home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Когда в пятницу утром герцогиня Беркширская поднялась по ступеням Гэмбол-Хауса, ее встретила пара догов. Одетая в лиловый костюм, щедро отделанный черным кружевом, она, как могла, отбивалась от них зонтиком, пока из дома не вышел лакей и не отозвал собак.

– Кажется, здесь сегодня состоится свадьба? – осведомилась она, сунув ему растерзанный зонтик – В газетах не было ни слова, и я не получила приглашения.

Лакей, явившийся ей на выручку, был одним из тех, кто ездил с герцогом в Йоркшир.

– Я не слышал ни о какой свадьбе, мадам, – сказал он, придерживая собак за ошейники.

Герцогиня просияла.

– Отлично! В таком случае я хотела бы видеть, мисс Эндрю.

Лакей проводил ее внутрь, втащив за собой собак. Когда дверь закрылась, собаки умчались в направлении гостиной.

– Как доложить о вас герцогу, мадам?

– Герцог вернулся? – оживилась герцогиня. – Прекрасно! Передайте ему, что пришла герцогиня Беркширская.

Дикон охотно принял ее. Он даже не поленился встать, хотя не стал кланяться. Вместо этого он бросился к ней и схватил за руку.

– Обожаю герцогинь, – заявил он. – Моя мать, знаете ли, была герцогиней.

– Знаю, – сухо отозвалась она. Ее внимание привлекла хорошенькая миниатюрная девушка, сидевшая на диване в окружении двух догов. Третий стоял перед ней, положив передние лапы на колени. Сообразив, что герцогиня смотрит на нее, девушка вспыхнула румянцем и переключила внимание на собак герцога.

Все диваны и кресла в комнате были заняты собаками. Герцогиня взяла расположившегося в кресле мопса и села, пристроив его у себя на коленях. Герцог стоял, прислонившись к спинке дивана, занятого девушкой. Герцогиня напрасно ждала, пока ее представят.

– Как поживаете, дорогая? – наконец сказала она. – Я герцогиня Беркширская. А кто вы?

Вздрогнув, девушка попыталась встать на ноги, но это было невозможно.

– Скажи, кто ты, Мэри, – приободрил ее герцог.

– Прошу прощения, мадам! Меня зовут Мэри Эндрюс.

– Малышка Мэри, – ласково сказал герцог, погладив ее по голове. – Когда я приехал в Фэншо, оказалось, что Виолы нет, зато в доме появилась Мэри. Я решил привезти ее в Лондон.

– И вот она здесь! – воскликнула герцогиня с притворным весельем. – Представляю, каково вам в Лондоне после Йоркшира, мисс Эндрюс.

Глаза Мэри удивленно расширились.

– Ваша милость знает обо мне?

– «Ваша светлость», дорогая, а не «ваша милость», – снисходительно поправила ее герцогиня.

– Да, ваша светлость, – покорно повторила Мэри.

– Конечно, я все знаю о вас, мисс Эндрюс. Леди Виола посвятила меня в вашу историю. Она сильно рисковала, отправившись в Лондон, чтобы познакомиться с вашей теткой. Вы должны быть очень благодарны ей.

– О да, я очень благодарна, – заверила ее Мэри.

– Ее тетка – очень плохая женщина, – сказал Дикон, покачав головой. – Виола категорически запретила Мэри встречаться с ней.

– Да, она плохая женщина. Вы уже подумали о том, что будете делать дальше, дорогая? – обратилась герцогиня к Мэри. – Я могла бы помочь вам найти работу. Я знаю практически всех.

Лицо герцога приняло сердитое выражение.

– Работу? Мэри останется здесь, с людьми, которые ее любят.

Брови герцогини приподнялись.

– С кем же?

– Со мной и Виолой, – объяснил герцог. – Видите ли, я решил предоставить Мэри защиту своего имени. – Схватив руку девушки, он пылко ее поцеловал.

– Только если леди Виола одобрит, – обеспокоено сказала Мэри.

– Что она вряд ли сделает, не так ли? – фыркнула герцогиня. – Мисс Эндрюс, будь у вас хоть малейшее представление о приличиях, вы не стали бы навязываться герцогу с такой хитростью и нахальством. Как вам не стыдно!

Мэри расплакалась.

– Я скорее умру, – всхлипнула Мэри, – чем огорчу ее милость.

