home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Расположенный в глубине Грин-парка, лондонский особняк лорда Бамфа больше походил на загородное поместье, чем на городскую резиденцию. Подъездная аллея от ворот до белого фасада здания была достаточно длинной, чтобы Белинда Белфри успела рассмотреть неказистую карету герцога Фэншо.

Облаченная в черное кружево, вдовствующая маркиза Бамф сидела за секретером в своем будуаре. На ее красивом лице не было и намека на румяна. Леди Бамф терпеть не могла черное – почти так же, как своего покойного мужа, – но старалась выглядеть как можно проще, чтобы не лишить свою дочь шанса стать герцогиней, отвлекая внимание герцога на себя.

– Когда стану герцогиней Фэншо, я одену всех своих лакеев в розовое, – вздохнула Белинда, разгладив складки розовой юбки и трогая шелковую розу, вплетенную в волосы.

– Да, любовь моя, – рассеянно отозвалась леди Бамф. Тем временем карета герцога подъехала к дому.

– Мама, он выходит из кареты, – сообщила Белинда, прижавшись вздернутым носиком к стеклу. – Мама! Он в брюках!

Рука маркизы дрогнула, оставив чернильную кляксу на странице.

– В брюках! – воскликнула она. – Ты наверняка ошиблась, детка. Только торговцы и банковские клерки носят брюки.

– Скорее, мама! – воскликнула Белинда, вскакивая. – Он входит в дом.

Леди Бамф размашисто подписала письмо, и мать с дочерью спустились вниз, в гостиную, чтобы встретить гостя.

При виде женщин гость убрал карманные часы, на которые нетерпеливо поглядывал. В отличие от знакомых Белинде герцогов, этот был очень хорош собой, с аристократическими чертами, квадратной челюстью и самыми выразительными голубыми глазами из всех, что ей приходилось, видеть. По сведениям Белинды, герцогу должно было быть далеко за сорок, но во плоти он выглядел не старше двадцати пяти лет. Невероятно, но он не был толстым. И, что совсем невероятно, он оказался высоким и стройным, с фигурой, идеально подходившей для партнера по танцам. Его каштановые волосы были слишком коротко подстрижены, и, на вкус Белинды, он был слишком просто одет, но эти несущественные недостатки были легко поправимы и с лихвой компенсировались его красивыми глазами.

– О, вы красивы! – воскликнула она, едва успев присесть в ответ на его приветствие. – Какое облегчение! Я так рада.

Леди Бамф тоже не осталась равнодушной к внешности молодого человека, но сохранила трезвую голову.

– Я должна извиниться за восторженность моей дочери, – сказала она, улыбнувшись. – Она молода и непосредственна. Жаль, что мы не можем следовать ее примеру и говорить все, что приходит нам в голову, – дерзко добавила она, играя жемчужным ожерельем у себя на шее.

Не догадываясь, что его приняли за его нанимателя, Джулиан Девайз слабо улыбнулся в ответ на восторги Белинды, пропустив мимо ушей намеки ее матери.

– Лорд Бамф дома? – поинтересовался он, обращаясь к вдовствующей маркизе. – Как вам, возможно, известно, я прибыл по поручению леди Виолы Гэмбол, чтобы обсудить условия ее брачного договора.

Леди Бамф ощутила укол раздражения, но Джулиан был так красив, что она не могла не повторить попытку.

– Возможно, когда обсудите дела с моим сыном, вы позволите мне показать вам парк, – предложила она игривым тоном. – Там множество живописных мест.

Джулиан иронически улыбнулся.

– Боюсь, когда я закончу с делами, вы охотно отправите меня в преддверие ада.

– О нет! – воскликнула Белинда, воспринявшая его слова всерьез.

Леди Бамф кокетливо рассмеялась.

– Такой мужчина, как вы, желанный спутник, куда бы он ни направлялся, – заметила она, не сводя с него жадного взгляда.

