home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Добежав до коридора, Хелена остановилась и огляделась, не зная, что делать дальше. Она уже начинала жалеть о своем импульсивном порыве, но как она посмотрит в глаза Лотти и другим в банкетном зале! Ей больше всего хотелось мира и спокойствия, но ее голова так кружилась, что она не могла сосредоточиться и сообразить, как достичь этой цели, не привлекая внимания к своему побегу. Может быть, ей следует обратиться за помощью к мистеру Виллису, церемониймейстеру, раздумывала она, стоя в полутемном коридоре. Он выглядит порядочным джентльменом и поможет ей достать приличный кеб. К счастью, в ее ридикюле достаточно денег, так как прошлый опыт научил ее никогда не покидать дом без достаточных средств на то, чтобы благополучно вернуться домой.

Еще одной проблемой было — сообщить о своем отъезде Лотти, но Хелена ничего не могла придумать. В довершение ко всему прочему, она хорошо помнила, как в гардеробе Маркфильд засовывал номерки от их плащей в свой жилетный кармашек, так что шансы получить плащ были равны нулю.

Несколько минут она обдумывала возможность прибегнуть к помощи доктора Редферна, но вынуждена была отказаться от этой идеи, поскольку заметила, что он действительно старался не отходить от нее далеко в этот вечер. Участие в каких-то тайных заговорах может быть воспринято им как поощрение к ухаживаниям, чего она хотела бы любой ценой избежать. Только что выпутавшись из одних отношений, она не собирается увязнуть по уши в других.

Маркфильд оказался не лучше других — высокомерное животное с полным пренебрежением к чувствам других людей! Хорошо еще, что она раскусила его, прежде чем позволить себе полностью попасть под его чары!

Хелена приложила пальцы к пылающему лбу и огляделась вокруг. В дальнем конце коридора у банкетного зала продолжалось оживленное движение. Девушке показалось неловко стоять вот так у всех на виду, поэтому она решила попытаться найти дамскую комнату или какой-нибудь уголок, где могла бы спокойно посидеть и поразмышлять, что делать дальше.

К сожалению, она быстро обнаружила, что все комнаты в этом конце коридора были предназначены для карточных игр, за исключением крошечной кладовки, заваленной коробками, сломанными стульями и другим хламом.

Хелена уже собиралась закрыть дверь кладовки и пойти дальше, когда в самом темном уголке она заметила ветхое кресло, заваленное выцветшими гардинами и почти незаметное среди разбросанных старых вещей. Измученная девушка возблагодарила Провидение, пославшего ей такую необходимую сейчас временную передышку, и начала прокладывать себе путь через груды хлама к этому креслу. Но едва Хелена сделала два шага, как услышала за своей спиной шум шагов и чьи-то сильные руки схватили ее за плечи. Прежде чем она успела понять, что происходит, ее грубо толкнули вперед и бросили лицом вниз на кучу пыльных бархатных гардин. Не помня себя от страха и судорожно хватая руками воздух, она сумела перевернуться и увидела перед собой злорадно ухмыляющееся лицо виконта Баррингтона!

— Итак, мы снова встретились, мисс Витли, — произнес он вкрадчиво, насильно притягивая ее к себе. — Я полагаю, что у нас осталось незаконченное дело.

Мозг Хелены лихорадочно работал. Какая недопустимая оплошность с ее стороны, из-за размолвки с Маркфильдом она совершенно забыла об осторожности!

— Отпустите меня, сэр, прошу вас! — взмолилась она, пытаясь вырваться. — Вы не имеете права удерживать меня здесь против моей воли!

— К тому времени как я закончу с тобой, моя дорогая, — усмехнулся он, толкая ее на кресло и зажимая ей рот рукой, — ты и твой папаша будете на коленях умолять меня жениться на тебе!

Ее глаза расширились от ужаса, когда до нее дошел смысл его слов. Брыкаясь изо всех сил, Хелена пыталась освободиться, но вскоре на нее, ослабевшую и задыхающуюся, виконт навалился всем телом.

