home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Яркое голубоватое сияние разлилось в воздухе, отражаясь от мраморной стены неясными, причудливо сплетенными тенями. Маленький, практически крохотный и слабый огонек разгорался все сильнее, превращаясь в ярко и горячо пылающее пламя, из середины которого легко и непринужденно выпорхнула изящная, хрупкая и грациозная фигурка девушки. Устремив на закатившую отчаянным жестом глаза колдунью долгий и изучающий взгляд, она мягко скользнула вперед, потянув маленьким носиком-кнопочкой воздух, словно принюхиваясь. Практически сразу алые губки бантиком сложились в ослепительную и сияющую радостью улыбку, а огромные голубые, словно безоблачное летнее небо глаза засверкали неподдельным счастьем и восторгом. Тяжело и обреченно вздохнув, Яснина зажмурилась и приготовилась к самому худшему. Громко завизжав на одной ноте, девушка метнулась к ней, бросаясь на нее и заключая в крепкие и восторженные объятия. Колдунья, оглушенная роскошным голоском, от тембра которого могли с легкостью полопаться даже самые прочные стекла из горного хрусталя с добавлением серебра, с внезапной тоской поняла, что ее прошлая, мирная и спокойная жизнь уже никогда не станет прежней. Если до этого она не была уверена в том, что кто-нибудь вообще вспомнит о ней, если она пропадет без вести или погибнет, то теперь с удивлением убеждалась, что существовали даже те, кто искренне был рад просто видеть ее. И это осознание доставляло колдунье, которую с рождения не баловали вниманием и заботой, огромное удовольствие, а вот постоянные объятия — нет…

— Ну наконец-то, госпожа! — Девушка оторвалась от нее, но только затем, чтобы тонкими, изящными ладонями пробежаться по ее плечам и волосам, словно не могла поверить своим глазам и хотела сама убедиться в том, что с ней все в порядке. Заметив направленный на нее крайне недовольный взгляд, она грациозно всплеснула руками, изображая негодование, и быстро затараторила. — Я не смогла отыскать вас. Несколько раз безрезультатно пыталась связаться с вами, но каждый раз мой призыв возвращался назад, ко мне, без ответа. Я не знала, что думать… Я так испугалась… Я…

— Сиара, — колдунья успокаивающе и ласково коснулась тонкой руки девушки, крепко вцепившейся в отложной, широкий воротник платья, — все хорошо. Я здесь, с тобой…

Девушка с тихим стоном осела на колени перед Ясниной, сжимаясь в комочек и прижавшись к ее ногам, обхватила колени колдуньи отчаянным жестом, словно испуганный и потерянный ребенок. Вздохнув, ведьма осторожно коснулась ладонью длинных, струящихся тонкими прядями до пола голубоватых волос, нежно поглаживая их, лаская, словно шерстку крохотного потерявшегося котенка.

— Яснина?!

Голос мужчины прозвучал тихо и очень неуверенно. Она подняла голову, глядя на удивленное лицо Врана, который с изумлением смотрел на льнущую к ней, словно в поисках защиты и тепла, девушку. С губ колдуньи сорвался тяжелый вздох.

— Что-то случилось, Сиара? Почему ты так встревожена?

Девушка вскинула на нее огромные, словно у лани, выразительные глаза и коротко кивнула.

— В дом пытались проникнуть, взломав вашу защиту. Я довольно легко отразила две первые попытки, но третью едва смогла предотвратить. Это был не человек…

— Маг? — Предположил Вран, угрюмо откладывая в стороны столовые приборы. Новости его явно расстроили. Сиара ответила ему уничижительным взглядом с оттенком легкого превосходства, заставив мужчину нахмуриться.

— Обладающие магией тоже простые люди, у которых есть сила. Она имеет в виду не человека…

— Вот как он, — девушка небрежно махнула рукой в сторону заметно напрягшегося Врана, его карие глаза начинали стремительно меняться, выдавая охватившее мужчину волнение, — но не совсем. Я не встречала прежде это существо, иначе непременно запомнила бы его сущность. Он действовал не так напористо и грубо, как двое первых. Вот они были магами, причем не самыми сильными. Каждый из них все силы положил на то, чтобы взломать вашу защиту, но не преуспел. А последний действовал хитрее — он подбирал ключ. Я не стала ждать, чтобы посмотреть на результат и вмешалась. Он сразу отступил, не позволив мне даже рассмотреть его, как следует.

