home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Лотти была вне себя от тревоги и нетерпения. Она простояла у окна почти полчаса, и, когда наконец показался экипаж Маркфильда, выбежала из комнаты и стремглав бросилась вниз по ступенькам, сгорая от любопытства узнать, как прошла встреча кузины с властной леди Изабель Стэндиш.

Она достигла прихожей, когда слуга открывал парадную дверь и увидела лорда Маркфильда, который подвел Хелену к лестнице и теперь прощался с ней. Решив, что чрезмерное любопытство с ее стороны не понравится подруге, Лотти быстро спряталась, но, навострив уши, сумела разобрать слова графа.

— Я должен опять поблагодарить вас за проявленное вами восхитительное самообладание, мисс Витли, — говорил он. — Боюсь, что моя бабушка бывает — как бы это выразиться? — иногда чересчур властной. Надеюсь, что она не заставила вас передумать относительно нашего соглашения?

— Нисколько, сэр, — последовал ответ Хелены. — Я имею все основания полагать, что графиня и я прекрасно поняли друг друга.

— В таком случае могу ли я надеяться, что вы согласны посетить званый вечер в пятницу, который она предложила?

— Конечно, — спокойно ответила Хелена. — Если ее светлость полагает, что у нее не будет затруднений с приглашением большого количества гостей за такое короткое время, то мне нечего малодушничать.

— Вы продолжаете меня удивлять, мисс Витли, — сказал Ричард с легкой улыбкой, отвешивая поклон и приготовившись удалиться. — В таком случае, с вашего разрешения, я заеду за вами в восемь часов.

Поняв, что ее кузина сейчас войдет, Лотти повернулась и опрометью бросилась назад в комнату. Схватив книгу, она раскрыла ее наугад и сделала вид, что совершенно поглощена чтением. Однако она была удивлена, когда спустя несколько минут Хелена открыла дверь и, не обращая внимания на сестру, направилась прямо к окну, явно намереваясь бросить взгляд на удаляющийся экипаж Маркфильда.

— Его светлость, как видно, произвел на тебя большое впечатление, — заметила Лотти с гримаской, откладывая книгу в сторону. — Могу ли я предположить, что твой визит имел успех?

Хелена быстро повернулась от окна и встретилась с испытующим взглядом кузины.

— Надо сказать, — ответила она с вызовом, и краска залила ее щеки, — это оказалось намного интереснее, чем я ожидала.

Лицо Лотти просветлело.

— В самом деле? — с недоверием переспросила она. — Ты отсутствовала целую вечность, так что я начала бояться, что они похитили тебя за огромный выкуп.

Хелена рассмеялась:

— Глупая гусыня! Ты начиталась плохих романов. Но я обещаю, что расскажу тебе все, как только повидаюсь с папой — он наверняка беспокоится, как у меня дела.

— Лучше не ходи к нему сейчас, — озабоченно посоветовала Лотти. — Когда я недавно заглядывала к дядюшке, он крепко спал. Вообще, должна тебе сказать, дядя Джайлз так боится отказа Маркфильда, что тебе будет трудно убедить его в том, что граф обладает неприемлемыми недостатками.

— Сомневаюсь, что они вообще у него есть, — рассеянно пробормотала Хелена и добавила: — Но в настоящий момент это не имеет значения.

И она принялась подробно описывать свой визит к леди Изабель, заставляя Лотти поочередно выражать различные степени то разочарования, то возмущения, то восторга.

— Ты такая выдержанная, Нелл! — выдохнула она, когда ее кузина закончила. — Я бы не потерпела, чтобы со мной так обращались! Она просто старая ведьма! — Внезапно ей пришла в голову мысль, заставившая ее побледнеть. — Мне, наверное, придется с ней встретиться, если я буду сопровождать тебя во время будущих посещений?

Хелена издала короткий смешок.

— О, перестань, Лотти! — вскричала она. — Вспомни старую миссис Петтигру в твоей деревне! Помнишь, как она всегда старалась унизить всех своим властным поведением, хотя мы обе знаем, что ей хотелось дружеского общения, просто она не умела этого сделать. Вспомни, как быстро она изменила тон, стоило только нам предложить выгуливать ее собаку, когда она слегла с подагрой. По-моему, ее светлость — величественный вариант миссис Петтигру!

Лотти была озадачена.

— У графини, должно быть, куча друзей, если она собирается пригласить их всех к себе!

— Много знакомых, да, — поправила Хелена, — и прихлебателей, но я сомневаюсь, что они действительно ее друзья! Мне она показалась одиноким старым человеком, несмотря на надменные манеры.

— Ну, возможно, что ты права, — сказала Лотти, которую аргументы кузины не убедили. Затем, меняя тему, спросила заинтересованно: -А я пойду с тобой в пятницу, как ты думаешь? Тебе ведь нужен кто-то, кто будет тебя сопровождать.