– Ну конечно, – недоверчиво хмыкнула герцогиня. – Где леди Виола? – требовательно спросила она. – Как я понимаю, ее нет дома. Иначе она положила бы конец этому вздору.

– Виола поехала в деревню навестить больную подругу, – холодно сообщил Дикон.

– Вот как? – сказала герцогиня, нахмурившись. – Какую подругу? В какую деревню?

Герцог скорчил сердитую гримасу.

– Почему все задают мне эти вопросы? – раздраженно бросил он. – Я что, нянька при своей сестре?

– Конечно, нет, – успокоительно сказала герцогиня. – Но бедная Виола! Должно быть, она очень огорчилась, что ее свадьба не состоялась. Я так хотела утешить ее.

Дикон пожал плечами.

– Она пока еще не знает, что свадьба не состоится. Но сомневаюсь, что это огорчит ее. Ей никогда не нравился Бамф, и, как выяснилось, она была права.

– Бамф! – воскликнула герцогиня.

– Маркиз, – пояснил Дикон. – Вначале я принял его за неплохого пария, но его ненадолго хватило. Я терпимый человек, герцогиня, и могу смотреть сквозь пальцы на мелкие шалости. Но когда он буквально набросился на бедную Мэри! Ему еще повезло, что я не убил его на месте.

– Набросился? – переспросила герцогиня, бросив острый взгляд на девушку.

– По его словам, он пытался соблазнить ее лишь для того, чтобы не дать ей соблазнить меня. Видимо, они боялись, что я собираюсь жениться на бедняжке; Какая чепуха! Не такой я осел, чтобы жениться на дочери викария. Я все-таки герцог.

– Вы хотите сказать, – медленно произнесла герцогиня, – что не собираетесь жениться на мисс Эндрюс?

– Конечно, нет, – заявил шокированный герцог. – Жениться на мисс Эндрюс? Вы так же безумны, как Бамфы. Виола пустила бы мои кишки на подвязки.

– Прошу прощения, – сказала герцогиня. – Но когда вы сказали, что собираетесь предоставить мисс Эндрюс защиту вашего имени, я, естественно, решила...

– Я собираюсь удочерить ее, – гордо заявил Дикон.

– О! – воскликнула герцогиня, захлопав в ладоши. – Восхитительно! В этом случае леди Виола не станет возражать.

– Конечно, не станет, – сказал Дикон.

– Я очень надеюсь, что ее милость не рассердится на меня, – робко вставила Мэри.

– Не волнуйся, – заверил ее Дикон. – Ей никогда не нравился Бамф. Я его сразу раскусил... ну почти сразу. Счастливое избавление! Я не хочу, чтобы отцом моего будущего племянника и наследника был столь низкий человек.

– Наследника? – навострила уши герцогиня. – Значит, вы не собираетесь жениться, ваша светлость? Вообще?

Дикон содрогнулся.

– Боже, нет! – с чувством сказал он. – Виола всегда была более сильной. Так что пусть продолжает род.

А я слишком разборчив для подобного испытания.

Кого я теперь найду для нее? Я ничего не знаю об устройстве браков.

– Я не мастерица устраивать браки, – скромно сказала герцогиня, – но это особый случай. Продолжение рода герцогов Фэншо – серьезное дело, и не должно быть пущено на самотек. К счастью, у меня есть сын, которым я могу пожертвовать.

Герцог моргнул.

– Мадам, это очень щедро с вашей стороны. Герцогиня пожала плечами.

– Это будет идеальная партия. Они были отпрыски герцогов. Ему тридцать два – отличный возраст для мужчины.

– А как насчет потомства? – подозрительно спросил Дикон. – Он способен сделать дело?

– Разве я стала бы предлагать его, имей я хоть каплю сомнения? – парировала она. – Деньги не имеют значения. Мы Аскоты.

– Для нас деньги тоже не имеют значения, – воинственно отозвался Дикон. – Мы Гэмболы.

Герцогиня улыбнулась.

– Что может быть более естественным, чем союз между двумя богатыми и благородными семьями с древней родословной. У них будет отличное потомство.

Глаза Дикона сузились.

– Ваш сын привлекателен внешне? Мне не нужен уродливый племянник!

– Саймон невероятно привлекателен! – заявила его мать. – Высокий, широкоплечий... Его рождение было настоящей пыткой. Но он так хорошо выглядит в мундире, что я не жалуюсь.