— Ты молодец, — Яснина с улыбкой потрепала довольную, просто сияющую от похвалы, девушку по голове. К своим обязанностям Сиара всегда подходила очень ответственно и серьезно, стараясь выполнять их как можно лучше, чего никак нельзя было ожидать от легкомысленной, капризной и ветреной красавицы, какой она казалась непосвященным людям. Колдунье пришлось привыкать к ней, а также к той детской непосредственности, с которой она смотрела на мир.

— А оборотень связан? — Коварным шепотом спросила Сиара, ярко поблескивая глазками.

Яснина не больно дернула длинные прямые пряди, заставив девушку слегка поморщиться и игриво отмахнуться от ее руки. Но любопытство из ее взгляда никуда не делось, поэтому колдунье пришлось отрицательно покачать головой.

— Нет, — она бросила на застывшего Врана, изображающего из себя статую невинно оскорбленным жертвам женского коварства, лукавый взгляд и мстительно добавила, — пока что…

— Как здорово, — преисполненная энтузиазмом девушка вспорхнула с пола, радостно хлопая в ладоши. Только что она стояла рядом с ней, изучая смутившегося от такого пристального внимания мужчину горящим взглядом, в котором явственно читался интерес, а через мгновение оказалась у него за спиной, оставив после себя в воздухе легкое сияние, медленно тающее. Прильнув к правой руке отшатнувшегося в сторону от неожиданности Врана, она ослепительно улыбнулась, демонстрируя белоснежные, острые зубки. Бывший первый помощник капитана перевел потрясенный взгляд на спокойную колдунью, которая пила вино и тихо посмеивалась над его удивлением.

— Эм, Яснина?!

— Ты ей понравился, — колдунья развела руками, показывая, что полностью беспомощна перед этим свершившимся фактом. На самом деле Сиара всегда слушалась ее, но Яснина не хотела лишать себя такого развлечения, как растерянный и смущенный оборотень, не знающий, куда деваться от чрезмерного внимания.

— Он такой милый, — растягивая последнее слово, певуче произнесла девушка, вцепляясь острыми коготками в рукав сюртука и не позволяя сбросить свою руку, что Вран очень осторожно пытался проделать, — мужественный и сильный. И красииииииииивый…

— Яснина, — взмолился оборотень, умоляюще глядя на нее, — сделай что-нибудь…

— Не могу, — колдунья придала своему лицу самое невинное выражение, которое никак не вязалось с дрожащим от сдерживаемого смеха голосом, — надо было жениться. Сиара никогда не обращает внимания на женатых, то есть связанных с ее точки зрения, мужчин.

Девушка согласно закивала, подтверждая ее слова, отчего ее волосы заструились по покатым плечам, и презрительно фыркнула, выказывая недвусмысленное отношение к особям противоположного пола, которые не дождались ее и выбрали себе в спутницы кого-то другого.

— Я могу его забрать? — Девушка выпустила свою жертву и умоляюще сложила ладони, жалобно глядя на нее.

— Нет, — колдунья заметила, как огорчил ее отказ Сиару, с ее личика исчезло радостное оживление, а плечи безвольно поникли. А вот Врана, наоборот, крайне обрадовал. Он облегченно перевел дух, и слабо улыбнулся. Поэтому она продолжила, — но ты можешь навещать его здесь. Тебе же нравится ходить в гости, не так ли?

Сиара взвизгнула от переизбытка чувств, радостно подпрыгнула и повисла на шее у побледневшего мужчины, смотрящего на смеющуюся колдунью полными ужаса глазами.

Получив разрешение, девушка оторвалась от него, послала воздушный поцелуй и растворилась в ослепительно вспыхнувшем сиянии, оставляя их наедине.

— Глава Ордена в курсе, что ты занимаешься приручением духов?

Яснина сердито и недовольно взглянула на потирающего плечо мужчину и холодно отрезала. — Я никогда этого не делала и не собираюсь.

— Но эта девушка…

— Она сама привязалась ко мне, а на любые попытки избавиться от нее реагировала крайне недовольно.

— Она называет тебя госпожой, поэтому со стороны это выглядит подчинением.

— Я прекрасно осведомлена в том, что наш разлюбезный Глава запретил порабощение магами любых сущностей, не способных самостоятельно принимать решения. Но Сиара — разумное существо.

— Так кто же она?

Яснина смерила мужчину долгим и сомневающимся взглядом, будучи до конца не уверенна в том, что он правильно поймет ее, но ответила. — Блуждающий огонек…

— ???

