home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Кири тихо охнула, когда откуда ни возьмись появился Маккензи и прижал ее к своему мощному, твердому телу. Она всей спиной ощущала его жар. Она не знала, как поступить: то ли вырваться из его рук, то ли откинуться назад и прижаться к нему еще теснее. Так ничего и не решив, она сказала:

— Я пришла, чтобы вернуть пятьдесят гиней, которые должна вам, мистер Маккензи.

— Я не давал их вам взаймы, леди Кири, — удивленно проговорил он. — Я сделал то, что сделал бы любой мужчина.

— Может быть, и так, но я не хочу быть у вас в долгу, а пятьдесят гиней — достаточно большая сумма. Или вы слишком горды, чтобы принять деньги от женщины?

— Когда речь идет о деньгах, гордость тут ни при чем, — сказал он, освобождая ее, и его теплое дыхание защекотало ей ухо. — Но вам не следует передавать мне такую сумму у всех на глазах. Пойдемте в мой кабинет, там у меня имеется несгораемый шкаф.

Решительно взяв ее под локоть, он пересек игровую комнату, в дальнем углу которой находилась незаметная под деревянной панелью дверь, выходившая в длинный коридор, освещенный небольшими газовыми бра. При закрытой двери шум голосов и звуки музыки долетали сюда приглушенно, что позволило им разговаривать, не напрягая голосов.

— Газовое освещение впечатляет, — заметила Кири, окинув взглядом коридор. — Мой брат подумывает о том, чтобы перевести на газовое освещение Эштон-Хаус. Я его в этом поддержу.

— Газовый свет сильнее и устойчивее, чем свет свечи или лампы. Поскольку Пэлл-Мэлл была первой в Лондоне улицей, освещенной газовыми фонарями, я одновременно сделал газовое освещение и здесь, — говорил он на ходу, не выпуская ее локтя. — Вы пришли одна?

Она покачала головой:

— Со мной приятельница, а домой из клуба нас отвезет очень надежный человек.

Он усмехнулся, скривив губы.

— Разве не смешно, что я прилагаю массу усилий, чтобы сделать этот клуб безопасным местом для всех посетителей, и все же тревожусь о безопасности молодой леди, способной отлично за себя постоять!

— Вам нет необходимости заботиться обо мне, — язвительно заметила Кири.

Они повернули налево, потом снова направо.

Он снял с себя маску.

— А вот эта дверь налево ведет в мой кабинет.

Вместо того чтобы войти, он пристально посмотрел на нее, потом поднял руку и снял с нее маску, ласково прикоснувшись при этом к ее волосам.

— Когда мы находились в сарае, я уже получил вознаграждение неденежного характера, — сказал он хриплым голосом, — но поскольку вы возвращаете мои деньги, мне тоже следует вернуть вам то, что я взял.

Он заключил ее в объятия и вернул — поцелуй с процентами.

«Проклятие!» — беспомощно подумала Кири, когда ее рот с готовностью раскрылся под его губами. Пламенная реакция, которую она испытала, когда впервые встретила его, не была случайной. Ей хотелось прижаться к нему, говорить с ним, смеяться с ним, а значит, влечение это было не только физическим, но и умственным.

Однако он был светским мужчиной и наверняка знал многих женщин. Иначе не сумел бы так мастерски сводить ее с ума. Или отыскивать особенно чувствительные местечки. Или дразнить ее язык. Или потирать спину так, что она буквально таяла от удовольствия.

Она заставила себя вспомнить, что некоторые из лондонских знаменитых красавиц были здесь его постоянными гостьями, в том числе замужние женщины, намеренные поразвлечься. Вспомнив об этом, она нашла в себе силы сказать:

— Поцелуй возвращен в полном размере. — И вырвалась из его объятий. — Как только я возвращу вам деньги, мы с вами будем в расчете.

Прежде чем открыть дверь в кабинет, он надолго задержал на ней напряженный взгляд. Шагнув в комнату, она с изумлением обнаружила там темноволосого мужчину, который склонился над столом, просматривая папку с документами.

