home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 41

Путь до Лондона они проделали на хорошей скорости, но по мере приближения к Вестминстерскому дворцу скорость пришлось сбавить: улицы были запружены толпами людей.

— Хорошо еще, что мы едем верхом, — сказал Мак.

Церемония открытия сессии парламента, несмотря на плохую погоду, собрала массу народа, и, будь они в экипаже, они намертво застряли бы в пробке. К лошадям по крайней мере относились уважительно, и они могли продвигаться быстрее, чем если бы передвигались в экипаже или шли пешком. Хотя и не намного.

Кири ехала за Маком: настоящая королева-воительница — непреклонная, решительная. Каждый, кто ее видел, понимал, что она королевских кровей. С лицом, посеревшим от боли, Уилл замыкал шествие. Несмотря на сломанную руку, он по пути в Лондон ни разу не замедлил скорости.

Они свернули за угол и находились теперь совсем рядом с дворцом. Солдаты почетного караула выстроились по обе стороны пути следования суверена. Уилл нахмурился, взглянув на королевский штандарт, развевающийся над дворцом на сыром ветру.

— Члены королевской семьи прибыли, и официальная церемония вот-вот начнется. Пора мне брать инициативу в свои руки.

Двигаясь с осторожностью, он направил свою лошадь сквозь толпу. Один из мужчин, посторонившись, заорал:

— Что, черт возьми, ты о себе возомнил, если лезешь вперед?!

— Да, мы ждем здесь под дождем все утро! — поддержал его другой.

— Послушайте, уж не Деймиен ли это Маккензи, про которого говорили, что он умер несколько недель назад?

Кири громко крикнула, перекрывая их голоса:

— Мы здесь по делу безопасности принцессы Шарлотты-Августы! Пожалуйста, пропустите нас! Это совершенно неотложное дело!

Прелестное личико и умоляющие глаза Кири не могли не тронуть сердца.

— Давайте пропустим девушку и ее приятелей, — сказал кто-то. — Может быть, они ловят французских шпионов.

Последовал взрыв смеха, но толпа все-таки расступилась, очистив дорогу лошадям. Они подъехали ко входу во дворец. Военные стражники окружали здание со всех сторон.

— Мы здесь по делу величайшей важности! — гаркнул Уилл таким голосом, которым командуют на парадах. — Позвольте нам пройти!

— Сэр, я получил указания, — неуверенно сказал капрал.

— А я их отменяю! — рявкнул Уилл.

Почувствовав власть, солдаты расступились и пропустили троих всадников. Они быстро спешились, и Кири сказала:

— Я иду в палату. Как женщина, я могу ближе подойти к принцессе.

Мак, помогавший Уиллу слезть с лошади, подумал, что у него остановится сердце.

— Кири, прошу тебя, не ходи туда! Бомба может взорваться в любой момент!

— Не говори глупостей, Деймиен. — Она одарила его бесшабашной улыбкой, напомнившей ему, что она воительница, а также и королева. — Почему только мужчинам дозволено умирать за свою страну?

Она оставила свою лошадь на попечении одного из стражников и поднялась по ступеням.

К ней подошел армейский капитал с суровым лицом и прищурившись, с подозрением спросил:

— Что все это значит?

Уилл, как подобает офицеру, расправил плечи.

— Я майор лорд Мастерсон, и у нас есть веские основания предполагать, что может быть предпринята попытка взорвать палату лордов.

Капитан взглянул на него с оскорбленным видом.

— Дворцовый страж обыскивает подвалы ежегодно, начиная с тысяча шестьсот пятого года. Никаких бочек с порохом там не обнаружено.

— Бомба заложена в мешке с шерстью, а в подвал выведен только огнепроводный шнур, — коротко объяснил Мак. — Вы могли бы поклясться, что дворцовый страж заметил бы такую штуку?

— Пожалуй… нет, — побледнев, сказал капитан.

— Сейчас мы пройдем прямо в подвал, — сказал Уилл, входя в здание. — Я являюсь членом палаты лордов и одновременно армейским офицером, и у меня есть идея, где именно нам следует искать шнур.

