home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


В проеме

Утром меня разбудил крик из соседней квартиры.

– Как ты могла??? Как ты могла??

Ссоры у соседей всегда возбуждали меня.

Во первых – одной из соседкой была молодая девушка.

Во вторых – она часто выбегала на лестничный проем – вся в истерике, раскрасневшаяся, с возбуждёнными глазами.

В четвёртых (или в третьих) – я представлял как у неё под тонким ситцевым платьем – в момент ссоры тяжело вздымаются груди. И как её девичье хозяйство спрятанное в трусиках – кипит от негодования.

Может… оно сжимается.

Или расширяется…

Я не знал этого наверняка. И эта тайна – не давала мне покоя.

Я лишь смотрел на неё – из лестничного проёма. Тайком, едва высунув голову из-за угла. Воображая что она бежит ко мне чтобы трахнутся.

– Успокой меня! – Будет просить она при этом.

И рука моя нервно дёргалась в кармане от моих фантазий.

А глаза – слезились от избытка чувств.

Иногда, потеряв осторожность, я вываливался наружу из моего укрытия

И заметив меня, она так же стремительно бежала обратно в квартиру.

Посылая нах не только домочадцев но и весь этот еханый дом.

А я, застёгивая ширинку – чуть сутулясь скрывался в дверях своей квартиры.

С грустью понимая что из меня не получится хороший семейный психолог.


Но в это раз, крики из её квартиры были особенные.

– Ты позволила незнакомому парню проводить тебя домой? Как ты могла?

– А что в этом такого?? – Рыдала она в ответ.

И слушая её, я пожалел что в этот момент – она не на лестничной площадке.

Плачущие девушки – всегда очень красивы.

А из разговора который доносился из-за двери, мне вырисовывалась картина что она пришла к подруге встречать 8 марта, и там познакомилась с парнем.

– Ни фига себе!! Правильно! Ругайте её! – Подумал я. – Не хер на улице знакомится. Уж лучше дружить с теми кто живёт рядом, в одном подъезде…

(Кто знает, все-таки, может я смогу стать психологом).


Но крики, едва затихнув, снова продолжились.

– Ты позволили ему обнять себя! О Бог мой! Как ты могла???


Меня вдруг охватил приступ ревности. Представил себе как незнакомый парень обнимает её… мою любовь с соседней квартиры.

Прижимает к себе её невинные девичьи груди и рука его плавно двигается по спине вверх… вот уже он ощущает пуговицы лифчика…

В этом месте, мои размышления прервал кусок старой штукатурки. Он свалился прямо мне на волосы.

И очень вовремя.

В квартире как раз разыгрывалась новая драма – Поцеловалась?? С ним??? Не может быть… Павел… принеси воды!

Кажется у её мамаши начиналась истерика.


Я представил как он всё-таки потрогал её пуговку личика… но вместо того чтобы расстегнуть… вдруг наклонился и поцеловал её.

– