home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

— От Лота пришли известия, — Камлен оторвался от чтения длинного свитка, грозящего в какой-то момент сорваться с его колен и упасть на пол, настолько большим он казался колдунье, подошедшей к трону.

Фыркнув, Яснина досадливо тряхнула волосами, свободно струящимися по плечам и, уже не таясь, направилась к князю, восседающему на троне в очень свободной позе, закинув одну ногу на другую. Он с улыбкой следил за ее приближением, краем глаза заглядывая в написанное.

— И что же тебе поведал наш не в меру ретивый друг? — Колдунья не смогла не сыронизировать, потому что сама хотела отправиться в Литору, чтобы посмотреть, что там происходит, и какие настроения царят в народе, но наглый маг, успевший отойти от проклятия покойного Рогда, опередил ее и, переговорив наедине с князем, смылся из Даншера в Талвинию.

— Как вы и предполагали, далеко не все маги пострадали от происков бывшего Главы и короля, большинство из них просто укрылось в надежных местах подальше от его вездесущих шпионов, чтобы избежать преследования. Многие, не теряя напрасно времени, вернулись в столицу и начали восстанавливать Орден, от которого практически ничего не осталось. Даже дворец, в котором он располагался, сожгла разъяренная толпа, от него остались только стены, опаленные пламенем.

— Восстание удалось прекратить?

— Совет в срочном порядке просмотрел всех возможных претендентов на престол и нашел подходящую кандидатуру. Он родом из какой-то побочной линии бывшего монарха, которого сверг упокоившийся колдун, но подает большие надежды. Люди с восторгом приняли вести о том, что именно он займет трон, да и он уже дал свое согласие. Не думаю, что мир в Литоре продлится долго, ведь рано или поздно ему надоест прислушиваться к мнениям советников, стремящихся влезть в любое дело, но пока он ведет себя довольно миролюбиво.

— Лота уже приняли во дворце?

— Да, он прислал вести как раз после посещения Совета и короля, пока еще не объявленного официально, но уже исполняющего свои прямые обязанности. Скажем просто, они все крайне заинтересованы в дружбе и партнерстве с Мораввой, не претендуют ни на что и готовы к диалогу.

— Думаю, его появление посеяло в столице смятение, ведь Лота не только исключили из Ордена как опасного предателя, так еще и сделали все, чтобы как можно больше людей узнали о его мнимой гибели, — усмехнулась колдунья, присаживаясь на подлокотник трона.

Князь небрежно отложил свиток на приставленный столик, с горой заваленный какими-то еще не распечатанными письмами, не вскрытыми капсулами и документами, требующими его пристального внимания. Вместо этого, он обнял колдунью за талию, перетаскивая ее к себе на колени, и уткнулся лицом в ее волосы, с облегчением переводя дух. Яснина улыбнулась, положив свою руку поверх его ладони. Он с самого утра закрылся в тронном зале, чтобы никто не отвлекал его, потому что в кабинете ему не давали покоя, постоянно мешая. Поэтому колдунья могла представить, как его утомило многочасовое сидение на одном месте, просмотр и заверка бесконечных писем и официальных бумаг.

Они не заговаривали о том, что случилось в горах несколько недель назад. Вернувшись во дворец, все пришли к молчаливому соглашению, что Азарии лучше не знать ничего о судьбе своего старшего брата. Для нее он просто сбежал, испугавшись гнева князя, и сейчас скрывался от преследования где-то на западе Талвинии у полукровок. Яснина рассказала правду только Велиславе, которая не поверила этой версии, слишком хорошо зная ее саму и Лота. Она прекрасно понимала, что ни один из них не позволил бы ему избежать наказания, полученного справедливо и заслуженно, ведь княжич успел натворить немало бед. Рамиру удалось узнать у пленных полукровок, что именно он выполнял роль шпиона для Рогда при дворе в Даншере, передавая все сведения напрямую колдуну, а также поспособствовал тому, чтобы наги смогли проникнуть на территорию города и совершить покушение на князя, которое едва не закончилось его гибелью. И если вначале колдунья ощущала неприятное и давящее чувство вины, то теперь нисколько не сомневалась в правильности их поступка. Она была рада только тому, что не Камлен убил его собственноручно, потому что видела, что он все равно очень тяжело переживает смерть брата. Лишняя ноша была ему совершенно не нужна…

— Как твои родители? — Голос князя звучал приглушенно, словно он засыпал, согретый ее теплом.

— Хорошо. Восстание обошло их стороной, ведь магов в их деревеньке вообще нет. Они были встревожены и огорчены моим долгим отсутствием, боялись, что я принимаю участие в борьбе со сторонниками Рогда.

— Тебе нужно поговорить с ними и убедить перебраться к нам.

— Они не захотят покидать свой дом, — колдунья откинулась назад и удобно устроила голову на его широком плече. Она сморщила нос, когда князь забавно потерся носом о ее щеку, вызывая щекотное ощущение на коже, — к тому же, они еще не знают, кто мой муж. Я никак не могу решиться сказать им об этом.

— Я и сам могу это сделать, — несколько обиженно отозвался Камлен, задетый за живое ее явным нежеланием брать его с собой к своей семье.

