home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Оливия, герцогиня Беркширская, дремала в своем ландо на Беркли-сквер, когда ее платная компаньонка мисс Шримптон воскликнула:

– О Боже! Лорд Эджертон только что налетел на фонарный столб.

Обрадовавшись поводу развеять скуку, герцогиня нащупала висевший у нее на шее лорнет и поднесла его к глазам. По улице шла девушка, одетая в леопардовое манто и умопомрачительную черную шляпу. Герцогиня знала толк в шляпках, а эта вызывала изумление. Она сузила глаза, разглядывая незнакомку. В ее облике, непринужденной походке и горделивой осанке было что-то от хищницы. Она производила неизгладимое впечатление, словно на Беркли-сквер появился голодный леопард.

Рядом с девушкой шел элегантно одетый молодой человек. Не считая брюк, в его облике не было ничего необычного. Если бы не его спутница, герцогиня обратила бы на него не больше внимания, чем на белую собачку в украшенном бриллиантами ошейнике, которую девушка держала в руках.

Герцогиня пребывала в замешательстве. Она была уверена, что знает всех, кто того заслуживал. Девушка в леопардовом манто явно принадлежала к этой категории, однако герцогиня ее не знала. А ее походка!

– Я уверена, что видела такую походку раньше, – раздраженно пробормотала она.

– Боже правый! – вскрикнула мисс Шримптон. – А теперь лорд Бромли налетел на фонарный столб! Я всегда говорила, что фонари на Беркли-сквер расположены неудачно.

Герцогиня даже не улыбнулась, глядя на злополучных джентльменов.

– Кто это? – пробормотала она с досадой. – И где она раздобыла это манто? Мне его никто не предлагал, – добавила она, надувшись. – И кто, черт побери, делает ее шляпки? Я плачу бешеные деньги, чтобы иметь лучшие шляпки в Лондоне, но, оказывается, напрасно. Кто она? Я должна знать!

– О ком это вы, ваша светлость? – обиженно спросила мисс Шримптон.

Герцогиня одарила ее испепеляющим взглядом. Мисс Шримптон была респектабельной особой, но недалекой и невыносимо нудной. Герцогиня предпочла бы более живую и остроумную компаньонку, но не могла найти такую из-за трепета, который ее персона внушала окружающим.

Мисс Шримптон обвела глазами площадь, пока ее взгляд не наткнулся на нечто необычное.

– Девушка в пятнистом пальто? – робко предположила она. – Должно быть, иностранка. Господи помилуй! Лорд Бромли снова налетел на фонарный столб!

Герцогиня щелкнула языком без всякого сочувствия.

– Похоже, у него останется шишка. Шримпи, будь ангелом. Сбегай и спроси княгиню Эстергази, кто эта девушка.

Мисс Шримптон послушно засеменила к коляске супруги венгерского посла, стоявшей чуть дальше.

В тот самый момент, когда герцогиня выясняла ее личность, Виола обратила внимание на другую даму.

– Кто эта грозная старушенция? – спросила она Джулиана. – В ландо?

Джулиан фыркнул.

– Которая из них?

Виола рассмеялась. Лужайка посреди Беркли-сквер была забита экипажами с почтенными матронами.

– Вон та, в ужасной шляпке фиолетового цвета. Все остальные откровенно пялятся на нас, а эта делает вид, будто мы не существуем.

– Господи! Да это же моя мать! – воскликнул Джулиан, резко отвернувшись. – Пошли отсюда, Мэри! Я свожу тебя к Гантеру в другой раз. Обещаю.

– Чепуха, – заявила Виола, упираясь. – Я хочу познакомиться с моей будущей свекровью.

Джулиан неохотно направился к коляске своей матери. Когда они подошли ближе, баронесса устремила на сына пронзительный взгляд.

– Доброе утро, миледи, – негромко произнес он, приподняв шляпу. – Позвольте представить вам мисс Эндрюс. Мы собираемся пожениться.

