home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

К тому времени, когда Джулиан добрался до лужайки, Виола выиграла все тринадцать раундов. Люси и Элизабет, сидя на скамейке, аплодировали. Даже Генри был под впечатлением.

– Моя очередь, – заявил Джулиан, сняв сюртук и закатав рукава. – Извини, Гарри, – сказал он, забрав биту у мальчика, – но, боюсь, мисс Эндрюс тебе не по зубам. Она съест тебя живьем. Лучше предоставь ее мне.

– Меня зовут Генри, – огрызнулся тот, усевшись на скамью с надутым видом.

– Это мой мяч, мистер Джулиан, – резко сказала Виола, когда, он направился к желтому мячу.

– Нет. Вот ваш мяч, мисс Эндрюс, – возразил он, указывая на красный мяч, по которому она только что ударила. – Нельзя иметь сразу два мяча.

– У каждого игрока по два мяча, мистер Джулиан, – назидательно сказала Виола. – У меня желтый и красный, а у вас черный и синий. Вы что, даже не знаете правил игры?

– Конечно, знаю. Я проверял вас, – заявил Джулиан, направившись к черному мячу.

– Это глупо, – возмутилась Виола, отбросив биту. – Я так не играю.

Джулиан схватил ее за руку.

– Нельзя винить меня в том, что я хочу отсрочить неизбежное. Разбитое сердце не слишком приятная штука.

– Если бы у вас было сердце, – заявила Виола, свирепо сверкнув глазами, – вы бы не похитили мою собаку.

Его лицо приняло жесткое выражение.

– Вы прекрасно знаете, что нужно сделать, чтобы вернуть ее назад!

Виола рассмеялась.

– Конечно, знаю. Мастер Генри! – Подбежав к мальчику, она присела, чтобы оказаться на уровне его глаз. – Мастер Генри, – произнесла она умоляющим тоном, – ты обещал вернуть собаку тому, кто выиграет в крокет. Я так хочу вернуть свою собаку.

– Не смей, Гарри! – крикнул Джулиан.

– Она в домике на дереве, – сообщил Генри, вскочив со скамьи и схватив Виолу за руку. – Я отведу вас к ней.

– Иуда, – прорычал Джулиан. Люси схватила его за руку.

– Я вынуждена снова просить вас оставить мою подругу в покое. Вы обладаете удивительной способностью выводить ее из себя.

– Правда? – произнес Джулиан, явно польщенный. – Что еще она сказала обо мне?

– Ничего лестного, уверяю вас. Куда вы идете?! – воскликнула она, когда он отстранился от нее.

– К домику на дереве, конечно, – рассмеялся Джулиан. – Чтобы вывести из себя вашу подругу.

– Какой негодяй! – простонала Люси, топнув ногой.

– Дядя Алекс? – воскликнула Элизабет.

– Нет, дорогая. Твой дядя Джулиан, – рассеянно отозвалась Люси, прежде чем заметила Алекса, появившегося на лужайке.

Алекс подхватил Элизабет и посадил себе на плечо.

– Кто негодяй? – бодро поинтересовался он. Люси вспыхнула.

– Простите меня. Мне не следовало так говорить о вашем брате.

– Ему не следовало давать вам оснований для подобных слов, – возразил Алекс. – А где юный Генри? Его мать хочет поговорить с ним по очень серьезному поводу.

Люси не терпелось услышать хорошие новости.

– Ну, как, мистер Девайз? Мисс Шипли позволят остаться?

– Думаю, да.

– О нет! – вскричала Элизабет. – Мы не хотим мисс Шипли. Нам понравилась новая гувернантка.

– Элизабет! – одернул ее Алекс. – Мисс Рэмплинг не ваша гувернантка.

– Не Люси, – пренебрежительно фыркнула Элизабет, указав на Виолу, которая приближалась к ним с каким-то грязным свертком в руках. – Вот она.

– Я не твоя гувернантка, ужасный мальчишка, – прошипела Виола, остановившись.

– Боюсь, у нее есть предложение получше, – сказал Джулиан. – Она станет твоей тетей.

– Это как? – подозрительно спросил Генри.

– Твой дядя шутит, – холодно сказала Виола.

– Ничего подобного, – возразил Джулиан. – Видишь ли, Генри, я собираюсь жениться на мисс Эндрюс. И тогда она станет твоей тетей Мэри.

– Мы больше не помолвлены! – крикнула Виола.

– Это очень большой секрет, Гарри, – невозмутимо продолжил Джулиан. – Я хотел, чтобы ты первый узнал об этом, но ты не должен никому говорить, пока мы не поженимся. А потом ты сможешь сказать всем, что узнал первым.

– Мистер Девайз, это непростительно! – Повернувшись, Виола направилась к Люси и Алексу. – Посмотрите, что они сделали с ней! – воскликнула она, показывая сверток, который держала в руках.

– Думаю, вы натворили достаточно, мистер Джулиан, – холодно заметила Люси. – До свидания. Всего хорошего, мистер Девайз, – добавила она более любезным тоном, обращаясь к Алексу.