— Блуждающий болотный огонек. Тот самый, что возникает в глубине леса или в топях и манит за собой заблудившихся путников. И не надо делать такое лицо, Вран. Представь мое, когда крошечная искорка на моем пути превратилась в вот такое чудное создание…

— Да уж, — едва выдохнул Вран, задумчиво и растерянно потирая затылок, — я думал, что это просто сказки. И где же ты нашла ее?

— Я несколько месяцев провела в одной деревеньке на северной границе, выслеживая милую и очень зубастую зверюшку, которая любила подзакусить местными жителями. Они все, как один, боялись выйти из собственного дома во двор, а местный маг, весьма слабый, не способный даже справиться с хищником, постоянно наведывался в лес и возвращался целым и невредимым. Словно кто-то или что-то указывало ему безопасный путь. Я проследила за ним во время одной из таких вылазок, и увидела, что под плащом он прячет стеклянную банку с блуждающим огоньком, вынуждая тем самым всех остальных помогать ему. Я, конечно, объяснила ему, что маленьких обижать не хорошо, и накостыляла по шее. Выпустила огонек, а он на моих глазах превратился в Сиару. Она всегда отличалась излишним любопытством, которое ее и сгубило. Я даже позавидовала магу, который улепетывал с такой скоростью с полянки, что только пятки сверкали. Я покинула деревню, даже не подозревая о том, что эта мелочь увязалась за мной. Она дождалась до столицы, чтобы заявить о себе, и вот с того самого момента я никак не могу избавиться от нее…

— Невероятно…

— Я сказала тоже самое, когда крошечный огонек наловчился таскать из вазы с фруктами виноград. Не знаю, почему она его так любит, но каждый раз превращается и потихоньку стягивает гроздь, чтобы утащить в какой-нибудь укромный уголок, распугивая на своем пути всех служанок. Наверное, ей просто нравится, когда они с визгом и криком гоняются за ней по всему дому с метлами.

— Ты удивительным образом притягиваешь к себе необыкновенных созданий…

К их уединенному столику торопливо скользнула смущенно улыбающаяся Милана, нервно теребящая в руках поясок на платье.

— Сюда направляется Глава Ордена собственной персоной…

— Кстати об удивительных созданиях, — колдунья подавила раздраженный вздох, отставляя бокал в сторону, и деловито осведомилась у мнущейся в нерешительности девушки, — Успею уйти через черный ход?

Милана отрицательно замотала головой.

— Бальд был на стреме…эээ на чеку, — торопливо поправилась она, косясь на мрачнеющего на глазах хозяина, — он сказал, что господин Рогд в страшной ярости. Его задержали по пути, но это ненадолго…

— По вторникам он обедает и ужинает на Светлой улице, там открылась новая таверна.

— Намекаешь, что это по мою душу?

— Прямо говорю, что ему уже обо всем доложили.

Вран тяжело поднялся, знаком подзывая к себе заметно смутившуюся девушку, которая попыталась улизнуть, но была поймана за пояс.

— Ну, моя прелесть, ничего не хочешь мне рассказать?

Милана сдавленно пискнула и сжалась, виновато поглядывая на сердитого мужчину, но не предприняла ни малейшей попытки, чтобы оправдаться. Она уже давно придумала эту систему, в тайне от не одобряющего такие уловки Врана. Несколько мальчишек, выросшие вместе с ней на улице, постоянно дежурили на подступах к таверне, предупреждая ее в случае чего. А ловкая девушка вовремя извещала спокойно ужинающих гостей о неожиданных визитах малоприятных личностей, с которыми они старательно избегали встреч. Сама колдунья нередко прибегала к их услугам, не желая лишний раз сталкиваться с некоторыми магами из ордена.

Яснина скорее почувствовала, чем заметила приближение колдуна, но старательно не подавала вида. По воздуху пронесся неясный, смутный шепот, заставивший ее недовольно поморщиться. Рогд никогда не считал нужным скрывать или сдерживать в узде свою силу, чем весьма раздражал колдунью, которая, наоборот, не выставляла ее напоказ без крайней необходимости. Темная фигура выросла перед ней, плавно скользнув из мягкого полумрака.

— Твои доносчики не дремлют, — она лениво и небрежно отсалютовала ему едва наполненным бокалом, позволяя дразнящей улыбке скользнуть по губам, — браво…

— Как невежливо с твоей стороны, — мужчина отодвинул стул, чтобы сесть, сложил руки на груди и перевел на нее разъяренный взгляд, превративший янтарные глаза практически в желтые, — воспитанные люди всегда заходят поздороваться к друзьям, когда возвращаются из путешествия.