Хелена помолчала, обдумывая слова подруги, но затем отрицательно покачала головой. Раньше включение Лотти во все приглашения считалось само собой разумеющимся, но небольшие собрания деловых знакомых ее отца в сопровождении их жен и детей не могли идти ни в какое сравнение с тем светским раутом, который леди Изабель, очевидно, замышляла на пятницу.

— Я спрошу у лорда Маркфильда, — произнесла она, наконец, но потом, вспомнив о неловкой ситуации с экипажем, вздохнула: — Но это даст ему еще один повод считать нас ужасными простушками!

Лотти задумалась, но тут ей в голову пришла блестящая мысль: раз леди Изабель несет ответственность за дебют Хелены, у нее и надо спросить совета.

Хелена схватила руки кузины:

— Ну конечно! Как глупо с моей стороны не подумать об этом самой! Я сейчас же напишу ее светлости.

На следующий день, проведя утро на благотворительной раздаче еды, девушки вернулись домой, где обнаружили, что за время их отсутствия пришел не только ответ от графини на вопрос Хелены, но и очаровательная коробочка с фиалками и первоцветами от лорда Маркфильда.

К облегчению Хелены и к ужасу ее кузины, леди Изабель сообщала, что при условии, если мисс Дэниеле будет должным образом одета и причесана, ее присутствие на пятничном вечере окажется вполне уместным.

— Я уверена, что даже она не найдет, к чему придраться в нашей внешности, — заявила Лотти, прочтя письмо графини. — Большинство этих красивых вечерних платьев, которые мадам Деви сшила нам в прошлом году, едва ли вообще видели дневной свет, не говоря уж о том, чтобы мы их куда-нибудь надевали, так что тебе не придется краснеть за мой вид!

Хелена, занятая созерцанием цветочного подношения, резко повернулась к кузине:

— Краснеть за твой вид? Господи, Лотти! О чем ты говоришь? Как ты могла подумать, что я могу стыдиться тебя — ты моя самая близкая подруга!

— Это сейчас, — ответила та, только немного успокоенная. — Но подожди! Когда ты начнешь вращаться в этих высоких кругах, не удивляйся, что тебя сразу окружит множество новых друзей — особенно когда распространится слух о состоянии дяди Джайлза! Кроме того, меня беспокоит еще то, что тебе предстоит принять участие во всех тех светских раутах, которые для тебя планирует ее светлость. Мне кажется, что ты завертишься в светской суете: утренние приглашения, дневные визиты, театры и так далее. А как же наши другие обязательства? У нас не будет ни минуты для себя.

Хелена рассмеялась:

— О, брось! Твои опасения напрасны! У нас не было проблем, когда я выдерживала натиск трех первых ухажеров, так что не вижу, почему на этот раз должно быть труднее.

Лотти покачала головой.

— Насколько я припоминаю, Нелл, — заметила она, — ты была менее расположена к знакам внимания со стороны тех джентльменов, чем лорда Маркфильда.

Щеки Хелены покрылись румянцем.

— Ч…что ты имеешь в виду, Лотти? — пробормотала она. — Ты же знаешь, что я согласилась на план ее светлости, потому что мне кажется, что папа еще очень слаб. Я могу в любой момент выйти из игры.

— Конечно, это так, — глубокомысленно согласилась Лотти. — Кроме того, лорд Маркфильд, безусловно, самый лучший из тех, кто откликнулся на предложение дяди Джайлза. Согласись, что у него превосходные манеры и он безумно красив!

Чтобы спрятать новую волну краски, готовую залить ее лицо, Хелена поспешила наклонить лицо.

— Если ты собираешься болтать глупости, Лотти, то лучше прекратим этот разговор! Позволь мне заверить тебя, что мне нет дела до того, красив граф или нет.

Однако что-то подсказало Хелене, что в словах кузины была какая-то доля правды. Она не могла не признаться себе, что находит внимание графа довольно приятным. Например, его выбор цветов был превосходен: откуда он мог знать, что она всегда предпочитала нежную красоту этих лесных красавиц их более экзотичным оранжерейным сестрам!

Она уставилась на маленький кусочек картона в своей руке, надеясь найти в нем записку. Но кроме завитушек единого слова «Маркфильд» на его поверхности ничего не было. Положив карточку на трельяж, она зарылась лицом в букетик, мечтательно вдыхая его тонкий аромат. Взяв стакан с ночного столика и наполнив его водой из кувшина, она бережно расправила в нем цветы, прежде чем вернуть на свое место возле кровати.

