home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Виола потрясенно молчала, пытаясь придумать невинное объяснение, почему он привез ее к себе домой, а теперь объявил себя ее мужем. Тщетно. Похоже, ее опять надули. Никогда в жизни она не чувствовала себя глупее, чем сейчас.

– Вы замужем, мадам? – воскликнула Корк. – Вы не обмолвились и словом.

Кебмен ухмыльнулся, подмигнув Джулиану.

– Ах, вот в чем дело. Поздравляю. Она настоящая красотка, сэр, если мне будет позволено так сказать.

– Мистер Девайз! – От гнева голос Виолы дрожал. – Я требую, чтобы вы...

Кебмен погрозил ей пальцем.

– Не будьте такой строптивой, – произнес он осуждающим тоном. – Полегче с мужем. Он производит впечатление отличного парня.

– Он не мой муж, – огрызнулась Виола.

– Пока нет, мисс, – хмыкнул кебмен. – Но скоро будет.

– Пойдем, Мэри, – твердо сказал Джулиан, поставив ногу на ступеньку кеба. – Мы задерживаем человека, а ему надо зарабатывать на жизнь. Вылезай, или я вытащу тебя.

Виола взвизгнула, выпустив собачку из рук, когда он вытянул ее наружу и перебросил через плечо.

– Отпустите меня! – крикнула она, молотя кулаками по его спине.

– Если бы вы были моей женой, – сурово заметил кебмен, забираясь на свое сиденье, – я бы поколотил вас. Удачи вам, сэр, – добавил он, тронувшись с места.

– Хадсон, – сказал Джулиан, стараясь сохранять спокойствие. – Отнеси багаж миссис Девайз в дом. Это Корк, ее горничная, и Бижу, ее собака. А это, – добавил он, повернувшись так, чтобы слуга оказался лицом к лицу с Виолой, – миссис Девайз. Да, и не забудь шляпную коробку.

Хотя и шокированный, слуга Джулиана постарался не подавать виду.

– Очень хорошо, сэр, – сказал он. – Добро пожаловать домой, мадам. Надеюсь, вы будете счастливы здесь.

– Я не собираюсь здесь оставаться! – крикнула Виола. – Помогите!

Джулиан не предполагал, что воспитанная молодая дама способна производить столько шума. Он быстро открыл дверь дома и поспешил вверх по лестнице.

– Поставьте меня на землю, мистер Девайз, – приказала Виола.

– По традиции новобрачный должен перенести свою молодую жену через порог, – отозвался Джулиан. – Что подумает Хадсон, если я этого не сделаю?

Добравшись до лестничной площадки, он поставил ее на ноги.

– Я заставлю вас пожалеть об этом, мистер Девайз, – заявила она, приводя в порядок одежду.

– Что ж, это привилегия жены, – бодро отозвался Джулиан.

На лестничной площадке появилась Корк с Бижу на руках, а Джулиан направился вниз, чтобы помочь Хадсону с багажом Виолы.

– Какой красавец, мадам. У него глаза как сапфиры, – шепнула Корк. – Не то чтобы я видела сапфиры, конечно, – добавила она в ответ на свирепый взгляд хозяйки.

– Вы живете над лавкой? – презрительно окликнула Джулиана Виола.

– Да, – ответил он, втаскивая наверх ее сундук. – А теперь и вы, любовь моя.

– Не смейте меня так называть!

Хадсон, поднявшийся следом за Джулианом, вытащил носовой платок и вытер вспотевший лоб.

– Хадсон, будь любезен, проводи мисс Корк в ее комнату, – сказал Джулиан, с грохотом поставив сундук на пол. Виола попыталась протестовать, но Джулиан остановил ее, подняв палец. Этот жест так взбесил Виолу, что лишил дара речи.

– В ее комнату, сэр? – Хадсон посмотрел на хозяина с укором. – Если бы вы предупредили, что женитесь...

– Сожалею, что застал тебя врасплох, старина, но так вышло.

– Мисс Корк может занять мою комнату, – неохотно предложил Хадсон.

– Отлично, – кивнул Джулиан. – Идите. А я позабочусь о миссис Девайз, – добавил он, втолкнув Виолу в тесную комнатушку, и закрыл дверь.

В комнате было прохладно. В кирпичном камине не горел огонь, и единственным источником света служил уличный фонарь, светивший через небольшое окошко над письменным столом. Виоле приходилось видеть кладовки более просторные, чем эта комната.