Виола изящно присела, но баронесса даже не удостоила ее взглядом. Демонстративно отвернувшись, она ответила на приветствие леди Арбогаст, которая сидела в соседнем экипаже со своей дочерью.

Джулиан пришел в ярость.

Щеки Виолы вспыхнули.

– Однако! – выдохнула она.

– Ты все еще хочешь зайти к Гантеру? – поинтересовался Джулиан.

– Конечно, дорогой, – отозвалась Виола, как ни в чем не бывало. – Я умираю от желания попробовать знаменитое мороженое, – рассмеялась она, уводя его прочь.

Явившись без сопровождения джентльменов, светские дамы предпочитали оставаться в карете, ожидая, пока официант принесет им лакомство, поэтому внутри заведения было меньше народу, чем снаружи. Виола без труда нашла столик у огромного окна, выходившего на площадь. Отсюда она могла видеть баронессу, а та видела ее, что позволяло им обеим игнорировать друг друга сколько душе угодно.

«Наглая девка», – подумала баронесса.

«Старая ведьма», – решила Виола.

Герцогиня Беркширская, как и все остальные на площади, с любопытством наблюдала за сценкой, разыгравшейся между ними.

– Они наверняка знакомы! – воскликнула герцогиня, обращаясь к мисс Шримптон, которая тем временем вернулась. – Иначе с чего бы ей ставить их на место.

Пухленькая мисс Шримптон перевела дыхание.

– Леди Арбогаст видела ее вчера во время парада и уверена, что она иностранка!

– К черту эту Арбогаст! – резко бросила герцогиня. – Я говорю о баронессе Девайз. Передай ей мои приветствия, Шримпи, и скажи, что я буду рада, если она присоединится ко мне у Гантера.

Мисс Шримптон недоуменно уставилась на герцогиню.

– Леди Девайз? Но, ваша светлость, вы же презираете баронессу. Вы сказали, что она хуже, чем холодный суп зимой.

Герцогиня щелкнула пальцами, сделав знак лакею.

– Иди и скажи леди Девайз, что я жду ее у Гантера.

– Внутри, ваша светлость?

– Быстрей! – нетерпеливо бросила она, распахнув дверцу ландо собственными руками и, прежде чем лакей успел опомниться, спрыгнув на землю. – Жди здесь, – велела она озадаченной мисс Шримптон.

Словно опасаясь, что ее добыча ускользнет, герцогиня заняла позицию у окна кондитерской в ожидании баронессы. К ее досаде, лицо молодой женщины ничуть не проиграло от близкого рассмотрения. Она была настоящей красавицей в отличие от хорошеньких девиц, расцветающих каждый год в Англии. В ее лице – с блестящими темно-синими глазами, высокомерно вздернутым носиком и выразительным розовым ртом – чувствовался характер. И снова герцогине почудилось что-то знакомое, но она не могла припомнить что.

Подняв глаза от меню, Виола обнаружила, что является объектом пристального внимания крохотной особы средних лет, с ястребиными чертами, цепкими зелеными глазами и седыми волосами. Шляпка женщины была отделана бледно-зеленым атласом и украшена пышным плюмажем из перьев, а платье словно сошло со страницы модного журнала.

– Ты знаешь эту женщину? – спросила она Джулиана. Джулиан взглянул на герцогиню Беркширскую и накрыл руку Виолы своей ладонью.

– Местная сумасшедшая, – заявил он. – Печально, но в Вест-Энде их полно. Может, пересядем задругой столик?

– О нет, – сказала Виола, вежливо кивнув странной незнакомке. – Это лучшая шляпа из всех, что я видела в Лондоне, не считая моей собственной. Хотя, пожалуй, я предпочла бы ее шляпу, – задумчиво продолжила она, – если бы не неудачная отделка.

– Меня это тоже удручает, – отозвался Джулиан с серьезным видом.

Рассмеявшись, Виола сжала его руку. Они сняли перчатки, и это простое прикосновение привело их обоих в восторг, шокируя остальных посетителей. К ним поспешил официант, встревоженный столь рискованным поведением.