– В мундире? – переспросил Дикон.

– Саймон – полковник Конной гвардии.

– Так он военный! – счастливо вздохнул Дикон.

– Сегодня днем он будет на параде, – сообщила герцогиня. – Почему бы вам, не пойти и не посмотреть?

– Обожаю парады! – воскликнул Дикон. – А ты, Мэри?

– Я никогда не видела парада.

Дикон изумленно уставился на нее.

– Никогда?

– Значит, решено, – сказала довольная герцогиня и поднялась. – Я заеду за вами в три часа дня. Мы отправимся в моей коляске.

– О Боже! Я забыла предложить вам чаю! – воскликнула Мэри, безуспешно пытаясь встать.

Герцогиня настолько расположилась к девушке, что наклонилась и поцеловала ее в щеку.

– Ничего страшного, дорогая. Мы теперь почти одна семья и не нуждаемся в церемониях.


Вместе с тусклым серым светом в зарешеченное оконце камеры Джулиана проникал промозглый воздух. Попытавшись заткнуть его своим пальто, он обнаружил, что из камеры открывается отличный вид на виселицу во дворе. С заткнутым окном в камере стало темно как в могиле, но не намного теплее. Вздохнув, он снова вытащил пальто. По смрадной камере сновали крысы, разбегаясь, только когда Джулиан швырял в них башмаками. В подобном окружении нетрудно было вообразить, что твой конец близок.

В замке повернулся ключ, и дверь камеры распахнулась. Джулиан поднял глаза, ожидая, что его потащат к судье, но это был только Хадсон.

– Я написал письмо отцу, – приветствовал он слугу. – Просил его позаботиться о тебе, когда меня не станет. Думаю, он не откажется.

– Капитан, они не посмеют повесить вас, – с чувством отозвался Хадсон.

– Почему? Они вешают детей за украденную булку хлеба. Почему им не повесить меня? – Он тяжело вздохнул. – Письма есть?

– Нет, капитан. Только счет от мистера Грея, ювелира. Хадсон протянул хозяину счет, но Джулиан только пожал плечами.

– Боюсь, ему придется встать в очередь, чтобы получить свои десять фунтов.

– Попытайтесь что-нибудь съесть, – попросил Хадсон. – Здесь только хлеб и сыр, но это придаст вам сил.

Джулиан, меривший шагами камеру, резко остановился.

– Мне конец, Хадсон, – сказал он, глядя в окно. – Я умру на этой виселице. Со мной покончено. Я начинаю думать, что совершил ошибку.

– Красота – это ловушка, капитан. Я знал, что эта женщина погубит вас.

– Что, ни слова от нее? Вообще ничего? Она могла бы, по крайней мере, вернуть обручальное кольцо. – Он сел за стол и разломил булку. – Знаешь, что самое скверное в этой истории? Я тоскую по ней. – Джулиан невесело рассмеялся. – Она бросила меня ради другого мужчины, а я тоскую по ней. Лежу здесь ночью на жесткой и холодной койке и вспоминаю короткое и сладостное время, пока мы были вместе. Интересно, что она делает сейчас?

– Она с лордом Саймоном. Нетрудно догадаться, чем она занята, – безжалостно сказал Хадсон. – Не мучьте себя, капитан. Она не стоит ваших слез.

Джулиан снова прошелся по камере.

– Я должен выбраться отсюда, Хадсон, – яростно произнес он. – Не могли бы мы подкупить надзирателей? Я всего лишь хочу увидеть ее в последний раз.

– Я уже заложил все, что у нас было, чтобы перевести вас в отдельную камеру, – сказал Хадсон извиняющимся тоном. – Она ушла, капитан.

Джулиан поднял стол и швырнул его в стену.

– Я хочу выбраться отсюда!

– Это можно устроить, – раздался холодный голос из-за двери камеры.

– Матушка! – воскликнул Джулиан.

Дверь камеры со скрипом отворилась, впустив баронессу. Откинув вуаль, она подошла к Джулиану и влепила ему пощечину.

– Это за то, что мне пришлось прийти в Ньюгейт, – объяснила она, пока Хадсон ставил стол на ножки. – А это зато, что ты назвал меня матушкой. – Последовала вторая оплеуха. – Думаешь, мне хочется, чтобы все знали, что я навещаю сына в тюрьме? – прошипела она.