– Я провожу вас до конюшни, – бодро сказал Джулиан. – И, пожалуй, сам проедусь.

– Я пойду с вами, – крикнул Генри.

– Нет, Генри, – сказал Алекс. – Тебя хочет видеть твоя мама.

– Шипли остается, – шепнула Элизабет брату. Виола и Люси поспешили к конюшне, сопровождаемые воплями Генри. Джулиан держался рядом с ними, объявив о своем намерении сопровождать их верхом до Гэмбол-Холла. Даже тот факт, что Люси не может перескакивать через изгороди, не переубедил его.

– Я обожаю месить грязь на сельских дорогах, – заявил он.

Избавление явилось в образе лорда Чевиота. Когда компания приблизилась к конюшне, его милость вышел оттуда и набросился на своего шурина:

– Куда тебя носило вчера ночью на Султане? Он хромает.

– Он потерял подкову по дороге домой, но не хромает, – возразил Джулиан.

– У него распухло колено! – выкрикнул лорд Чевиот, побагровев. Он не отличался бурным темпераментом, но любил лошадей.

– Оно было в таком состоянии еще до меня, – упрямо сказал Джулиан.

– Совсем как каминная полка, – заметила Виола. Тони опешил.

– Э... да, – произнес он, сбитый с толку ее вмешательством. – Послушай Джулиан, сколько еще ты собираешься оставаться в моем доме, разливать лимонад на мою лучшую одежду, калечить моих лошадей?

– Успокойся, Тони. Завтра я уезжаю.

– Вот как? – поразилась Виола.

– Да, – заявил Джулиан. – Пора возвращаться в Лондон. Я и так слишком долго отсутствовал. Глупо торчать здесь в неопределенности, не так ли?

– Да, – согласилась Виола. – Глупо.

– До свидания, мистер Джулиан, – сказала Люси, потащив Виолу, к лошадям, которых привел конюх.

– Прощайте, мисс Рэмплинг, – бодро откликнулся Джулиан. – До свидания, мисс Эндрюс.


– Бедная Бижу, – проворковала Люси спустя некоторое время, вытащив мокрую дрожащую собачку из ванны. – Каким человеком надо быть, чтобы похитить такое милое и преданное создание, как ты?

– Очень плохим, – заявила Виола, завернув теперь уже белого щенка в полотенце. – Можете не сомневаться, я все ему выскажу, когда встречусь с ним у башни.

На лице Люси отразилось изумление.

– Вы встретитесь с ним? – недоверчиво повторила она. – Не может быть!

– Я должна, – сказала Виола.

– Вы совсем лишились ума? Виола, не может быть, что вы это серьезно!

Виола перенесла Бижу на ковер у огня и продолжила вытирать ее полотенцем.

– У нас есть кое-какие незаконченные дела, – сказала она. – Только и всего.

– Вам нельзя встречаться с ним, – настаивала Люси. – Что еще за незаконченные дела? Бижу у вас.

– Нет, Люси, это мой долг. Я должна встретиться с ним лицом к лицу.

– Позвольте мне сходить вместо вас, – предложила Люси.

Виола скорчила гримаску.

– Зачем вам идти вместо меня?

– Потому что с вашей стороны было бы глупостью пойти туда! – заявила Люси. – Мистера Джулиана никак не назовешь респектабельным молодым человеком. Вряд ли вы будете в безопасности в его обществе.

– Но разве вы не слышали, что он сказал Генри? – возразила Виола. – Люси, он сказал своему племяннику, что собирается жениться на мне! Он не мог высказаться яснее.

– Какая наглость! – возмутилась Люси. – Использовать ребенка в своих гнусных целях...

Виола нахмурилась.

– Но он не стал бы говорить собственному племяннику, что я стану его тетей, если бы не собирался жениться на мне, – сказала она. – Это бесчестно.

– Мистер Джулиан из тех, кто не останавливается ни перед чем, чтобы добиться своего, – парировала Люси.

– Да, конечно. Но я не думаю, что он стал бы обманывать маленького Генри, – возразила Виола. – А если он хочет жениться на мне...

– Виола! Неужели вы забыли, что он пытался продать вас лорду Саймону? – осведомилась Люси. – Ему ничего не стоит обмануть Генри. Ведь он хочет, чтобы вы поехали с ним в Лондон, не так ли?

– Да, но он любит меня, Люси. Я знаю. Люси вздохнула.

– Это не любовь, Виола. Это похоть. Виола пожала плечами:

– А разве есть разница? Люси ахнула, шокированная.

– Конечно, есть.

– Я имела в виду мужчин, – уточнила Виола. – Они не так тонко организованы, как мы.

– Если бы он любил вас, – твердо сказала Люси, – он бы объявил о своих планах всему свету, а не шестилетнему ребенку. Я ни на секунду не поверила в его благородные намерения, – кисло продолжила она. – Виола, если вы отдадитесь на его милость, что помешает ему продать вас лорду Саймону? Ему нельзя доверять. Я не могу допустить, чтобы вы пострадали от этого распутника.