– Что вы о себе думаете? – набросилась на него она. – Как вы посмели сказать, что я ваша жена?

– Хадсон ужасно старомоден, – объяснил Джулиан. – Он был бы шокирован, узнав, что я привел в дом женщину, которая не является моей женой. Честно говоря, я не знал, что еще ему сказать. Едва ли я могу признаться, что купил вас в борделе. Его хватит удар. Он отошел от двери.

– Не смейте приближаться ко мне! – взвизгнула Виола.

– Вряд ли я смогу избежать этого в такой тесноте, – резонно заметил он.

– У меня есть вилка! – пригрозила она, вытащив, сей предмет дрожащими руками из сумочки.

Джулиан сдержал смех.

– Я не собираюсь говорить ничего такого, чего ваша вилка не могла бы слышать, – заверил он ее, заключив в объятия.

– Что вы себе позволяете? – взвизгнула Виола. Вместо ответа он поцеловал ее в губы, запрокинув ее назад так сильно, что Виола схватилась за край письменного стола, выронив вилку. Поцелуй породил в ней странное ощущение, пронзившее ее насквозь.

– Животное! – выдохнула она, когда он оторвался от ее губ.

– Я хотел этого с того момента, как увидел вас, – промолвил он. – И должен признаться, все мои ожидания оправдались.

– А я хотела вот этого, – парировала она, отвесив ему пощечину. – Вы только что совершили самую большую ошибку в своей жизни!

– Вы правы, – рассмеялся Джулиан. – Я мог сделать это лучше. Попробую.

Он притянул ее к себе и поцеловал. Виола не могла объяснить своих ощущений. Хотя он едва удерживал ее, она была не в силах сопротивляться. Прикосновение его губ снова потрясло ее. Необычайно острое ощущение кружило голову, и по мере того, как поцелуй длился, стало нравиться.

– Ну, как? – поинтересовался он, устремив на нее лукавый взгляд голубых глаз.

Виола отстранилась. Она чувствовала себя слабой, беспомощной и растерянной. Никогда в жизни она не испытывала ничего подобного. Она не узнавала себя, и это пугало.

– Вы, сэр, не джентльмен, – произнесла она нетвердым голосом, смущенная собственной реакцией.

– У вас была истерика, – заявил он. – Вам требовался шок, чтобы вернуться в нормальное состояние.

– У меня не было истерики, – возразила Виола. – Я была возмущена, и имела для этого все основания.

– Но вы же не станете отрицать, что сейчас гораздо спокойнее, – самодовольно отозвался он. – Вы никогда не целовались, Мэри?

– Конечно, нет! – воскликнула она.

Он протянул руку и обвел пальцем контур ее подбородка. Виола отвернулась, несмотря на унизительное желание прижаться щекой к его ладони.

– Неужели в Йоркшире совсем нет мужчин с горячей кровью? В Суссексе вам бы это не удалось, – хмыкнул он.

– Не удалось бы – что? – раздраженно спросила она.

– Отсидеться в сторонке, будучи такой чертовски красивой.

Губы Виолы непроизвольно раздвинулись в предвкушении очередного поцелуя, но его не последовало. Вместо этого он поднял вилку и протянул ей.

– Вы, наверное, проголодались, – сказал он. – Я попытаюсь добыть немного хлеба и сыра, прежде чем уйду.

– Уйдете! – воскликнула Виола, забыв обо всем остальном. – Куда?

Джулиан чиркнул спичкой и зажег свечу на письменном столе, заваленном учетными книгами и газетами. Стол был, придвинут к окну, отставляя место только для стула и книжного шкафа. Усадив Виолу на стул, Джулиан пристроился на уголке письменного стола.

– Я ненадолго, – заверил он ее. – Но прежде я хотел бы объясниться. Вы готовы выслушать меня?

Виола сжала губы, твердо намеренная показать, что она сделана из прочного материала.

– Вы устроили целое представление на улице, – заметил он.

Она вскинула подбородок.

– Сожалею, что поставила вас в неловкое положение, мистер Девайз. Но чего вы ожидали? Что я безропотно позволю вам похитить меня?

– Я надеялся, что вы доверяете мне, – пожал он плечами. – Мне кажется, я заслужил немного доверия после всего, что сделал для вас. Вы могли бы, по крайней мере, выслушать мои объяснения, прежде чем обвинять.