– Боюсь, мы еще не сделали выбор, – сказал Джулиан извиняющимся тоном.

– Не могли бы вы вывести мою собачку на коротенькую прогулку? – с улыбкой осведомилась Виола, сунув молодому человеку гинею вместе с собачкой.

Снаружи герцогиня прикрикнула на баронессу.

– Быстрей! Я не могу торчать здесь весь день!

– Вы хотели видеть меня, ваша светлость? – спросила баронесса Девайз, задохнувшись от радостного волнения. Как обычно, ее поразила миниатюрность герцогини. В ее мыслях она представлялась как-то значительнее.

Герцогиня постучала по окну своей тростью.

– Ну? Кто они? – требовательно спросила она своим зычным голосом. – Девушка в пятнистом манто и этот довольно привлекательный молодой человек? Я хочу знать их имена.

– Не имею понятия, – попыталась уклониться от ответа баронесса.

– Чепуха! – рявкнула герцогиня. – С чего бы вам демонстрировать свое презрение незнакомым людям? Итак, кто они? Выкладывайте. Я все равно узнаю.

Баронесса вздохнула.

– Стыдно признаться, но этот молодой человек – мой младший сын, тот негодяй, который обрушил банк леди Джерси. Мы с мужем отреклись от него, разумеется, – поспешно добавила она. – Не представляю, зачем ему понадобилось приставать ко мне на публике.

Герцогиня фыркнула. Она была невысокого мнения о людях, которые отрекались от собственных детей, особенно по такой нелепой причине.

– А кто эта девушка? – осведомилась она.

– Он имел наглость представить ее мне, – пожаловалась баронесса. – Боюсь, я не обратила на нее особого внимания. Типичная потаскушка.

– Отлично! Значит, вы можете представить ее мне! – пролаяла герцогиня, решительно войдя в кондитерскую. Потрясенной баронессе ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.

– Не оборачивайся, – сказала Виола. – Но к нам направляется твоя мать. Вместе с местной сумасшедшей, – добавила она, издав смешок.

– Дьявол, – пробормотал Джулиан. – Что им нужно?

– Не заводись, – посоветовала Виола, сделав вид, что изучает меню. – Что ты выбрал, милый? – проворковала она, когда дамы приблизились к их столу и кашлянули, чтобы привлечь внимание.

– Пожалуй, ананасовое, – отозвался Джулиан, притянув к губам свободную руку Виолы. – А ты, моя радость?

– Ах, у меня разбегаются глаза. Куда делся официант? – поинтересовалась она, оглядываясь по сторонам. – Надеюсь, он не упустил нашу собачку.

– Джулиан! – взвизгнула баронесса, отчаявшись. Джулиан вскочил на ноги.

– Мама! – задушевно воскликнул он, запечатлев на ее щеке сыновний поцелуй. – Какой приятный сюрприз!

– Мы с герцогиней уже целую вечность стоим здесь, Джулиан, – произнесла она осуждающим тоном. – Где твои манеры?

– Боюсь, я не заметил вас, – отозвался он. – Не хотите ли составить нам компанию?

Герцогиня кашлянула.

– Ваша светлость, – поспешно сказала баронесса. – Позвольте представить вам моего младшего сына, Джулиана.

Джулиан учтиво склонился над костлявой рукой герцогини.

– Признаться, я принял вас за местную сумасшедшую, мадам, но моя невеста заверила меня, что у вас лучшая шляпа во всем Лондоне.

Баронесса побагровела от возмущения, но герцогиня отнеслась к его словам с юмором. Ей нравились дерзкие молодые люди, при условии, что они были хороши собой.

– Ваша невеста, мистер Девайз? – подхватила она, бросив взгляд на Виолу. – Мы не встречались? – спросила она. – Ваше лицо кажется мне знакомым, детка. Представьте меня своей невесте, – обратилась она к Джулиану.