– Извини, – натянуто отозвался Джулиан. – Я так удивился, что, боюсь, позволил себе лишнего.

– Постарайся не делать этого впредь, – сказала баронесса, усаживаясь.

Джулиан остался стоять.

– Почему вы здесь, мадам? Пришли позлорадствовать?

– Я пришла помочь тебе, разумеется, – отрезала она. – Как я буду выглядеть, если моего сына повесят как обычного преступника? Вряд ли это пойдет на пользу моему общественному положению.

– Ты собираешься нанять мне адвоката? Она презрительно усмехнулась.

– Такие люди, как ты, не нуждаются в адвокатах, Джулиан. Мне достаточно щелкнуть двумя пальцами, чтобы с тебя сняли обвинения. Как тебе известно, мой дядя занимает важное положение в правительстве, а я его любимая племянница. Я знаю все его маленькие секреты, так что у него нет выбора.

– Чего ты хочешь взамен? – спросил Джулиан, переплетя пальцы на затылке.

– Я хочу тебе только добра, – ответила она. – Ты не женишься на Мэри Эндрюс. Это мое первое условие.

– Вряд ли я могу жениться на ней, – сказал Джулиан, пожав плечами. – Она оставила меня, чтобы стать любовницей лорда Саймона Аскота.

– Сына герцогини Беркширской? – Баронесса хмыкнула, не скрывая восторга. – Какая хитрая бестия! Как ей это удалось?

– Мы бы уже поженились, если бы ты не воспользовалась своим влиянием, чтобы помешать мне, получить особое разрешение, – горько сказал Джулиан. – Я виделся с полковником Фэрфаксом.

– Это для твоего же блага, Джулиан, – самодовольно отозвалась она. – Если мисс Эндрюс предпочитает быть любовницей лорда Саймона, а не твоей женой...

– Хватит, – резко прервал ее он. – Ты добьешься моего освобождения, если я не женюсь на мисс Эндрюс.

– Что еще?

– Тебе это понравится, – пообещала она. – Меня посетила леди Бамф. Она вернулась из Йоркшира. Очевидно, ей не удалось устроить брак между ее дочерью и герцогом Фэншо, а брак между лордом Бамфом и леди Виолой находится под угрозой. Собственно, герцог отменил помолвку.

– Герцог в Лондоне? – спросил Джулиан, оживившись.

– Да. Леди Бамф в отчаянии. Она готова отдать тебе Белинду, если ты устроишь брак леди Виолы с ее сыном. Так что мое второе условие – твоя женитьба на Белинде.

– На Белинде? – тупо переспросил Джулиан.

– У нее приданое тридцать тысяч фунтов, – сообщила баронесса с алчным блеском в глазах. – Этот брак станет твоим входным билетом в светское общество.

– Пропади оно пропадом, – яростно отозвался Джулиан.

– Ты женишься на ней, Джулиан, – холодно сказала леди Девайз. – И станешь очень богатым. В противном случае тебя повесят. Вот и весь выбор.

– Да,– улыбнулся Джулиан. – Выбор небольшой. Боюсь, я не могу принять твоих условий.

– Что?! – вскричала баронесса. – Ты рехнулся? Хадсон, он рехнулся?

Хадсон побледнел.

– Он не может жениться на леди Белинде, потому что он уже женат на мисс Эндрюс, – печально сообщил он.

– Уже женат? – прошептала она. – Тогда тебя наверняка повесят. Стража!

Не сказав ни слова, она вышла из камеры.

– Если бы вы только не женились на этой лживой девице! – горестно произнес Хадсон.

– Я не женат, – отозвался Джулиан. – Извини, Хадсон. Я солгал тебе. Я очень хотел жениться на мисс Эндрюс, но мне так и не представилась такая возможность.

Хадсон не знал, смеяться ему или плакать. И выбрал нечто среднее.

– Но, сэр! Леди Белинда! Вы можете получить свободу!

– Как раз свободы у меня не будет, – фыркнул Джулиан. – Лучше я продам душу дьяволу, чем моей матери. Приободрись, Хадсон! Герцог вернулся в Лондон. Будем надеяться, что он настроен на всепрощение.

Казалось, не прошло и нескольких минут после того, как Хадсон отбыл в Гэмбол-Хаус, как у двери камеры Джулиана появился герцог и потребовал, чтобы его впустили. Не успел Джулиан, лежавший на скамье с закрытыми глазами, сесть, как в камеру ворвался дог герцога и принялся лизать его лицо.

