home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Кэрри Форд в ответ на его просьбу не возмутилась, как возмутилась бы девственница, и не окинула его оценивающим взглядом, как сделала бы опытная женщина. Вместо этого она прищурила глаза и окинула его изучающим взглядом, словно он был каким-то занятным предметом непонятного происхождения.

— Поцелуй — это может быть интересно, — проговорила она, воткнув нож в землю рядом с собой. — Но только один.

— В таком случае я постараюсь, чтобы он был действительно высокого качества. — Он соскользнул по сену чуть ниже, и теперь они сидели рядом, их бедра соприкасались.

Он приложил ладонь к ее щеке.

— У вас глаза удивительного зеленого цвета, — тихо сказал он. — Они похожи на изумруды.

Она удивленно подняла брови.

— А у вас глаза разного цвета: карий и голубовато-серый. Как это странно.

— Говорят, мои глаза являются точным отражением моей в общем-то странной натуры, — сказал он, подумав, что ему доставляет огромное удовольствие изучать Кэрри с такого близкого расстояния.

Когда он увидел ее впервые, во рту у нее был кляп и она была в ярости, но теперь, когда она расслабилась, она оказалась потрясающей красавицей. Ее блестящие темные волосы выбились из прически и рассыпались по плечам. Он пригладил ее волосы и уловил ее аромат.

— Сирень и специи, — сказал он. — Аромат очень женственный, но острый.

Она рассмеялась.

— Вы разбираетесь в парфюмерии?

— Духи проще понять, чем женщину. — Ему, конечно, очень хотелось понять эту женщину, в лице которой было что-то экзотическое. Его пальцы легко, словно крылья бабочки, скользнули по ее горлу. Ее великолепный цвет лица имел теплый оттенок и напоминал скорее девонширский крем, чем снятое молоко, как у модной блондинки. — Вы выглядите так, что вас хочется съесть.

— Возможно, вам следует съесть еще кусочек хлеба с сыром. — В ее зеленых глазах мелькали озорные искорки.

Он прикоснулся губами к ее губам, чтобы осторожно попробовать их на вкус. Она с невинным интересом наклонилась навстречу поцелую. Потом ее губы раскрылись под его губами, и оба испытали чувственное потрясение.

Он притянул ее к себе, так что ее груди оказались прижатыми к его груди. Она обняла его обеими руками, и ее ноготки впились в него сквозь плащ, словно тигриные когти.

— Боже милосердный, Кэрри, — хриплым голосом проговорил он, — ты еще более необычная, чем я предполагал.

Она перевела дыхание, и ее губы раскрылись в приглашении, перед которым невозможно устоять.

— Ты наверняка окажешься предпочтительнее Говарда.

— Очень на это надеюсь! — заявил он и снова поцеловал ее, а она не стала ему напоминать, что он уже получил свой поцелуй. Сердце у него бешено колотилось, у нее тоже. От нее исходил аромат сирени и специй и нежный запах свежего сена.

Он осознал, что они лежат в стоге сена, что его колено находится между ее коленями, а его рука на ее груди. Их бедра пульсировали в унисон, как будто пытаясь растворить разделяющую их ткань, чтобы полностью соединиться друг с другом.

— Это неразумно, — прошептала она голосом, в котором желание спорило с сомнением.

— Ты абсолютно права, — проговорил он, однако остановиться не пожелал. Надеясь, что у нее больше здравого смысла, чем у него, он сказал хриплым голосом: — Прикажи мне остановиться, Кэрри. Или ударь меня. Не слишком сильно, но так, чтобы ко мне вернулась способность мыслить здраво.

— На самом деле меня зовут Кири, а не Кэрри, — сказала она, усмехнувшись. — Мне не хотелось, чтобы контрабандисты знати, кто я такая на самом деле.

— Не имеет значения, — сказал он. — Ты красива под любым именем. Минуточку… Кири?

Он только один раз слышал это имя. Прерывисто дыша, он выпустил ее из рук, словно вдруг обжегшись.

— Силы небесные… Кири. Так ты, должно быть, леди Кири Лоуфорд, сестра Эштона! — воскликнул он. Проклятие, ему следовало догадаться, как только он увидел ее зеленые глаза. Она и ее брат были очень похожи друг на друга.

— Ты знаешь моего брата? — с довольным видом сказала она, снова потянув его за руку.