– С удовольствием, – сказал Джулиан. – Это небесное создание – мисс Эндрюс. Мэри, это герцогиня Беркширская.

– Очень приятно, – отозвалась Виола, глядя на зеленый ансамбль герцогини. – Модель тридцать шесть из январского номера модного журнала, если не ошибаюсь?

Герцогиня плюхнулась на стул, освобожденный Джулианом.

– Я заменила ткань и убрала кружево, – натянуто отозвалась она, взяв меню.

Джулиан тем временем принес еще два стула. Его мать села рядом с герцогиней, а он расположился возле Виолы.

– Вы довольно хорошо говорите по-английски, – заметила она, едко улыбнувшись Виоле.

– Я обязана этим няне, – объяснила та. – Ей потребовалось целых два года, чтобы научить меня языку.

Герцогиня хмыкнула, уткнувшись в меню, а Джулиан безуспешно попытался скрыть улыбку.

– Леди Арбогаст уверена, что вы иностранка, – произнесла баронесса обвиняющим тоном. – И ваш стиль одеваться служит тому подтверждением.

– Вовсе нет, уверяю вас.

Губы баронессы презрительно искривились.

– Значит, это способ привлечь к себе внимание.

– У моей матери была толика итальянской крови, – сообщила Виола. – А один из моих предков был музыкантом при дворе Марии, королевы Шотландии. Его убили.

Баронесса в ужасе прикрыла глаза.

– Итальянская кровь, – произнесла она сдавленным голосом, – музыканты, убийство. Джулиан, ты рехнулся?

Следуя примеру герцогини Беркширской, остальные светские дамы вылезли из своих экипажей и потянулись в кондитерскую, создав толчею у столиков, находившихся в пределах слышимости от стола герцогини. Среди новоприбывших оказалась леди Джерси.

– Ты не хотела бы присоединиться к моей компании, Оливия? – спросила она.

– Отстань, Салли, – раздраженно отозвалась герцогиня. – У меня новые знакомые.

Леди Джерси вздернула подбородок и удалилась за соседний столик. Облаченная в модное платье с высокой талией и низким вырезом, она демонстративно отказывалась смотреть на кого-либо, кроме собственной свиты, но ее спутницы вооружились моноклями, наблюдая за противником.

Не обращая внимания на зрителей, баронесса набросилась на Джулиана.

– Надеюсь, ты будешь рад узнать, что твой отец чудесным образом поправился, пока ты болтаешься по Лондону со своей... подругой. – Ее холодные голубые глаза коснулись Виолы.

– Поправился от чего? – поинтересовался Джулиан, положив руку на плечо Виолы. – По словам Пердиты, он вообще не болел. Это была какая-то шутка.

– Ты виделся с сестрой? – требовательно спросила баронесса. – Мне следовало знать, что ты последуешь за нами в Суссекс!

– Я не виделся с ней. Она прислала мне письмо. Видимо, она не рассчитывала, что ты сообщишь мне эту радостную новость по возвращении в Лондон, – саркастически добавил он.

Баронесса презрительно фыркнула.

– Не волнуйся, Джулиан. Я объяснила твоему отцу, что ты слишком занят, чтобы явиться к его смертному одру. Теперь я понимаю, чем ты был занят, – добавила она, бросив очередной уничтожающий взгляд на Виолу.

– Джулиан много работает, – сказала та. – Я сама его редко вижу.

Джулиан поцеловал ей руку.

– Если бы не работа, я бы проводил с тобой каждое мгновение Мэри. Но когда мы поженимся...

Он склонился к ее уху и что-то прошептал. Виола хихикнула.

Баронесса демонстративно покашляла.

– Джулиан ни разу не упоминал о вас, мисс Эндрюс, – пронзительно произнесла она. – Вы давно помолвлены с моим сыном?

– О, я не верю в продолжительные помолвки, – небрежно отозвалась Виола.

– Почему же? – осведомилась баронесса. – У вас была особая причина для спешки, мисс Андерсон? И ваши родители не возражают? Странно.

Виола одарила ее ледяным взглядом.