— А я знаю, кто подожжет этот шнур, — добавил Мак, шагая рядом ей своим братом и мысленно молясь всем святым о том, чтобы они не опоздали.


Подходя к палате лордов, Кири мысленно призывала на помощь всю самоуверенность своих королевских индийских предков. Она королева, выполняющая важную миссию, от которой зависела жизнь или смерть, и никому, не дозволено ее остановить.

Одетый в яркий костюм привратник, стоявший перед массивной двустворчатой дверью, жезлом преградил ей путь.

— Стой! В палату лордов входа нет!

Она возмущенно посмотрела на него.

— Я леди Кири Лоуфорд, сестра герцога Эштона и приближенная принцессы Шарлотты. Мне необходимо срочно поговорить с ее королевским высочеством, и вы позволите мне пройти!

Прежде чем стражник успел решить, пропустить ее или преградить ей путь, Кири с силой отвела жезл в сторону и шагнула в просторный холл. Она увидела знакомые лунообразные окна под высоким потолком и великолепные гобелены на стенах.

Когда Адам показывал палату членам своей семьи, она была пуста, Если не считать привидений лордов прошлых лет. Сейчас она была до отказа заполнена лордами в алых мантиях с горностаевой отделкой и подтянутыми политическими деятелями, а также членами палаты общин. Члены парламента собрались в палате лордов, чтобы заслушать королевское обращение, так как по традиции суверену не полагалось входить в палату общин.

Принц-регент сидел в дальнем конце палаты, и его резной позолоченный трон не уступал по великолепию его массивному телу в роскошном одеянии. Принцесса Шарлотта пристроилась ниже трона на ярко-красном квадратике мешка с шерстью, с нетерпением оглядывая помещение в ожидании начала церемонии. Если взорвется бомба, она и ее отец будут убиты моментально.

Кири свернула в левый проход между рядами, чувствуя на себе многочисленные взгляды. Лорд Ливерпулл, премьер-министр, подал знак стражникам, чтобы ее остановили. Кири увернулась от первого стражника и незаметным движением уложила на пол второго.

Когда она приблизилась к мешку с шерстью, принцесса Шарлотта увидела ее, и лицо ее озарилось радостью. Она поднялась ей навстречу.

— Леди Кири! Что случилось? — Шарлотта жестом приказала стражникам уйти. — Это связано с тем, что вы со мной обсуждали?

Благодаря судьбу за то, что принцесса столь догадлива, Кири сказала:

— Именно так, ваше высочество. — Она понизила голос: — Отсюда следует немедленно всех удалить. Прошу вас, пойдемте со мной.

Не успела Шарлотта ответить, как премьер-министр и принц-регент обратились к ней.

— Что все это значит?! — грозно пророкотал принц.

Кири опустилась на одно колено, изображая абсолютное послушание. Как обращаться к принцу-регенту: высочество или величество? — думала она. Решив, что каши маслом не испортишь и что чем выше титул, тем лучше, она тихо сказала:

— Ваше величество, я должна сообщить вам о заговоре предателей. Нам известно, что прямо в этой палате спрятана бомба, которая может взорваться с минуты на минуту.

Пока премьер-министр и принц-регент ошеломленно смотрели на нее, рядом с ней появился ее брат. Она не заметила его раньше в море алых бархатных одеяний, но, будучи герцогом, он сидел в переднем ряду, всего в нескольких шагах от нее.

Взяв Кири под руку, Адам помог ей подняться.

— Это моя сестра, леди Кири Лоуфорд. Она помогала раскрыть заговор государственных изменников. Если она говорит, что здесь, возможно, заложена бомба и всех присутствующих следует удалить из зала, я ей верю.

— Ваша сестра, вы говорите? — Принц-регент перевел удивленный взгляд с Адама в полном парадном одеянии пэра Англии на Кири, чья юбка для верховой езды была не только забрызгана грязью, но и испачкана кровью Маккензи. — У вас одинаковые глаза. Ну что ж, Ливерпулл, выводите всех из палаты, а мы пока решим, насколько обоснованы слова леди Кири. Шарлотта, идем со мной.

Принцесса Шарлотта выглядела скорее взволнованной, чем испуганной.

