home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Если бы это оказалось чьей-то шуткой, Евгений Брагин приказал бы расстрелять ее автора и закопать на каком-то пустыре. Независимо от мотивов. Но все сказанное оказалось реальностью. Уже даже в криминальных новостях показали… «Взрыв неизвестного устройства. По предварительным данным, владелец квартиры скончался до приезда медиков».

Все эти мифические персонажи криминальных новостей давно перестали казаться Евгению реальными людьми. «Двое школьников», «молодая мама с ребенком», «несколько жителей дома» – все они могли погибать, попадать в реанимацию и калечиться сколько угодно. Но сегодня впервые за ничего не значащими словами стоял тот, кого он знал лично.

Его брат. Егор. Его семья и старший в организации. Человек, который не мог умереть!

И неважно, что желающих убить его хватало – от конкурентов до родственников тех, кого Егор сам отправил в мир иной. Проблема в том, что такие, как он, умирать без боя не могут. Если бы в перестрелке где-то, еще можно понять…

«Да какая уже разница? – с горечью подумал Брагин. – Это все равно смерть».

Евгению почему-то всегда казалось, что он умрет раньше брата. А сегодня выяснилось, что он ошибался.

У него не было времени горевать, да и не умел он это делать. Смерть Егора – это странно, больно даже, а ему нужно адаптироваться. Он берет на себя полное руководство организацией, надо оповестить об этом. А среди неотложных дел – найти тех, кто расправился с Егором, и уничтожить их. Это не только вопрос личной мести, но и собственной безопасности. Во-первых, те, кто желал смерти его брату, и к нему вряд ли симпатию испытывают. Во-вторых, нужно срочно показать остальным врагам, что происходит с теми, кто связывается с семьей Брагиных!

Хотя какая теперь семья… Только он и остался.

– Как ты думаешь, это могли быть они? – глухо осведомился Евгений.

Их в кабинете сейчас было трое. Жана он вызвал, как только информация о гибели Егора подтвердилась. А Вероника пришла сама, словно почувствовав неладное. Нельзя сказать, что они сблизились за это время. Но ее появление здесь лишь укрепило его во мнении, что вопросом семьи и наследников нужно заняться как можно скорее.

Пока же девушка устроилась в кресле у окна, а разговор вели мужчины.

Жану не нужно было объяснять, о ком речь, он и сам понимал. В последние недели основные персонажи их бесед не менялись.

– Вряд ли, – покачал головой гость. – У них не хватит решительности на месть. Те, кто там остался, бесхребетные.

– И Эрик Тайлер тоже? Он вполне может мстить за дочь!

– Может, и будет, но позже. Пока что он сосредоточен на поиске тела, его главный приоритет – доказать, что она жива. Даже если бы ему удалось каким-то образом выйти на Егора, он не стал бы убивать его вот так, не допросив.

Евгений и сам это понимал. Такие люди, как Тайлер или Азаров этот… они слишком мягкие, чтобы убивать. Это не сила, а слабость с их стороны. То, что делает их овцами в стаде.

Однако он прекрасно помнил о том, что самого Тайлера должны были взорвать. И тут вдруг взрыв происходит в квартире Егора! Да, это старый добрый способ устранения конкурентов. Но… Почему именно сейчас?

– Слушай, а это… нет, не может быть.

– Договаривай, – велел Жан.

– Не стоит оно того. Я просто подумал, что это могла быть та самая бомба, которую Алексей потерял…

– Действительно, не стоит такое даже вслух произносить. Потому что это бред. Алексей ничего не терял, просто не сработал детонатор! В квартиру Егора уже направили людей? Нам нужно авторитетное мнение!

– Все будет. Жаль, что за ними не проследишь…

Это изначально было непросто, а с тех пор, как у их несостоявшихся жертв появились такие помощники, как Даниил Вербицкий и Вадим Казанов, и вовсе стало нереально. Приходилось держаться на расстоянии и довольствоваться крохами информации, которые удавалось получить.