– Мисс Эндрюс, – поправил свою мать Джулиан. – Ее родители умерли, – сообщил он. – Естественно, я хочу обеспечить ее домом как можно скорей. Это достаточное оправдание для спешки?

– У вас должен быть опекун, мисс Эндрюс, – проницательно заметила герцогиня.

– Вовсе нет, – ответила Виола. – Мне двадцать один год. Глаза герцогини сузились.

– Но вы не можете жить одна, – резко произнесла она. – Особенно в Лондоне. Где вы живете? С кем?

– Дайте мне подумать, – сказала Виола.

– И мне тоже, – пробормотал Джулиан.

– Боюсь, Лондон представляется мне настоящим лабиринтом, – произнесла Виола извиняющимся тоном. – Видите ли, я здесь впервые.

– Но вы должны знать, где живете, – настаивала баронесса.

– Даже если вы не помните, где живете, вы должны помнить – с кем, – заметила герцогиня. – Ну же, мисс Эндрюс. Вы должны с кем-то жить.

– Ну, в последнее время я гостила у леди Виолы Гэмбол, – сказала Виола, стараясь по возможности держаться правды. – У ее брата, герцога Фэншо, есть дом в Лондоне.

– Леди Виола в Лондоне? – задумчиво произнесла герцогиня. – В газетах не было ни слова. Она была представлена ко двору? Впрочем, вряд ли, я бы слышала об этом, – раздраженно пробормотала она. – А какое отношение вы имеете к семье Фэншо, мисс Эндрюс?

– Отношение? – тупо переспросила Виола. – Ну... я из Йоркшира, как и они.

– Вот как? – выжидающе сказала герцогиня.

– Отец Мэри был викарием в приходе герцога Фэншо, – вмешался Джулиан. – Леди Виола всегда была очень добра к Мэри.

– Мы были неразлучны в детстве и до сих пор остаемся подругами, – добавила Виола.

– Понятно, – сказала баронесса. – Это леди Виола дала вам это манто? Признаться, я удивлена. Каждый человек должен знать свое место.

– Где она его взяла, интересно? – проворчала герцогиня. – Я не видела его в лондонских магазинах.

– Но я приобрела его в Лондоне, – возразила Виола, блеснув глазами. – В ломбарде. Оно принадлежало русскому князю.

Баронесса скривилась. Если герцогиня была шокирована, то не подала виду.

– А шляпа?

– Леди Виолы. Кажется, это шляпа ее матери.

– Герцогиня умерла десять лет назад, – заметила баронесса. – Ради Бога, мисс Эндрюс, никто больше не носит таких шляп. – Она захихикала.

– Хорошая шляпа никогда не выйдет из моды, – твердо сказала Виола. – Вы знали покойную герцогиню Фэншо? – спросила она с любопытством.

Баронесса презрительно фыркнула.

– К сожалению, нет. Мы с мисс Лайон вращались в разных кругах.

– Я была на свадьбе, – сообщила герцогиня, глядя на Виолу затуманившимися глазами. – Фэншо и Беркшир были старыми друзьями. Она была как видение в белом шелке и французских кружевах. И у нее была самая соблазнительная на свете походка. Все были влюблены в нее, включая вашего Джорджа, баронесса, – сухо добавила она.

– Неужели? – удивленно произнесла Виола.

– Можно взглянуть на ваше кольцо? – спросила у нее герцогиня.

– Мое кольцо? – растерянно переспросила Виола.

– Да, на ваше обручальное кольцо.

– Я еще не купил его, – вызывающе сказал Джулиан. – Я был слишком занят.

– Но сейчас вы не заняты, – указала герцогиня. – Почему бы вам, не сбегать и не купить девушке кольцо? По-моему, она заслуживает подобной безделицы.

– Правда, Джулиан, – сказала Виола. – Почему бы тебе, не сходить за кольцом? Это не займет много времени, а я буду в полной безопасности с этими дамами.

