home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

- Как она отказалась позволить тебе объяснить, как было дело? — воскликнула в изумлении леди Изабель, после того как внимательно выслушала повествование своего внука о необычайных событиях этого дня.

— Она приказала мне убираться! При таких обстоятельствах я не счел возможным спорить с девушкой, не так ли?

Графиня поджала губы и постаралась спрятать разочарование, что ее замечательный план так неожиданно сорвался.

— Я понимаю так, что девушка не произвела на тебя хорошего впечатления.

— У меня не было возможности изучить ее, — пожал плечами граф. — Я успел только заметить, как она высунулась из окна, когда я подъезжал, — она показалась мне некрасивой, простенькой девочкой, а в гостиной она находилась ко мне спиной, так что я не смог полностью оценить ее чары. Однако ее манеры показались мне на редкость непривлекательными, так что меня не удивляет, что она уже ухитрилась отпугнуть от себя не менее трех воздыхателей.

— Очень жаль, — вздохнула графиня. — Все наши надежды разбились при первом же визите. — Затем, внимательно посмотрев на внука, добавила: — Хотя тебе следует нанести повторный визит, чтобы осведомиться о здоровье бедняги.

— Мне бы не хотелось, если ты не возражаешь, — сдержанно возразил Ричард. — Этого соглашения, которое твой Витли хочет, чтобы я подписал, было вполне достаточно, чтобы отбить у меня охоту продолжать. Большое спасибо. Этот тип ищет не жениха, а жиголо! Должен заметить, что у меня еще сохранилась кое-какая гордость!

— В таком случае будем надеяться на то, что твоя решимость останется такой же непоколебимой, когда кредиторы начнут требовать с нас деньги, — ответила леди Изабель, презрительно фыркнув. — Конечно, я не буду давить на тебя, мой мальчик. В конце концов, это твое наследство. Я скоро превращусь в пыль и пепел! — И, эффектно прикоснувшись к глазам носовым платочком, она издала глубокий вздох. — Правда, я всегда предполагала, что буду похоронена в нашей часовне рядом с твоим дорогим дедушкой!

Будучи знакомым с эффектными приемами своей бабушки, Ричард давным-давно знал, что лучшим оружием в споре с ней было уступить. Кроме того, поскольку последнее напоминание об уплате счета было составлено в более воинственном тоне, чем предыдущее, разумно было предположить, что если один кредитор решится на немедленные действия, то и остальные набросятся на него, как стая волков, и тогда ему не миновать финансовой катастрофы.

— Хорошо, я сделаю еще одну попытку! — тихо ответил молодой граф.

— Это очень благоразумно с твоей стороны, Ричард, — улыбнулась его бабушка, просветлев. — Нельзя позволять своим чувствам мешать осуществлению конечной цели. Кроме того, ты можешь обнаружить, что дочь Витли обладает скрытыми талантами.

— Возможно, хотя маловероятно, — покачал головой Ричард, направляясь к двери гостиной. — Но, поскольку мне нужны деньги ее отца, мне надо попытаться не обращать внимания ни на внешность, ни на крайне непривлекательный характер его дочери.

Однако, покинув комнату, он прошептал себе под нос: «Господи, во что я превращаюсь?»

На следующее утро граф не был удивлен, получив записку от мисс Витли с просьбой приехать днем в Кадоган. Вчера Ричард скрепя сердце согласился с доводами своей бабушки, сегодняшнее же приглашение сильно облегчало его положение, так как означало, что ему не придется возвращаться в дом мистера Витли в качестве смиренного просителя. И Ричард был этому несказанно рад.

Поэтому в три часа дня в значительно лучшем расположении духа он явился в дом, где был сразу же препровожден в гостиную на первом этаже.

При его появлении две элегантные молодые леди повернулись к нему; отвешивая поклон, он решил, что девушка с орлиным носом и мышиного цвета волосами, которую он заметил в окне при предыдущем визите, и есть мисс Витли. Однако, подняв глаза, он встретился с вызывающим взглядом другой девушки, которая указала ему на кресло напротив себя.

— Со стороны вашей светлости было очень любезно приехать, — произнесло это видение с золотисто-каштановыми волосами и мелодичным голосом, столь же привлекательным, как и его обладательница.

На несколько секунд граф остолбенел. Когда же к нему вернулось хладнокровие, он догадался, что это и есть дочь хозяина дома.

