home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 40

Они преодолели расстояние до Лондона с максимальной скоростью. Уилл, который, судя по всему, обладал способностью видеть в темноте, сам взял в руки вожжи, когда форейтору сидевший на передней лошади наемной упряжки, оказался противником лихачества на дорогах.

Кири и Маккензи ехали в маленьком экипаже. Измученный всем произошедшим, Маккензи заснул, свернувшись и положив голову на плечо Кири. Она нежно гладила его по волосам и думала о том, как ей дорог этот человек.

Что за странный, что за безумный месяц она прожила! Находясь в гостях в семье Годфри Хичкока, она подыскивала себе мужа, но не нашла ни одной мало-мальски приемлемой кандидатуры. Теперь она обнаружила, что есть на свете служение стране, есть страсть и приключения. Разве можно теперь вернуться к прежней пресной жизни? Кроме изготовления духов, ей нужны и другие занятия.

Кири удалось немного вздремнуть, держась одной рукой за ручку дверцы, чтобы не упасть с сиденья, и положив другую на плечо Маккензи. Так или иначе, скоро все будет кончено.


Мак проснулся окоченевший и не сразу сообразил, что происходит. Он увидел, что Кири лежит, свернувшись калачиком и прижавшись к нему, а экипаж мчится по ухабистой дороге. Оба они укрыты серой попоной, предохранявшей их от сквозняков.

Мгновение спустя ему вспомнилось все, что произошло. Поездка в Дувр, где они наняли экипаж, — оказавшись в нем, он чуть не потерял сознание от изнеможения. Ему смутно припомнилось, как они останавливались и меняли лошадей. Как Уилл сказал форейтору, что сам сядет за кучера. Хотя Уилл был человекам покладистым, но если он хотел что-то сделать по-своему, то именно так оно и делалось.

Было утро, хотя определить, который час, было невозможно, потому что небо заволокло тяжелыми тучами и моросил дождь. Мак посмотрел в окошко. Судя по всему, они уже находились неподалеку от южной части Лондона. А в его объятиях спала Кири — невероятно красивая, несмотря на круги под глазами и взлохмаченные волосы.

Тогда в пещере он было подумал, что утонул и вознесся на небеса, когда, проснувшись, увидел сначала Уилла, а потом Кири. То, что старший брат примчался, чтобы спасти его, Мака не удивило, потому что Уилл всегда был самым верным человеком в его жизни, который никогда не бросал в беде друга.

Но Кири — другое дело. Она женщина знатного происхождения, титулованная леди. Многие ли из таких женщин готовы мчаться через половину Англии в темную непогожую ночь потому лишь, что такой парень, как Мак, мог оказаться в беде? А многие ли смогли бы отыскать логово контрабандистов практически в темноте? Уилл никогда не нашел бы туда дороги без указаний Кири.

С необычайной нежностью он поцеловал ее в лоб. Трудно представить себе жизнь без нее, но еще труднее представить себе возможность быть вместе навсегда. Сейчас их драгоценное совместное время жизни на исходе, он никогда не забудет, какой необыкновенной была Кири и как ему повезло, что на его долю выпал счастливый шанс — любить ее.

Она пошевелилась, открыла сонные глаза, с милой интимностью сунула руку под его плащ и проговорила:

— Кровати значительно удобнее!

Он усмехнулся:

— Ты хочешь сказать, что я не так хорош, как матрас?

— Не расстраивайся, у тебя есть свои положительные качества, — сказала она, поблескивая озорными глазами из-под темных ресниц. — Который час? Где мы находимся?

— Въезжаем в Лондон. Точное время назвать не могу, мои часы украл Говард, но думаю, что мы доберемся до Вестминстера за пару часов до начала церемонии.

— Хорошо, — сказала Кири, с удовольствием потянулась и зевнула, прикрыв рот рукой, как подобает леди. — Как ты думаешь, у нас будет возможность переодеться в более приличную одежду?

Конечно, было бы легче убедить представителей королевской семьи о грозящей им опасности, будь у них более презентабельный вид, однако, подумав мгновение, он покачал головой:

— Это займет слишком много времени.

— Мы не можем рисковать, — согласилась она, печально посмотрев на свой забрызганный грязью плащ и разделенную на две штанины юбку для верховой езды, — Интересно…

Закончить предложение она не успела — послышался треск сломавшейся оси.

— Берегись! — крикнул он, прикрывая своим телом Кири. Экипаж, съехав с дороги, завалился набок и опрокинулся, со страшной силой ударившись о землю. Мак подумал, что принц-регент и его дочь, кажется, обречены.

Кири обнаружила, что из Маккензи все-таки получился весьма приличный матрас. Защищенная его телом, Кири испытала потрясение, но обошлась без повреждений. Когда всякое движение кареты прекратилось, Кири услышала дикое ржание испуганных лошадей и скрип колес, вращавшихся теперь в воздухе.

Высвободившись из оберегающий рук Маккензи, в ужасе увидела кровь, текущую из раны у него на голове — при падении он ударился об оконную раму.

— Маккензи, ты можешь говорить? Ты сильно ранен?

Он открыл глаза и поморгал, фокусируя взгляд на ее лице.

— Что-то с головой… Но кажется, ничего не сломал. А как ты? Как Уилл?

— Со мной все в порядке. Сейчас перевяжу рану на твоей голове и потом проверю, как там Уилл, — сказала она, умудрившись улыбнуться дрожащими губами. — Не хочу, чтобы ты, увидев собственную кровь, потерял сознание.