– Вам следовало объяснить свои мотивы раньше, – заявила она без всяких угрызений совести.

– Я объясню сейчас. Я предлагал цену не от лица герцога.

– Не от лица герцога? – переспросила Виола.

– Я воспользовался его именем, чтобы получить возможность принять участие в аукционе. Я предлагал цену от себя, Мэри. Герцог ничего не знает об этом. Вот почему я не мог отвезти вас в Гэмбол-Хаус и привез сюда. Мне больше негде вас поместить. У меня нет денег на гостиницу.

Виола молчала, уставившись на него.

– Я не понимаю, – сказала она, наконец.

– Чего именно вы не понимаете? – мягко спросил он. Его ласковый тон начал действовать ей на нервы. Словно она была капризным ребенком, который нуждается в утешении.

– Я не понимаю, зачем вы лжете! – огрызнулась она. – Где вы могли взять семнадцать тысяч фунтов?

– Гиней, – поправил он ее. – Я... одолжил их, у герцога.

– Одолжили? – Виола нахмурилась. – Как? Вы же сказали, что герцога даже нет в Лондоне. Похоже, вы настолько заврались, мистер Поуп, – язвительно произнесла она, – что уже не помните, что говорили.

– Я одолжил их, – повторил Джулиан. – Без его ведома и согласия. Ладно, просто я украл их! – признался он, разведя руками. – Я украл семнадцать тысяч гиней у герцога Фэншо.

Он невесело рассмеялся. Виола все еще не верила.

– Это невозможно! Герцог держит свои деньги в банке. Вы хотите сказать, что ограбили Банк Англии?

– У меня есть доверенность, – объяснил он. – Я могу снимать деньги со счета его светлости – при условии, разумеется, что действую в его интересах, а не в своих.

– И часто вы занимали деньги у герцога? – поинтересовалась она не без иронии.

– Нет, конечно. Но какой смысл в доступе к огромному состоянию, если не можешь выручить из беды красивую девушку? – Он криво улыбнулся.

– Я вам не верю! – заявила Виола. – Если это правда, вас могут повесить.

– Я прекрасно знаю, что меня могут повесить! – огрызнулся Джулиан. – И уж точно не нуждаюсь в том, чтобы вы напоминали мне об этом. Поверьте, эта мелочь не выходила у меня из головы весь день.

– Но почему такой разумный человек, как вы, рискует собственной шеей ради совершенно незнакомой женщины?

– Я не мог допустить, чтобы вас продали.

– Но меня продали, – указала она. – Меня продали вам, мистер Девайз.

– Вы опять расстроились. Может, поцеловать вас? – предложил он.

Виола сложила ручку своей вилки с громким щелчком.

– Могу я узнать, что вы намерены делать со мной? – холодно спросила она. – Мне начинает казаться, что я попала из огня да в полымя.

– Нет, – возразил он. – Вовсе нет.

– Нет? Скажите мне, мистер Девайз, чем мое нынешнее положение лучше того, в котором я оказалась бы с лордом Саймоном? С ним, по крайней мере, у меня была бы комната получше, со слугами, огнем в камине и, возможно, чашкой шоколада. Вот и вся разница.

– Он сделал бы вас своей любовницей, – сказал Джулиан. – Вот в чем разница.

Виола вскочила на ноги, ударившись о его колено.

– Я бы никогда не согласилась на это, – пылко воскликнула она. – Это отвратительно!

– Сомневаюсь, что он стал бы спрашивать вашего согласия, – отозвался Джулиан. – Когда мужчина покупает женщину, мисс Эндрюс, то не принимает «нет» в качестве ответа.

– Вот как? Вы знаете, это по личному опыту, мистер Девайз? – осведомилась она, сверкнув глазами. – И как мне теперь называть вас? Хозяин?

– Джулиан, с вашего разрешения. Виола поднесла вилку к его носу.

– Сейчас же отвезите меня в Гэмбол-Хаус, мистер Девайз. Если, как вы утверждаете, герцога нет дома, слуги позаботятся обо мне.

– Будьте благоразумны, Мэри, – сказал он. – В Гэмбол-Хаусе вас не знают и просто не пустят в дом. Вряд ли слугам герцога велено принимать всех бродяжек.