– Дев! – воскликнул герцог, входя следом. – Представь себе мое удивление, когда я услышал, что ты в тюрьме! О тебе рассказывают ужасные вещи – даже хуже, чем обычно!

– А где Хадсон? – спросил Джулиан в замешательстве.

– Хадсон? Кто это?

– Мой слуга, – ответил Джулиан. – Я послал его в Гэмбол-Хаус с запиской для вас.

– Меня не было дома. Я искал тебя, Дев, даже отправился на Биржу. Там мне и рассказали, что тебя арестовали. Не могу поверить!

– Я тоже не мог, – удрученно отозвался Джулиан, поглаживая собаку.

– Только не говори, что тебя обвиняют в нарушении закона, Дев! – взмолился герцог.

– Боюсь, что так.

– Но... ты невиновен!

– Полагаю, это зависит от точки зрения.

– Говорят, будто ты взял какие-то деньги. Я, конечно, не верю ни единому слову. Зачем воровать, если ты имеешь доступ ко всем моим счетам? Это бессмысленно. Я так и скажу на суде.

– Я действительно взял деньги, – признался Джулиан. – Семнадцать тысяч гиней, если быть точным.

Герцог в поражение уставился на него.

– Но почему? У меня полно денег.

– Знаю. Их взял я.

Герцог на секунду лишился дара речи.

– Понятно, – пробормотал он, нахмурившись. – Видимо, у тебя была веская причина, – добавил он после короткого раздумья.

– У меня была очень веская причина, – заверил его Джулиан. – Молодая женщина в беде. Кажется, вы ее знаете. Мисс Эндрюс.

Герцог опешил.

– Мэри, моя маленькая Мэри?

– Ее отец был викарием в вашем приходе, – напомнил Джулиан. – Недавно она осиротела.

– Знаю, – нетерпеливо отозвался Дикон. – Ты сказал, что Мэри в беде, В какой?

– Ее тетка, миссис Дин...

– Очень плохая женщина, – перебил его герцог.

– Да уж, – согласился Джулиан. – Она собиралась продать Мэри.

– Продать Мэри? Но как! Разве у нас нет законов, запрещающих подобные вещи?

– Говорю вам, она ужасная женщина. Герцог вскочил на ноги.

– Что мы здесь сидим? Нужно срочно остановить ее!

– Я уже сделал это. Выкупил Мэри у нее – на ваши деньги, разумеется, – и заставил миссис Дин подписать бумагу, аннулирующую все ее претензии к племяннице. Мэри свободна.

Герцог снова сел, испустив облегченный вздох.

– И за это тебя арестовали? – недоверчиво спросил он. – Что за куча навоза! Тебя надо было посвятить в рыцари, а не обращаться с тобой как с преступником.

– Это будет считаться преступлением только в том случае, если вы предъявите обвинение, – отозвался Джулиан.

– С какой стати? – пожал плечами герцог, – Это все, что они имеют против тебя?

– Да, насколько мне известно.

Спустя четыре часа они все еще находились в тюрьме, ожидая освобождения Джулиана. Герцог проголодался.

– О чем вы хотели со мной поговорить? – спросил Джулиан.

– Что? – отозвался герцог, занятый поисками остатков еды в корзинке, которую принес Хадсон.

– Вы сказали, что хотели обсудить со мной важное дело.

– Ну, не очень важное. Виола выходит замуж, – сообщил герцог, отставив, пустую, корзинку.

– Но ваша сестра передумала выходить замуж за Бамфа, – сказал Джулиан. – Она прислала мне записку.

– А кто говорит о Бамфе? Я нашел для нее кое-кого получше. Тебе надо было посмотреть на него на параде, Дев. Ты бы не поверил своим глазам. Он выглядит как кентавр, если бы на кентавра можно было надеть штаны и сапоги. Виола будет довольна.

– О, так она еще не в курсе?

– Она в деревне, навешает больную подругу. Но ей нравится лорд Саймон. Его мать сказала мне, что они прекрасно поладили. Он обожает ее.

– Лорд Саймон Аскот? – холодно поинтересовался Джулиан.

– Ты его знаешь? – обрадовался Дикон. Джулиан коротко рассмеялся.