– Я не могу оставить тебя, – возразил Джулиан, пораженный, что подобная мысль вообще пришла ей в голову. – Возможно, они выглядят безобидными, но, поверь мне, они порвут тебя в клочья, как только я уйду, – шепнул он ей на ухо.

– Чепуха! – заявила герцогиня. – Мы с вашей матерью приглядим за мисс Эндрюс. Еще только три часа. У вас полно времени, чтобы купить кольцо. Мы подождем вас здесь.

– Ты уверена, что с тобой все будет в порядке? – спросил Джулиан, пытаясь найти в лице Виолы хоть какие-то признаки того, что она умоляет его остаться и оградить ее от двух драконов в женском облике.

– Уверена, – заверила его Виола с ослепительной улыбкой. – Я всегда считала дамское общество бодрящим. Когда говоришь с мужчиной, мозги почти не напрягаются, – добавила она.

– Думаю, мы готовы сделать заказ, – сообщила герцогиня официанту, который уже некоторое время стоял наготове. – Мисс Эндрюс?

– Порцию ананасового, – сказала Виола, глядя в меню. – А вам, герцогиня?

Лицо герцогини, которая сама хотела заказать ананасовое мороженое, приобрело кислое выражение.

– Порцию смородинового, – резко бросила она.

– Баронесса? – поинтересовалась Виола.

– Лакричное, – отозвалась мать Джулиана. – И перестаньте называть меня баронессой, мисс Эндрюс. К вашему сведению, правильное обращение – «миледи». А герцогиню Беркширскую следует называть «ваша светлость». Я допускаю, что подобные тонкости не имеют значения в йоркширской глубинке, но сейчас вы в цивилизованном обществе.

– Если бы я была герцогиней, мне бы хотелось, чтобы меня как можно чаще называли герцогиней, – возразила Виола. – Поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. Это из Библии, как вам известно.

– Откуда? – приторно улыбнулась леди Девайз. – Мой отец не был викарием.

– Зато ваш сын чуть не стал им, – невозмутимо указала Виола. – Должно быть, вы очень обрадовались, когда он отказался принимать сан.

Баронесса напряглась.

– Это была идея его отца. А я хотела, чтобы Джулиан сделал блестящую партию. Но теперь все потеряно, так что можете забирать его, милочка.

– Как приятно получить ваше благословение, баронесса, – рассмеялась Виола. – Я уже начала думать, что вы не одобряете меня.

– Вам следовало отправить своего младшего сына в армию, – заявила герцогиня. – Как это сделала я. – Ее зеленые глаза впились в Виолу. – Саймону очень идет мундир. Он полковник в Королевской конной гвардии, знаете ли.

– Впервые слышу, – небрежно отозвалась Виола.

– Вас давно не было в Лондоне, – вставила баронесса. – Это видно по вашей манере одеваться.

– Спасибо за комплимент, – сказала Виола.

– Вот как? Вы невысокого мнения о лондонских модах? – осведомилась герцогиня.

– Кто вы такая, чтобы судить? – пожелала знать баронесса.

– Я знаю, что мне нравится, – ответила Виола, – и что не нравится. В этом помещении очень мало первых и полно последних. Возьмем, к примеру, вон ту даму. Разве ее фигура не смотрелась бы лучше в платье с жесткой основой?

Указанная дама издала возмущенный возглас. Герцогиня фыркнула, поспешно замаскировав смех под кашель. Баронесса одарила Виолу свирепым взглядом.

– Леди Джерси – одна из патронесс «Олмака». Она... олицетворяет собой высший свет!

Виола пренебрежительно фыркнула.

– В таком случае высший свет нуждается в корсете, – заявила она.

Аудитория дружно ахнула. Лицо герцогини приобрело почта такой же пурпурный оттенок, как мороженое, которое поставил перед ней официант. Баронесса посерела.

– Мисс Эндрюс, она сидит у вас за спиной!

– Кто-то должен был сказать бедняжке, что она выглядит как анатомическое пособие, – пожала плечами Виола. – Не слишком приятно видеть, как дамская грудь вываливается из лифа, а талия находится под мышками.

