home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 29

— Боже милосердный! — воскликнула принцесса Шарлотта, когда Кири вошла в ее личную гостиную. — Вы выглядите потрясающе! Как принцесса из восточной сказки. — Принцесса была довольно рослая и полноватая, отчего казалась старше шестнадцати лет, однако наивный энтузиазм в глазах выдавал ее подлинный возраст — девочка, которая жаждет узнать больше об окружающем ее мире.

Кири присела в реверансе. Ее сари словно струилось, повторяя движения фигуры.

— Вы очень любезны, ваше высочество. Я благодарю вас за приглашение.

— Мне хотелось увидеться с вами до завтрашнего отъезда в Виндзор. — Шарлотта скорчила гримаску. — В Лоуэр-Лодж, где я буду жить, даже еще скучнее, чем в Уоруик-Хаусе.

Но там по крайней мере не будет игорных клубов, в которые девушка в поисках приключений могла тайком улизнуть.

Оставив свое мнение при себе, Кири сказала:

— Зато вы будете находиться за городом, ваше высочество. Насколько я поняла, вы лихая наездница? — Принцесса усмехнулась, услышав эту довольно колоритную характеристику.

— Это правда. Но я забываю свои обязанности хозяйки. Сейчас я позвоню, чтобы принесли чай. Садитесь, пожалуйста.

Кири подождала, пока принцесса сядет первой, потом протянула ей завернутый в атлас пакет.

— Я принесла вам маленький подарок. Это духи моего изготовления.

Глаза Шарлотты вспыхнули удовольствием, и она принялась распаковывать флакон, потом открыла пробку и вдохнула аромат.

— Спасибо большое! Запах прелестный. Как они называются? — Пусть даже принцесса не была знатоком парфюмерии, ее восхищение было искренним. Кири, моментально сориентировавшись, ответила:

— Я назвала духи «Принципесса». Этот аромат я изготовила специально для вас.

Шарлотта засияла от счастья. Она подушила себе горло и запястья.

— Вы сможете сделать еще, когда флакончик опустеет? Я назначу вас официально своим королевским парфюмером!

— Я бы с радостью согласилась, — улыбнулась Кири. — но ведь я не являюсь профессиональным парфюмером, так что лучше не присваивайте мне никакого звания. Это просто маленький подарок от одной из ваших будущих верноподданных.

— Ну конечно, женщина вашего статуса не может заниматься коммерцией, — согласилась Шарлотта.

Служанка принесла поднос с чаем, поставила на стол блюдо с самыми разнообразными пирожными и разлила чай. Когда они снова остались одни, принцесса сказала:

— Я хочу поблагодарить вас за то, что спасли меня той ночью, но хочу также спросить, не знаете ли вы, что означает эта попытка похищения? Ведь она не была случайной.

— Так вам никто ничего не объяснил? — удивилась Кири.

Губы Шарлотты превратились в тонкую линию.

— Мой отец страшно отругал меня и сказал, что я должна переехать в Виндзор, не дав никаких объяснений. — Немного помолчав, она добавила: — Как я могу стать полноценной правительницей, если все обращаются со мной как с ребенком?

Кири снова была потрясена. Шарлотта, пусть даже дурно воспитанная и плохо образованная, не была глупой. Она заслуживала, чтобы с ней обращались как со взрослым человеком.

Кири отлично понимала, что было бы в высшей степени глупо вмешиваться в отношения принца-регента с его дочерью, и все же она не выдержала — Шарлотта должна была знать об угрозе.

— Это очень, очень большой секрет, — начала Кири. — Вы не должны никому говорить об этом.

— Даю вам слово, — сказала Шарлотта.

— Вы были целью заговора французов, направленного против британской королевской семьи. Заговорщики хотели похитить вас и убить вашего отца и его братьев. Когда король не способен править страной, а наследник престола взят в плен, тогда в стране начнется хаос, и у французов появится шанс подписать мирный договор на своих условиях.

Шарлотта охнула и побледнела.

— Это… это возмутительно! Как смеет Наполеон проделывать такие вещи?