– Вы очень добры, – твердо сказал Джулиан. – Но я приехал по делу к лорду Бамфу. Если его сиятельства нет дома, я заеду в другой раз.

– Пожалуйста, останьтесь, ваша светлость. Мой сын немного задерживается, – быстро продолжила она, когда его глаза сверкнули, – но скоро присоединится к нам. Прошу прощения за неудобство. Позвольте предложить вам чашечку чаю.

– Вы ошибаетесь, – мрачно отозвался Джулиан. Вдовствующая маркиза моргнула.

– Ошибаюсь, ваша светлость?

– Я не «ваша светлость», – решительно сказал он. – Я... финансовый советник герцога, Девайз.

В голосе леди Бамф послышались пронзительные нотки:

– Вы не герцог Фэншо?

– Нет, миледи.

– С вашей стороны было очень скверно вводить нас в заблуждение, – заявила леди Бамф, смущенная тем, что кокетничала перед смазливым ничтожеством. – Вам следовало представиться, как только вошли в дом!

– Прошу прощения за свою оплошность, – сухо отозвался Джулиан.

– Где же его светлость? – требовательно спросила она.

– Его светлость задержался в саду по зову природы, – ответил он, указав головой в сторону французских окон.

Вдовствующая маркиза слегка отпрянула.

– Вы хотите сказать, что он... На моей террасе?

– Скорее, в ваших кустах, – невозмутимо сказал Джулиан.

– В моих рододендронах? – ахнула она, устремившись к французским окнам, за которыми появился грузный силуэт.

– О нет, – печально произнесла Белинда, глядя на настоящего герцога, который проследовал внутрь, потирая руки. – Толстый и лысый, как обычно. Это что у него на сюртуке? Кровь?

– Подливка, – успокоил ее Джулиан. Глаза Белинды наполнились слезами.

– Ну почему все получается не так, как хочется?

– Такова жизнь, – философски заметил Джулиан, протягивая ей чистый носовой платок. – Всегда обманывает наши ожидания.

Леди Бамф шагнула навстречу герцогу, скрывая раздражение за ослепительной улыбкой.

– Милорд! Как вы нашли мои рододендроны?

– Затруднительно, но я справился, – бодро ответил герцог, отводя взгляд от ее пышной фигуры. – Вам следовало бы поговорить с садовником по поводу кустарника, мадам. В Фэншо мы обычно обдираем колючки.

– Мои розы! – ахнула она, побледнев. – Как вы могли? Вы настоящее чудовище!

– А, Дев, – сказал герцог, обходя чересчур нервную и явно неуравновешенную особу. – Где Бамф? Я не могу торчать здесь весь день.

– Бамф еще не приехал, – сообщил Джулиан.

– Что значит, еще не приехал, Дев? Уже почти десять. Я чертовски проголодался.

К этому моменту леди Бамф достаточно пришла в себя, чтобы сохранять самообладание.

– Мой сын задерживается, ваша светлость, – сообщила она. – Он скоро будет. Может, мы выпьем чаю, пока ждем Руперта, ваша светлость? Белинда, позвони.

– С пирожными? – оживился герцог. – С удовольствием.

Едва Белинда коснулась колокольчика, как в комнату вошли два лакея. Один нес серебряный поднос с чайными принадлежностями, другой – складной столик, который и установил перед креслом леди Бамф.

– Располагайтесь на диване, рядом с Белиндой, ваша светлость, – предложила она герцогу.

Пока герцог наслаждался пирожными, Джулиан непринужденно беседовал с Белиндой, отметив красоту дома и окружающего парка, где так легко затеряться, оставаясь в двух шагах от Пиккадилли. Но леди Бамф была начеку, заподозрив в нем ловкого охотника за состоянием, вознамерившегося соблазнить ее дитя, чтобы завладеть широко разрекламированным приданым Белинды в пятьдесят тысяч фунтов.

