home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Придерживая рукой занавеску, баронесса Девайз наблюдала из окошка кареты за своим младшим сыном, который шел по Ломбард-стрит. Рожденный и воспитанный как джентльмен, Джулиан, самый красивый из трех ее детей, был одет как обычный клерк – в черные брюки, черный сюртук и поистине непростительную шляпу.

Не подозревая, что за ним наблюдают, Джулиан взбежал по ступенькам обветшалого строения, на стеклянной витрине которого красовалась вывеска ростовщика, и постучал в дверь. Его впустили.

Парализованная увиденным, баронесса не шелохнулась.

– Скорее, мама! – воскликнула женщина, сидевшая рядом с ней в карете. – Он уходит.

– Ради Бога, Пердита, – осадила ее леди Девайз, опустив занавеску. – Держи себя в руках.

Она обращалась со своей единственной дочерью так, словно та была шестнадцатилетней девочкой, а не тридцатилетней замужней женщиной, матерью семерых детей. В отличие от матери Пердита с годами располнела, но по-прежнему оставалась красивой женщиной, с густыми каштановыми волосами и сверкающими голубыми глазами, которые она унаследовала от матери.

– А если он не выйдет, мама? – лукаво спросила она. – Ты войдешь внутрь?

Жизнь нанесла леди Девайз слишком много жестоких ударов, чтобы воспринимать ее с юмором, и ее младший сын был самым жестоким из них. С его привлекательной внешностью и острым умом, унаследованным, разумеется, от баронессы, Джулиан мог сделать блестящую партию, но предпочел повернуться спиной к высшему обществу и довольствовался существованием среди среднего класса.

– Не говори глупостей, Пердита, – резко бросила баронесса. – Слуга передаст ему мою записку, и он выйдет к нам.

Она оказалась права. Спустя несколько мгновений Джулиан снова появился на улице. Пердита распахнула окошко и крикнула:

– Мы здесь, Джулиан!

– Ради Бога, Пердита, – прошипела ее мать. – Тебя могут увидеть.

– Никто из нашего круга не сунется в Сити, мама. Не считая, конечно, Джулиана.

– Пожалуй, – холодно обронила баронесса, прежде чем откликнуться на стук: – Войдите.

Джулиан открыл дверцу кареты и забрался внутрь, усевшись рядом с Пердитой. При ближайшем рассмотрении его шляпа выглядела даже хуже, что думала леди Девайз.

– Где, скажи на милость, ты раздобыл это уродство?! – воскликнула Пердита.

– Купил, – ответил Джулиан, устремив свои сверкающие голубые глаза на мать. Хотя между ними не было особой любви, семейное сходство бросалось в глаза. – Я могу снять ее, если она оскорбляет твои чувства. – Он снял шляпу и пристроил ее на колено.

Баронесса прикрыла глаза от стыда. У ее сына была чудовищная короткая стрижка, распространенная среди мужчин, вынужденных – за неимением личных камердинеров – обращаться к парикмахерам.

– Непохоже, что ты купил ее, – усомнилась Пердита. – У нее такой вид, словно в ней гнездился выводок мышей. Что ты сделал с бедными грызунами?

– Не думай, что все так плохо, – слабо улыбнулся Джулиан.

– Ты не собираешься поздороваться со своей матерью? – осведомилась леди Девайз.

– Миледи, – учтиво произнес он. – Что привело вас в Сити?

Баронесса не ответила.

– На Портленд-плейс, – скомандовала она кучеру, и карета двинулась с места.

Джулиан нахмурился.

– Боюсь, у меня нет времени кататься с вами, мадам. Я работаю, как вам известно.

– Биржевым маклером, – процедила баронесса, вложив в эти два слова бездну презрения.

– Совершенно верно, мадам, – отозвался Джулиан. – Хотите проконсультироваться?

Пока баронесса приходила в себя от негодования, Пердита взяла Джулиана за руку.

– Папа очень болен, – тихо сказала она. – Врачи сомневаются, что он долго протянет.

Ироническое выражение исчезло с лица молодого человека.

– Понятно, – тихо сказал он. – Разумеется, я поеду. Баронесса фыркнула.

– Видимо, чтобы ускорить его кончину. Один твой вид убьет его на месте.

– Мама! – воскликнула Пердита, ужаснувшись.

– У меня нет ни малейшего желания стать причиной смерти отца. Не буду портить трогательную семейную сцену, – натянуто отозвался Джулиан. – Но зачем везти меня на Портленд-плейс?

– Твой отец желает перед смертью повидаться с твоим братом, его наследником, – объяснила леди Девайз.

– Алекс в... том доме, Джулиан, – добавила Пердита. – Надо вытащить его оттуда.

– А вы не пробовали постучать в дверь? – осведомился Джулиан.

– Твой брат в публичном доме, – раздраженно произнесла баронесса. – Мы не можем стучать в ту дверь.