– Вы отказываетесь отвезти меня в Гэмбол-Хаус?

– Да.

– Тогда я поеду туда сама.

– Боюсь, вы найдете Лондон весьма недружелюбным после наступления темноты, – заметил он, встав перед ней.

– Я возьму кеб, – заявила она. – Будьте так любезны, вызовите его для меня.

– У меня нет ни малейшего желания опознавать ваше тело в морге, – отозвался Джулиан. – Вы будете не первой молодой женщиной, которая села ночью в кеб и исчезла без следа. Переночуйте у меня. Здесь, по крайней мере, вы будете в безопасности.

– Вы рассчитываете, что я проведу ночь здесь, с вами? – возмутилась Виола.

– Вам больше некуда идти, – сказал он. – Вы останетесь здесь до утра, а завтра... мы что-нибудь придумаем.

– Что именно? Джулиан пожал плечами.

– Мой слуга думает, что мы муж и жена. Он, надо полагать, удивится, если вы просто исчезнете. Полагаю, мы могли бы пожениться. Брак, как известно, покрывает все грехи.

– Это что, предложение? – недоверчиво спросила она.

– Моя дорогая Мэри, а что еще нам остается? – мягко спросил он. – Вы не обязаны принимать решение сейчас, разумеется. Поговорим утром. Идемте, я провожу вас в вашу комнату. Вы, должно быть, устали.

– Вы намерены скомпрометировать меня, – произнесла она обвиняющим тоном, – чтобы вынудить выйти замуж за вас.

– Вы начитались романов, – рассмеялся он. – К тому же мне незачем компрометировать вас. Вы уже были чертовски скомпрометированы, когда я ступил в дом вашей тетки. Если вы действительно боитесь меня, захватите в постель вилку, – предложил он, выходя из комнаты. Спустя мгновение Виола последовала за ним, сжимая в руке вилку.

На лестничной площадке никого не было. Быстро сбежав вниз, она открыла наружную дверь. Улица была затянута густым туманом. Виола с трудом различала силуэты людей, прислушиваясь к мужским голосам и смеху. Будь она в Йорке, не колеблясь, вышла бы наружу. Но это был Лондон. Собственно, с таким же успехом это могла быть Калькутта.

– И что дальше? – раздался голос Джулиана с лестничной площадки.

Виола молча закрыла дверь и медленно двинулась вверх по лестнице.

Хотя спальня Джулиана оказалась просторнее, чем кабинет, по стандартам Виолы, это была тесная мрачная комната. Узкая кровать была покрыта тонким одеялом неопределенного цвета, пол голый, камин дымил. Возле камина, свернувшись в потертом кресле, дремала Бижу. Виола тут же схватила собачку. Из смежной комнаты, служившей гардеробной, показалась Корк.

– Ну, теперь я вас оставлю, – бодро сказал Джулиан. – Принести что-нибудь поесть?

– Куда вы идете? – требовательно спросила Виола.

– На Биржу, разумеется, – ответил он. – Я провожу там большую часть времени.

– В вашу брачную ночь? – воскликнула Корк, но грозный взгляд Виолы заставил ее ретироваться назад, в гардеробную.

Джулиан остановился в дверях.

– Биржа закрывается в одиннадцать, – сообщил он. – Вы услышите колокол, если не заснете раньше. Если вам что-нибудь понадобится, обратитесь к Хадсону.

Пораженная, Виола последовала за ним на лестничную площадку. Внизу хозяина ждал Хадсон со шляпой Джулиана в руке.

– Запри дверь, – велел Джулиан. – У меня есть ключ. Если миссис Девайз не нуждается в твоих услугах, можешь лечь спать.

– На полу в кухне, – бесстрастно заметил Хадсон, уступивший свою комнату Корк. – Хорошо, капитан.

Виола наблюдала, как он запер дверь и сунул ключ в карман.

– Могу я что-нибудь сделать для вас, мадам? – спросил Хадсон, поднимаясь по лестнице. Если ему показалось странным, что его хозяин ушел из дома в брачную ночь, он никак это не показал.

– Вы давно с мистером Девайзом? – спросила Виола.

– Много лет, – ответил Хадсон. – Я знал капитана еще мальчиком.

– Капитана? Ах да, он же служил в армии, – сказала Виола. – Капитан приказал вам держать меня под замком? – осведомилась она.