– Терпеть не могу этот парк, – заявила Белинда, надувшись. – Здесь чувствуешь себя отрезанной от всего мира. Я предпочла бы обычный городской дом. Мне хочется быть в гуще событий, а не прятаться в лесу. Мама, мы не могли бы отказаться от аренды?

– От аренды? Выходит, его сиятельство не владеет этим домом? – пробормотал Джулиан. – Интересно. – Вытащив из кармана блокнот, он сделал в нём пометку – не потому, что не надеялся на свою память, а чтобы поставить на место леди Бамф.

И это ему удалось.

– Мой сын ищет подходящий дом, – резко бросила она. – А где живете вы, мистер Девайз? – ядовито осведомилась она.

– На Ломбард-стрит, миледи, – сообщил он, ничуть не смущаясь, что называет свой скромный адрес.

– Никогда не слышала о такой улице, – презрительно фыркнула леди Бамф. – И где это?

– В Сити, миледи.

– В Сити! Я думала, там живут только евреи и торговцы.

– Да, это не Вест-Энд, – согласился Джулиан с раздражающей невозмутимостью.

– Неужели все мужчины в Сити носят брюки? – спросила Белинда с любопытством.

– Практически все, – последовал шокирующий ответ. – Для тех, кто зарабатывает себе на жизнь в грязи и угольной пыли Сити, белые шелковые чулки не самый практичный предмет одежды. И, по-моему, нелепо расхаживать по столице в сапогах для верховой езды. Я не приближался к лошади с тех пор, как уволился из армии.

Белинда испустила счастливый вздох.

– О! Вы служили в армии, мистер Девайз? Должно быть, у вас полно увлекательных историй, которые вы могли бы рассказать.

– Ни одной.

Белинда опешила, пока не заметила веселые искорки в его голубых глазах.

– О, вы дразните меня! Представляю, сколь великолепно вы выглядели в военном мундире. Вы служили в кавалерии? – спросила она с надеждой.

– Нет, хотя и ездил верхом.

Это замечание озадачило Белинду, но ее мать поняла.

– Вы хотите сказать, что были офицером? – насмешливо произнесла она. – В мое время только джентльмены могли получить офицерский чин.

Герцог вручил Белинде свою пустую тарелку и облизал пальцы.

– Мадам, да будет вам известно, Дев – джентльмен, – сердито заявил он. – Его отец – барон.

Глаза леди Бамф расширились.

– Так вы тот самый мистер Девайз? – ахнула она. – Сын лорда Девайза?

Джулиан слабо улыбнулся.

– Да, имею такую честь.

– Вы тот тип, который обрушил «Чайлдс банк»! – провозгласила она обвиняющим тоном, величественно поднявшись на ноги. – Как вы посмели даже показаться среди приличных людей? Вы лишили средств некоторых из моих лучших друзей! Я знаю вашу мать, – продолжила она, злобно сверкая глазами. – Представляю, как она гордится вами.

– Конечно, гордится, – вставил герцог. – А вы разве не гордитесь своим сыном? Кстати, где он? Чем скорее он женится на моей сестре, тем быстрее я обзаведусь племянником.

Выдавив улыбку, леди Бамф снова села.

– Уверена, он уже на подходе, ваша светлость, – любезно отозвалась она. – Ему не терпится встретиться с вами... и леди Виолой, конечно. Какая жалость, что она не приехала в Лондон.

– Нет, Дев, – твердо сказал герцог, когда Джулиан открыл рот, собираясь вмешаться. – Я сам. Моя сестра категорически отказывается приезжать в Лондон, – объявил он, стряхивая крошки бисквитного пирожного со своего жилета. – Если ваш сын хочет жениться на ней, то должен приехать в Йоркшир и сделать все как полагается.

Закончив свою речь, он посмотрел на Дева.