На какое-то мгновение он забыл, почему ему не следует отвечать на это ее движение. Потом, собрав всю свою силу воли, он перекатился на спину и, уставившись на балки под потолком, с трудом перевел дыхание.

— Если я прикоснусь к тебе снова, просто зарежь меня ножом. Это лучше, чем ждать, пока Эштон разорвет меня на мелкие кусочки.

Она приподнялась на локте и внимательно посмотрела на него.

— Что за вздор ты несешь? Адам самый лучший и самый добрый из братьев.

— А также один из самых опасных людей в Англии, если его оскорбить, — мрачно сказал Мак. — А он был бы очень сильно оскорблен, если бы узнал, что я чуть не обесчестил его сестру в стоге сена.

— Он действительно умеет хорошо драться, не прибегая к оружию, — согласилась она. — Но я не знала, что его легко оскорбить. И ты меня вовсе не соблазнил. Мы просто очень хорошо целовались. Разве нам нельзя отпраздновать удачный побег?

— Нельзя, — сказал Мак. Видно, она еще более наивна, чем он предполагал, если не понимает, что такое взаимный соблазн. Еще несколько минут — и все мысли о том, разумно это или нет, могут бесследно исчезнуть у него из головы. — Нам надо выехать немедленно. Дождь почти перестал.

Кири смотрела на него так, будто он сошел с ума.

— Вы с моим братом враги?

— Нет, но это не означает, что он одобрительно отнесется к тому, что я тебя целовал. («Тем более если бы я допустил что-нибудь более интимное, чем поцелуи», — подумал он.) Я знал Эштона в школе. Он учился на два класса старше меня.

— A-а, ты говоришь, об Уэстерфилдской академии для юношей хорошего происхождения и плохого поведения? — с усмешкой сказала она. — Значит, ты джентльмен. Причем джентльмен в гораздо большей степени, чем тот презренный тип, за которого я подумывала выйти замуж.

Он встретился с ней взглядом, пытаясь настроить ее на серьезную волну.

— Большинство учащихся Уэстерфилда действительно являются джентльменами. Многие из них стали обладателями титулов. Как, например, Эштон. Но только не я. Я незаконнорожденный сын актрисы, меня уволили из армии за недостойное поведение, и я владелец игорного клуба. Стоило бы мне появиться, как твой отчим, генерал Стилуэлл высек бы меня лошадиным кнутом. — Поднявшись на ноги, он предложил ей руку, чтобы помочь встать, — Если мы выедем сейчас, то сможем добраться до Уэстерфилдской академии за час или около того.

— Мне показалось, что ты двигаешься как военный человек, — заметила она, поднимаясь на ноги. — Что правда, то правда: генералу не понравится, когда он узнает, что тебя уволили из армии за недостойное поведение. Но как это произошло?

— Это сложно объяснить, — сказал он. История была не только сложная, но и грязная. Ему совсем не хотелось рассказывать ее молодой женщине, которая, несмотря ни на что, вела довольно затворническую жизнь.

Она стряхнула с юбки сено.

— Зачем нам нужно ехать к леди Агнес?

— Чтобы защитить твою репутацию. У вас высокое положение в обществе, леди Кири. Всегда найдутся люди, которым доставит удовольствие запачкать ваше доброе имя.

— Из-за моей смешанной крови? — напрямик спросила она.

— Да, — ответил он с такой же прямотой. — К вам всегда будут предъявлять более высокие требования, чем к другим. Существует немало людей, которые не одобряют тех, кто чем-то от них отличается, — сказал он, с трудом представляя себе, кто бы мог не одобрить такую восхитительную и такую красивую женщину, как Кири Лоуфорд. Но он достаточно хорошо знал свет и понимал, что она непременно станет мишенью для людей завистливых и ограниченных.

Она скорчила гримаску.

— Я с этим сталкивалась, — обронила она.

— Если повезет, никто в свете не узнает, что вы были похищены. Однако на всякий случай будет лучше, если вы проведете остаток ночи под защитой безупречной леди Агнес.

— У леди Агнес душа мятежницы, — заметила Кири. — Каким образом пребывание у нее может спасти мою хрупкую репутацию?

— Она дочь и сестра герцога, ее все уважают и считают не мятежницей, а прелестной оригиналкой. — Он набросил плащ на плечи Кири. — Так что пребывание у нее защитит тебя от возможных последствий.