– Нет, мадам, – ответствовал Хадсон. – Могу я что-нибудь сделать для вас, прежде чем лягу спать? – снова спросил он.

– Да, обед. Я хотела бы белый суп, половину жареного цыпленка со спаржей и ореховое печенье на сладкое. Ах да, и чашечку шоколада.

Хадсон нахмурился.

– Где, по-вашему, вы находитесь? – вопросил он. – Жареный цыпленок! Могу предложить сыр и сухари, если пожелаете.

– Сухари! – ужаснулась Виола. – Нет, спасибо.

В спальне ее ждала разобранная постель, поверх которой лежала ночная рубашка.

– На кухне есть чайник с горячей водой, – сказала Корк, выходя из гардеробной. – Приготовить вам ванну.

– Нет, Корк, – твердо сказала Виола. – Можешь идти. – Все еще одетая в шляпку и пальто, она подошла к Бижу и взяла ее на руки.

– Может, хотя бы помочь вам раздеться? – предложила удивленная горничная.

– Нет! – отрезала Виола.

– Не надо так нервничать, мадам, – ласково сказала Корк. – Говорят, все мигом кончится.

Виола не сразу сообразила, что горничная говорит о подтверждении брака.

– Возможно, даже быстрее, – сухо заметила она.

– Да, – серьезно отозвалась Корк. – Чем моложе мужчина, тем быстрее кончается.

– Да, спасибо, Корк.

Оставшись одна, Виола села у огня и развязала тесемки шляпки. Снаружи раздались звуки колокола, но в отличие от местных жителей она не могла отличить один удар от другого. Внезапно на нее навалилась усталость.

Стукнуло девять, когда Джулиан, в одних носках, поднялся по лестнице. Оставив башмаки в коридоре, он тихо проскользнул в комнату и направился к постели.

– Что это вы делаете, мистер Девайз? – осведомилась Виола из кресла у камина.

Джулиан вздрогнул, резко обернувшись.

– Привет! – сказал он, отметив, что она не сняла с себя ни одного предмета одежды, кроме шляпки, даже туфли. – Вы не голодны? Я принес сандвичи.

Виола не стала притворяться незаинтересованной.

– Учитывая, что я ничего не ела, кроме сухарей... – горько произнесла она, умолкнув на полуслове, когда он сунул ей сандвич с ветчиной и сыром. Поджаренный он был бы съедобнее, но она была слишком голодна, чтобы беспокоиться из-за такого нюанса.

Поскольку она занимала единственное кресло, Джулиан уселся на деревянный табурет перед камином и вытащил из кармана две бутылочки.

– Эль или лимонад? – спросил он.

– Вина нет? – проворчала Виола, но взяла лимонад и запила им еду. Утолив голод, она скормила остатки сандвича щенку.

– Почему вы не в постели? – спросил Джулиан, прикончив свой сандвич. – Я же сказал, что вы не должны бояться меня.

– А я не боюсь, – заверила его она. – Я мерзну в той стороне комнаты. Вам известно, что на этом окне вместо стекла промасленная бумага?

– Я поговорю с хозяином, если это вас беспокоит. – Подойдя к кровати, он попытался сдвинуть ее с места. Кровать не поддалась.

– Что вы делаете? – поинтересовалась Виола. Джулиан напрягся, покраснев от натуги.

– Пытаюсь передвинуть ее поближе к огню.

– А-а. – Она еще немного понаблюдала за его усилиями, прежде чем смилостивиться: – Кровать прибита к полу. Я пыталась ее передвинуть, пока вас не было.

– Могли бы сказать, – заметил он.

– Вы ведь не живете здесь, не так ли? – сказала она. Он бросил на нее удивленный взгляд.

– Что вы имеете в виду?

– Здесь нет мебели, нет одежды. И явно нет еды.

– Вы сидите на стуле, – указал он. – А мою одежду вы бы обнаружили в шкафу в гардеробной, если бы удосужились посмотреть.

– Я посмотрела. Две рубашки и один жилет. А где остальная ваша одежда? Вы хотите, чтобы я поверила, что у вас только две рубашки и один жилет?

Джулиан покаянно рассмеялся.

– Пожалуй, я веду спартанский образ жизни, – признал он. – Но я провожу здесь мало времени.

– Очевидно.

– Я целый день на Бирже. Питаюсь в тавернах. Домой прихожу, только чтобы переночевать. – Схватив матрас, он стащил его с кровати и бросил на пол, испугав Бижу, которая тревожно тявкнула.