– Это я предложила Руперту пригласить леди Виолу в Лондон, – сообщила леди Бамф. – Мне казалось, что она с удовольствием проведете нами лондонский сезон. Теперь я понимаю, что мое вмешательство привело к недоразумению. Не вижу причин, почему бы Руперту не отправиться со мной и Белиндой в Йоркшир, если таково желание леди Виолы.

– Но, мама! – запротестовала Белинда. – Руперт сказал, что если леди Виола не послушается его, он заставит ее пожалеть об этом, когда они поженятся. У него очень вспыльчивый характер, – поведала она Джулиану, который снова сделал пометку в своем блокноте. – И потом, мама, сейчас пик сезона. Мы пропустим очень важные события, если уедем. Не думаю, что в Йоркшире есть что-нибудь интересное. Руперт сказал, что это край света. Леди Бамф бросила обеспокоенный взгляд на блокнот Джулиана.

– Чепуха! – резко бросила она. – Руперт никогда не говорил ничего подобного. Что касается меня, то мне не терпится увидеться с моей будущей дочерью. Мы с радостью отправимся в Йоркшир, как только соберемся.

Примирившись с обстоятельствами, Белинда с надеждой поинтересовалась, будет ли мистер Девайз сопровождать их.

– Боюсь, работа не позволит мне покинуть Лондон, леди Белинда, – учтиво ответил Джулиан.

Белинда скорчила недовольную гримаску.

– Работа! Неужели вы еще не сделали себе состояния?

– Боюсь, что нет, – ответил он, убирая блокнот.

– Но вы же обрушили тот дурацкий банк! – удивилась она.

– Я делаю состояния для других людей, а не для себя, – объяснил он. – Это мой образ жизни.

– Виола хочет венчаться в Йоркском соборе, – сообщил герцог. – Вы против, леди Бамф?

– Вовсе нет, – любезно отозвалась она. – Йоркский собор – прекрасный выбор.

– И первая неделя июня не подходит, – заявил герцог, удивляясь, что все идет так гладко. – Это наши праздники. А потом начинается сезон охоты.

– Ах да, – сказала она. – У вас же есть охотничье поместье в Шотландии.

– Нет, – отрезал герцог, побагровев.

– По-моему, оно называется Лайонс, – стояла на своем вдова. – Леди Виола унаследовала его от своей матери, Луизы Лайон, известной красавицы.

– Говорю вам, нет никакого поместья! – рявкнул герцог, резко поднявшись, и отошел к окну, поманив за собой Джулиана. – Дев, – прошептал он напряженным тоном, – старуха каким-то образом узнала о Л айонсе.

– Она просто пытается прощупать почву, – сказал Джулиан. – Предоставьте это мне.

Но герцог не мог успокоиться. Он был на грани того, чтобы покинуть дом, когда дверь гостиной внезапно распахнулась, и в комнату вошел Руперт Белфри, третий маркиз Бамф, похлопывая по бедру парой желтых кожаных перчаток.

– Мой сын! – гордо объявила леди Бамф. Облаченный в бордовый фрак, белые лосины, жилет из парчи и блестящие сапоги со шпорами, маркиз являл собой образец модного лондонского денди. С тщательно расчесанными бачками и золотистыми завитками волос, живописно падавшими на лоб, он был почти так же красив, как его мать.

– Представляешь, Руперт? – сказала леди Бамф. – Его светлость пригласил нас погостить в Йоркшире. Ну, разве это не замечательно?

– Можете ехать с Белиндой хоть завтра, – снисходительно отозвался маркиз. – Если, конечно, ты считаешь, что у нее есть шанс захомутать его. Я, разумеется, останусь в Лондоне. Этот сезон даже лучше прежнего, я разрываюсь между приглашениями.

Леди Бамф изобразила свою самую лучезарную улыбку.

– Но, дорогой, эта поездка даст тебе возможность, ближе познакомиться следи Виолой, прежде чем вы поженитесь в Йоркском соборе этой осенью. Наверняка это важнее, чем несколько светских приемов и балов.

