home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 43

Маккензи наблюдал за Кири со смешанным чувством надежды и тревоги, которое позабавило бы ее, не окажись она сама в затруднительном положении.

— Тебе следует сесть, пока ты не упал, — насмешливо проговорила она.

— Не могу, если стоит леди, — сказал он в ответ, криво усмехнувшись.

Черт бы побрал эту его обаятельную улыбку. Она уселась на стул принца, похожий на трон, и побарабанила пальцами по резным подлокотникам из орехового дерева.

— Меня очень смущает, что суверен буквально вынудил тебя сделать мне предложение. Да еще в присутствии такой аудитории!

Маккензи развернул стул принцессы так, чтобы сидеть лицом к Кири, и неловко опустился на него.

— Будь уверена, я не имел намерения делать тебе предложение среди такого хаоса, но, как ни удивительно, именно поэтому я получил такую неожиданно большую поддержку. Твоя семья, моя семья, принц-регент, принцесса Шарлотта… Возможно, даже Черный жезл, — сказал он и нахмурил брови. — Дело только за тобой.

— Наше счастливое мгновение истекло, Маккензи. Ты можешь возвращаться в свой клуб. Я могу вернуться к своей семье. И все будет так, словно этих последних недель никогда не бывало, — проговорила она, внимательно разглядывая свои руки. Под ногтями у нее все еще сохранились следы крови после обработки раны на голове Маккензи. — Разве не этого хотим мы оба?

Взяв ее руку, он тихо сказал:

— Это не то, чего хочу я, Кири. Скажи мне, чего хочешь ты?

Она посмотрела на их сплетенные руки. Ее наполовину индийский загар и его пальцы — в ссадинах, почерневшие от пороха. Такие разные. Очень разные.

Ее обычная уверенность в себе постепенно таяла, когда он, заявив принцу-регенту, что восхищается ею, принялся перечислять причины, по которым брак между ними невозможен. Она-то думала, что все произошедшее между ними является чем-то редким и особым, но эта уверенность исчезла, когда он заговорил. Получалось, что она — полукровка с весьма низкими моральными устоями, а он — лихой игрок, не имеющий ни малейшего желания вступать в брак.

Она безжалостно посмеялась над собственным самообманом. Когда-то она сказала себе: ей достаточно, если он будет с ней пусть самый короткий период, но теперь, когда пришло время расстаться и пойти каждому своей дорогой, у нее было такое ощущение, что ее сердце плачет кровавыми слезами.

— Кири, что случилось? Скажи мне, — проговорил он, когда она крепко сжала его руку. — Может, ты хотя бы намекнешь, чего ты от меня хочешь?

Ей было трудно произнести это вслух, это лишь увеличивало ее боль, но она перестала бы себя уважать, если бы не была честной до конца.

— Я хочу быть любимой, — прошептала она, понимая, что эти слова звучат неубедительно и глупо. — Я хочу, чтобы ты… разрушил все социальные барьеры, чтобы захотел изменить свою жизнь.

Помедлив мгновение, он сказал:

— В таком случае все просто.

Она не успела сказать ни слова, как Маккензи усадил ее к себе на колени и прижал к груди.

— Проклятие! У меня болит каждый мускул, — пробормотал он, заключая ее в объятия. — Я люблю тебя искренне, безумно и всем сердцем, моя милая и неукротимая леди, — тихо сказал он. — Я гнал от себя эту мысль, потому что думал: у меня нет и не будет возможности быть с тобой вместе. Но когда я оказался на краю гибели, когда вода захлестывала меня, я понял, что ты — самый важный человек в моей жизни. Единственная женщина, которой я могу полностью доверять. — Он печально усмехнулся. — С тех пор у меня так и не было возможности сказать об этом тебе.

Приподняв голову, она взглянула ему в лицо испытующим взглядом. То, что она увидела, заставило ее улыбнуться извиняющейся улыбкой.

— Прости меня за мою глупость, Деймиен, но мне необходимо было услышать эти слова. Когда ты говорил с принцем-регентом, ты выглядел таким отстраненным и искушенным, что мне показалось, будто ты не хочешь меня.

Он еще никогда не видел ее, королеву-воительницу, такой беззащитной, и любил ее за это еще сильнее.

— Мне нужно было привыкнуть к мысли о возможности брака между нами. Я уж не говорю о том, что мне было непривычно и странно говорить о своих глубоко личных делах в присутствии подобной аудитории. — Он на мгновение задумался и погладил рукой ее блестящие волосы. — Нет, было бы еще хуже, если бы при этом присутствовал еще и генерал Стилуэлл.

Она нервно хохотнула, спрятала лицо на его плече и разрыдалась.

— Я никогда не плачу, — заявила она сдавленным голосом и расплакалась еще сильнее.

Его удивило и тронуло, когда он понял, насколько ранимым делает каждого человека любовь. Даже эта необычайно сильная и независимая девушка нуждалась в нем так же, как он нуждался в ней. Придется ему поверить в чудеса.

Когда ее рыдания стихли, он лихорадочно глотнул воздух и, тоже стараясь быть предельно точным в выражении своих чувств, признался с болезненной честностью:

— Мне тоже нужно услышать, моя королева-воительница, что ты любишь меня. Мне нужно услышать, что прекрасная леди высокого происхождения, в жилах которой течет кровь королев, может любить такого нереспектабельного, незаконнорожденного игрока, которому его родная мать сказала, что его рождение было ошибкой. — Он сделал гримасу. — Я должен знать, что мое появление в твоей жизни — это не просто проявление твоего мятежного духа и что ты не будешь сожалеть о том, что выбрала человека, который гораздо ниже тебя по общественному статусу.