Колдунья смерила его насмешливым взглядом, чтобы позлить, но была вынуждена признать, что выглядит он не лучшим образом. Рогд, обладающий высокой и худощавой фигурой совсем осунулся, поэтому черный, расшитый золотой нитью сюртук висел на нем, как на вешалке. Плавные и красивые черты лица хищно заострились, а под глазами пролегли глубокие тени. На мгновение совесть колдуньи остро дала знать о себе, неприятно кольнув ее, но она довольно быстро загнала ее обратно. Стоило вспомнить обескровленное, изможденное страшной болью и мукой лицо Велиславы, чтобы не позволить себе и секунды на сомнения.

— Хм, ну здравствуй.

Ее приветствие прозвучало как форменное издевательство. Рогд стремительно подался вперед, с грохотом опуская сжатые кулаки на стол, с такой силой, что столовые приборы и изящная хрустальная ваза с лилиями слегка подпрыгнули.

— Где тебя демоны носили?

Яснина плавно поднялась со стула, опираясь руками на стол и наклонившись вперед, зло прошипела. — Не смей повышать на меня голос! Будешь задавать такие вопросы своим припозднившимся любовницам, а не мне!

— Вот как ты заговорила…

Одним движением, словно сжатая до придела пружина, он резко выпрямился, нависая над столом всем своим немалым ростом, также упираясь в край руками. Они напряженно прожигали друг друга взглядами: она с ненавистью и не скрываемой злобой, он — с яростью и плохо скрытой ревностью. Ревностью? Яснина раздраженно выдохнула и села обратно.

— У тебя из глаз уже искры сыплются, а мне очень понравилась эта скатерть.

— Я жду…

— Мммм, повтори вопрос, я немного отвлеклась и пропустила его, — с ехидными нотками издевательски протянула колдунья, заставив мужчину яростно выдохнуть и громогласно рявкнуть.

— Где ты была?

Его гневный и злой крик разнесся по огромному пустому залу, отражаясь от стен. Подобного отношения к себе Яснина стерпеть не смогла. Быстро вскочив на ноги, она разъяренно отшвырнула накрытый столик силовой волной, останавливаясь напротив стремительно выпрямившегося мага, откровенно усмехаясь ему в лицо.

— Там, куда на верную смерть кто-то их твоего расчудесного Ордена послал Велиславу. А может это сделал ты сам?

— Что?

— Ты слышал, что я сказала. Только, похоже, никто из вас не учел, что за эту девочку я перегрызу любому глотку. И если это будешь ты, Рогд, я не остановлюсь…

— Думаешь, ведьма для меня такой сильный противник, что я стал бы отправлять ее на границу, чтобы там без лишних свидетелей избавиться от нее? К тому же, мне прекрасно известно, что ты помешана на дружбе с этой мелкой.

— О, как мило. Может, ты в курсе и моих сердечных привязанностей?

— Хватит, — он наклонился к ней, чтобы прямо посмотреть в горящие издевкой глаза и тихо произнес, — прекрати.

Если бы Яснина знала этого мага хуже, то решила бы, что в его хрипловатом голосе прозвучала едва различимая, тщательно скрытая боль. Но она за долгие годы их знакомства слишком хорошо узнала все стороны мужчины, с которым ее невольно столкнула судьба, в том числе и темные, чтобы довериться даже своему слуху. Глава Ордена сумел провести такое количество людей и магов, что рядом с ним можно было смело отказываться верить всем органам чувств. Для стоящего напротив нее колдуна в этом мире не существовало ничего святого, поэтому Яснина давно пришла к выводу, что чувство, которое он испытывал к ней когда-то никогда не было и не могло быть любовью, а затем и вовсе переросло в инстинкт собственника, лишенного того, что он так жаждал заполучить.

— Ты сам начал этот бессмысленный и совершенно не нужный никому из нас разговор. Я не состою в Ордене, поэтому ты не имеешь ни малейшего права беспрестанно следить за моими действиями, и давно вышла из того возраста, когда магу требуется постоянная опека.