— Уверяю вас, что мне это очень приятно, — наконец выговорил он. — Я бы, конечно, заехал в любом случае, чтобы осведомиться о здоровье вашего отца. Надеюсь, что вчерашний инцидент не сильно повредил его здоровью?

— Благодарю вас за участие, милорд, — ответила она холодно, одновременно делая знак Лотти подойти поближе. — Рада сообщить, что он как будто поправляется. Позвольте мне представить вам мою кузину и компаньонку мисс Шарлотту Дэниеле.

Поднявшись, Ричард наклонил голову и поднес протянутую руку Лотти к своим губам; его неожиданная галантность вызвала на щеках молодой женщины яркий румянец, и ее сердце сильно забилось. Сделав быстрый реверанс, она поспешно вернулась на свое место, где, все еще в волнении, уткнулась в книгу.

Хелена, немного раздраженная некоторой его фривольностью, начала думать, что он не лучше предыдущих претендентов на ее руку. Когда вчера она прибежала в кабинет и застала графа, склонившегося над ее отцом, она не обратила на него особого внимания. Сегодня утром Лотти, конечно, засыпала ее восторженными описаниями его темных вьющихся волос, стройной фигуры и широких плеч, чего сама Хелена конечно же вчера не могла заметить.

Вообще, если бы не настойчивое требование отца написать Маркфильду письмо с просьбой нанести им еще один визит, то все бы на этом и закончилось.

Неохотно, но Хелена все-таки подчинилась, так как не желала причинить отцу ненужное волнение, особенно в его теперешнем состоянии. Поскольку все вопросы графа с ее отцом были обговорены накануне, ей оставалось только дать ему подписать договор. После этого, как она знала, ей в сопровождении графа предстоял скучный ряд светских мероприятий, на которые тому удастся раздобыть приглашения. Девушка уже проходила через подобные испытания с тремя другими молодыми людьми — ограниченными пустословами, — и перспектива опять заниматься бессмысленным и унизительным времяпрепровождением заранее наполняла ее крайним унынием.

Ричард выразил сожаление по поводу болезни Витли, и, кроме банальных замечаний о погоде, ему больше нечего было добавить к их разговору. Он предполагал, что мисс Витли пригласила его не только за тем, чтобы извиниться за свое несдержанное поведение накануне. Граф сидел в кресле, терпеливо ожидая, пока хозяйка даст пояснения к своей записке.

Чувствуя на себе его пристальный взгляд, Хелена зарделась, и, раздосадованная тем, что его испытующий взор поколебал присущее ей хладнокровие, она приступила к выполнению желания отца и решила сразу ринуться в атаку.

— Могу я предположить, что вы ознакомились с этими требованиями? — спросила она, указав жестом на маленький столик, на котором находились не только проклятый документ, но и чернильница, промокательная бумага и два пера.

— О, я не думаю, что это подходящее дело для обсуждения с вами… — начал он, застигнутый врасплох таким подходом к довольно деликатному вопросу, который до сих пор обсуждался строго между ним и отцом девушки.

— Глупости! — быстро прервала она. — Это настолько же мое дело, как и ваше! Кроме того, мой отец выразил пожелание, чтобы оно было завершено без дальнейшей отсрочки, и поэтому… если вы согласны с условиями…

Граф, нахмурившись, перевел взгляд на компаньонку Хелены, которая смотрела на него как зачарованная. Поднявшись на ноги, он пересек короткое расстояние между собой и хозяйкой дома и, понизив голос, проговорил:

— Я склонен думать, что для обсуждения подобного вопроса нам не мешало бы на некоторое время уединиться. Как вы считаете?

Когда едва уловимый запах лимонно-вербенного одеколона достиг ее ноздрей, Хелена почувствовала, как убыстряется ее пульс, что сразу же привело ее к заключению, что этот сведущий в подобных делах фат старается в отсутствие ее отца воспользоваться ее неопытностью в подобных сделках. Девушку охватил прилив ярости, и, желая освободиться от его, безусловно, магнетического обаяния, она помахала рукой, отгоняя его от себя.

— Это необязательно, милорд, — ответила она как можно небрежнее. — Будьте уверены, что моя кузина прекрасно осведомлена насчет планов отца на мое будущее. — И, взяв одно из перьев, протянула ему. — Кто подпишет первым — вы или я? Папа уполномочил меня на это.