Девушка задумчиво созерцала хрупкую красоту бледных соцветий, покоящихся среди темного бархата прохладных зеленых листьев, когда ей пришло в голову, что граф Маркфильд является владельцем такой прекрасной сельской идиллии. И сразу же вслед за этой мыслью к ней пришло ошеломляющее осознание того, что если бы она поддерживала ухаживания графа, вместо того чтобы противиться им, то через несколько месяцев оказалась бы хозяйкой поместья. Для улучшения здоровья ее отца там были бы идеальные условия.

Но, едва возникнув, эта мысль испарилась в воздухе, когда она вспомнила, как сначала граф не хотел соглашаться на ее предложение. К тому же графиня ясно дала понять, что любая связь между Хеленой и ее внуком чисто временная и будет продолжаться до тех пор, пока это выгодно Маркфильду. Хелена с сожалением поняла, что бразды правления теперь перешли в руки графини, а не остались у нее, как она бы предпочитала. И это было тем более грустно, что она не могла не признаться себе, что с нетерпением ждет встречи с графом!

Сделав гримаску своему отражению в зеркале, она пригладила волосы, надела домашние туфельки и приготовилась присоединиться к своей кузине в столовой. Но, когда она спускалась по лестнице, на ее губах заиграла грустная улыбка, потому что ей внезапно пришло в голову, что если она не возьмет себя в руки, то, несмотря на все свои хитроумные планы, может оказаться жертвой собственной игры!

Ричард вернулся в стэндишский особняк и уединился в библиотеке. Сидя в удобном, просторном кресле, он тоже, в свою очередь, размышлял над тем, правильно ли он поступил, дав вовлечь себя в то, что оказывалось намного более сложным, чем первоначальное соглашение. От разговора с бабушкой его мысли перенеслись к Хелене. Ее наружность, как он ясно помнил, произвела на него сильное впечатление, что весьма отразилось на его чувствах. Девушка, без сомнения, привлекательная и, как она недавно продемонстрировала, умеет отлично владеть собой.

Стук в дверь прервал его размышления, и, повернув голову, Ричард увидел в дверях Чарльза. Граф приветливо улыбнулся кузену и, указав на поднос с напитками, стоявший на столике, предложил ему что-нибудь выпить.

Налив себе большой стакан бренди, Стэндиш сел напротив графа.

— Я зашел на минутку, чтобы узнать, как прошел визит, — сказал он. — Я не стал напоминать бабушке о том, что я в курсе дела.

— По мнению самой бабушки, чем больше людей в курсе дела, как ты выражаешься, тем лучше, — ответил граф, наполняя себе бокал. — Чем раньше разнесется слух о том, что мой банковский счет может пополниться большим вливанием наличных, тем быстрее я смогу договориться с кредиторами — я бы не хотел оставить тебе все долги, когда отброшу копыта.

Чарльз вздрогнул и издал испуганный возглас:

— Отбросишь копыта? Ради всего святого, как тебе это пришло в голову?

Ричард невесело улыбнулся:

— Это бабушкины слова, не мои, уверяю тебя. Это она беспокоится, что я могу сыграть в ящик, прежде чем произведу на свет наследника! Мне кажется, что бабушка не возлагает больших надежд ни на одного из нас, в смысле продолжения рода. Во всяком случае, она не слишком уверена, что мы успеем осчастливить ее рождением наших наследников, прежде чем она издаст последний вздох.

— Господи, Рик! — Его кузен поморщился. — И когда же состоялся этот разговор?

— Когда я вернулся от мисс Витли. Бабушка взвесила все за и против в этой ситуации и теперь придерживается твердого мнения, что было бы неплохо, если бы я женился на этой девушке!

— И как ты на это прореагировал?

— Я напомнил ей, что в настоящее время у меня много других проблем, которые ждут своего решения, — ответил Ричард с легким недовольством. — Тем не менее, поскольку у меня целая гора неоплаченных счетов, я считаю, что мне не причинит вреда, если я соглашусь с ее сумасшедшей идеей — по крайней мере, это попридержит кредиторов.

— Я хотел бы помочь тебе, Ричард, — проговорил Чарльз. — Если я могу что-нибудь сделать, проси не колеблясь.

— Я не сомневаюсь в этом, старина, — с пылом произнес Ричард, хватая кузена за руку. — Я очень благодарен тебе за поддержку.

В глубине души Ричард очень сожалел, что после смерти своего отца, преподобного Эндрю Стэндиша, Чарльз стал увлекаться азартными играми. Кроме того, возможно, из-за того, что Чарльзу годами приходилось потакать желаниям постоянно больной матери, у него развилось нечто вроде женоненавистничества. Хотя у него бывали небольшие интрижки, он всегда делал все для того, чтобы не связывать свое имя ни с какой определенной женщиной.

Благодаря Провидение за то, что он все еще обладает достаточным здравым смыслом для того, чтобы сохранять контроль над своей жизнью, Ричард наклонился и налил кузену еще один стакан бренди.


Глава 5 | Девушка на выданье | Глава 7



Loading...