спиной Харна, который слегка склонил голову на бок, скользя по колдуну и его сопровождению задумчивым и оценивающим взглядом.

— Я знаю приказ не хуже тебя, — холодно отрезал он, — вот только, похоже, он нашел себе нового хозяина.

— Какая проницательность, Харн, — тон Лота звучал форменным издевательством, — хотя обычно она тебе совсем не свойственна. Жаль разочаровывать тебя, но хозяину прислуживаешь ты, а я являюсь придворным чародеем великого правителя, наследного князя Мораввы, а также его доверенным лицом, которому поручено встретить вас и сопроводить во дворец. Владыка согласился принять вас лично, поэтому не стоит терять время на пустые разговоры.

— Думаешь, тебе удастся уйти от заслуженной кары, предатель? — Яростно прошипел тот же маг, что заговорил ранее, едва ли не выплевывая слова.

— Вежливее, Вилур, — Харн смерил приподнявшего брови невозмутимого мага, треплющего пофыркивающего жеребца по пышной гриве, долгим и пронизывающим взглядом, — ты сейчас своими недостойными речами оскорбляешь приближенного князя, одаренного его величайшим доверием. Мы же не хотим, чтобы из-за тебя случился международный скандал, о котором, судя по его появлению здесь, так мечтает наш бывший соратник?

— Жаль разочаровывать тебя, но у меня есть дела поважнее банальной и недостойной мужчины и мага мести тем, кто продался за золото, позволив убивать своих союзников и собратьев по дару и оружию.

— Ты предал Орден и смеешь обвинять других?

— За последние месяцы в Талвинии завелось слишком много отступников, не находишь? Не мы предали Орден, а он — нас. Поразмышляй на досуге, Харн, над моими словами, ведь ты сам можешь оказаться следующим в этом длинном списке неугодных новой власти. Теперь, когда обмен светскими любезностями наконец-то закончен, прошу следовать за мной.

— Яростный пожар, все это время пылающий в его душе, уже погас, — колдунья с понимающей улыбкой следила за спокойно поворачивающимся спиной к своим многочисленным врагам магом, садящегося в седло под полными мучительной ненависти и жадной жажды крови взглядами, прожигающими его, — он сам понял это, не вступив в спор с Харном.

— Почему он предостерегал этого мага?

— Он заменил его, если это вообще возможно. Лот занимал в Ордене очень высокое положение, являясь одним из двух бессменных и верных помощников его Главы, наделенным большой властью и огромными полномочиями. И если Ниара, второго мага, все знали, как правую руку Рогда, то Лот всегда оставался левой — не так явно необходимой, но зачастую более полезной и незаменимой. Видимо, это произошло уже после того, как я покинула Литору. Глава Ордена основательно почистил ряды, заменяя ставших неугодными магов новыми, которые приняли новую политику Ордена, не задавая лишние и ненужные вопросы.

— И Харн воспользовался выпавшей ему возможностью для собственного возвышения, — горько произнесла Велислава, презрительно глядя на рыжеволосого мага, легко вскакивающего в седло подведенной одним из спешившихся стражников лошади. Маги с явным подозрением и пренебрежением осматривали лошадей, которых вели в узде несколько стражей, всем видом выражая недовольство, но не решались высказать его вслух.

— Он всегда был верен Рогду. С самого первого дня его восхождения, поэтому я не удивлена. Пожалуй, только его и можно было бы назвать другом Главы Ордена, если у такого мага вообще могут быть те, кого принято называть друзьями…

— Мне казалось, что Харн — далеко не дурак. Неужели он не понимает, что происходит сейчас в Ордене?

— Все он прекрасно понимает, Велислава. Просто, как и любой другой маг, наделенный довольно могущественной силой, выделяющей его из серой массы менее одаренных, он всю свою жизнь мечтал подняться как можно выше. И теперь, когда ему выпал такой шанс, он возьмет свое. Надо признать, что все чародеи крайне жестоки, поэтому совершенно равнодушно относятся к тем, кто являлся их предшественником, но потерпел поражение.