Возможно, впервые за свои двадцать девять лет Ричард оказался в столь затруднительном положении. Ему стало очевидно, что дочь бабушкиного маклера не была обычной охотницей за титулом. Эта молодая леди, казалось, обладала всеми необходимыми качествами, которые мог искать человек, вынашивающий матримониальные планы, и в любой другой ситуации Ричарду наверняка захотелось бы познакомиться с ней поближе. Но сейчас она предлагала ему поставить свою подпись под совершенно позорным для него соглашением, и вся его гордость бунтовала при виде этого документа. Кроме того, граф считал свое слово намного выше любой подписи на документе. Словом, при данных обстоятельствах он был решительно не согласен вступать в какое-либо письменное соглашение, несмотря на возможные тяжелые последствия для себя.

— Лорд Маркфильд?

Обе леди напряженно следили за его движениями. Граф откашлялся:

— Боюсь, что я вынужден отклонить предложение вашего отца, мисс Витли. Я не могу удовлетворить его… требования. Простите, что отнял у вас много времени. — С этими словами он сухо поклонился и повернулся к выходу.

Хелена вышла из оцепенения и попыталась загородить ему дорогу.

— Но вы не можете так уйти! — выдохнула она. — Я… я дала папе слово, что скоро завершу дело с моим замужеством. Могу я узнать, что заставило вас передумать?

Глядя на прелестное лицо девушки с лазурно-голубыми глазами, в которых сейчас отражалась тревога, Ричард на мгновение горько пожалел о том, что не познакомился с ней при более благоприятных обстоятельствах. Но, тотчас отбросив эту неудобную мысль, он попытался сформулировать адекватный ответ на ее вопрос.

— Я не то чтобы передумал, мисс Витли, — начал он. — На самом деле я сразу же не был согласен с этим договором.

— Должна ли я понимать это так, что вы обиделись на мое невежливое поведение? В таком случае прошу меня извинить. И мне следовало бы сделать это еще в начале нашего разговора, — нерешительно проговорила Хелена. Еще девушке пришло в голову, что ей следовало подождать, пока граф подпишет договор, прежде чем говорить об этом как о чем-то само собой разумеющемся.

Граф улыбнулся.

— Нисколько, уверяю вас, — сказал он. — Ваша непосредственность очень мила.

Несмотря на смятение, Хелена решила не позволить ему уйти, не объяснив резкую перемену своего настроения.

— Тогда почему? — настаивала она, не обращая внимания на прерывистое дыхание своей кузины.

Ричард на мгновение заколебался, а затем, слегка пожав плечами, проговорил:

— Дело в том, мисс Витли, что мне не нравится эта идея. Мне не нравится, что меня… покупают, извините за выражение!

Она вспыхнула.

— Но я полагала, что это была главная идея договора! — воскликнула она. — Зачем вы предложили себя, если считаете саму идею столь отвратительной?

Граф покачал головой и отошел от нее.

— Боюсь, что этот вопрос слишком сложный, чтобы здесь обсуждать его во всех подробностях, мисс Витли. Так что извините, я откланяюсь, и еще раз спасибо за ваше терпение.

— Нет, пожалуйста, подождите! — воскликнула Хелена уже в отчаянии. Мысль о том, что ей нужно будет сказать отцу, что она не смогла выполнить его поручение, приводила ее в ужас, и, как утопающий хватается за соломинку, она крикнула вслед удалявшемуся графу: — У меня есть другое предложение, если вы выслушаете меня!

Ричард передернул плечом, но все-таки остановился и повернулся к ней.

— Конечно, я выслушаю вас, мисс Витли, — сказал он устало. — Но уверяю, это не изменит моего решения.

— Вы не можете знать, пока не послушаете, что я хочу предложить! Прошу вас, сядьте и дайте мне сказать.

Подавив улыбку, граф вернулся на свое место, сложил руки на груди и стал ждать. Ричарда ни капли не заинтриговало то, что мисс Витли так хотела, чтобы он остался. В итоге он решил, что молодая леди не была в восторге от планов отца на свое будущее. Ее первоначальная холодность к нему только усилила это предположение.

Хелена сделала глубокий вдох.

— Я полностью понимаю вашу сдержанность, милорд, — начала она. — Но и вы должны понять, что я не могу сказать моему отцу, что его усилия были напрасны. Однако я предлагаю вам компромисс — решение, которое может оказаться выгодным для нас обоих.

Одна из бровей Ричарда слегка поднялась. Значит, он не ошибся в своем предположении. Он молча ждал продолжения.