Мужчина поднял взгляд, и выражение его лица моментально изменилось, став дружелюбно-теплым. Силы небесные! Это же школьный приятель ее брата, лорд Керкленд! Богатый шотландский негоциант, осуществлявший морские перевозки грузов, Керкленд регулярно бывал в Лондоне и всякий раз, когда там появлялся, навешал Адама и Марию. Она всегда считала Керкленда веселым, забавным и весьма загадочным человеком. Но ей никогда не приходило в голову считать его опасным.

Он элегантно поклонился.

— Леди Кири! Полагаю, мне не следует спрашивать, почему вы находитесь здесь? — Он улыбнулся, и в уголках его глаз появились тоненькие морщинки. — Чтобы вы не терялись в догадках, скажу, что Маккензи поведал мне о вашем приключении.

— Я действительно была удивлена, — призналась она, протягивая ему руку. — Я здесь для того, чтобы заплатить долг, но мне также хотелось увидеть собственными глазами «Деймиен», о котором я столько слышала.

— Надеюсь, посещение доставило вам удовольствие?

— О да! — заверила его она. — Клуб целиком и полностью оправдывает свою репутацию.

— Я не думал, что ты будешь здесь сегодня, — заметил Маккензи, сдвигая в сторону вставленный в рамку сатирический рисунок, висевший на стене, за которым обнаружилась дверца сейфа с замысловатым замком.

— Возникла одна проблема, которую нужно обсудить с тобой, — объяснил Керкленд. — Небольшой вопрос, связанный с бизнесом. — Говорил он это как бы между прочим, но взгляд его был серьезным.

— Мы это не афишируем, — сказал Маккензи, отпирая сейфовый замок, — но Керкленд и я являемся деловыми партнерами в «Деймиене».

Керкленд пожал плечами:

— Всю работу делает Мак. Я помог лишь со скучным финансированием. Клуб оказался прибыльным предприятием.

Маккензи усмехнулся:

— Финансирование, может, и скучное дело, но без денег не обойтись.

Вспомнив о деньгах, Кири расстегнула домино и достала мешочек с гинеями. Передавая деньги, она сказала официальным тоном:

— Мистер Маккензи, примите мою благодарность за мужество и готовность жульничать при игре в карты.

Он рассмеялся и взял деньги, но когда кончики его пальцев прикоснулись к ее пальцам, она почувствовала нечто вроде электрического разряда. Все было бы значительно проще, если бы это влечение казалось результатом их совместною приключения! И только. Однако это было нечто большее. Она ощущала какую-то внутреннюю связь с ним. Стараясь не дать ему заметить свое состояние, она спросила:

— Вы не хотите пересчитать деньги? Убедиться, что там действительно все пятьдесят гиней?

Маккензи удивленно приподнял брови.

— Вы скорее переплатите, чем недоплатите. — Он задумчиво подбросил в руке мешочек. — Поверьте моему огромному опыту обращения с деньгами — здесь ровно пятьдесят гиней.

Он чертовски тонко все понимал. Ведь она и впрямь хотела положить в мешочек больше денег, только не знала, сколько может стоить то, что он сделал для нее.

— Поскольку я свое дело сделала, я оставлю вас джентльмены. — Когда Маккензи хотел проводить ее, она жестом остановила его. — Не нужно, мистер Маккензи. Я сама найду обратную дорогу. Мне пора отыскать мою приятельницу и уехать.

— Я рад видеть, что вы оправились после похищения, — вежливо сказал он, но в глазах его было откровенное страстное желание, такое же сильное, как у нее. Это хорошо. По крайней мере не одна она выбита из колеи этим непрошеным влечением.

Выйдя из комнаты, Кири остановилась, уловив краем глаза какое-то движение в конце коридора. Она вгляделась и замерла на месте, потрясенная увиденным: пятеро мужчин в масках тащили невысокого человека в темно-пурпурном домино.

— Маккензи! Керкленд! Здесь напали на женщину! — крикнула она.

Кири помчалась по коридору, сбросив на пол домино, которое сковывало движения, и услышала, как Маккензи и Керкленд, выскочив из кабинета, последовали за ней.

Напавшие и их жертва исчезли за поворотом направо. Добежав до пересечения коридоров, Кири увидела в конце короткого бокового ответвления дверь, выходившую в переулок позади клуба. Теперь, с близкого расстояния, она разглядела, что их жертвой была девушка, с которой она недавно разговаривала.