— Не имею права? — В хриплом, словно простуженном, голосе ясно слышались раздраженные и рычащие нотки, выдающие ярость и гнев, которые он с трудом сдерживал. Его поведение удивляло колдунью, которая привыкла всегда и в любой ситуации видеть самоуверенного, ироничного, насмешливого и не пробиваемого мага, способного вывести из себя любого, даже самого спокойного человека, но остающегося при этом совершенно невозмутимым. Сейчас самообладание подвело его, обнажая все испытываемые им чувства, не позволяя взять себя в руки. — Так вышло, что я не только Глава Ордена магов, так презираемого тобой, но еще и Страж столицы. И я имею полное право потребовать у тебя ответы на свои вопросы, дорогая.

Что сказать, уел. У него это всегда хорошо получалось, недаром же он занимал такой высокий пост, являясь бессменным предводителем магов на протяжении многих лет. Да, Яснина не учла, что сама живет в Литоре, которая находится под его охраной, поэтому должна считаться с ним, как и любой другой маг, совершивший проступок. Она просто забыла, что хитроумный и дальновидный колдун ничего не пускает на самотек. Конечно, он не заставлял магов и чародеек силой вступать в организованный много столетий назад Орден, многими считающийся простым пережитком прошлого. Но и без него он имел превосходную возможность контролировать все действия свободных, не связанных соглашениями магов, законно утвердив у короля, бывший до этого негласным, статус главного мага. Эта должность была крайне необходима, чтобы сохранять порядок в колдовском обществе. Страж играл роль посредника между враждующими магами, был судьей в любых спорах и распрях, подавлял протесты и восстания. И возглавлял многочисленные ряды обличенных силой в случае вражеского вторжения или бунта. Перед ним держали ответ все колдуны и чародейки, без исключения. Вот только раньше эту должность, не принятую в тот момент официально, возглавляла Нинья, очень могущественная колдунья, заинтересованная только в восстановлении справедливости. После ее смерти, наступившей от старости, что было чрезвычайной редкостью среди магов, Орден без промедления обговорил все детали с королем и тот новым указом, изданным тем же утром, сделал Рогда новым Стражем. У этого решения было много противников, но все они были вынуждены принять его под давлением Ордена.

— Я уже ответила на твой вопрос, дорогой, — колдунья не смогла просто так признать свое поражение, подпустив в свои слова как можно больше яда. Она невинно захлопала длинными ресницами в ответ на яростный взгляд мага, с силой стиснувшего зубы после ее обращения. Яснина холодно усмехнулась. Она знала, на чем можно сыграть, и без зазрения совести пользовалась этим, не считаясь с его чувствами. — Я была в Пограничье, пыталась спасти от верной смерти Велиславу. И если твои шпионы еще не донесли, то мне это удалось. Вот только она очень серьезно пострадала, хотя тебе, скорее всего, это уже не так интересно.

— Тебя не было в Талвинии, Яснина. Мои люди обыскали каждую деревню на границе, все леса и реки, вот только им не удалось найти даже след, который бы вел к тебе.

— Ты говоришь так, словно искал мое тело.

— А что я должен был подумать, если ты просто исчезла? Многочисленные заклинания возвращались назад, люди, отправленные на твои поиски, без успеха рыскали на границе с пеной у рта. Так, где же ты была, Яснина?

— В Даншере, — как можно спокойнее постаралась ответить колдунья. Она пришла к выводу, что чем быстрее он получит ответы на терзающие его вопросы, тем скорее успокоится и оставит ее в покое. Ей до крайности надоел этот бессмысленный и пустой разговор. Можно подумать, что-то изменится от того, что он узнает правду. — Велиславу прятали в горах на территории Мораввы. И предупреждая твой следующий вопрос, сразу скажу, что делали это наши, талвийские маги, а не подданные князя. Одному из них удалось ускользнуть, так что сейчас у тебя по столице разгуливает крайне опасный маг — отступник.

— Он свое уже отгулял…

— Жаль. Искренне жаль…

Рогд скептически приподнял широкие брови, всем своим видом показывая, как он ей верит. Колдунья легко пожала плечами и добавила. — Я очень сожалею, что не успела добраться до него первой.

Яснина ждала других вопросов, но Рогд молчал. Он не пытался выяснить, что ей удалось узнать, и удалось ли вообще. Но колдунья слишком хорошо знала его, чтобы поверить в то, что на этом он и успокоится. Уже через пару часов у него на столе будут лежать полные отчеты о том, что она делала в Даншере. И эти новости не обрадуют его, ведь даже за короткий срок она успела довольно далеко продвинуться.