– Если моя будущая жена хочет узнать меня лучше, – раздраженно заметил он, – она должна приехать в Лондон, как я велел. Я не собираюсь ехать в Йоркшир. Чего я там не видел? Деревенских олухов? А свадьба состоится в церкви Святого Георгия в июне.

При этих словах герцог, ослепленный великолепием маркиза, вспомнил о своей роли в этом спектакле.

– Но Виола хочет венчаться в Йоркском соборе, где ее крестили, – сообщил он.

Лорд Бамф обратил на него холодный взгляд.

– Кто вы, к дьяволу, такой?

– Герцог Фэншо, но вы можете звать меня Дикон, если пожелаете.

Маркиз взял монокль и оглядел герцога с головы до ног.

– Не может быть! – заявил он. – Я не верю.

– Это правда, Руперт, – сказала его мать.

Лорд Бамф молчал, созерцая своего будущего шурина с явным недоумением. В тучном лысом герцоге не было ни единой черты, позволяющей предположить, что его сестра – одна из самых красивых нерест в королевстве. Не имея ничего против женитьбы на женской версии герцога ради ее солидного приданого, молодой маркиз не желал, чтобы его лондонские друзья стали свидетелями этого счастливого события. Наверняка они будут безжалостно издеваться над ним, как это могут только лондонские денди.

– Пожалуй, будет лучше, если мы обвенчаемся в Йорке, – сказал он после долгой паузы. – Вряд ли мои друзья потащатся в такую даль, чтобы присутствовать на моей свадьбе.

– Вот и прекрасно! – воскликнул герцог. – Все идет как по маслу, Дев.

Проследив за его взглядом, маркиз, наконец, обратил внимание на Джулиана, точнее, на его брюки, и опять прибег к помощи монокля, чтобы изучить их с выражением крайнего изумления.

– А кто вы, сэр? – произнес он насмешливым тоном.

– Это мистер Девайз, – охотно сообщила Белинда. – Он живет в Сити и работает на герцога, потому что должен зарабатывать себе на жизнь, хотя он и сын барона. И он считает нелепым носить сапоги для верховой езды в городе.

Маркиз ощетинился.

– Это не сапоги для верховой езды. Это гессенские сапоги.

– Прошу прощения, – отозвался Джулиан. – Мне следовало сказать, что я считаю нелепым подражание английских джентльменов немецким наемникам. Лорд Бамф побагровел.

– Мне следовало бы вызвать вас на дуэль за подобную наглость.

– Это не сделает тебе чести, дорогой, – встревожилась леди Бамф. – Мистер Девайз всего лишь биржевой маклер герцога. Умоляю, не расстраивайся по пустякам.

Маркиз презрительно скривился.

– Я не стреляюсь с биржевыми маклерами, – бросил он. – И не принимаю их в своей гостиной. Почему этот тип здесь?

– Герцог пригласил меня, чтобы обсудить условия брачного договора его сестры, – объяснил Джулиан.

– Нечего здесь обсуждать, – заявил маркиз. – Брачный договор – это простое и ясное соглашение между джентльменами. Я никогда не допущу, чтобы хотя бы частичка имущества моей жены осталась вне моего контроля. Она будет получать содержание – при хорошем поведении.

Дикон округлил свои бледно-серые глаза.

– По-вашему, женщины – это разновидность движимого имущества?

– Не передергивайте, – парировал маркиз. – Я не считаю женщин разновидностью движимого имущества. Но считаю, что с ними нужно обращаться как с движимым имуществом. Только и всего. Надеюсь, вы видите разницу?

– Я-то вижу, – отозвался герцог, – но вряд ли ее увидит Виола.

–Леди Виоле придется подчиниться моей воле, – фыркнул маркиз.

