home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Не веря своим глазам, Кири наблюдала, как Маккензи бросает камешек в одно из окон верхнего этажа Уэстерфилд-Мэнор.

— Значит, вот каким образом можно пообщаться с благородной и респектабельной леди Агнес Уэстерфилд, которая, как предполагается, должна спасти мою репутацию?

— Не забудь также, что она большая оригиналка и к тому же директриса школы. Я не первый, кто будит ее подобным образом. — Он бросил еще один камешек. — Сейчас один из тех случаев, когда лучше не будить все население дома…

Он уже выбирал третий камешек, когда створка верхнего окна распахнулась и тихий, но хорошо слышный голос произнес:

— Это кто из моих молодых шалопаев явился?

— Это Деймиен Маккензи, леди Агнес. — Он тоже говорил вполголоса, чтобы не разбудить спящих. — Со мной здесь одна молодая леди, чью репутацию необходимо спасти.

Судя по голосу, ситуация скорее позабавила директрису, чем шокировала.

— Если она с вами, мистер Маккензи, то ее репутация уже погибла безвозвратно. Я встречу вас у двери.

Как только окно захлопнулось, Маккензи взял Кири под руку и повел к небольшой боковой двери. До чего же она устала! В просторной конюшне, где они оставили своих лошадей, она была готова схватить лошадиную попону и заснуть, зарывшись в сено.

Дверь открылась, и на пороге появилась леди Агнес со свечой в руке. Она была высокой, как Кири, в длинном алом халате до пола и с толстой косой, перекинутой через плечо. Когда гости вошли внутрь, она воскликнула:

— Леди Кири! Вы-то как оказались вместе с этим шельмецом?

Кири не сразу сообразила, что можно и чего не стоит рассказывать: однажды она видела эту женщину в доме своего брата, но практически не знала ее.

Однако Адам доверял леди Агнес безоговорочно. Значит, и Кири может довериться ей.

— Меня взяли в плен контрабандисты, а мистер Маккензи помог мне бежать. Ради соблюдения правил приличия он решил, что мне будет лучше приехать сюда.

Леди Агнес рассмеялась.

— Ты заговорил о правилах приличия, Мак? Смотри, это может погубить твою репутацию. Однако входите в дом. Может быть, хотите поесть или предпочитаете отправиться в спальню и отдохнуть?

— Спасибо, я бы предпочла отправиться в спальню. И, если можно, помыться.

— Похоже, дорога действительно была трудной, — заметила директриса. — А ты что скажешь, Мак?

— Я бы не отказался что-нибудь поесть, леди Агнес.

— В таком случае отправляйся на кухню. Я приду туда, как только устрою леди Кири.

Леди Агнес зажгла свечу для Маккензи и жестом показала Кири, чтобы та следовала за ней.

Когда они поднимались по лестнице, Кири сказала:

— Вы такая невозмутимая, леди Агнес. Подобные вещи здесь часто случаются?

— Разные варианты чрезвычайных ситуаций повторяются с некоторой регулярностью, — улыбаясь, проговорила леди Агнес. — Поскольку я заменяла мать целому поколению резвых, непослушных мальчишек, меня теперь очень трудно чем-нибудь удивить.

Кири очень хотелось бы узнать, каким мальчишкой был Маккензи, но она слишком устала, чтобы расспрашивать. Хотя его нежное отношение к леди Агнес хорошо говорило об этом человеке.

— Поскольку Уэстерфилд расположен на дороге, ведущей в Дувр, я обычно держу наготове на всякий случай парочку комнат. Сейчас прихвачу кувшин воды из своей спальни. — Директриса взяла кувшин и проводила Кири в отведенную для нее спальню, небольшую, но хорошо обставленную. Если бы Кири не была такой грязной, она бы с удовольствием рухнула прямо на покрывало.

Леди Агнес поставила кувшин на раковину и зажгла камин.

— Горячую воду пришлось бы ждать, а вам хочется отдохнуть, поэтому, мне кажется, лучше обойтись холодной.

— Конечно, — вздохнув, согласилась Кири, — Сегодняшний день начинался как обычный. Я и понятия не имела, что он может принести.

— Когда-нибудь вы будете рассказывать эту историю своим внукам, и она покажется вам веселым приключением. Но до этого должно пройти еще какое-то время, — Леди Агнес улыбнулась. — Чистая ночная одежда в комоде. Желаю приятного сна, леди Кири. Завтра окружающий мир снова покажется вам нормальным.

Леди Агнес ушла, закрыв за собой дверь. Кири разделась, повесила промокший плащ Маккензи и свою испачканную грязью юбку на спинку стула перед огнем. Если повезет, они за ночь высохнут. Но чтобы придать им презентабельный вид, придется здорово потрудиться.

Быстро помывшись, она натянула на себя ночную сорочку, заползла в постель и столовой укрылась одеялом. Матрац показался ей самым удобным из всех, на каких ей когда-либо приходилось спать, — возможно, объяснялось это тем, что у нее болела каждая мышца.

Однако уснула она не сразу.

Время от времени Кири с наслаждением целовалась с кем-нибудь из своих наиболее привлекательных поклонников. Ей нравилось целоваться с Годфри. Возможно, этим объяснялось то, что она подумывала, не выйти ли за него замуж. Но все это несравнимо с тем, что она испытала с не респектабельным Деймиеном Маккензи. Даже сейчас при мысли об их поцелуе по ее телу прокатилась горячая волна. Может быть, это объясняется тем, что он — опытный мужчина и наверняка имел немало опытных любовниц?