– Он собирается жениться на вашей сестре?

– Да! Ну, разве это не здорово!

– Нет, – заявил Джулиан. – Нет, это не здорово! Лорд Саймон бессовестный развратник, похитивший у меня Мэри. Понятно? – взревел он, обращаясь к герцогу, таращившему на него глаза.

– Дев, ты сам не понимаешь, что говоришь, – посетовал тот. – Лорд Саймон не похищал Мэри.

– Похитил. Он...

– Нет, Дев, – твердо сказал герцог. – Ты просто немного повредился в уме от пребывания в тюрьме. Мэри со мной, живая и здоровая.

Джулиан раздраженно уставился на него.

– Что вы имеете в виду?

– Не в данный момент, разумеется, – поправился герцог. – Не мог же я привести эту милую девушку в подобное место! Она в Гэмбол-Хаусе, в полной безопасности.

– Мэри в Гэмбол-Хаусе? – повторил Джулиан. – Вы уверены?

– Конечно. Я собираюсь удочерить ее.

– Нет, вы этого не сделаете. Я намерен жениться на ней, – заявил Джулиан.

– Не думаю, – возразил герцог, начиная хмуриться. – Мэри хочет, чтобы я удочерил ее.

– Нет, Мэри хочет выйти за меня замуж, – парировал Джулиан.

– Она никогда не упоминала об этом. Извини, Дев, но, как ее отец, я этого не допущу. Ты недостаточно хорош, чтобы жениться на дочери герцога. Возможно, я выгляжу снобом, но, проклятие, ты всего лишь биржевой маклер!

– Может, мы предоставим Мэри решать самой? – вскипел Джулиан.

Дикон пожал плечами.

– Ты напрашиваешься на отказ.

– Посмотрим.

– Посмотрим, – кивнул герцог, оставляя за собой последнее слово.

Наконец явился высокий худой мужчина, арестовавший Джулиана.

– Милорд герцог, – сказал он, поклонившись Дикону. – Как я понял, вы хотите отозвать свою жалобу на мистера Девайза?

– Я не подавал никаких жалоб, – заявил Дикон, воинственно выдвинув челюсть.

– Корона выдвинула обвинение от вашего имени, – объяснил чиновник.

– Короне следовало бы заниматься своими делами, – заметил герцог.

Мужчина тонко улыбнулся.

– Если ваша светлость настаивает, что деньги с вашего счета были сняты с вашего разрешения, я ничего не смогу поделать.

– С моего разрешения? Дев, о чем это он?

– Я действовал в рамках предоставленных мне полномочий. И в интересах герцога.

– Ха! – сказал герцог. – Полагаю, это отвечает на ваши каверзные вопросы, дружище.

– Не совсем. Как насчет Кале?

– А в чем дело? – требовательно спросил герцог.

– Разве он не сказал вам, ваша светлость? О двух билетах до Кале, обнаруженных у него?

– Я не удивлен, – отозвался герцог. – Здесь, наверное, полно блох. Иди сюда, Самсон! – окликнул он собаку. – Давайте выбираться отсюда, пока мы не подхватили какую-нибудь заразу.

– Правительство хотело бы знать, с какой целью мистер Девайз собирался в Кале и с кем, – язвительно улыбнулся мужчина.

– В таком случае вам следовало бы отпустить меня, – улыбнулся в ответ Джулиан. – И проследить за мной.

Дикон расхохотался.

– Отличный ответ, Дев! Улыбка чиновника исчезла.

– В следующий раз не выкрутитесь, Девайз, – пригрозил он.

– Не будьте так уверены, – сказал герцог, нахлобучив на голову шляпу.

Уже пробило девять часов, когда герцог вернулся в Гэмбол-Хаус вместе с Джулианом. Стайка горничных скребла парадную лестницу. Сняв пальто и шляпу, Дикон воспользовался дверью под лестницей, чтобы провести Джулиана через служебные помещения в гостиную, где перед камином дремал выводок собак. Зевая, они неохотно поднялись, приветствуя новоприбывших.

– Ах вы, лентяи. – Герцог ласково, потрепал одну из них по холке. – Где Мэри? – обратился он к дворецкому. – Она обычно читает здесь после обеда.

– Думаю, мисс Эндрюс уже удалилась к себе на ночь, ваша светлость, – ответил Ловер, стараясь не смотреть на Джулиана. – Уже довольно поздно.