Маску с сопротивлявшейся девушки сорвали, и тяжелая ручища зажала ей рот. Зачем пятеро мужчин схватили ни в чем не повинную девушку? Может быть, они напились и поспорили на нее? Или намеревались устроить групповое изнасилование?

Кири понимала: она не могла, конечно, остановить пятерых мужчин, но могла задержать их на несколько секунд, пока подоспеют Маккензи и Керкленд. А потому бросилась на них с завываниями духа, предвещающего смерть, и принялась демонстрировать технику «калариппайатту», чтобы сбить с толку и дезориентировать похитителей.

Мужчины оглянулись, озадаченные ее криком. Она подпрыгнула, демонстрируя «пинок в полете», и носком сапога ударила между ног одного из нападавших.

— Душегуб! — презрительно буркнула она.

Он в ужасе заорал и повалился на пол, обхватив себя руками. Поблагодарив судьбу за то, что на ней надеты юбка и сапоги для верховой езды, Кири вытащила аккуратный маленький нож, который взяла у контрабандиста, и всадила в следующего негодяя. Он охнул и отпрянул от нее, а нож так глубоко вошел в мышцу левого предплечья, что рукоятка выскользнула из ее руки.

— Уходим! Сию же минуту! — рявкнул высокий мужчина, очевидно, их вожак. Крепко держа похищенную девушку, он устремился к выходу.

Кири бросилась за похитителями и обнаружила вдруг, что сама находится под дулом пистолета, который держит в руке самый крупный из этих мужчин.

Поскольку в коридоре было некуда спрятаться, она стала передвигаться зигзагами, моля Бога, чтобы мужчина промахнулся. Тот гнусно усмехнулся и прицелился.

Звук выстрела эхом отозвался в коридоре, и физиономия крупного мужчины превратилась в кровавое месиво. Он был сражен наповал.

Кири оглянулась и увидела Керкленда, стоящего на пересечении коридоров с дымящимся пистолетом в руке. С холодным выражением лица он принялся перезаряжать пистолет. Маккензи, догнав остальных похитителей, пустил в ход кулаки, действуя с беспощадностью профессионального боксера.

Их вожак, крепко держа девушку, ухватился за дверную ручку. Подбежав к нему, Кири пнула его в руку, которой он держал пленницу.

Он выругался и ослабил хватку. Обхватив девушку за талию, Кири потянула ее на себя. Вожак сделал выпад в их сторону и заорал:

— Нет уж! Ты слишком драгоценная птичка, чтобы выпустить тебя на волю!

Что-то в его облике говорило о том, что он светский щеголь. Кири, отпустив девушку, онемевшими пальцами вцепилась ему в горло.

Из горла у него вырвался какой-то захлебывающийся звук. В блеклых злых глазах стояла ярость? Он с трудом открыл дверь и почти вывалился из нее. Двое его людей выскочили следом за ним.

Похитители бежали, но Маккензи продолжал бушевать.

— Проклятые мерзавцы! — закричал он и выскочил за ними следом в темный переулок. — Это вам даром не пройдет!

Как только за ним закрылась дверь, Кири обняла дрожащую девушку за талию.

— С вами все в порядке? — спросила она.

Девушка кивнула. По ее щекам текли слезы, хотя она изо всех сил пыталась их сдержать. Девушка была весьма миловидной, но не такой уж потрясающей красавицей, которые сводят мужчин с ума. К тому же она выглядела очень, очень юной.

— Они… они ничего мне не сделали.

К ним подошел Керкленд, пистолет в его руке был повернут дулом в пол.

— Но крайней мере мы остановили; их, прежде чем они.

Он вдруг удивленно замолчал и уставился на девушку в пурпурном домино. Затем, опустившись на одно колено, склонил голову:

— Ваше королевское высочество! Слава Богу, что вы целы и невредимы!

«Ваше королевское высочество?» — удивилась Кири. Она взглянула на девушку и вдруг поняла, что произошло.

Они только что спасли принцессу Шарлотту, единственную законную дочь принца-регента и наследницу английского трона!


Глава 11 | Совсем не респектабелен | Глава 13



Loading...