– Джулиан не распутник, – возразила Виола. – Я обещала встретиться с ним у башни, и я это сделаю. Если он хочет жениться на мне, я поеду с ним в Лондон.

– А если он не собирается жениться на вас? – резко спросила Люси.

– Тогда я брошусь в реку, – отрезала Виола. – Это сделает вас счастливой, Люси?

– Конечно, нет, – огорченно отозвалась Люси. – Неужели я не могу отговорить вас от встречи с ним?

– Нет.

Люси вздохнула:

– Что ж, в таком случае я могу только пожелать вам удачи.

– Спасибо, – небрежно обронила Виола.

– Но вы не станете топиться? – нервно спросила Люси.

– Не будьте смешной, – резко бросила Виола, схватив щетку и приступив к длительной процедуре расчесывания спутанной шерсти Бижу.

– Тогда я оставлю вас, – сказала Люси.

– До свидания, – фыркнула Виола.

Люси вышла, закрыла за собой дверь спальни и заперла ее. В отличие от Генри она позаботилась о том, чтобы забрать ключ с собой. Услышав, как ключ повернулся в замке, Виола бросилась к двери.

– Люси! – крикнула она, яростно дергая дверь. – Что вы делаете?

– Спасаю вас от самой себя, – отозвалась та. – Я пойду к башне вместо вас.

– Постойте! – заорала Виола. – Выпустите меня сейчас же!

– Я отдам мистеру Джулиану бриллианты, которые вы одолжили мне на бал, – продолжила Люси с неколебимой решимостью. – А утром он уедет.

– Если вы сейчас же не выпустите меня, – крикнула Виола, топнув ногой, – я вас убью!

– Потом вы скажете мне спасибо, – заявила Люси.

– Пожалуйста, Люси, вы не понимаете. Я должна видеть его.

– Знаете, как вы сейчас ведете себя? – сердито спросила Люси. – Как мама, когда испытывает... жажду. Вы заперли ее. А я заперла вас!

Изнутри донесся грохот, достаточно громкий, чтобы привлечь внимание Корнелиуса.

– Что здесь происходит? – требовательно спросил он, появившись у подножия лестницы.

– Леди Виола гневается, – объяснила Люси. – Она хочет выселить нас из дома.

Корнелиус побледнел.

– А что насчет моего места в парламенте? Она собирается его забрать? Люси, у меня ничего нет, кроме этого.

– Это всего лишь временное помрачение рассудка, – заверила его Люси, сбежав вниз по лестнице. – Ты же знаешь, как сумасбродны эти аристократы. Почему бы тебе, не покатать маму в коляске? – предложила она. – А я присмотрю за ее милостью. Будем надеяться, что она успокоится к тому времени, когда вы вернетесь.

Надежды Люси не оправдались. Настроение Виолы, казалось, становилось все хуже. Она кричала и бранилась, пока не охрипла, и перебила все бьющиеся предметы, до которых добралась. Затем наступила тишина. Встревоженная, Люси заглянула в замочную скважину. На нее с почти осязаемой враждебностью смотрели сверкающие темные глаза.

– Люси, я вас ненавижу! – прохрипела Виола. Бросившись в свою комнату, Люси схватила бриллианты, которые ей одолжила Виола, и выбежала из дома.

Леди Чевиот сидела на шелковом диване в кремово-золотистую полоску. Весь день она принимала соседей, желавших поздравить ее с успешным балом, хотя все они тайно радовались его провалу. На Пердите было утреннее платье, почти такое же роскошное, как бальное, которое было на ней вчера.

– А, Шипли, вот и вы, – задушевно сказала она, когда ее худая бледная гувернантка с затянутыми в тугой пучок тусклыми волосами вошла в комнату, поблескивая очками. – Я поговорила с мастером Генри. Мой ангелочек признал, что совершил ошибку. Вы невиновны. Я решила позволить вам остаться у меня на службе. Это все.

Мисс Шипли криво улыбнулась.

– Ваша милость очень добры, – произнесла она елейным тоном. – Но я решила не оставаться.

– Не будьте неблагодарной, Шипли, – произнесла Пердита предостерегающим тоном.

– Я чрезвычайно благодарна лорду Чевиоту за его щедрость, – отозвалась мисс Шипли, продолжая улыбаться. – Его милость обеспечил меня настолько хорошо, что я могу вообще не работать. Ребенок, конечно, не будет ни в чем нуждаться.

Повернувшись в профиль, мисс Шипли продемонстрировала выпирающий живот.

– Поздравляю, – сухо произнесла Пердита. – Когда вы уезжаете?


Виола открыла окно своей спальни и вышла на небольшой балкон. Ветви огромного дуба были слишком далеко, чтобы до них дотянуться, недостаточно близко, чтобы белки время от времени прыгали на балкон. Виола, конечно, не была белкой, но она была молодой и здоровой девушкой. И умела прыгать.

Взобравшись на каменные перила, она набрала в грудь воздуха и прыгнула.



Глава 20 | Наследница в его постели | Глава 22



Loading...