– Разумеется, леди Виола должна считаться с мнением своего мужа, – поспешно вставила леди Бамф, – но вначале ты должен завоевать ее любовь и доверие, Руперт. Когда она поймет, что ты заботишься, прежде всего, о ее благе, то будет слушаться тебя без лишних вопросов и охотно подчиняться твоим желаниям.

Герцог печально покачал головой.

– Я был бы только рад этому, мадам, но, боюсь, моя упрямая сестра, вряд ли полюбит вашего сына.

– Руперта нельзя не полюбить, – рассмеялась леди Бамф. – Женщины находят его неотразимым.

– Это правда, – скромно признал Руперт. – Я самый популярный мужчина в Лондоне.

– И я не удивлен! – воскликнул герцог с энтузиазмом. – Этот парень великолепно выглядит, правда, Дев? Какие волосы! Какая одежда! Все при нем. Осмелюсь сказать, что он даст сто очков павлину. Но должен предупредить вас, юный Руперт, – сказал он, посерьезнев, – что Виола может не оценить таких искушенных горожан, как мы с вами. Она выросла в Йоркшире, вдали от столичного лоска, и ничего не видела, кроме слуг и собак. Ей может не понравиться, когда ею командуют.

– Да она совсем дикарка! – посетовал маркиз.

– Увы, – удрученно согласился герцог. – Она брала уроки пения, но боюсь, что певица из нее никакая. Честно говоря, я предпочитаю лай собак.

– Пожалуй, будет лучше, если леди Виола останется в Йоркшире после свадьбы, – предложила леди Бамф. – Ваша сестра будет чувствовать себя несчастной в Лондоне.

– Не может быть и речи о ее приезде сюда! – воскликнул маркиз, окончательно убедившийся, что друзьям нельзя видеть его невесту. – Я еду в Йоркшир. Немедленно.

– Но, дорогой, – запротестовала его мать, – ты должен дать нам, бедным женщинам, время на сборы.

– Хорошо, – снизошел он. – Мы выезжаем на рассвете.

– На рассвете, любовь моя? – ужаснулась леди Бамф. – Так рано? Мне нужно сделать пару мелочей перед отъездом и отказаться от нескольких приглашений. Герцогиня Беркширская никогда не простит меня, если я уеду из Лондона, не предупредив ее.

– Ладно, – буркнул он. – Мы отправляемся завтра в полдень, если это тебя устроит.

– Конечно, любовь моя, – улыбнулась она. – Как скажешь.

Герцог Фэншо покинул Грин-парк в отличном настроении. Ослепленный элегантностью маркиза, он даже забыл об угрозе его любимому Лайонсу.

– Дев, – сказал он, – этот молодой человек произвел на меня неотразимое впечатление. Даю руку на отсечение, что он понравится Виоле.

Джулиан криво улыбнулся.

– Возможно. Я заметил, что женщин часто тянет к безмозглым щеголям с садистскими наклонностями.

Дикон изумленно уставился на него.

– Я говорю о лорде Бамфе, Дев. Я бы никогда не назвал его безмозглым щеголем с садистскими наклонностями.

– Нет, конечно. Ваша светлость слишком умны для этого, – согласился Джулиан. – Это была гениальная мысль – сделать вид, что он вам понравился. Тщеславие этого типа не знает границ. Какой осел!

– Ты хочешь сказать, что на самом деле он мне не понравился? – спросил герцог, озадаченный.

– Ну конечно. Вы притворились, будто очарованы им, хотя на самом деле он ваш противник и постарается надуть вас, если сумеет.

– Невероятно, – ошарашено пробормотал герцог. – Мне и в голову не пришло, что он мой противник. Мне он показался отличным парнем. Правда, его мать...

– Вот именно, – поддакнул Джулиан. – Как быстро она согласилась на Йоркский собор и перенос даты свадьбы.

