home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

На следующее утро, когда герцог спустился к завтраку, Гэмбол-Хаус был охвачен бурной деятельностью. На площади выбивались снятые с полов ковры. Спущенные вниз люстры энергично полировались. По холлу сновали слуги с тяжелыми подносами, нагруженными фруктами и другой провизией. На галерее настраивали инструменты музыканты. Собак нигде не было видно.

Более голодный, чем заинтригованный, Дикон проследовал в столовую.

У буфета стояла Виола, накладывая себе яичницу с ветчиной.

– Закрой дверь! – прикрикнула она. – А то собаки разбегутся.

– Виола! – воскликнул он, отбиваясь от бросившейся к нему своры. – Ты вернулась! Наконец-то.

– Как видишь, – приветливо отозвалась Виола, бросив кусочек ветчины собакам. – Ты, конечно, помнишь мисс Рэмплинг, – добавила она, обратив внимание брата на худенькую особу, сидевшую за столом. – Я останавливалась у них, когда была в Гемпшире.

– Как поживаете, мисс Рэмплинг? – учтиво произнес Дикон, прежде чем переключиться на сестру. – Это бишон? – недоверчиво спросил он.

– Да, ее зовут Бижу. Хочешь подержать ее?

– Конечно! – нетерпеливо произнес он, выхватив собачку из рук сестры. – У меня сто лет не было бишона! Где ты ее взяла?

Со щенком под мышкой Дикон направился к буфету.

– Когда ты вернулась? – спросил он. – Мне ничего не сказали.

Виола села за стол и принялась за еду.

– Было очень поздно. Ты уже лег спать, – объяснила она.

– У меня есть радостные новости, – сказал Дикон, присоединившись к ней за столом. – Я нашел замечательного молодого человека, который может занять место Бамфа.

– Да, я знаю, – рассмеялась Виола. – Он рассказал мне об этом.

– Вот как?

– Да. Он сказал, что ты получишь особое разрешение для нас.

– Значит, ты довольна? – воскликнул Дикон с облегчением.

– Я в восторге, – сказала Виола.

– Значит, все решено, – заявил Дикон. – Мы можем отравляться в Йорк, как только ты скажешь.

– В Йорк? – сказала Виола. – Зачем нам ехать в такую даль? Мы можем пожениться завтра в девять утра. Боже! У меня столько дел!

– Но ты говорила, что хочешь обвенчаться в Йоркском соборе, – напомнил он сестре.

– Верно, – сказала Виола. – Но ведь Йоркский собор в Йорке, а я в Лондоне.

– Понятно, – кивнул Дикон.

Дверь открылась, и в комнату вошла Мэри Эндрюс.

– Миледи! – в изумлении воскликнула она.

– Моя дорогая мисс Эндрюс, – сказала Виола. – Как приятно снова видеть вас. Это моя подруга, мисс Рэмплинг.

Люси сердечно поздоровалась с девушкой.

– Вы, очень хорошо выглядите, – заметила Виола. Мисс Эндрюс и в самом деле расцвела. Ее волосы были просто, но элегантно причесаны, серо-голубое платье было модным, хотя и вполне приемлемым для молодой женщины ее положения.

– Спасибо, миледи, – выдохнула она. – Мисс Доббинс позаботилась обо мне.

– Доббинс с вами? Отлично, – сказала Виола, вычеркнув что-то в своем списке. – Она единственная, кто может справиться с моими волосами. А теперь, мисс Эндрюс, мы должны решить, что станет с вами, – продолжила она. – Боюсь, о жизни с теткой не может быть и речи. У вас есть мнение на этот счет?

– Да, миледи, – сказала Мэри, с надеждой глядя на герцога.

– Мы думали об этом, Виола, – сказал Дикон. – Я решил удочерить мисс Эндрюс. Только если ты одобришь, конечно, – поспешно добавил он.

Виола ненадолго задумалась.

– Неплохая идея, – решила она. – Когда я выйду замуж, супружеские обязанности будут отнимать у меня много времени. Я бы не хотела, чтобы ты чувствовал себя одиноким.

– Я не буду чувствовать себя одиноким, если у меня будет дочь.

– Конечно. Пожалуй, тебе следует удочерить мисс Эндрюс.

От облегчения Мэри расплакалась. Виола была так тронута, что обняла девушку, а затем подошла к брату и чмокнула его в лысую макушку.

– Ты прекрасно со всем справился, Дикон. Я горжусь тобой. Знаешь, мне кажется, что часть ума деда передалась тебе.

Дикон покраснел, польщенный. Виола взяла свой список.

– Пойдемте, Люси, – скомандовала она от двери. – Вы завтра выходите замуж, а вам нечего надеть.