— Да, папа, — сказала она и вышла из палаты вместе с отцом через неприметную дверь возле трона.

Кири испытала такое облегчение, что силы едва не оставили ее, однако Адам все еще поддерживал ее.

— Насколько велика вероятность того, что бомба действительно заложена? — тихо спросил он.

— Очень, очень велика. Главным заговорщиком является лорд Фендалл, а он имеет доступ в палату лордов. — Она содрогнулась. — Они планировали заложить бомбу внутрь мешка с шерстью.

Адам в ужасе уставился на мешок с шерстью.

— Фендалл… Я почти не знаю его, но если бы мне предложили составить список наиболее вероятных предателей в этой палате, его фамилия была бы первой. Но мы поговорим об этом позднее, а сейчас давай покинем палату.

Кири обвела взглядом места, на которых сидели супруги пэров.

— Мария здесь?

— Слава Богу, ее нет. Она не очень хорошо чувствует себя.

Окинув взглядом спешащих к выводу людей, Адам новел Кири к той двери, за которой скрылись принц и принцесса, поскольку она была расположена ближе и возле нее не волновалась толпа.

Когда они отошли от мешка с шерстью, Кири вдруг похолодела от ужаса, почувствовав кислый запах горящего пороха, который ни с чем не спутаешь.


Пока шел обыск подвальных помещений Вестминстерского дворца, Мака не оставляло волнение. Шнур должен был находиться под палатой лордов, но было трудно не заблудиться в массе темных коридоров и пыльных комнат, набитых старой мебелью, пачками документов и какими-то с трудом определимыми предметами.

— Зачем здесь эти связки каких-то деревянных галок? — спросил он, заглянув в первую комнату, когда они спустились в подвальное помещение.

К ним присоединился пожилой сторож, с трудом поспевавший за молодыми мужчинами.

— Это счетные палочки, сэр. Их использовали вместо счетов для людей, которые не умели читать и писать. Они изготовлены из вяза. На палочке сделаны зарубки, означающие фунты и пенсы. Потом палочку расщепляют пополам, и одна половина идет кредитору, а другая — должнику. Расписка в получении, так сказать. — Старик мягко улыбнулся. — У нас имеются счетные палочки, которыми пользовались еще в четырнадцатом, а может, даже в двенадцатом веке.

Мак в ужасе уставился на огромные связки древесины. Ведь если взорвется бомба, весь этот дворец сгорит, ко всем чертям!

— Сюда, пожалуйста, — сказал Уилл, освещая впереди, поскольку бывал здесь раньше и умел хорошо ориентироваться. Мак и капитан шли за ним следом, а сторож, в руке которого тоже был фонарь, замыкал шествие.

Они шли очень быстро и вскоре оказались у длинного, коридора, по обеим сторонам которого виднелись одинаковые двери.

— Сейчас мы находимся как раз под палатой лордов, не так ли? — спросил Уилл.

— Именно так, сэр, — подтвердил сторож. — Здесь расположена дюжина кладовых.

— Значит, придется обыскивать каждую из них, — сказал Уилл.

Сторож и капитан начали обыск с ближайшего конца коридора, а Уилл прислонился к стене и закрыл глаза. Лицо его было влажным от пота.

Мак, нахмурив брови, прошел в конец коридора, откуда тянуло слабым запахом гари. С тех пор как он познакомился с Кири, Мак стал гораздо серьезнее относиться к тому, что подсказывает обоняние, и ему показалось, что его нос уловил слабый запах горящего пороха.

Запах стал сильнее, и он ускорил шаги. Прямо нал головой он услышал шум, напоминающий звук шагов.

Моля Бога, чтобы люди успели покинуть палату, он подошел к последней двери по левой стороне коридора. Из-под двери виднелась полоска света, похоже, источник запаха находился в этой комнате. Пожалев, что у него нет при себе оружия, Мак распахнул дверь и отпрянул в сторону, чтобы не стать мишенью.

В комнате находился Суиннертон. С улыбкой удовлетворения он смотрел на длинный огнепроводный шнур, свисавший из отверстия в потолке. Пламя медленно взбиралось по шнуру. Но Суиннертон не торопился уходить — ему хотелось посмаковать ощущение надвигающейся катастрофы.