– Разбудите ее, – приказал Джулиан. – Передайте ей, что пришел Дев.

– Да, идите и передайте ей, – сказал герцог, – что папа вернулся.

– Слушаюсь, ваша светлость. – Ловер удалился.

Дикон предложил Джулиану бренди.

– А теперь посмотрим, что на уме у нашей Мэри, – самоуверенно произнес он, налив себе бокал.

– Посмотрим, – не менее самоуверенно отозвался Джулиан, выпив залпом свой бренди.

Мимо распахнутых дверей проследовал лакей.

– Джем, – окликнул его герцог. – Пойди и узнай, что задерживает мисс Эндрюс. Тут один молодой человек собирается сделать ей предложение. Он так нервничает, что может сбежать, если она не поторопится.

Лакей покачал головой.

– Вы опоздали, сэр, – сказал он Джулиану. – Я только что слышал от кухарки, что мисс Эндрюс сбежала в Гемпшир с мистером Рэмплингом! Представляете?

Герцог нахмурился. – Что? Это не похоже на Мэри.

– Еще бы! Меня она тоже обвела вокруг пальца, ваша светлость, – сердито сказал лакей. – Мне казалось, что она кроткая как овечка, а я всегда гордился своей способностью разбираться в людях. Честно говоря, мне просто не верится, что она сбежала.

– Чепуха, – заявил герцог. – Эта девушка знает Библию наизусть!

– Кто такой мистер Рэмплинг? – осведомился Джулиан, вмешавшись в разговор. – Я его знаю?

В этот момент вернулся Ловер с сообщением, что мисс Эндрюс нет в постели.

Джулиан вскочил на ноги.

– Кто такой Рэмплинг?

– Один из наших священников, – сообщил герцог. – Или членов парламента? Я всегда их путаю. Виола сама подбирает моих депутатов и викариев – привлекательных молодых людей для парламента и почтенных старцев – для церкви.

– По-моему, мистер Рэмплинг – член парламента, – заметил Ловер. – Хотя...

– Куда, вы сказали, он увез ее? – требовательно спросил Джулиан у лакея.

– В Гемпшир.

– Там живет его мать, – вспомнил Дикон. – В одном из моих домов. И, кстати, не платит ренту. Мой агент обратил внимание на этот факт несколько месяцев назад, но Виола сказала, что все в порядке, потому что муж бедной леди Кэролайн оставил жену без гроша. Ну, Дев! Похоже, она не хочет ни одного из нас. Принесите еще бренди, Ловер, – велел он. – Мой друг потерял жену, а я лишился дочери. Нужно это отметить. Мне уже не хватает звука ее крохотных шажков.

– Мне тоже, – мрачно заявил Джулиан, направившись к двери.

– Куда ты собрался? – изумленно спросил герцог.

– В Гемпшир, разумеется, – ответил Джулиан.

Когда на следующее утро мисс Эндрюс появилась за завтраком, Дикон удивился, но обрадовался.

– Мэри! – вскричал он, подскочив, чтобы отодвинуть для нее стул. – Я слышал, что ты сбежала с членом парламента.

Карие глаза Мэри расширились.

– Я никуда не сбегала, ваша светлость! – в ужасе воскликнула она.

– Похоже, среди наших слуг завелись шутники, – сурово произнес герцог, бросив недовольный взгляд на Джема. – Но тебя не было в постели, Мэри, – укорил он ее.

Мэри вспыхнула.

– Боюсь, я заснула в библиотеке. Там столько увлекательных книг. Можно я... можно я расставлю их по алфавиту? Или это чересчур дерзко с моей стороны?

– Моя дорогая Мэри, можешь сжечь их, если пожелаешь! А теперь, – продолжил он, усевшись и расправив салфетку, – раз уж ты не сбежала, как насчет удочерения? Или ты предпочитаешь выйти замуж? – спросил он, обеспокоено хмурясь.

– Я предпочла бы удочерение, – ответила она без тени колебаний. – Но только если леди Виола одобрит, конечно. Мы не можем действовать вопреки желаниям ее милости.

– Конечно, нет, – поспешно согласился герцог. – Не повезло Деву, да?

– Кому? – невинно спросила Мэри.

– Никому, – довольно отозвался герцог. – Не обращай внимания!



Глава 16 | Наследница в его постели | Глава 18



Loading...