– Мисс Рэмплинг тоже выходит замуж? – удивился Дикон.

– Да, у нас будет двойная свадьба, – откликнулась через плечо Виола.

Когда они ушли, герцог взял руку Мэри.

– Я был бы очень одинок без тебя.

– Спасибо, ваша светлость, – сказала Мэри, промокая платком глаза.

– Пожалуйста, зови меня «папа». – Да папа, – отозвалась Мэри.


Войдя в половине девятого в столовую, Пердита тут же выскочила назад. Ее сердце бешено колотилось.

– Это смешно, – сказала она себе. – Тони здесь нет. С чего бы ему находиться здесь? У меня разыгралось воображение.

Набрав в грудь воздуха, она снова вошла в комнату и, вопреки здравому смыслу, снова увидела своего мужа. Он по-прежнему держал в руках серебряные щипцы, накладывая себе еду.

– Пердита! – воскликнул он, выронив щипцы.

– Что ты здесь делаешь? – осведомилась она. – Ты что, преследуешь меня?

– Я первый приехал сюда. Тебе отлично известно, что мы с герцогом вместе учились в школе.

Пердита раздраженно скривилась.

– Ты здесь не останешься!

– Почему? – возмущенно отозвался он.

– Потому что меня пригласила леди Виола.

– А меня пригласил Дикон.

Пердита подумывала о том, чтобы гордо удалиться, но ей слишком хотелось, есть, чтобы проявлять принципиальность.

– Булочки еще остались? – холодно спросила она.

– Нет.

– Видимо, это ты все слопал, – заявила она обвиняющим тоном.

– Даже не пробовал! – запротестовал Тони. – Здесь полно тостов и мармелада.

Несколько смягчившись, Пердита села и начала намазывать тост маслом.

– Где дети? – спросил он.

– Джордж и Филипп в Итоне, Артур в Харроу, – ответила она. – Странно, что ты забыл, куда посылаешь чеки.

– Я имел в виду младших детей, разумеется, – резко произнес он, – Генри, Элизабет и Ханну.

– Ты еще помнишь их имена! Как мило. Они наверху, в детской, и вполне довольны жизнью.

– Как я понимаю, ты приехала в Лондон, чтобы добиваться развода?

– Я еще не обсуждала этот вопрос с отцом, – чопорно отозвалась Пердита. – Сегодня женятся мои братья. Я не хочу портить им этот день. Но, можешь не сомневаться, Тони Чевиот, я разведусь с тобой.

– Как? – поинтересовался он, выпятив челюсть. – Ты ничего не докажешь.

Пердита рассмеялась.

– Она беременна, болван! У нее уже заметен живот.

– Не от меня, – сердито отозвался Тони.

– А леди Виола видела тебя с этой особой в роще. Отшвырнув салфетку, она вылетела из комнаты, прежде чем он успел заметить, что ее глаза наполнились слезами.

Виола и Люси, одетые для выхода, спускались по лестнице.

– Вот вы где, Пердита, – сказала Виола, натягивая перчатки. – Вы не могли бы обсудить с маэстро музыкальную программу? Я хочу, чтобы все... – Она резко замолкла при виде лица леди Чевиот. – Что случилось? – обеспокоено спросила она.

– Ничего, – ответила Пердита. – Конечно, я поговорю с маэстро.

– Я бы сделала это сама, но у меня столько хлопот перед свадьбой, – сказала Виола. – К тому же у меня нет слуха.

– Я с удовольствием помогу, – пообещала Пердита. – А вы, девушки, отправляйтесь за покупками.

– Жаль, что здесь нет Чевиота, – вздохнула Виола. – У него отличный слух, и я доверяю его вкусу.

– Вы! – вскричал лорд Чевиот, появившись из столовой.

Пердита изумленно уставилась на мужа. Она никогда не видела его таким разгневанным. Он был просто в бешенстве, побледнев до синевы.

– А, Чевиот! – воскликнула Виола, оживившись. – Вы поговорите с музыкантами?

– Как вы смели показаться мне на глаза? – рявкнул он.

Виола в замешательстве огляделась.

– С кем он разговаривает? – удивилась она. – Чевиот? С кем вы разговариваете?

– И вы еще спрашиваете! – прорычал Тони, направляясь к ней.

– Со мной? – изумилась Виола.

– С вами! – заявил он, выпятив челюсть. – Что это вы наговорили моей жене насчет того, что видели меня в роще с мисс Шипли?

Виола опешила.

– Но я действительно видела вас в роще с мисс Шипли, – указала она. – Вы представили ее мне. Это что, секрет?

– Я не говорю, что меня там не было, – сердито отозвался Тони. – Но я не обнимал ее!

