home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


X. ХАКЕРЫ СНОВ

– Я видел Сад Сирен. Точно. Да говорю тебе, уверен на все сто! – Я сидел на кровати и прикладывал к кровоточащему носу холодный, мокрый носовой платок.

– Неплохо вы вчера потусовались. У тебя даже кровь носом пошла во сне.

– Ты не понимаешь… Я бежал по полю и ударился о невидимую стену, которая отделяет пограничную территорию от этого самого Сада… Голова теперь болит.

– А мне кажется, что вчера кто-то перебухал и перенюхал, и потому у этого человека болит голова, а ночью носом пошла кровь. И мне моя версия кажется куда более логичной и правдоподобной.

Спорить с тобой было бессмысленно. Все верно. К тому же, если подумать, твоя версия имела куда больше оснований, чем моя. Но приснившийся Сад казался таким настоящим, таким осязаемым, что мне было сложно с тобой окончательно согласиться. Да и голова болела вовсе не с похмелья. Хотя, конечно, и с похмелья тоже. Но я совершенно четко ощущал последствия удара. Даже подумалось, что теперь наверняка будет синяк вполлица. Даже захотелось, чтобы он появился, этот самый синяк, – тогда б ты мне поверила.

– Давай на секунду представим, что в моем сне есть хотя бы доля реальности и я на какое-то мгновение приблизился к Саду Сирен. Понимаешь, что это значит?

– Это означает, что кое-кто скоро совсем спятит. И не только потому, что думает об одном и том же целыми днями, но и подстегивает свои мании лошадиными дозами алкоголя и наркотиков! – Ты была обижена за мою вчерашнюю выходку. И ничего другого я и не ожидал услышать. Но и сказанного тобой оказалось мне вполне достаточно. Ты всегда умела вот так запросто выдавать поразительные вещи, причем иногда сама этого не замечая.

Я встал из-за стола и побрел в зал к своему лэптопу. Набрал в поисковике «Влияние стимуляторов на фазы сна».

То, что я прочитал в Интернете о влиянии различных стимуляторов – в первую очередь кокаина и амфетаминов – на сон, его фазы и доли мозга, отвечающие за сновидения, заставило меня окончательно поверить, что я иду верным путем. Множество всевозможных статей – и на абсолютно шарлатанских, кустарных сайтах, и на сайтах исследовательских институтов – в один голос кричали, что стимуляторы приводят к сбоям в фазах сна, что они не только чрезмерно удлиняют фазу короткого сна, в которой человек как раз и видит сновидения, но и во много раз увеличивают количество этих фаз.

Все это, конечно, абсолютно вредно, поскольку мозг даже во сне не отдыхает, а продолжает лихорадочно обрабатывать огромное количество информации, бесконечные ряды образов, вкалывая на всю катушку, изнашиваясь, разрушая себя и всю нервную систему в целом. Но вопрос здоровья в данный момент меня беспокоил меньше всего. Лезть в сорокаградусный мороз на Эверест тоже не особо полезно, но кто-то же лезет? Потому что без жертв не бывает открытий. Спросите об этом собаку Павлова.

Стало ясно, что, используя стимуляторы, можно продлить и усилить сновидения. Но совершенно непонятно было, как управлять этим процессом. Ведь мы не выбираем сны. Это сны выбирают нас. А поэтому нет никаких гарантий, что, заснув, я окажусь у Сада Сирен, а не в катакомбах какой-нибудь игры – «стрелялки».

Я долго и кропотливо перебирал различные вебсайты, посвященные сновидениям. Без особого труда смог выяснить о существующей концепции осознанного сновидения – некой практике, позволяющей сновидящему совершать минимальные манипуляции в своих собственных снах. Следующим шагом покорения сонного царства – была методика управляемого сновидения, позволяющая не просто совершать минимальные осознанные действия в своем сне, но и управлять всем ходом самого сна. Изучить вопрос управляемых и осознанных сновидений было совсем не сложно. На эту тему написаны тысячи книг, статей, научных и псевдонаучных трактатов. Вопрос бурно обсуждался на форумах и в чатах, существовали целые сообщества людей, которые активно пропагандировали идею контролируемых сновидений. Во сне они совершали фантастические путешествия. В своих снах они старательно выстраивали мир по образу и подобию любимых книг или фильмов. Встречались среди путешественников по снам и такие персонажи, которых больше интересовало приобретение новых навыков. Например, один парень около года играл во сне в большой теннис, ни разу не держав ракетку в реальности. А потом вышел на настоящий корт и сыграл весьма недурно. Все потому, что мышцы, даже в расслабленном, «сонном» состоянии все равно получают сигналы, а тело приобретает мышечную память. Я вычитал, что тренер чешской футбольной сборной якобы применял при тренировке своих игроков методику осознанных сновидений, заставляя их даже во сне играть в футбол.

Но была еще одна, самая радикальная группа приверженцев этой практики. Они называли себя хакерами снов – совершенно оторванные персонажи, овладевавшие техниками, чтобы искать ответы на вселенские вопросы и разгадывать тайны, которые человеку разгадывать вообще не следует. Многие из них заканчивали свои дни в психушке, окончательно запутавшись в своих снах или взломав вместо них свой собственный мозг. И, несмотря на мрачную окраску, меня, разумеется, заинтересовали именно хакеры сновидений.