Таверну колдунья покидала в скверном расположении духа. Возле высокого крыльца стояло несколько магов, о чем-то разговаривающих. Один из них, высокий и черноволосый иллирец, небрежно прислонившийся к высокому парапету, сразу привлек ее внимание. Его взгляд оказался тяжелым и пронизывающим, ощутимым даже физически.

— В этот раз даже таверна уцелела, — беззлобно хохотнул рыжеволосый мужчина, поднимающийся со ступеней и легким шагом направляющийся к ней. Колдунья улыбнулась, наблюдая за его неторопливым приближением. Харн намекал на другой случай, произошедший пару лет назад, когда после очередной стычки между ней и Рогдом, от здания остались одни развалины. Она до сих пор помнила крайне удивленные, вытянувшиеся лица слегка закопченных сажей и припорошенных пеплом посетителей, сидящих за уцелевшими столиками, вокруг которых грудой валялись бревна и камни, оставшиеся от стен и потолка.

— Думаю, Врана не слишком обрадует груда развалин, оставшихся от его любимого детища. К тому же здесь готовят самую потрясающую рыбу не только в Талвинии, но и далеко за ее пределами, поэтому я не готова так рисковать.

— Давно не виделись, но могу заверить, что ты не изменилась.

Яснина с улыбкой приняла протянутую руку, от души сжав ее своей. Маг притворно охнул, словно от боли, поспешно высвобождая пальцы и тряся ими в воздухе.

— Ты тоже…

— Как на счет встретиться где-нибудь в милом и уединенном местечке и выпить за долгожданную встречу? Заодно расскажешь, где ты пропадала, пока мы расчищали просеки в лесах и уменьшали популяцию медведей.

— У женщин свои секреты, которыми они не делятся даже с такими очаровательными лесорубами, — она высоко приподняла бровь, лукаво глядя на рассмеявшегося колдуна, а затем после короткого молчания поинтересовалась, — а чем вам не угодили косолапые?

— Это скорее мы не пришлись им по нраву, — печально ответил Харн, невольно потирая левое ухо, словно припоминая тяжелую лапу, припечатавшую его, — или они решили, что мы явились, чтобы претендовать на их малинник.

— Скорее всего, они просто испугались такой серьезной конкуренции с вашей стороны. Ведь ни одна медведица не устоит при виде таких сердцеедов, — договаривала Яснина сквозь смех, потому что у очень приятного и симпатичного мага забавно вытянулось лицо, выражая крайнюю степень удивления. Харн сложил руки на груди и состроил выражение оскорбленного таким предположением достоинства, но в его зеленых глазах плясали веселые смешинки.

— Вообще-то, мы искали тебя…

— О, и вы тоже? — Яснина была искренне удивлена, ведь Харн являлся приближенным к Рогду магом, который не часто покидал столицу, следя за порядком в городе. — Это такая новая забава, или вам не чем было заняться?

— Хм. Не говори об этом нашему Главе, если не хочешь узнать много нового о себе. Если серьезно, то еще пару дней и тебя официально объявили бы погибшей.

— Надо было потянуть с возвращением и восстать из мертвых. Ммм, просто представляю себе эти лица. Вот его, например, — колдунья пальчиком указала на мрачного, зло сжимающего челюсти низкорослого мага, — или его.

Колдун, на которого она показала, ответил ей хмурым и раздраженным взглядом, но не стал ничего говорить. Эти двое едва выносили ее присутствие, но не из личной неприязни или из зависти, а скорее из мужской солидарности. Потому что до разлада, произошедшего между ней и Рогдом, их отношения можно было назвать даже дружескими.

Харн еще несколько раз попытался добиться от нее ответа, но колдунья уклонилась, пообещав дать знать, когда будет свободна. Только после этого маг успокоился и оставил ее в покое, пообещав напомнить о данном слове, если она будет тянуть слишком долго. Яснина показала ему язык, и спокойно ушла, оставив за своей спиной замерших в ошеломленном молчании магов, удивленно переглядывающихся. Действительно, с ней в последнее время происходило что-то странное. Она не устроила скандал Рогду, оставила в целости и сохранности таверну и даже мило беседовала с тем, кого можно было назвать другом Главы Ордена. Еще и дразнила его. Или она стареет, или слишком много времени проводит с Велиславой и Сиарой, которые исподтишка плохо влияют на нее. О третьем варианте колдунья старалась не думать, даже не допуская его…


Глава 4 | Путь к Истоку | Глава 6



Loading...