Или между ними возникла вдруг какая-то неожиданная связь, подобно тому как при смешении запахов розы и ладана возникает новый, совершенно особый аромат? Вспомнив, каким ошеломленным выглядел после их поцелуев Маккензи, она была склонна думать, что между ними произошло что-то необычайное. Убедиться, что это так, можно только повторив поцелуи, но утром каждый из них отправится своей дорогой.

Если уж делать что-то, так только нынешней ночью.


Мак наполовину расправился с блюдом ветчины и сыра, когда в кухню пришла леди Агнес. Он хотел было подняться с места, но она жестом приказала ему не вставать.

— Не прерывай свой полуночный ужин. Судя по твоему виду, тебе необходимо подкрепиться. — Она взяла стул и села по другую сторону выскобленного соснового стола. — Если только ты не пьешь этот великолепный кларет сразу из двух стаканов, один из них налит для меня.

— Вы, как всегда, очень проницательны, леди А. — Он передал ей стакан. — Обеспечивать вас вином и спиртными напитками — слишком малая цена за убежище, которое вы предоставляете в случае необходимости.

Она с видимым удовольствием отхлебнула глоток кларета.

— Не испортит ли твое сегодняшнее приключение твои отношения с друзьями-контрабандистами?

— Я слишком выгодный клиент. Когда они проспятся после своей «бамбуки», злость останется у одного-единственного типа — у того, кто хотел обесчестить и убить леди Кири.

Леди Агнес поморщилась при мысли об этом.

— Ты частенько сваливался как снег на голову, но никогда не привозил с собой девушку, попавшую в беду. Причем не какую-нибудь, а сестру Эштона!

— Я только потом узнал, кто она такая, но ей явно требовалась помощь. — Он вспомнил, как она сломала наручник и как дралась, прокладывая себе путь к выходу из пещеры. — Хотя, возможно, она смогла бы сбежать и без посторонней помощи — на редкость отважная девушка.

— Это неудивительно, она ведь сестра Эштона, и они очень похожи друг на друга. Думаю, она, как и он, в совершенстве владеет «калариппайатту». — Леди Агнес взяла с блюда кусочек сыра. — В семье ее матери существует старинная традиция — приглашать мастера по «калариппайатту» для обучения сыновей. И дочерей, если, те проявляют к этому интерес.

— Значит, леди Кири училась у того же мастера, у которого учился Эштон? Это многое объясняет, — усмехнувшись, проговорил Мак. — Она едва не сделала меня инвалидом на всю жизнь, прежде чем я убедил ее, что пытаюсь ей помочь. Она заставляет меня вспомнить истории о древнеиндийских королевах-воительницах, которые Эштон иногда рассказывал нам по ночам.

— Кири является потомком по прямой линии этих королей-воительниц, — серьезно сказала леди Агнес. — Одна из причин переезда ее семьи в Англию заключается том, что девочкам надо дать возможность найти британских мужей, однако к Англии не так уж много мужчин, способных по достоинству оценить уникальные качества Кири.

Как бы то ни было, красивая молодая женщина с хорошим приданым без труда найдет себе мужа. Это абсолютно логично, но Мак почувствовал, что еда утратила свой вкус. Он завернул кусок ветчины в салфетку и возвратил в кладовку.

— Теперь я готов лечь спать, леди Агнес. Мне идти в свою обычную комнату?

Она кивнула.

— Двигайся потише. Комната находится рядом со спальней леди Кири, потому что только эти две комнаты были готовы к приему гостей.

Держа свечу в одной руке, он наклонился и обнял ее.

— Спасибо за то, что вы всегда здесь, леди А.

Она тоже обняла его.

— И тебе спасибо, Мак, за то, что не позволяешь мне заскучать.

— Управляя этой школой, вы едва ли можете заскучать, — рассмеявшись, заметил он.

У него едва хватило сил, чтобы подняться по лестнице и войти в свою комнату. Из-за сомнительного характера своей деятельности он оказывался здесь довольно часто. Всегда было приятно видеть леди Агнес, хотя она без особого энтузиазма относилась к его деловым связям с контрабандистами. Правда, она понимала, что это необходимо.

Он зажег огонь в камине, снял с себя рубаху и кальсоны и надел серый шерстяной халат, висевший в гардеробе. Потом уселся у огня в уютно-потертое кресло с подлокотниками, вытянул ноги и попробовал привести в порядок свой мысли.

Он всегда жил весьма сложной жизнью, которая текла по обочине высшего света. Друзья, которых он завел здесь, в Уэстерфилде, с радостью приняли бы его в свой круг. Хотя и не все. Поскольку он начал жизнь, не имея ни титула, ни богатства, ни даже законности рождения, он предпочитал жить в менее изысканном социальном слое, где его принимали таким, каков он есть.

Он спокойно обходился без посещения скучных раутов и других великосветских мероприятий, но солгал бы, если бы сказал, что не завидует своим законнорожденным друзьям, которые знали, что они имеют право там находиться. Жизнь на обочине была интересной, но иногда… утомительной.

Подумав, что неплохо бы выпить бренди, он пошел за флягой, но возвращаясь к камину умудрился опрокинуть деревянный стул. Не так уж много он выпил, значит, во всем виновата усталость. Но он продолжал сидеть, наблюдая за язычками пламени, и не спешил в постель.

Он знал, кем и чем он был. И все же не мог не сожалеть о том, что никогда не будет принадлежать ему.


Глава 5 | Совсем не респектабелен | Глава 7



Loading...