— Мы не уверены, что инициатором заговора был Наполеон. Однако я знаю, что после инцидента в «Деймиене» на жизнь вашего отца было совершено покушение, — сказала Кири. — Вот почему вас отправляют в Виндзор. Ваша жизнь слишком драгоценна, чтобы рисковать ею.

— Почему отец ничего мне не объяснил? — горестно спросила Шарлотта.

Стараясь как-то смягчить ее обиду, Кири сказала:

— Мой отчим частенько говорит, что дети растут быстрее, чем это сознает или даже желает отец. Принц-регент, должно быть, просто не хотел расстраивать вас.

Судя по ее виду, Шарлотту слова Кири не убедили.

— Благодарю вас за то, что вы сказали мне правду, леди Кири, — проговорила Шарлотта, задумчиво глядя на нее. — Если бы мне позволили иметь фрейлин, я бы назначила вас.

— Вы очень любезны, — поблагодарила Кири, довольная тем, что пока подобная милость ей не угрожает. Она бы просто сошла с ума от скуки придворной жизни.

— Я очень надеюсь, — сказала принцесса, — что заговорщиков скоро поймают. Через две недели мне предстоит присутствовать на открытии сессии парламента.

Силы небесные! Знает ли об этом Керкленд?

— Я не вправе говорить это, но мне кажется, было бы неразумно присутствовать на столь многолюдном публичном мероприятии. Там будут толпы людей, и похитители или убийцы могут воспользоваться этим.

— Это будет мое первое официальное появление на публике. Я не стану его отменять, — проговорила Шарлотта, вздернув подбородок.

— Это может оказаться небезопасным, — продолжала настаивать Кири. — Если вас не смогут похитить, то могут решиться на убийство.

Хотя Шарлотта испугалась, на лице ее читалось упрямство, и выглядела она очень по-королевски.

— Трус не достоин править Англией, — заявила она.

— С этим трудно не согласиться, — сказала Кири. — Существуют очень компетентные люди, посвятившие свою жизнь обеспечению вашей безопасности, но и вы должны проявлять бдительность и следить за тем, что происходит вокруг вас.

Брови Шарлотты сошлись на переносице.

— Если бы я промолчала, когда похитители обратились ко мне со словами «ваше высочество», они бы не узнали, что это я. Вы имеете в виду ситуации вроде этой?

— Именно так. Наш собственный здравый смысл является нашей первейшей защитой, — сказала Кири, отхлебывая чай и думая о том, как долго ей следует оставаться здесь: согласно протоколу, предполагался короткий визит. — Прислушивайтесь к своей интуиции. Если какая-то ситуация или какой-то человек покажутся вам странными, возможно, ваш разум заметил что-то, хотя это еще не дошло до вашего сознания.

— Из-за того, что я наследная принцесса, окружающие меня люди часто ведут себя странно, так что это будет трудно заметить. Но я попытаюсь последовать вашему совету. — Сменив тему разговора, она спросила: — Каким образом ваше великолепное сари закрепляется на фигуре?

Кири встала и продемонстрировала, как надевается и удерживается на месте сари. По ее подсчетам, это заняло около двадцати минут, после чего она сказала:

— Я должна идти, ваше высочество. Уверена, у вас много дел перед отъездом.

Шарлотта вздохнула.

— Что правда, то правда. Благодарю, что вы сразу же откликнулись на мое приглашение.

Кири присела в реверансе.

— Дайте мне знать, когда у вас закончатся духи.

— Я надеюсь, что вы снова посетите меня, когда я вернусь в Лондон, — сказала принцесса и, когда Кири уже держалась за ручку двери, грустно спросила: — Буду ли я когда-нибудь свободной и счастливой?

— Никто не может быть абсолютно свободным, кроме тех, кому нечего терять, — сказала Кири и, неожиданно почувствовав уверенность, добавила: — Но вы найдете любовь и счастье. Я уверена в этом.

Лицо Шарлотты радостно засияло.

— Спасибо вам за это, леди Кири.

Кири склонила голову и вышла из гостиной. Интуиция действительно подсказывала ей, что Шарлотта найдет счастье, но говорила также, что оно будет коротким.


Ввиду ухудшающейся погоды Мак был рад, что визит оказался кратким. Когда Кири вышла из Уоруик-Хауса, капюшон ее плаща был поднят, скрывая лицо. За ней следовала Кэсси, держась на два шага позади нее.