– Даже если это не они, нужно покончить с ними прямо сейчас, – настаивал Брагин. – Смерть Егора такую волну поднимет, что никому спокойно спать не придется! А вся эта история висит над нами, мешать будет… Не хватало еще, чтобы те, кто убрал Егора, вышли на связь с Азаровым!

Жан в принципе был с ним согласен, но раздражало то, что он относился к этому слишком спокойно. Его голос звучал ровно, даже с поволокой скуки.

– Старый добрый принцип «Враг моего врага – мой друг». Да, нужно сворачивать все это дело. Жаль только, что для этого одного желания мало. С нашей стороны было уже четыре неудачные попытки. Признаюсь: я в своей практике с таким не сталкивался. Я бы уже не прочь взяться за дело сам, но… как? К ним не подступишься, они получили дополнительные возможности и укрепили оборону.

– Если вы к ним не можете подойти, сделайте так, чтобы они пришли к вам.

Это сказала Вероника. Евгений, сосредоточившись на разговоре и обилии проблем, совсем забыл о том, что она тут. Иначе он не стал бы так откровенничать! Но девушка не только не видела в их разговорах ничего страшного, но и, похоже, анализировала их, как поступила бы с любой бизнес-проблемой.

Конечно, она не была так жестока, как Стейси. Чувствовалось, что ей все еще не по себе от происходящего. Но свои приоритеты она все-таки решила связать с ним… Евгению это льстило.

А вот Жан смотрел на нее со снисхождением:

– Думаешь, это просто, милое дитя? При нынешних условиях это слишком опасно.

– Разве опасней, чем какого-то взрывателя к ним посылать?

– Именно из-за взрывателя это и опасней. Потеряно время, усилена их бдительность. У нас нет людей, у них же людей все больше. Поимка Дмитрия была предусмотрена как возможный вариант, его уже, скорее всего, нет в живых. Но что, если они захватят необработанного сотрудника? На фоне грядущих перемен в компании это слишком опасно.

– То есть вы не будете их убивать? – уточнила Вероника.

– Нет. От них придется избавиться. Просто это может занять больше времени, чем мы рассчитывали, но все равно будет сделано.

Евгений не любил, когда за него говорили «мы», но в целом не возражал. Это казалось наиболее взвешенной позицией.

В дверь осторожно постучали.

– Войдите, – позволил Евгений.

Зашел один из охранников, который обычно дежурил в холле.

– Евгений Витальевич… тут такое дело… Там случилось, во дворе…

– Во дворе еще что? – болезненно поморщился Брагин.

– Во дворе Стейси.

Уже неприятное начало! О судьбе Стейси он не жалел и рад был, что все получилось именно так. Наблюдать за этой шлюшкой было чертовски забавно! Но вместе с тем Евгений помнил, сколько ей известно. Эти знания ни в коем случае не должны оказаться у его недоброжелателей! Поэтому Жану было приказано следить за ней!

Сам Жан таким раскладом тоже был удивлен:

– Как это – во дворе? Она лежит у меня в спальне!

– Она лежит, – кивнул охранник. На работу его брали не за сообразительность, и сейчас это создавало трудности. – Только во дворе. И это… мертвая она!

Разговаривать с ним было бесполезно. Евгений поспешил во двор, сопровождаемый Жаном и Вероникой.

На парковке уже собрались охранники, плотным кольцом окружившие машину Стейси. Брагин бесцеремонно растолкал их, чтобы лично взглянуть на произошедшее.

Девушка лежала на земле возле машины. Судя по всему, ей хватило сил только открыть дверцу, и она буквально выпала из салона. Теперь кукольное личико девушки безжизненно смотрело в небо. Стейси была одета в мужские вещи, и, похоже, натянула она это сама. Травм на ней не было, причем даже незначительных, не говоря уже о тех, которые могли повлечь за собой смерть. Казалось, что она просто села за руль и вдруг поняла, что умирает.

Прямо здесь, у него во дворе. В десятке метров от его дома. Без единого постороннего на участке.

В наступившей тишине голос Евгения прозвучал четко и громко:

– Плевать на риск. Устраиваем для них ловушку и устраняем всех одним махом.


* * * | Предсказания покойника | * * *