– Я и не говорила, что вы ее обнимали, – возмутилась Виола.

Глаза Пердиты расширились.

– Говорили! – воскликнула она.

– Ничего подобного, – возразила Виола. – Мисс Шипли плакала или притворялась, что плачет. Она бросилась Чевиоту на шею и залила его слезами. Это было отвратительно. Не появись я, трудно сказать, сколько денег она бы вытрясла из него.

– Я и так дал ей слишком много, – с горечью произнес Тони.

– Ты дал ей деньги? – ахнула Пердита. – Сколько?

– Пятьдесят фунтов.

– Что такое пятьдесят фунтов, если это позволит избавиться от мисс Шипли? – содрогнулась Виола. – Я никогда не забуду самодовольный хитрый взгляд, которым она одарила меня.

Пердита ахнула.

– Я видела этот взгляд, когда застала их наедине во время бала.

– Пердита, – мягко сказала Виола, – не можете же вы думать, что лорд Чевиот и мисс Шипли...

– Ради Бога, Пердита, послушай леди Виолу.

– Я хотела бы верить тебе, Тони. Правда. Но я...

– Но ты никак не хочешь поверить, что я невиновен!


Следуя своей лондонской привычке, баронесса Девайз встала поздно. За завтраком она лениво просматривала светскую колонку в надежде встретить упоминание о себе самой. В очередной раз разочарованная, она закончила свой утренний туалет и спустилась вниз, чтобы просмотреть почту.

Она читала чрезвычайно увлекательное письмо, когда дворецкий объявил о прибытии лорда Девайза.

– Доброе утро, мадам, – сказал ее муж.

Леди Девайз продолжила читать письмо.

– Достопочтенный мистер Александр Девайз, – объявил дворецкий.

Это было чересчур. Баронесса неохотно отложила письмо.

– Идиот! – рявкнула она.

– Ради Бога, мадам, – посетовал барон. – Разве можно так говорить о собственном сыне?

– Я обращаюсь не к своему сыну, – огрызнулась она. – Я обращаюсь к новому дворецкому. «Достопочтенный» никогда не употребляется в устной речи, Бентли, хотя и используется при письме. Подобные ошибки режут мой слух. Если это повторится, я вас уволю без характеристики, и вы никогда не найдете себе работу в Лондоне.

Дворецкий буквально выскочил из комнаты. Баронесса холодно улыбнулась.

– Ну, Александр? Ты одумался? – осведомилась она. – Полагаю, ты приехал в Лондон, чтобы найти себе подходящую жену?

– Не совсем, – сказал Алекс. – Я нашел подходящую жену и привез ее в Лондон.

– Свадьба завтра, – сообщил барон. – В девять часов.

Баронесса презрительно фыркнула.

– Вы явились вместе. Видимо, это означает, что в конечном итоге ты решил жениться на Молли Пикок?

Алекс набрал в грудь воздуха.

– Я женюсь на мисс Люси Рэмплинг, – сказал он.

– Что? На этом маленьком ничтожестве? – Баронесса свирепо уставилась на мужа. – У этой девицы ни красоты, ни денег, ни связей. Ничего, что говорило бы в пользу этого брака.

– У меня другое мнение, – спокойно отозвался Алекс.

– Джордж? Неужели ты это допустишь?

Барон пожал плечами.

– Он уже принял решение.

– Моей невесте будет приятно, мама, если ты будешь присутствовать на свадьбе.

Баронесса насмешливо улыбнулась.

– Боюсь, тебе придется извиниться за меня, Александр. Завтра утром я приглашена на очень важную помолвку. Я не могу разочаровать свою подругу.

– Помолвку? Проклятие, мадам! Что может быть важнее свадьбы вашего сына? – сердито осведомился лорд Девайз.

Баронесса снова взяла письмо, которое читала.

– Это от леди Виолы Гэмбол, – благоговейно произнесла она. – Ее милость приглашает меня на свадебный завтрак, который состоится завтра утром в Гэмбол-Хаусе. Ее милость впервые в Лондоне. Можно не сомневаться, что на прием приглашены сливки общества. Наконец-то я буду находиться среди равных.

Барон начал смеяться.

– В Гэмбол-Хаусе!

Алекс поспешно положил руку на локоть отца.

– Не надо, – сказал он. – Нет смысла, а у нас еще полно дел сегодня. – Он натянуто поклонился. – До свидания, мама. Надеюсь, завтрашний завтрак тебе понравится.

Баронесса не ответила. Ее мысли были далеко.

– Что же я надену? – произнесла она, потянувшись к колокольчику.



Глава 23 | Наследница в его постели | Глава 25



Loading...