— Так почему же ты сразу не отвез меня в Уэстерфилд?

— Потому что потребовался бы еще час езды под ледяным ливнем. К тому же чем меньше людей увидели бы тебя, тем лучше, — пояснил Маккензи. Когда он узнал, кто она такая, это изменило ситуацию. Он жестом указал в сторону двери. — Дождь перестал, так что еще час в седле не будет для тебя слишком утомительным.

Она накинула капюшон на темные волосы.

— Когда я увидела тебя в пещере, ты показался мне знакомым. Не могла ли я случайно встретить тебя в доме своего брата?

Он покачал головой:

— Я не принадлежу к так называемому хорошему обществу. Но ты могла встречать лорда Мастерсона, моего единокровного брата. Мы с ним очень похожи друг на друга.

— Ну конечно! Уилл Мастерсон. Он милый парень. — Она окинула взглядом Мака. — Но вы с ним совсем разные люди.

Он усмехнулся:

— Возможно, это оскорбление, но ты права. Уилл — человек здравомыслящий, надежный и честный. Совсем не такой, как я.

— Но вы оба добрые, — тихо сказала она.

— Уилл, безусловно, добрый, — подтвердил Мак, пропустив мимо ушей ее похвалу. — Если бы не его доброта, одному Богу известно, где я мог бы оказаться. Вполне возможно, в Ньюгейтской тюрьме.

— За то, что жульничал, играя в карты?

— Есть множество других способов оказаться в Ньюгейтской тюрьме. — Маккензи вывел из стойла ее коня и принялся седлать его. — После смерти моей матери меня могли отправить в работный дом, но ее служанка отослала меня к моему отцу. Уиллу я понравился, и он не захотел, чтобы меня куда-нибудь отправляли. Наследник Мастерсона должен получить хорошее образование, но отец не пожелал, чтобы внебрачный сын сопровождал Уилла в Итон. Поэтому нас отдали в руки леди Агнес.

Кири проверила седло и подтянула подпругу.

— Что ж, честь обязывает меня согласиться.

Он усмехнулся:

— Пусть тебя утешает мысль о том, что у тебя там будут постель и даже горячая ванна, если пожелаешь.

Когда он седлал Цезаря, Кири сказала:

— Расскажи мне о своем клубе, где можно сыграть в карты и поужинать.

Маккензи чуточку помедлил. Но поскольку она знает его имя, ей ничего не стоит по возвращении в Лондон узнать о его клубе все.

— Клуб называется «Деймиен», и я очень надеюсь, что ты никогда о нем не слышала. Мой клуб — неподходящее место для молодой леди.

— Конечно же, я о нем слышала! — воскликнула она. — «Деймиен» — очень модное место. Как ты можешь быть нереспектабельным, если сам принц-регент покровительствует твоему клубу?

— Принца едва ли можно назвать образцом респектабельности, — сказал Мак, открывая дверь в холодную, ветреную ночь. Высоко в небе плыл серпик луны, заливая поля серебристым светом. — А сам я всего на одну ступеньку выше какого-нибудь слуги. Ведь я не только незаконнорожденный и уволенный из армии за недостойное поведение, я еще и занимаюсь коммерцией.

— Говорят, в «Деймиене» лучший в Лондоне повар, а джентльмены могут приводить туда леди поужинать, — продолжала Кири, когда они вывели лошадей из сарая.

— Мой шеф-повар действительно мастер уникальный, но порог моего клуба переступают только самые легкомысленные особы, — сдержанно сказал он. — Многие из них даже не являются леди.

— Клуб славится и своими маскарадами, — не унималась она, когда, встав на его сцепленные руки, уселась верхом.

На какое-то короткое мгновение все его мысли вытеснил аромат сирени, специй и женщины. Черт возьми, эта женщина была опасна.

— Было бы вернее сказать: «печально прославился» ими, — уточнил он, когда вновь обрел способность мыслить.

Кири задумчиво посмотрела на него:

— Теперь я понимаю, зачем тебе нужны самые лучшие контрабандные напитки. Откуда у клуба такое название?

— Деймиен — мое первое имя. — Он закрыл дверь сарая, сел на Цезаря, и они взяли курс на Уэстерфилдскую академию. Ему нужно как можно быстрее уехать от опасно привлекательной леди Кири Лоуфорд.


Глава 4 | Совсем не респектабелен | Глава 6



Loading...