— Ах ты, мой глупый любимый, неужели ты не заметил, что я и сама не слишком респектабельна? — Она провела пальцем по его небритому подбородку и, глядя ему в глаза, заявила. — Я люблю тебя, Деймиен Маккензи. Люблю твой острый ум и добрый характер, твое греховно привлекательное тело. Мне нравится, что ты не претендуешь на респектабельность, и все же я никогда не встречала такого стопроцентного джентльмена. — Она улыбнулась дерзкой улыбкой. — Я упомянула о твоем греховно, привлекательном теле? И о твоем великолепном, уникальном и чисто мужском запахе, который сводит меня с ума? — Она наклонилась и поцеловала его.

Ее поцелуй развеял его последние сомнения. Хотя им предстояли официальная церемония бракосочетания и веселый праздник, их настоящая свадьба состоялась сейчас. Их брачные обеты были даны сейчас — не только словами, но и прикосновениями, потому что такие сильные эмоции нельзя выразить только словами.

— Кири, дорогая моя, — хрипло произнес он, — я никогда не думал, что женюсь, потому что не мог представить себе, что существует такая необычная и такая великолепная женщина, как ты.

— Я всегда знала, что выйду замуж, но даже представить себе не могла, что буду так радоваться этому! — Она нахмурилась. — Надеюсь, ты не будешь возражать против того, что я наследница довольно большого состояния? Некоторых мужчин приводит в ужас мысль о том, что в свете их могут счесть охотниками за богатыми состояниями.

Он усмехнулся.

— Владеть роскошным игорным клубом, возможно, и нереспектабельно, зато очень прибыльно. За последние несколько лет я заработал столько денег, что даже самые отъявленные поборники правил приличия будут готовы игнорировать источник их получения. — Чуть помедлив, он спросил: — Может быть, мне следует приобрести хорошее загородное поместье, чтобы сэр Деймиен и леди Кири Маккензи стали поместными дворянами?

Она искоса взглянула на него сквозь густые ресницы.

— По правде говоря, я владею хорошим загородным поместьем. В качестве моего наследства Адам отписал мне часть собственности, равную его части.

Мак застонал.

— Я потрясен щедростью Эштона и в ужасе от того, что нам придется быть соседями всю оставшуюся жизнь.

— А я предсказываю, что вы с ним в течение года станете лучшими друзьями, — заметила Кири. — Тем более что ты изымаешь такую взрывоопасную особу, как я, из сферы его ответственности.

— Тот факт, что он одобрил наш брак, заслуживает мою вечную признательность, — сказал Мак. — Я становлюсь членом довольно большой семьи, не так ли?

Кири кивнула с извиняющимся видом.

— Мои родители, два брата, сестра, жена Адама Мария и ее семья, семья генерала. Стилуэллы в большинстве своем приходские священники, но совсем не зануды. Я думаю, все они будут обожать тебя. Иначе и быть не может.

— Ты была бы потрясена, узнав, как много имеется людей, которые меня не обожают, — откровенно признался он.

Она рассмеялась.

— Надеюсь, тебя не ошеломляет такое количество новой родни? Нам не обязательно жить вместе с ними, но ты был прав, когда сказал, что я бы не пережила, если бы мне пришлось отдалиться от них. Я очень, очень рада, что мне не приходится выбирать между тобой и ими.

— Мне приятно, что у тебя так много родственников, которых ты искренне любишь, — серьезно сказал он. — У меня очень мало кровных родственников. Только Уилл да еще несколько кузенов Мастерсонов, которых я почему-то привожу в смущение. Вот Уилл, тот всегда был моим якорем, надежным и крепким, лучшим из всего, что у меня было в жизни, пока я не встретил тебя. Так что чем больше семья, тем лучше.

— Они определенно полюбят тебя, как только познакомятся, но иногда они могут свести с ума, — предупредила Кири.

— Судя по тому, что я видел, это часть радостей семейной жизни. Люди, которые чрезмерно заботятся о тебе, иногда вызывают досаду.

Мак ласково провел рукой по ее бедру.

— Я мечтаю о том времени, когда смогу реже бывать в «Деймиене» и чаще с тобой.

— А я мечтаю больше времени проводить в клубе. Думаю, я смогла бы создать парфюмерный бутик для твоих клиентов, — с озорной улыбкой сказала она.

— Великолепная мысль! — с энтузиазмом воскликнул он. — Но только если ты не будешь обнюхивать своих клиентов мужского пола.

— Ни один из них не может пахнуть даже наполовину так притягательно, как ты. — Она обнюхала его шею, что привело к следующему поцелую.

— Ты тоже пахнешь очень притягательно, — сказал он, и рука его скользнула между ее бедрами. — И твои чертовы разделенные на две штанины юбки хороши для верховой езды и приключений, но вовсе не для обольщения и любовных радостей.

Она скорчила печальную гримаску.

— Увы, сейчас не самое лучшее время для того и другого. Когда закончится церемония открытия, Адам намерен забрать меня в Эштон-Хаус. Предполагаю, что он и мои родители не спустят с меня глаз до тех пор, пока мы с тобой благополучно не сочетаемся браком.

— Значит, нам нужно пожениться как можно скорее, не так ли?


Глава 42 | Совсем не респектабелен | Глава 44



Loading...