— Поправьте меня, если у меня сложилось неверное впечатление, милорд. Однако мне кажется, что, когда имя джентльмена связывают с именем богатой наследницы, его кредиторы охотно соглашаются подождать, надеясь получить намного больше в виде дополнительных процентов и тому подобное.

Граф напряженно слушал.

— Вы прекрасно осведомлены, мисс Витли, — протянул он, — но я все же не понимаю…

— Я просто стараюсь указать на то, что можно получить преимущества от краткосрочных отношений, например, на две или три недели.

Поскольку лицо Ричарда продолжало выражать недоумение, Хелена наклонилась к нему и с мольбой проговорила:

— Я только прошу, милорд, чтобы вы выполняли некоторые требования моего отца, пока он достаточно окрепнет, чтобы выслушать мое объяснение ситуации.

— Какие конкретно требования вы имеете в виду? — подозрительно спросил он.

— Например, сопровождать меня на одно или два мероприятия — конечно, вам не придется ничего подписывать. Я скажу папе, что вы не хотите ставить свою подпись на документе, пока не будете вынуждены просить его снабдить вас дополнительными средствами. Конечно, все расходы я могу легко возместить из собственного кармана.

— Надеюсь, что я еще не опустился до такого уровня, чтобы принимать деньги от леди, — твердо сказал Ричард, снова вставая. — Простите, мисс Витли, но, по-моему, идея совершенно непрактична!

Ее губы задрожали. Она встала тоже и посмотрела ему в глаза.

— Я так не считаю, милорд, — ответила она ровным голосом. — Но спасибо, что выслушали меня — я не стану вас больше задерживать. Позвольте проводить вас до дверей.

Бросив взгляд на ее застывшее, бледное лицо, граф почувствовал угрызения совести.

— Я уверен, что, когда вы объясните все вашему отцу, он поймет ситуацию, моя дорогая, — произнес он ласково.

— В таком случае вы не знаете моего дядю!

Шарлотта Дэниеле была так возмущена тем, что Маркфильд отверг предложение ее любимой Хелены, что вскочила со своего кресла и подбежала к молодому графу, не обращая внимания на протест кузины.

— Как вы можете быть таким черствым! — почти кричала она, размахивая пальцем перед его носом.

Ричард, пораженный такой наглостью, стоял и молча слушал.

— Разве вы не видите, что Хелена вне себя от беспокойства за своего отца? Она вам не говорит, так скажу я!

— Лотти, пожалуйста! — взмолилась Хелена, беря сестру под руку и пытаясь ее успокоить. — Его светлость хочет уйти.

— Он не уйдет, пока я не объясню ему! — парировала Лотти упрямо и опять повернулась к Ричарду. — В отличие от того, что сказала Хелена, — взволнованно продолжала она, — на самом деле дядюшка очень больной человек, и этот последний удар его врач считает очень опасным. Если он выживет, то пролежит в постели по меньшей мере недели две, и в это время его необходимо беречь от любых волнений. И если вы воображаете… — закончила она дрожащим от слез голосом, — если вы воображаете, что сообщение о том, что вы ушли, не подписав его драгоценный документ, не вызовет у него волнения, то… то вы просто порядочное дрянцо!

Застигнутый врасплох ее неожиданным выпадом, Ричард переводил глаза с раскрасневшегося лица стоявшей перед ним девушки на Хелену. По ее ссутулившимся плечам он понял, как она подавлена вмешательством кузины.

— Вам следовало сказать мне, насколько серьезно состояние вашего отца, — упрекнул он мягко.

Она слегка пожала плечами:

— Разве это что-нибудь изменило бы, милорд? Ведь вы уже приняли решение не подписывать этот документ еще до того, как пришли сюда.

— Это правда, — признал он, приблизившись к ней и беря ее руки в свои. — Тем не менее, мисс Витли, должен сказать, что столь важная информация заставляет меня более серьезно отнестись к вашей просьбе. Я не хотел бы, чтобы мои действия задержали выздоровление вашего отца.

При прикосновении его пальцев к своим ладоням Хелена почувствовала, как ее сердце пропустило несколько толчков, и, слегка покраснев, пробормотала:

— У меня не было намерения заставлять вас брать на себя какие-либо обязательства, сэр.

Ричард слегка улыбнулся.

— Возможно, у вас не было такого намерения, мисс Витли, — произнес он тихо, — но я этого хочу, и если это поможет вашему отцу, то обещаю, что сделаю все для того, чтобы осуществить ваш маленький план.


* * * | Девушка на выданье | Глава 4



Loading...