home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XXVI. НЕПРИЯТНОСТЬ

Это был шок. Оказывается, с этой стороны дверь открывается легко?! Она вовсе не заперта? Мы замерли. Молчали и смотрели на Херста. Херст же был невозмутим. Несомненно, он знал что делает. Но от этого легче не становилось. И когда молчание стало невыносимым, у меня за спиной послышались осторожные шаги. Я обернулся и увидел своего пса. Норд с серьезным видом вышел из кустарника и неторопливо зашагал ко мне. В зубах он держал шпагу Лоскута.

– Ого! – весело сказал Херст. Однако видно было, что ему стало не по себе. Такого поворота событий он явно не ожидал. – Кто к нам пришел? А тебе можно сюда?

– Моя шпага! Он принес ее из того пузыря, где я отгонял от тебя кошмары! – пояснил тебе Лоскут.

Я поманил Норда. Пес подошел к ногам и положил шпагу на землю. Это была все та же палка, обмотанная фольгой, ничего особенного – деревянная игрушка. Но на Херста эта игрушка произвела странное впечатление. Он никак не мог понять, что здесь делает мой пес и почему у него в зубах оказалось это, судя по выражению его лица, очень грозное оружие.

– Все нормально, Вильям, это моя собака. Мы потеряли шпагу, когда Лоскут прогонял кошмары, а собака, как ей и полагается, нашла ее и принесла нам.

– Но объекты снов не могут оказаться здесь. Здесь абсолютное пространство!

– Он не совсем объект снов… понимаешь… Он умер несколько лет назад. С тех пор присматривает за мной в снах. Так что я совершенно не удивлен, что он здесь.

– Но умершим не разрешено вмешиваться в ход событий! Ты понимаешь это, пес? – Херст наклонился к Норду, тот в ответ зарычал. Он все понимал.

Я наклонился к псу и потрепал его по спине. Норд радостно заскулил и завилял обрубком хвоста… У меня на глаза чуть было не навернулись слезы. В голове пронеслось: «Совсем как живой…»

– Я же говорил, что мы его еще увидим.

– Ладно, чего мы ждем. Я пошел, если вы не возражаете, – сказал Херст и двинулся к двери!

– А почему это вы первый? – недоверчиво спросил Лоскут. – Первым пойду я. На то я и проводник!

Лоскут задержался на мгновение и шагнул вперед. И тут же исчез. Просто растворился в дверном проеме.

– Ладно… я следующий… – сказал Херст и торопливо шагнул в дверь.

Мне отчаянно захотелось его остановить, но я не успел. Херст тоже исчез.

Я повернулся к тебе и сказал:

– Возможно, мы выполнили предназначение. Спасли этого хитреца… но что-то мне подсказывает: тут нечисто. Если так все просто, и дверь открыта, и он знал, где она находится, то почему раньше отсюда не выбрался? Нет, здесь точно что-то не так. Иди вперед и держись Лоскута.

Я поцеловал тебя. Поцелуй был абсолютно реален. Я почувствовал вкус твоих губ, твой аромат. Я даже возбудился. Мне очень не хотелось отпускать тебя. Норд посмотрел на меня и жалобно заскулил. Он знал что-то, и это что-то ему не нравилось. Он смотрел на меня с укором, будто я сделал вовсе не тот выбор, что он ожидал.

– Не дрейфь! – сказал я тебе. – Я оставляю себе эту глупую шпагу! Со мной ничего не случится. Я сразу за тобой!

– На душе как-то нехорошо. Будто расстаемся навсегда. Но это же не так? Верно?

– Иди. Я следом. Все будет хорошо.

Ты поцеловала меня еще раз и шагнула в проход и пропала, оставив вместо себя зыбкий след в воздухе, похожий на цветочную пыльцу. И тут же следом за тобой в дверь шагнул я.

И ничего не произошло. Я по-прежнему находился на этой чертовой поляне. Шагнул назад. Ничего. Снова вышел в дверь. Я вбегал в нее и выбегал оттуда снова и снова. Ничего не происходило! Я влетел в нее с разбега, потом встал в центре прохода, пытаясь заставить эту треклятую дверь работать. Бесполезно.

И тут меня накрыло. Я понял, что со мной случилась самая большая в жизни неприятность.

Настоящая неприятность – она ведь как дорогое вино… раскрывается в мозгу все новыми и новыми страшными мыслями… как оттенками вкуса… постепенно становится физически плохо, и тупо начинает болеть голова… не сразу вдавливает в землю… а потихоньку… полегоньку… незаметно… нажимает на плечи… и вот ты, сам не понимая каким образом, но уже лежишь на траве… Лежишь и прислушиваешься к биению сердца. Нокдаун. Нужно найти в себе силы и встать раньше, чем кто-то там, наверху, произнесет последнюю цифру заветного отсчета… Я застрял в Саду Сирен.

И вот я лежу на траве. В руке у меня деревянная шпага Лоскута. И я понимаю: все, конец. Я понятия не имею, что с вами там, я понятия не имею, как мне выбираться отсюда. Долбаный Херст обманул нас как детей. Как же я об этом не подумал… Ему нужна была замена. Классический игровой сценарий. И теперь я стану коматозником, вошедшим в историю. Интересно, сколько лет будут поддерживать мою жизнедеятельность? Сколько лет будешь ждать меня ты? И вообще, вернешься ли ты сама домой? А вдруг там, за дверью, – это еще не финал? Вдруг там еще какое-то серьезное испытание, которое вы не сможете пройти?

Я лежал на траве, обнимал своего пса и думал, какой же я невезучий урод. Как же меня угораздило вляпаться в это дерьмо! Норд понимающе смотрел на меня умными черными глазами. Он был полностью согласен со мной. Я даже почувствовал, как по моим щекам текут горячие слезы, – и вдруг в дверном проеме возникла ты.

Ты была растрепана и испугана.

– Куда ты пропал?! – закричала ты. – Скорее! Они СТИРАЮТ ЛОСКУТА!


XXV. ЯВЛЕНИЕ ГЕРОЯ | Сны сирен | XXVII. ЗАПАДНЯ