— Напрасная трата времени и сил, — прорычал Баррингтон, свободной рукой роясь в нескольких слоях нижних юбок под ее платьем. — Лучше поберечь силы для удовольствий, которые ждут нас впереди, моя кисочка.

Обессилев, Хелена больше не могла сопротивляться и, замерев от ужаса, начала медленно погружаться в забытье. Но тут, когда она уже почти совсем потеряла ощущение реальности, сильный грохот вывел ее из полуобморочного состояния. Она вдруг с облегчением и радостью почувствовала, что ее дыханию больше не препятствовало тело Баррингтона. Последовавшая за этим серия глухих ударов и гортанных криков полностью вернули ее к действительности.

— Хелена!

Маркфильд? Ее глаза открылись, и она увидела графа, стоявшего перед ней на коленях, и даже в полумраке на его лице было видно выражение смертельного страха.

— Хелена, милая! Вы можете подняться?

Милая? Возможно ли, что нападение виконта повредило ее слух? Отрицательно покачав головой и быстро моргая в попытке рассеять туман перед глазами, Хелена посмотрела на него через туманную дымку.

— Баррингтон, — прошептала она, пытаясь подняться.

— Он больше не побеспокоит вас, обещаю, — заверил ее Ричард, потирая костяшки пальцев правой руки. Затем, наклонившись, он осторожно поднял ее на ноги. — Вы… Он… — Его голос сорвался, и он заключил Хелену в объятия. — Мне так жаль, дорогая! — с глухим стоном прошептал он, прижимаясь щекой к ее волосам. — Сможете ли вы когда-нибудь меня простить?

Неожиданная, горячая радость переполнила ее. Хелена с трудом понимала смысл слов, которые он произносил. Найти безопасность в его объятиях было, с ее точки зрения, более чем достаточной компенсацией за ту опасность, которой она только что подверглась в руках ненавистного виконта. Сквозь разделявшую их одежду она ощущала тепло его тела и сильное, слегка неровное биение его сердца. Не в силах сопротивляться соблазну, она обвила руками Ричарда за талию и, еще теснее прильнув к нему, подняла голову и пристально посмотрела ему в глаза.

Ричард с трудом поборол огромное желание почувствовать мягкость ее губ на своих губах. С тихим вздохом осознания полного поражения он закрыл глаза и опустил голову.

— Могу я поинтересоваться, что здесь происходит, ваша светлость? — раздался ледяной голос леди Джерси позади него.

Вздрогнув от неожиданности, Ричард быстро обернулся и, в тщетной попытке защитить Хелену от посторонних взглядов, спрятал потрясенную девушку за своей спиной.

Там, в дверях, сбившись в кучу и взирая на него с нескрываемым неодобрением на лице, стояли все пять славящихся своей строгостью патронесс. Более того, эти дамы были не одни, а в сопровождении большого числа любопытствующих зрителей, среди которых, к большому огорчению Маркфильда, была сама графиня! Проглотив ругательства, которые едва не сорвались с его губ, Ричард сообразил, что это Баррингтон, несмотря на свою побитую физиономию, не теряя времени, успел распространить известие о недавней ссоре между ним и графом. Но для чего виконту потребовалось афишировать свое распутное поведение? Все стало ясно из последовавшей за этим обвинительной речи леди Джерси.

— Виконт Баррингтон был так любезен, что проинформировал патронесс и меня о своей мужественной попытке защитить от ваших приставаний одну из наших молодых леди, сэр! Просто невероятно, что один из наших членов зашел так далеко, что забылся и вел себя так непристойно! Да еще под нашим носом! Если вы теперь же не объяснитесь, сэр, мы вынуждены будем просить вас покинуть этот дом сию минуту!