– И не можем послать слугу, – вставила Пердита, предупреждая возражения Джулиана. – А что, если он пьяный? И не держится на ногах? Вдруг он затеет драку? Будет ужасный скандал! И как это будет выглядеть, если папа скончается, пока его сын устраивает дебош в борделе?

Джулиан вздохнул.

– Где этот дом?

– На Портленд-плейс! – произнесла баронесса негодующим тоном.

– На Портленд-плейс? – повторил Джулиан, хмыкнув. – Разве вы не там живете, мадам?

Леди Девайз горделиво выпрямилась.

– Я живу в начале Портленд-плейс, а заведение миссис Дин располагается в конце улицы, – сообщила она ледяным тоном. – Сожалею, что пришлось оторвать тебя от твоих трудов на Бирже, но это дело не терпит отлагательства, если мы хотим добраться до Суссекса засветло.

Джулиан нахмурился.

– До Суссекса? Разве отец не в Лондоне?

– Я была вынуждена приехать в Лондон без него, – объяснила ему мать. – После того, что ты сотворил с «Чайлдс банком», твой отец не смеет показаться на глаза своим друзьям в палате лордов. От твоих незаконных делишек пострадали весьма высокопоставленные особы.

– В моих делах не было ничего противозаконного, – горячо возразил Джулиан. – Все было тщательно расследовано. Если бы я нарушил закон, то давно бы сидел в тюрьме.

– А ты и должен сидеть в тюрьме, – отрезала баронесса. – Мало того, что опозорил свою семью, занявшись ремеслом, ты обрушил «Чайлдс банк» и выставил леди Джерси круглой дурой! Она даже не разговарвает со мной теперь. Из-за твоего поведения мне приходится всем и каждому доказывать свою принадлежность к высшему обществу.

– Леди Джерси не следовало браться за руководство банком ее деда, – огрызнулся Джулиан. – А тебе лучше держать свои деньги в фарфоровой копилке, чем в «Чайлдс банке».

– Все хорошо, что хорошо кончается, – вмешалась Пердита, пытаясь предотвратить ссору. – Парламент проголосовал за спасение «Чайлдс банка», мама. Говорят, леди Джерси прибегла к помощи всех своих бывших любовников. Судя потому, что я слышала, это большинство в палате лордов, – добавила она смеясь.

Баронесса бросила на них свирепый взгляд.

– Уверена, тебе удастся вернуться в высшее общество, мама, – сказала Пердита с покаянным видом.

– Вряд ли этому поспособствует интерес моего сына к брачному договору между лордом Бамфом и леди Виолой Гэмбол, – заметила баронесса. – Его мать очень недовольна. Есть ли предел твоему падению, Джулиан?

–Леди Бамф тоже твоя приятельница? – поинтересовался Джулиан.

– Маркиза была так любезна, что посетила меня, прежде чем покинуть Лондон, – гордо сообщила леди Девайз. – Она умоляла меня положить конец твоему возмутительному вмешательству, Джулиан. Она также дала понять, что ты пытался соблазнить ее дочь.

– Как тебе не стыдно, Джулиан! – воскликнула Пердита.

– Белинда Белфри еще совсем ребенок, – сдержанно отозвался Джулиан.

– Леди Бамф пригрозила, что вычеркнет меня из числа своих знакомых, если твое вмешательство в дела ее семьи не прекратится, – пожаловалась баронесса. – Учитывая, что Джерси уже против меня, мне никогда не оправиться. Двери высшего общества навсегда закроются для меня. Джулиан, ты должен проследить, чтобы лорд Бамф получил все состояние леди Виолы, когда они поженятся, иначе я погибла.

– Мадам, я работаю на герцога Фэншо. И обязан блюсти его интересы.

– Ты мой сын, – резко возразила леди Девайз. – И должен блюсти мои интересы. Какое тебе дело до леди Виолы? Лорд Чевиот встречался с ней. Нелепое и уродливое создание.

– Мама, – произнесла Пердита с укором. – Мой муж слишком галантен, чтобы назвать даму уродливой.

– Разумеется, она чудовищно уродлива, – стояла на своем баронесса. – Почему еще ее так и не представили ко двору? Одного этого факта достаточно, чтобы предположить, что она горбатая, хромая или косая. Не знаю, что именно, но определенно с ней что-то не в порядке.

– Вряд ли дело в физических недостатках, – возразила Пердита. – Иначе она не могла бы стрелять и скакать на лошади. Тони несколько раз был в их шотландском поместье, и она всегда принимала участие в охоте вместе с джентльменами. Кроме того, она играет в бильярд. В общем, ей нравятся мужские занятия.

– Это неженственно, – заявила баронесса осуждающим тоном. – Но она очень богата, – добавила она, несколько смягчившись, – а очень богатые заслуживают снисхождения.