– Вы рассчитываете, что я лягу на полу? – недоверчиво спросила Виола.

– Зато вам будет тепло, – сказал он, бросив на матрас подушку и одеяло.

– А где будете спать вы? – подозрительно спросила она.

– А что вы предлагаете? – поинтересовался Джулиан. – Я буду спать в кресле, разумеется.

– Мистер Девайз, вы действительно полагаете, что я позволю вам спать в одной комнате со мной?

Джулиан нахмурился.

– Слугам покажется странным, если я буду спать в другом месте, – терпеливо проговорил он. – В конце концов, предполагается, что у нас брачная ночь.

Виола неохотно поднялась с кресла, которое он тут же занял.

– Откуда мне знать, что вы останетесь там? – осведомилась она раздраженным тоном.

– Моя дорогая, – устало откликнулся Джулиан, – если бы я хотел наброситься на вас, то давно бы уже это сделал. – Он положил ноги на каминную решетку и закрыл глаза. – Спокойной ночи, мисс Эндрюс.

Виола села на матрас и сняла обувь. Матрас оказался комковатым, и она не могла заставить себя лечь.

– Я хочу в кресло, – сказала она. Джулиан открыл глаза.

– Нет. Здесь вам будет неудобно.

Но она настаивала, и вскоре снова устроилась в кресле с Бижу, а он растянулся на матрасе, на полу.

– Спокойной ночи, мисс Эндрюс, – учтиво сказал он и закрыл глаза.

Виола вертелась, пытаясь устроиться удобнее, поглядывая на мистера Девайза, выглядевшего вполне довольным на полу. Вообще-то отсутствие интереса к ней было оскорбительным. Может, ему не понравилось целоваться с ней? А возможно, она не так привлекательна, как ей казалось.

– Это кресло очень неудобное, – объявила она. – Я хочу поменяться местами.

Джулиан сел, недовольно глядя на нее.

– Я совсем забыл, почему не хотел связываться с женщинами, – пробормотал он. – Вы уверены, что хотите лечь?

– Будьте добры, освободите мою постель, – заявила Виола с надменным видом.

Джулиан встал и сделал широкий жест, приглашая ее лечь, а сам занял освободившееся кресло.

– Теперь все? – поинтересовался он с иронией. – Вы удовлетворены?

Виола взбила подушку и легла, укрывшись до подбородка, но сна не было ни в одном глазу.

– Вы действительно не хотели связываться с женщинами? – поинтересовалась она.

– Да, – буркнул он.

– Почему?

– Потому что они не дают спать по ночам, – натянуто произнес он. – Спите, Мэри.

– Спокойной ночи, мистер Девайз.

Они оба закрыли глаза и притворились спящими. Раздался скрип кресла, затем опять. Виола открыла глаза и села, устремив на него гневный взгляд.

– Я никак не могу устроиться, – сказал Джулиан, оправдываясь.

– Это очень неудобное кресло, – любезно согласилась она.

– Но вам удобно, не так ли? Это единственное, что имеет значение.

– К вашему сведению, мне совсем неудобно, – возразила Виола, раздраженная его сарказмом. – Огонь греет меня только с одной стороны, а другая мерзнет.

– Печально слышать, – отозвался он. – Но вы могли бы поворачиваться, грея все стороны по очереди.

– Или... вы могли бы греть меня с другой стороны, мистер Девайз, – предложила она. – В конце концов, это ваша вина, что я мерзну.

Не прошло и секунды, как он оказался на матрасе рядом с ней.

– Нет, мистер Девайз, это жалкое одеяло не рассчитано на двоих, – пожаловалась Виола, когда он ухватился за край. – Вам придется обойтись без него.

В следующее мгновение он повернул ее на бок, лицом к огню, и обхватил за талию, уютно прижав к себе.

– По-моему, – сказал он ей на ухо, – одеяло достаточно большое для нас двоих.

– Пожалуй, – отозвалась она слабым голосом.

– Вам тепло? – спросил Джулиан.

– Вроде бы, – выдохнула Виола, потрясенная гулкими ударами собственного сердца.

– Вот и хорошо, – грубовато отозвался он. – А теперь давайте спать, черт возьми.



Глава 7 | Наследница в его постели | Глава 9



Loading...