Баронесса насмешливо улыбнулась.

– Между прочим, это последняя парижская мода, мисс Эндрюс. Хотя, что вы можете знать о моде в своем медвежьем углу.

Виола рассмеялась.

– Я предпочитаю, чтобы моя талия находилась там, куда ее поместил Господь, а не парижские выскочки. Мы выиграли войну, дамы. Понятно, что французы горько разочарованы. Понятно, что они хотят, чтобы мы выглядели как можно смешнее. И им это удается.

– Как я поняла, вам не нравятся платья, модные в этом сезоне, – заметила герцогиня! – А что вы думаете о фасонах шляп?

– Приходится признать, что они безобразны, – небрежно отозвалась Виола. – Не может быть, чтобы столько неудачных творений случайно собралось в одном месте.

– Да будет вам известно, что я знаменита своими шляпами, – холодно сообщила герцогиня.

Виола уставилась на ее шляпу с самым серьезным видом. На мой взгляд, ваша шляпа имеет один недостаток. Герцогиня ощетинилась.

– Что не так с моей шляпой, мисс Эндрюс? Говорите.

– Сущий пустяк, герцогиня, – заверила ее Виола. – Но раз вы спросили, я бы не стала отделывать шляпку той же тканью, из которой сшито платье. Складывается впечатление, что вы воспользовались остатками ткани, чтобы они не пропали даром.

Герцогиня швырнула ложку на стол.

– Я потеряла аппетит, – заявила она.

– Как можно есть, когда эта дворняжка смотрит на нас своими жадными глазками, – согласилась баронесса.

Виола нежно прижала к себе собаку.

– Ты ведь не дворняжка, правда, Бижу?

– Это не пудель и не шпиц, – ворчливо заметила герцогиня. – Что это за порода?

– Бишон, – сказала Виола. – Разве она не восхитительна? Ее подарил мне Джулиан.

Баронесса презрительно фыркнула.

– Никто теперь не держит бишонов, мисс Эндрюс. Боюсь огорчить вас, но эта порода вышла из моды еще во времена Французской революции. В наше время их можно встретить только в трущобах Европы или в цирке, где они становятся популярными. Вы отстали от жизни, милочка.

Виола только приподняла бровь, помешивая ложечкой свое мороженое.

– А вот и Джулиан с моим кольцом, – сказала она, просияв. – Ну, разве он не красавец?

Джулиан с опаской приблизился к столу. Его мать выглядела так, словно проглотила лимон, но Мэри улыбалась, а больше ничто его не интересовало.

– Все в порядке? – спросил он.

– Будь я кошкой, я бы мурлыкала, – заверила его Виола. – Покажи мне кольцо, пожалуйста.

Джулиан был очень доволен собой, когда надел ей на палец кольцо с изумрудом, но ничто не могло сравниться с восторгом Виолы.

– Джулиан, оно восхитительно! – воскликнула она, спрятав руку за спину.

Джулиан нежно улыбнулся.

– Ты велела купить изумруд, что я и сделал, – отозвался он. – Ты уже закончила с мороженым, дорогая? Пора отвезти тебя домой. А то леди Виола подумает, что тебя похитили.

Виола протянула ему собачку и надела перчатки.

Когда они отбыли, герцогиня повернулась к баронессе.

– Совершенно невыносимая молодая особа, – сказала она. – Редко встретишь подобную дерзость и пренебрежение к чужому мнению. Это как-то не по-женски. Ни при каких условиях не позволяйте своему сыну жениться на этой лисе, – велела герцогиня. – Я запрещаю. Мне нет дела, что вы отреклись от него. Если он женится на этой девице, я буду чрезвычайно недовольна вами.

– Позвольте заверить вас, ваша светлость, – вскричала баронесса, – что Джулиан никогда не женится на этой нахалке! Даю вам слово.



Глава 12 | Наследница в его постели | Глава 14



Loading...