— В таком случае я закрою глаза.

Открыв одну из седельных сумок Уилла, Кири нашла в ней чистую рубаху. Потом достала из ножен, пристегнутых к ноге, свой нож, разрезала на полосы рубаху и промокнула кровь, пропитавшую его волосы, — обнаружилась рваная рана, к счастью, не слишком глубокая.

По возможности очистив рану от крови, она приложила к ней лоскут материи и дважды обвязала его полоской ткани вокруг головы.

— Пока этого достаточно. Посмотрю, как там Уилл.

— Скорее! — воскликнул Маккензи и попытался сесть.

Кири снова уложила его.

— Полежи спокойно несколько минут. Иначе ты можешь упасть.

— Наверное, ты права, — сказал он, вздохнув. — Но прошу тебя, поторопись, посмотри, как там Уилл, и сразу же скажи мне.

— Конечно, — пообещала она.

Поднимаясь, она налегла на правую дверцу, экипаж снова накренился и встал на все четыре колеса.

— Ну вот, я теперь в сидячем положении, — пошутил Мак.

— Прошу тебя, посиди спокойно еще несколько минут, — попросила она. — Нам не нужно, чтобы снова открылось кровотечение.

— Это ты правильно говоришь, — пробормотал он.

Прихватив с собой остатки разорванной рубахи, Кири спрыгнула на землю. Лошади уже успокоились благодаря усилиям форейтора, который, когда экипаж сломался, остался сидеть верхом на головной, лошади в упряжке.

— С вами и тем джентльменом все в порядке, мисс? — встревоженно спросил он.

— Более или менее, — ответила она, тревожно оглядываясь вокруг. — А как майор Мастерсон?

— Он вон там, мисс. Я еще не успел посмотреть, что с ним, надо было успокоить лошадей.

Взглянув в ту сторону, куда он показал, Кири закусила губу. Уилл, сброшенный с места кучера, лежал на боку на грязном поле, не двигаясь. Кири подбежала к нему и опустилась на колени.

— Уилл, вы можете разговаривать? Вы ранены?

Он сделал глубокий вдох и перевернулся на спину.

— Все не так уж плохо. Грязь оказалась хорошим амортизатором. — Он осторожно потрогал левое предплечье и охнул от боли. — Судя по всему, у меня либо трещина в плече, Либо это перелом.

— Маккензи, с твоим братом все в порядке! — крикнула Кири и добавила: — Почти. — Потом обратилась к Уиллу: — Уилл, частью вашей чистой рубахи я перевязала рану на голове вашего брата, а остальное пущу на перевязь для вашего предплечья. Вы сможете сесть, если я вам помогу?

— Возможно. — Он довольно скептически взглянул на нее, но она ловко подхватила его под здоровое плечо и помогла ему приподняться. От боли он резко втянул воздух сквозь стиснутые зубы, — А вы сильная, леди Кири.

— Это потому, что не такая уж я леди. Позвольте мне снять плащ с вашей левой руки. — Перевязывая его, она начала болтать с ним о том о сем, чтобы он не сосредотачивался на своей боли. — Скажите, отчего сломалась ось.

— Я так не думаю. Дорога была сравнительно ровной, без больших рытвин и ухабов. — Он поморщится, когда она принялась снимать с него плащ. — Возможно ось была уже надтреснута, а ехали мы быстро, вот она не выдержала.

Когда они сняли левый рукав его плаща, Уилл был в поту, а Кири — на грани истерики. Не желая еще раз подвергать его такому, истязанию, она перевязала его левое плечо поверх рукава форменного пиджака, решив, что позднее его руку посмотрит настоящий костоправ.

— Где вы научились врачевать людей? — спросил он.

Когда она помогла ему надеть плащ, он поморщился от боли, но было слишком холодно — без теплого плаща не обойтись.

— В детстве я часто наблюдала, как работает полковой хирург. Когда рана была действительно страшной, меня обычно прогоняли, но в остальных случаях мне позволяли наблюдать и учиться.

Из экипажа появился Маккензи. Он держался за дверцу чтобы не упасть, но в целом выглядел неплохо.

— Я доскачу верхом до следующего постоялого двора и вернусь с двумя хорошими пароконными экипажами. Мы не можем ждать, пока кузнец починит ось.

Действительно, до начала церемонии оставалось очень мало времени.

— Всего два пароконных экипажа?! — воскликнула Кири. Неужели ради ее безопасности он намерен оставить ее здесь? Да как он смеет предполагать, что?..

— Уилл не может ехать верхом со сломанной рукой, — пояснил Маккензи. — Пока мы доедем до Вестминстера, он успеет побывать у хирурга.

— Мне приходилось ездить на более далекие расстояния в гораздо худшем состоянии, — возразил его брат. — Мы должны ехать все вместе. Не забудьте, что я пэр и имею право присутствовать на церемонии. Мне будет легче, чем вам, все объяснить в парламенте. Если вы поможете мне сесть на лошадь, я вам гарантирую, что смогу держаться в седле.

— Он прав, — сказала Кири.

Наблюдая, как форейтор выпрягает из упряжки лошадь для Маккензи, она подумала: а что, если они прибудут в Вестминстерский дворец как раз в тот момент, когда взорвется бомба?

Она была сыта по горло приключениями.


Глава 39 | Совсем не респектабелен | Глава 41



Loading...