Маку хотелось спросить, узнала ли Кири что-нибудь интересное, но здесь было неподходящее место, чтобы выйти из роли ливрейного лакея. Он открыл дверцу экипажа и торопливо выдвинул приставные ступеньки, чтобы женщины как можно скорее могли укрыться от моросящего дождя.

Как только леди благополучно уселись в экипаж, он взобрался на запятки. Был холодный и сырой ноябрьский вечер, и когда они добрались до Эксетер-стрит, уже стемнело. Дождь тоже усилился.

Радуясь тому, что он не настоящий ливрейный лакей, Мак помог Кэсси и Кири выйти из экипажа.

На руках Кири были надеты перчатки, и на него она не смотрела, но, когда он взял ее за руку, у него по коже пробежали мурашки.

— Керкленд опять хочет поужинать вместе с нами. Полагаю, тебе не удалось узнать ничего интересного у принцессы Шарлотты?

— Кое-что удалось, — сказала Кири, поднимаясь по ступенькам. — Через две недели ей предстоит присутствовать на открытии сессии парламента.

Мак поморщился, подумав о толпах людей, которые там соберутся.

— Это плохо. А тебе не удалось отговорить ее от этого? — спросил он, открывая дверь.

— Не удалось. В ней воплощено все упрямство Ганноверской династии, и она видит в этом свой долг. — Войдя в дом, Кири сверкнула на него взглядом. — Трудно что-нибудь возразить против чувства долга.

— Что правда, то правда, — подтвердила Кэсси, направляясь к лестнице. — Увижусь с вами обоими за ужином.

Мак остался в прихожей наедине с Кири. Он подошел к ней сзади, чтобы снять с ее плеч промокший плащ. Сняв плащ, он сначала увидел собранные в блестящий пучок густые темные волосы, потом округлость груди и, наконец, обнаженную кожу ниже алого лифа. Шелковая ткань сари подчеркивала безупречность ее форм.

Она взглянула через плечо, соблазнительно шурша алым шелком и опьяняя ароматом духов. Он застыл на месте, стиснув в руках тяжелую шерсть плаща.

— Почему ты так смотришь? — спросила она, и на ее грудной голос немедленно отозвались все его чувства.

Он утратил контроль над собой и крепко прижал ее к себе. Сердце его бешено колотилось.

— Пожалуйста, не флиртуй со мной, Кири, — сказал он. — Даже когда ты в европейской одежде, мои руки так и тянутся к тебе. Но сари специально придумано для соблазна.

Он на мгновение задержал ее в объятиях, ощущая легкую дрожь ее тела сквозь тонкий шелк. Ему безумно хотелось приподнять яркую ткань и обласкать соблазнительные изгибы ее тела.

Он поцеловал ее в шею, и она тихо охнула. Довольный этим доказательством ее неравнодушия к нему, он отпустил ее и отступил на шаг, мысленно обозвав себя болваном, ведь он опять прикоснулся к ней.

Покраснев, она повернулась, шурша шелком.

— Сари специально придумано, чтобы человеку было комфортно в убийственно жаркую погоду. Соблазн является всего лишь побочным эффектом.

— Мощный побочный эффект, — заметил он. — В этом наряде ты для каждого мужчины являешься воплощением мечты о чувственной, экзотической красоте Востока.

Ее зеленые глаза прищурились, как у сердитой кошки.

— А ты тоже считаешь восточных женщин игрушками, созданными для того, чтобы забавлять европейских мужчин?

— Ты знаешь, что это не так, — сказал он, понимая, почему она так чувствительна, когда об этом заходит речь. — Ты красива и соблазнительна всегда и в любых одеяниях, потому что представляешь собой уникальную смесь Востока и Запада. Если отнять у тебя одну из частей твоего наследия, ты уже не будешь такой неотразимой. Ты прелестна сейчас и будешь еще прелестнее через пятьдесят лет, когда приобретешь жизненный опыт и мудрость.

Она улыбнулась ему примирительной улыбкой:

— Хорошо сказано, Маккензи. Но поскольку здесь сари является неподходящей одеждой, я переоденусь перед ужином во что-нибудь европейское и скучное. — Подхватив одной рукой юбки, она стала подниматься по лестнице.