– Действительно! – воскликнул герцог. – Вначале я обрадовался, но теперь вижу, что ей явно не терпелось отправиться в Йоркшир. И не забудь: ей известно о Лайонсе.

Карета выехала за ворота и двинулась в направлении Мола.

– Должен предупредить вас, – сказал Джулиан, когда они проезжали мимо королевской резиденции. – Будьте бдительны на пути в Йоркшир.

Дикон моргнул.

– С какой стати?

– Я очень удивлюсь, если леди Бамф не попытается устроить брак между вами и своей дочерью, – ответил Джулиан. – Постарайтесь не оставаться наедине с леди Белиндой.

Герцог побледнел.

– Ты хочешь сказать, что она попытается женить меня? На юной Белинде? Если это так, мне лучше отказаться от путешествия в Йоркшир.

– Ни в коем случае. Вы должны увезти их в Йоркшир, как и планировалось, – отрезал Джулиан. – Ни к чему, чтобы они дышали мне в затылок, пока я улаживаю ваши дела.

– К черту, Дев! – взвился герцог. – Меня пытаются окрутить! Я этого не потерплю.

– Следуйте моим советам, и будете в полной безопасности. Ведь до сих пор вам удавалось оставаться холостяком? – напомнил ему Джулиан.

Дикон сделал глубокий вздох, стараясь успокоиться.

– Я одного не понимаю, – признался он, – почему должен увезти их из Лондона?

– Мне надо переоформить собственность леди Виолы, – терпеливо объяснил Джулиан, – чтобы будущий муж не мог наложить лапу на ее состояние. Но мне незачем объяснять все это вам, герцог.

Дикон жил в постоянном страхе, что кто-нибудь догадается, что он не так умен, как пытается выглядеть.

– Конечно, все и так понятно, – поспешно согласился он. – Видимо, мне нужно подписать кое-какие бумаги?

– Нет, пока достаточно доверенности. Разумеется, я буду вести подробные записи обо всех своих действиях.

Дикон ужаснулся.

– В этом нет никакой нужды. Я тебе полностью доверю.

– Спасибо, герцог. Я очень ценю ваше доверие. Дикон покраснел и поспешно сменил тему.

– Но, Дев! Что, если Виоле и впрямь понравится этот Руперт? Что, если она захочет отдать ему все?

– Некоторым женщинам действительно нравятся их мужья поначалу, – сказал Джулиан. – Но что будет через пару лет, когда прелесть новизны пройдет? Чувства вашей сестры могут измениться, но, если муж завладеет всем ее имуществом, у нее не останется свободы выбора, не так ли?

– Я совсем упустил из виду, что прелесть новизны проходит, – признал Дикон.

Карета повернула в сторону Стрэнда, где располагался Гэмбол-Хаус, лондонская резиденция герцогов Фэншо. Это было величественное сооружение, построенное более двух веков назад. По архитектуре, размерам и неудобству Гэмбол-Хаус мог соперничать с королевскими дворцами, но его расположение оказалось менее удачным. С юга заросший парк граничил с Темзой, которая в прошлые времена отливала серебром и кишела рыбой, а теперь приобрела бурый оттенок и пахла тиной.

– Высадите меня здесь, – сказал Джулиан, стукнув в переднюю стенку кареты. – Я доберусь до Сити пешком.

– Неужели ты не останешься на ленч? – удивился Дикон, когда карета остановилась. – Тебе необходимо поесть. Ты таешь буквально на глазах. Я настаиваю, чтобы ты остался.

Джулиан только улыбнулся.

– Здесь неподалеку есть вполне приличная таверна. Там делают отличные сандвичи, да и эль у них неплохой.

Желудок герцога откликнулся громким урчанием. Он слишком проголодался, чтобы настаивать.

– Ну, как хочешь, – проворчал он.

Джулиан надел шляпу и зашагал в сторону Флит-стрит.



Глава 1 | Наследница в его постели | Глава 3



Loading...