Истина всегда где-то рядом. Это знает поколение, выросшее на «Секретных материалах». Но найти истину, какой бы близкой она ни казалась, отнюдь не просто. Мне думалось, что нужно сделать один решительный шаг – и я разгадаю загадку Херста. Что нужно всего лишь в очередной раз, зажмурившись, шагнуть в темноту, пойти в неизвестность – и все сразу встанет на свои места. Однако я понимал, что без опытного проводника в Сад Сирен не попасть, и потому я решил отыскать такого, да чтобы согласился принять участие в нашей невыполнимой миссии. Я зарегистрировался на нескольких форумах, посвященных проблемам ОС и вскоре выяснил, что среди хакеров железным авторитетом пользуется некий Лоскут, а потому стало ясно, что именно его необходимо привлечь к нашему предприятию.

Лоскут вышел на связь не сразу. Дня два я забрасывал его сообщениями на данный кем-то номер его ICQ. Но безрезультатно. Я уже отчаялся было и решил переключиться на кого-то другого, но мне неожиданно пришел ответ: «Ну ты и настырный! Что надо?»

Я ответил, что у меня случился необычный опыт. Я только начинаю практиковать ОС. И потому, возможно, в этом нет ничего необычного… Но мне бы хотелось поделиться с таким опытным человеком, как он, и я готов угостить его пивом. Видимо, идея попить пивка на халяву была хакеру по душе, и уже на следующий день Лоскут сидел передо мной в пивной на Таганке, пил пиво и молча слушал мой рассказ. Я выложил ему все: и про Херста, и про Сикарту, и про Сад, и про то, что я почти добрался до него, но не смог пройти сквозь стеклянную стену. Я чуть-чуть приукрасил, сказав, что Херст приснился мне и за свое спасение пообещал некое офигительное знание про Сад Снов. Я должен был соврать, поскольку не был уверен, что Лоскут станет за так спасать Херста.

Лоскут был настоящим «ботаником». В вытянутом свитере непонятного цвета, с засаленными волосами, прыщавым лицом. Говорил он тихо, в глаза при этом практически не смотрел. В общем, очень странно было находиться с ним в одной компании.

Тем не менее он являлся одним из самых продвинутых хакеров сновидений. С нерушимой репутацией. Люди, практикующие контролируемые сновидения, заслуженно считали его настоящим гуру. Поэтому я прекрасно понимал – мне нужен был именно Лоскут, кем бы он ни являлся на самом деле.

– Ну и когда мы отправляемся? – дослушав мой рассказ, спросил хакер.

– Ну… времени у нас осталось совсем чуть-чуть. Если не сказать, что вообще почти не осталось. Так что откладывать нельзя. Можно хоть завтра.

– Завтра я не могу. У меня через два дня на работе сдача. А я после похода всегда сутки отхожу. Так что давай на послезавтра планировать.

Было странновато осознавать, что хакер снов может иметь вполне обычную работу. Лоскут трудился лаборантом на кафедре «сопротивление материалов» в Институте городского хозяйства. С нищенской зарплатой и скучными заданиями. Впрочем, работа помогала ему концентрироваться на «ирреальном». Чем невзрачнее, труднее и депрессивнее настоящая жизнь хакера снов, тем проще ему находить лазейки в мир сновидений. Об этом прекрасно знали все хакеры и потому совершенно не стеснялись своего убогого существования. Мне почему-то сразу вспомнилась фраза из Библии: «Проще верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в Царствие Небесное». Я сидел с Лоскутом в баре, смотрел, как он лениво попивает пиво, и мне казалось, что подобные ему – это новая форма блаженных, почитаемых на Древней Руси святых сумасшедших, отказывающихся от благ мирских во имя Царствия Небесного. По сути, Лоскут и все ему подобные также меняли мир человеческий на мир божественный, принося себя в жертву собственным сновидениям.

Непонятно, почему он так легко согласился помочь в моих исканиях. Может быть, смекнул, что это уникальная возможность для него. Возможно даже, некая «последняя жертва», после чего можно получить право на вечную жизнь в Саду Сирен, если таковой существует.

– Только имей в виду: сразу отправиться ТУДА мы с тобой не сможем. – Лоскут прервал мои размышления, отставил пиво в сторону, посмотрел мне прямо в глаза. И в его взгляде я почувствовал некую гипнотическую силу. Стало не по себе. – Просто ты еще не готов, – сказал Лоскут. – Нельзя вот так просто взять и попасть туда. Сразу. Нужно овладеть некоторыми техниками. Научиться контролировать свое сознание. Иначе, со мной или без меня, у тебя ничего не выйдет. Поэтому понадобится несколько пробных путешествий, прежде чем мы отправимся туда вместе. Так что послезавтра будет наша первая тренировка.

Лоскут допил пиво, встал и ушел не прощаясь. Я остался сидеть в баре. На здоровенных плазмах, развешанных по стенам, крутили футбол. Команда в синем забила гол. Лысый футболист, автор забитого мяча, бежал по полю и орал. Ему радостно вторили трибуны и другие футболисты в синем. Люди, сидевшие вокруг меня, одобрительно гудели. Я посмотрел по сторонам, и мне показалось, что все вокруг какое-то ненастоящее, будто разыгранное по нотам, будто все окружающее – некая пьеса. И актеры в ней, кстати, играют так себе. Видно, что уже не в первый раз гоняют этот спектакль, а все равно без фальши не получается. И у футболиста, и у моих подвыпивших соседей по бару. А кто тут я, какая роль у меня? Не для меня же разыгрывается весь этот спектакль. А значит, есть кто-то куда более важный, кому необходимо продолжать пудрить мозги и снова и снова повторять бесконечный фарс.

Вот такие странные мысли посетили меня. Я заплатил за пиво и пошел домой.


IX. ЦЕНА ВОПРОСА | Сны сирен | XI. ПРИЗРАКИ МЕТРО