– Ну конечно, – усмехнулся Джулиан.

– А насколько она богата, Джулиан? – поинтересовалась Пердита. – Строго между нами, разумеется.

– Я не вправе давать сведения о своих клиентах.

– Пожалуйста, Джулиан. Мы никому не скажем, правда, мама? – взмолилась Пердита.

– Конечно, не скажем, – пообещала баронесса. – Мы будем немы как могила.

– Не сомневаюсь, – сухо отозвался Джулиан. – Потому что я ничего вам не скажу.

– Говорят, у нее миллионы, – подначила его Пердита.

– Что за ахинея! – фыркнул Джулиан.

– Джентльмены так не выражаются, – одернула его баронесса.

– Зато дамы говорят все, что взбредет им в голову, – парировал Джулиан.

Карета миновала Оксфорд-стрит и свернула, наконец, на Портленд-плейс. Они выбрали удачное время, избежав утренних пробок. Было девять часов утра, представители высших классов только просыпались, и Портленд-плейс казалась пустынной.

– Нужно стукнуть три раза в дверь и назвать пароль. – Баронесса вытащила из своей сумки блокнот. – Сегодняшний пароль – «Свисток». Хозяйку заведения зовут Дин. Она бедная вдова, вся в долгах, но это не оправдание. Попроси позвать Александра Поупа. Это псевдоним твоего брата.

– Мои комплименты вашим шпионам, мадам, – сказал Джулиан, явно впечатленный.

– Приведи своего брата в презентабельный вид и отправь ко мне. И поторопись, – добавила она, когда Джулиан открыл дверцу кареты. – До Суссекса путь неблизкий. Поехали, – скомандовала она кучеру, едва Джулиан ступил на землю.

Следуя полученным указаниям, Джулиан постучал в дверь и назвал пароль слуге, который откликнулся на стук. Его впустили в холл, где стоял круглый диван, обитый алым бархатом. На ярко-розовых стенах красовались копии картин со знакомыми сюжетами: «Леда и лебедь», «Даная», «Похищение сабинянок». Общий эффект от обилия обнаженной плоти показался ему столь же эротичным, как куча старых дверных ручек.

– Я ищу Александра Поупа, – вежливо обратился он к слуге, который выглядел как бывший боксер, включая сломанный нос и сплюснутое ухо.

– Подождите здесь, – буркнул тот, указав на диван.

– А нет ли здесь отдельной комнаты, где я мог бы подождать? – поинтересовался Джулиан, бросив подозрительный взгляд на красный бархат.

Слуга открыл дверь в комнату, располагавшуюся рядом с лестницей, и двинулся вверх по ступенькам. Комната была обставлена так же кричаще, как холл, но уже с преобладанием пурпурных, а не алых тонов. В воздухе висел липкий аромат духов, смешанный с запахом дыма и табака. Со стены похотливо ухмылялись чудовищно бездарно написанные маслом сатиры с нимфами, корчившимися в экстазе, который больше походил на боль.

Шторы были раздвинуты, и через относительно чистые окна в комнату лился яркий солнечный свет. Внимание Джулиана привлек упитанный белый щенок, терзавший на ковре дамскую перчатку. Подняв лохматую голову, он бросил на Джулиана любопытный взгляд блестящих черных глаз, прежде чем вернуться к своему занятию.

Обезоруженный, Джулиан положил свою шляпу на низкий столик и опустился на корточки рядом со щенком. Он вырос в окружении мастиффов, но не испытывал неприязни к комнатным собачкам. Щенок, как он с удовольствием отметил, выглядел ухоженным, шею его украшал большой бант, повязанный на шее.

– Вот ты где, противный! – раздался женский голос за спиной Джулиана.

Вскочив на ноги, он обернулся и замер при виде высокой темноглазой красавицы. У нее была смуглая кожа, придававшая ей несколько экзотический вид, но ее английский был безупречен. Ее черные волосы были заплетены в косы, уложенные наподобие короны, но эта строгая прическа шла ей. Ему понравился ее гордо задранный носик и упрямый подбородок. Не особенно разбираясь в женской моде, он одобрил ее платье в пурпурно-белую полоску, облегавшее ее высокую грудь и намекавшее на длинные стройные ноги. Все в ней искушало, хотя она совсем не походила на доступную женщину. Совсем наоборот. У нее был такой вид, словно ее всю жизнь держали под стеклянным колпаком с надписью: «Руками не трогать». Она была такой же неожиданностью, как и щенок, и Джулиан почувствовал себя полностью обезоруженным.

– Я протестую, – сказал он, улыбнувшись. – Я совсем не противный. Точнее, не совсем противный.

– Иди сюда, Бижу, – позвала она собачку, даже не взглянув на Джулиана.

В ответ щенок покрутил хвостом и склонил голову набок.