Услышав, как открылась дверь, Суиннертон повернулся и стремительно выхватил пистолет.

— Черт возьми! Маккензи! — удивленно воскликнул он. — Так ты жив?!

Мак влетел в комнату, перекувырнулся через голову, рассчитав свою траекторию движения таким образом, чтобы выбить ногой пистолет из руки Суиннертона.

Он остановился под свисающим шнуром, вскочил на ноги и, подпрыгнув, ухватился за шнур выше горящей части. Повиснув на шнуре всем телом, он выдрал его из бомбы, спрятанной в помещении наверху.

Горящую часть шнура Мак швырнул в физиономию Суиннертона.

— У меня, словно у кошки, семь жизней, — сказал он, переводя дыхание. — Я уже прожил четыре или пять из них, еще осталось достаточно, чтобы разделаться с тобой.

Суиннертон, ругаясь, отшатнулся от горящего шнура.

— Будь ты проклят! Это был идеальный план. Я стал бы богачом, герцогом Франции. Если бы не ты!

Мак подобрал с пола пистолет, взвел курок и прицелился.

— Это был глупый план. Неужели ты в самом деле думаешь, что, если взорвать половину членов правительства и пэров, это заставит Англию заключить мир? Ты просчитался, Суиннертон. И теперь, хотя и с опозданием, получишь справедливое возмездие за убийство Гарриет.

Суиннертон понял, что проиграл. В его глазах пылала ненависть. Опустив руку в карман, он стремительным движением извлек гранату размером с кулак.

— Может быть, и так. Но ты умрешь вместе со мной! — Он поднял с пола догорающий кусок шнура, собираясь поджечь взрыватель гранаты. — Гнить тебе в аду, сукин сын!

Но Мак опередил его и выстрелил в Суиннертона. Увы, пистолет дал осечку. Выругавшись, он швырнул его в Суиннертона и выскочил из комнаты, захлопнув за собой дверь.

Пока он бежал по коридору к Уиллу и остальным, в комнате позади него прогремел взрыв. Мака сбило с ног, но он автоматически сгруппировался и перекувырнулся.

Уилл, который двигался быстрее других, несмотря на свою травму, подбежал к нему первым. Мак лежал на спине и ловил ртом воздух.

— Что, черт возьми, произошло? — спросил Уилл, опускаясь на колени возле Мака и разглядывая разнесенную в щепки дверь. — Для бомбы в мешке с шерстью это слишком слабый взрыв.

Мак, упершись в пол руками, сел и, скрестив на коленях руки, опустил на них голову. Боже милосердный! Ведь там, наверху, была Кири! Что, если бы он не успел вовремя? Хорошо еще, что эта мысль пришла ему в голову только сейчас.

— В этой подвальной комнате находился Суиннертон, он поджег огнепроводный шнур, который уходил сквозь отверстие в палату. — Мак снова глотнул воздуха. — Когда я выдернул из бомбы шнур, он извлек из кармана премиленькую гранату, которая в два счета послала бы в преисподнюю нас обоих.

Капитан подошел к искореженной двери и заглянул внутрь. Торопливо отвернувшись, он сказал:

— Кто бы это ни был, ему уже никогда не придется взрывать гранаты.

Уилл встал и помог Маку подняться.

— А что с огнем?

Сторож заторопился наверх и принес ведро, наполненное песком на случай пожара.

— Вот! — сказал он, подавая ведро капитану, который высыпал песок в комнату.

— Неплохая идея, но этим пожар не потушишь, песка надо побольше, — сказал капитан.

— Оставим их решать свои хозяйственные вопросы, — сказал брату Мак. — Я хочу подняться наверх и убедиться, что Фендалл не удрал под шумок.

Губы Уилла едва заметно дрогнули в улыбке, и он, повернувшись, направился к выходу из подвала, бросив на ходу:

— Неужели после всего этого мы не имеем права свалиться с ног?

Мак очень надеялся, что они это право имеют.


Глава 40 | Совсем не респектабелен | Глава 42



Loading...