— Ну, уж нет! — Колдунья яростно затрясла головой, выражая свое несогласие, — я не готова к тому, что у всех членов моей семьи случится сердечный приступ, который, несомненно, обеспечит твое появление. Я представлю тебя ближе к свадьбе младшего брата.

— Думаешь, она все-таки будет? — В голосе мужчины зазвучала ирония. — Из твоих рассказов я понял, что он не спешит оказаться окольцованным. К тому же, невесту для него нашла твоя семья…

— Ну, я не уверена, что его женой в итоге окажется именно она. Эта девушка, с которой его пытаются свести жены старших братьев, мне, мягко говоря, не понравилась.

— А ему?

— Чеслав полностью согласен со мной. Она нам обоим напоминает белку: рыжую, шуструю, непоседливую…

— И?

— И вечно щелкающую орешки, — колдунья в неподдельном отчаянии закатила глаза, — это дико раздражает!

Они немного помолчали, потом Яснина неохотно заговорила, прерывая спокойствие и умиротворение момента.

— Кстати, прикажи Лоту уже вернуться, а то Азария места себе не находит. Пока он там будет навещать всех своих старых знакомых и налаживать былые контакты, она здесь с ума сойдет от беспокойства.

— А, так это от нее ты вчера пряталась большую часть дня в катакомбах, — проницательно догадался князь, — а я все никак не мог понять, откуда взялся этот странный интерес.

— Мне действительно было любопытно взглянуть на библиотеку, о которой ты рассказывал, — возмутилась Яснина, после чего вынуждена была признать его правоту, — она переключила всю свою энергию на меня.

— И что же она от тебя хотела?

— Азария принесла мне целый ворох каких-то кружавчиков, — колдунья очертила руками в воздухе что-то непонятное, — и хотела, чтобы я выбрала те, что мне больше понравятся.

— Ну, просто покажи ей на любые, она будет довольна…

— Да я даже представления не имею, что это такое!

— Хорошо, вместе посмотрим…

Рядом с троном из пустоты возникло сияние, из которого выпорхнула радостная и сияющая не хуже до блеска начищенного медного чайника Сиара, сжимающая в руке по длинной ленте пенных кружев золотистого оттенка.

— Я уже вернулась, госпожа. У оборотня все хорошо. Его таверна цела…. А откуда у вас эта прелесть?

— Какого оборотня? — Заинтересовался князь, мигом просыпаясь.

— Я уже рассказывала тебе о Вране. А это, — она указала на кружева, которыми любовалась девушка, — принесла Азария. Они ей нужны… Для чего-то.

— Ими украшают зал, — приглушенно произнес князь, старательно борясь с рвущимся наружу смехом, — устанавливают колонны, а между ними натягивают такие ленты, к которым потом крепят цветочные композиции.

— А вы не знали, госпожа? — Мило удивилась Сиара, с любовью прижимая их к груди, — вот эти — самые красивые!

— Может, ты хочешь помочь княжне? — Поинтересовалась Яснина, предчувствуя, что в скором времени ей удастся избежать повышенного внимания Азарии.

— А можно? — Девушка даже подпрыгнула на месте от переизбытка чувств. — Конечно, хочу! Ведь это так здорово!

Камлен все же не выдержал и рассмеялся, получая от колдуньи увесистый удар под ребра.

— Ой, госпожа, я ведь совсем забыла вам рассказать. Когда я была в таверне, к оборотню пришел другой — такой красивый, но грозный… — Сиара изобразила устрашающую мордашку. — Ваш друг был так рад, что даже заплакал.

— А имя его ты не узнала? — Колдунья выпрямилась, прищуриваясь. Слова девушки насторожили ее, ведь она действительно беспокоилась за Врана, все это время находившегося в эпицентре восстания.

— Я его услышала, потому что оборотень его постоянно повторял, словно заклинание какое-то. Сайлас, кажется так…

— Невероятно, — изумленно прошептала Яснина, отказываясь поверить услышанному.

— Ты его знаешь?

— Он был капитаном корабля, на котором плавал Вран. Он заменил ему сына. Но он уже давно пропал, я не смогла найти его, хотя и пыталась помочь убитому горем бывшему первому помощнику «Нарвала».

— Ты не знаешь, что произошло. Может, так и должно было быть…

Не успела колдунья отойти от удивления, как дверь в тронный зал приоткрылась, в нее проскользнула гибкая фигурка Азарии, которая с озабоченным личиком торопливо направилась к ним.

— Похоже, это не единственные новости на сегодня, — пробормотал князь.

— Нам нужно ускорить свадьбу Рамира и Велиславы! — Без обиняков заявила княжна, останавливаясь напротив трона.

— Почему? — Одновременно спросили Камлен и Яснина.

— Потому что она ждет ребенка! — Выдала невероятную новость взволнованная девушка, не знающая, радоваться ей или тревожиться.

— А давай захватим соседнее королевство? — Тоскливо предложила колдунья, оборачиваясь к князю, на лице которого отразилось искреннее непонимание, сменившееся широкой улыбкой. — А лучше — сразу два!

— М - да, Яснина. Мне кажется, тебе придется очень долго учиться жить в мире и покое…


Глава 19 | Путь к Истоку |



Loading...