– Не уверен, что он вас понимает, – дерзко заметил Джулиан. – Похоже, он даже не знает свою кличку.

По-прежнему не обращая на него внимания, красавица подошла к собачке, взяла ее на руки и, задрав носик, направилась к выходу.

Джулиан почувствовал себя задетым. При всей ее надменности, она всего лишь девица из борделя, и даже если ему не по средствам ее услуги, он не грязь под ее ногами.

– Куда это вы направились? – резко произнес он, преградив ей путь. – Я еще не закончил разговаривать с вами.

Девушка остановилась, устремив на него недоверчивый взгляд.

– Так-то лучше, – сказал он, довольный, что ему удалось завладеть ее вниманием. На мгновение ему показалось, что она готова его ударить, но затем она решительно двинулась вперед, очевидно, рассчитывая, что он отойдет в сторону. Поскольку Джулиан не собирался делать ничего подобного, ей пришлось остановиться буквально в шаге от него. В туфлях на высоких каблуках она была достаточно высокой, и их глаза находились почти на одном уровне. В такой близости он ясно видел, что ни ее мягкая бархатистая кожа, ни розовые губы не являются результатом косметических ухищрений. Ее глаза, казавшиеся черными на расстоянии, были темно-синими. Все инстинкты Джулиана говорили, что она слишком хороша, чтобы находиться в подобном месте, возбуждая его любопытство и желание.

– А теперь, – вкрадчиво произнес он, – давайте начнем сначала.

– Сэр! – произнесла она, нахмурившись. – Я приняла вас за джентльмена. Я ошиблась?

– Прошу прощения, – сказал Джулиан, посторонившись. – Я не знал, что вы по ошибке приняли меня за джентльмена, – продолжил он, когда она открыла дверь, собираясь выйти. – Мне показалось, что вы по ошибке приняли меня за комок грязи, недостойный элементарной вежливости.

Девушка растерянно моргнула.

– Я не хотела быть невежливой, – сказала она, покраснев. – Должно быть, вы сочли меня грубой...

– Боюсь, что да, мисс. Я всего лишь хотел вернуть вам вот это, – отозвался он, протянув ей лавандового цвета перчатку, которую отобрал у щенка. – Полагаю, она ваша?

Ловушка захлопнулась. Теперь она не сможет уклониться от разговора с ним.

– Да, – призналась девушка, потянувшись за перчаткой. Но Джулиан не выпустил ее из рук.

– Вначале поцелуйте меня, – вкрадчиво произнес он. Девушка нахмурилась.

– Вы должны извинить меня, сэр, – надменно уронила она.

Это была не совсем та реакция, на которую рассчитывал Джулиан. Он перестал улыбаться.

– За что я должен вас извинить?

– Видите ли, я недавно в Лондоне. И незнакома с лондонскими обычаями.

Он медленно улыбнулся.

– А что, в ваших родных местах другие обычаи?

– Уверяю вас, сэр, – ответила она. – В Йоркшире люди не ведут себя подобным образом. Я бы никогда не заговорила с молодым человеком, не будучи официально представлена. В Йоркшире джентльмены не препятствуют дамам, когда те хотят выйти из комнаты. И не требуют поцелуев.

Джулиан изумленно уставился на нее. Дамам? Либо она не в том месте, либо он не туда попал.

– Простите, это заведение миссис Дин?

– Да, сэр, – ответила девушка, гладя щенка, чтобы скрыть свое смущение. – Но я не имею отношения к деятельности этого дома и мне нечего сказать о его обитателях. Неужели я обязана, оказавшись в Лондоне, разговаривать с незнакомым мужчиной, – осведомилась она, вспыхнув, – и целовать его, чтобы получить назад собственную перчатку?

– Нет, конечно, – ответил Джулиан. – Я уже извинился.

– Да. – Девушка помедлила, озадаченная. – А вы... разве не постоялец?

– Нет, я никогда в жизни здесь не был. Я ищу своего брата. Его зовут Александр Поуп. Моя мать сказала, что он здесь.

– Сожалею, мистер Поуп, но ничем не могу помочь, – сказала девушка, покачав головой. – Вам придется подождать миссис Дин.

– Но мне необходимо повидаться с ним. Не могли бы вы помочь мне? Если бы вы искали своего брата, я бы вам помог.

– Полагаю, я могла бы спросить, где его комната, – неохотно согласилась девушка. – Придется разбудить миссис Дин. Боюсь, она живет по лондонскому расписанию. Подождите здесь, мистер Поуп, – сказала она, выходя из комнаты. – Я скоро вернусь.

– Спасибо, – сказал Джулиан, но она уже взбежала вверх по ступенькам, зажав белую собачку под мышкой. Он старался не смотреть на ее стройные лодыжки, но это было свыше его сил.



Глава 3 | Наследница в его постели | Глава 5



Loading...