— Ты никогда не сможешь быть скучной, — тихо проговорил он. Наблюдая, как она поднимается по лестнице, Мак понимал: как ни прекрасна она в сари, но еще прекраснее вообще без одежды.

На ужин подали пастуший пирог — идеальное блюдо для холодного и дождливого вечера. На Кири было теперь простое платье с застежкой под горло, укрывавшее ее от шеи до щиколоток.

Налив всем довольно хорошего кларета, Керкленд спросил, не хочет ли кто-нибудь что-нибудь сообщить. Кэсси сказала:

— Мы с Робом кое-что слышали. В эмигрантской общине поговаривают, будто что-то происходит, но ничего конкретного узнать не удалось. Ходят слухи о загадочном исчезновении Клемента, однако никто даже не намекнул, что это связано с его шпионской деятельностью.

— Значит, едва ли кто-нибудь из них явится с предписанием о расследовании законности ареста Клемента. Согласно английской юриспруденции, я поступаю не вполне законно.

— Не слишком беспокойся об этом, — посоветовал ему Кармайкл. — Клемент, должно быть, знает: если ему предъявят обвинение, то обвинят в тяжком преступлении, и дни его будут сочтены.

— В том-то и дело, — нахмурясь, сказал Керкленд. — Я бы не хотел, чтобы этого парня повесили: возможно, он нам еще будет полезен.

Кири, отхлебнув вина, небрежно проговорила:

— Среди прочих новостей могу сообщить, что сегодня я пила чай с принцессой Шарлоттой.

Все внимание Керкленда переключилось на нее.

— Предполагалось, что она переехала в Виндзор!

— Она переезжает туда завтра и хотела поблагодарить меня за помощь в клубе «Деймиен», — объяснила Кири. — Через две недели она намерена присутствовать на открытии сессии парламента.

Керкленд выругался себе под нос, что поразило Мака. Керкленд славился своей сдержанностью, тем более в присутствии леди.

— Судя по твоей реакции, — заметил Мак, — мероприятие может оказаться более опасным, чем я думал.

— Шпионская совесть Клемента, — сказал Керкленд, — все еще не позволяет ему назвать имена заговорщиков, но он не одобряет убийства членов королевской семьи. Единственное, что он сказал: нам следует позаботиться о безопасности тех членов королевской семьи, которые будут присутствовать на открытии парламентской сессии.

Кэсси нахмурилась.

— Они что, собираются устроить взрыв в Вестминстерском дворце?

— Уж будьте уверены, здание будет самым тщательным образом обыскано сверху донизу, включая каждый шкаф и каждую щель, — сказал Керкленд. — Однако какой-нибудь убийца может подойти близко к королевским каретам или даже проникнуть в здание.

— Мы больше всего беспокоимся о принцессе Шарлотте, — медленно произнесла Кэсси. — Что, если Кири станет одной из ее фрейлин? Это не вызовет удивления — она ведь дочь герцога. А в случае необходимости Кири может стать дополнительной линией обороны.

— Если случится беда, она окажется прямо на линии огня. Эштону это не понравится, — заметил Мак. Ему это тоже не нравилось.

— Да, это может быть опасно, — признался Керкленд. — Сегодня после полудня кто-то пытался застрелить герцога Йоркского, когда он выходил из здания королевского конногвардейского полка. К счастью, стреляли с дальнего расстояния и промахнулись.

За столом установилось молчание. Герцог Йоркский был следующим по возрасту братом принца-регента и следующим после Шарлотты наследником престола.

— По правде говоря, я надеялся: того, что мы уже сделали, достаточно, чтобы они попрятались, словно крысы в канализационной трубе, — проговорил Кармайкл.

— К сожалению, это не так, — сказал Керкленд. — Надо найти заговорщиков и сделать это так, чтобы не вызвать паники.

— В таком случае необходимо выпить за наш успех, — провозгласил Мак, доставая новую бутылку кларета.

— За успех! — поднял свой бокал Керкленд.


Глава 28 | Совсем не респектабелен | Глава 30



Loading...