— Мне казалось, что маги очень сильно отличаются от обычных людей. Ведь когда у тебя есть такая сила, ты можешь делать что угодно. А вместо того, чтобы направлять ее в нужное русло, ее используют ради власти и богатства, — горько произнесла Азария.

— У всех есть свои слабости, и маги в этом ничем ни отличаются от остальных. В подавляющем большинстве своем все они мечтают о том, чтобы взойти на вершину и уже оттуда смотреть на лежащий у их ног мир. Что сказать, каждый, у кого есть сила, уже с детства твердо убежден в том, что он достойней и лучше остальных.

— Но ты не такая. И Велислава тоже! — Похоже, слова колдуньи нисколько не убедили княжну. Яснина усмехнулась, оглядываясь на мягко улыбающуюся девушку, которая без насмешки смотрела на немного покрасневшую Азарию.

— Меня обучал, если это можно так назвать, маг, которому было глубоко наплевать на нас, своих многочисленных учеников. Он был вынужден взять воспитанников, следуя приказу Ордена, но не обязан был заботиться о них и учить тому, что знал и умел сам. Для него вся эта затея с ученичеством, придуманная Главой Ордена, была простой формальностью. Он приходил в специально созданную комиссию, наугад тыкал пальцем в длинный список, не глядя, выбирал себе последователей, приводил их в свой дом и с чистой совестью передавал их на руки другим, начисто забывая о том, что является чьим-то наставником уже на второй день. Поэтому мне и в голову никогда не приходила даже случайная мысль о каком-то могуществе или власти. Все долгие годы моего ученичества мне просто хотелось выжить и вырваться, наконец-то, из этой западни, в которую меня определил Орден.

— Мне же, наоборот, слишком часто говорили об этом. Так часто, что уже к пятнадцати годам я научилась ненавидеть даже это простое слово — власть — не говоря уже о том, чтобы стремиться ее заполучить.

Яснина обернулась к экрану, немного понаблюдала за всадниками, поворачивающими на главную широкую улицу Даншера, и взмахом руки развеяла чары. Заметив, как Азария тревожно закусывает губу, она невольно улыбнулась.

— После того, что сказал Лот, они не посмеют напасть. Это обычного мага можно тихо и без лишнего шума убрать со своей дороги, а вот придворный колдун князя входит уже в разряд неприкосновенных особ, на которых даже простое покушение грозит обернуться мгновенной смертной казнью виновных. И князь будет в своем праве, так как на своей земле он и есть закон.

— И это был бы замечательный выход из сложившейся ситуации, — задумчиво произнесла Велислава.

— Думаю, Лот тоже так решил, поэтому и вызвался самостоятельно встретить наших дорогих гостей, — согласилась с ней Яснина, — вот только они не станут нападать. И он это понял. Рогд приказал Харну действовать осторожно, поэтому они и проявляют несвойственное им миролюбие. И мне это очень не нравится.

— Думаешь, он знает о том, что ты во дворце?

— Теперь, да. И если моя догадка верна, кто-то из приближенных к князю докладывает обо всем происходящем непосредственно Главе Ордена.

— Но это невозможно! Я знаю от брата, что Лот проверял всех: начиная от слуг и заканчивая представителями именитых семей. Среди них нет предателей!

— Значит, кого-то он пропустил. Или же Рогд позаботился о своем информаторе, предоставив ему защиту. Слишком много совпадений, Азария, и это не может не настораживать. Вот только наш загадочный отступник передал не совсем верные сведения. Или же просто не успел сообщить новую информацию.

— Ты права, Глава Ордена никогда бы не послал к князю своих послов, если бы наверняка знал о том, какой ответ они привезут обратно. Для него это будет огромным, и я очень на это надеюсь, неприятным и болезненным сюрпризом!


Глава 10 | Путь к Истоку | Глава 12



Loading...