Проведя рукой по лбу, Ричард обдумывал, какое объяснение могло бы опровергнуть подлую ложь развратного виконта. Одно ему было ясно: Баррингтон распространил поклепную версию происшествия, поэтому любая попытка с его стороны рассказать правду может скорее заставить его обвинителей еще больше поверить в его вину, чем убедить их в его невиновности. Кроме того, Ричард должен был защитить Хелену от злобных слухов. Он набрал в легкие побольше воздуха и решил, что, хотя ложь противоречит его жизненным принципам, это сейчас единственный способ выпутаться из создавшегося ужасного положения.

— Похоже на то, что ваши светлости были введены в заблуждение, — спокойно проговорил он и твердо посмотрел в глаза своим судьям. — Я действительно вынужден был силой выставить лорда Баррингтона из комнаты, но свои действия я считаю совершенно оправданными. Дело в том, что в тот момент, когда его светлость застал нас, я был далек от приставаний к этой молодой леди, как предположил лорд Баррингтон. Я делал предложение мисс Витли! — Постаравшись проигнорировать возгласы удивления, раздавшиеся позади него, он добавил: — Как она сама, несомненно, это подтвердит.

И, скрестив пальцы, он отошел в сторону и представил взорам собравшихся растрепанную Хелену, которая слушала его потрясающее заявление со все возрастающим удивлением и теперь настолько растерялась, что лишилась дара речи.

— Мисс Витли!

Взяв ее покорную руку в свою, Ричард изобразил улыбку.

— Похоже на то, что наш секрет открылся, любовь моя, — сказал он. — Не сможешь ли ты объяснить их светлостям подлинную цель нашего тайного свидания?

Подняв на него глаза, Хелена, чей мозг силился переварить слова графа, не могла не сознавать, что, пытаясь защитить ее от стыда и бесчестия, он был готов даже принести на алтарь ее доброго имени свои принципы. И тут ей пришло в голову, что все, что случилось, явилось следствием ее желания бросить вызов Маркфильду. Если бы она не убежала из-под его защиты и не попыталась спрятаться в этой кладовке, ничего бы из последовавших за этим ужасных событий не произошло, и его светлость не оказался бы вынужденным просить ее руки!

Для Хелены было совершенно очевидно, что у нее нет выбора, кроме как поддержать неожиданное заявление Ричарда. Она собрала остатки мужества и, сплетя свои пальцы с его, повернулась к шушукающейся толпе и воскликнула:

— Вы не имеете права бросать лорду Маркфильду такие чудовищные обвинения! Он сказал правду! Если бы виконт не нарушил нашего уединения и не вызвал такого ужасного недоразумения, наше маленькое tete-a-tete[3] закончилось бы еще до того, как было замечено наше отсутствие. Но получилось так, что то, что должно было оставаться нашим личным секретом до тех пор, пока его светлость мог бы поговорить с моим отцом, теперь из-за злобных обвинений сэра Баррингтона сделалось всеобщим достоянием! — Затем, обернувшись к Маркфильду, Хелена проговорила: — Я хотела бы поехать домой, милорд.

Граф, который был восхищен тем, как быстро Хелена сумела взять себя в руки, поспешно положил ее руку на свой локоть и направился к двери. Когда они проходили мимо леди Джерси, та склонилась в глубоком реверансе со словами:

— Примите наши глубочайшие извинения за недоразумение, милорд, и позвольте мне первой поздравить вас обоих с вашей помолвкой.

Все еще пребывая в состоянии обиды и замешательства, Хелена воинственно подняла подбородок и прошествовала мимо смолкнувшей толпы со всем достоинством, на которое была способна.

Усадив девушку в фойе рядом с недоумевающей графиней, Ричард отправился за экипажем. Как только дверь за ним закрылась, Хелена вскочила и, повернувшись к леди Изабель, воскликнула:

— Теперь мы действительно попали впросак, мадам! Маркфильд заставил всех поверить, что мы помолвлены! Как нам убедить их, что это была ужасная ошибка?

— Не волнуйся, моя дорогая, — спокойно заверила ее графиня, усаживая обратно на диван, — Ричард найдет какое-нибудь удовлетворительное решение!


Глава 13 | Девушка на выданье | Глава 15



Loading...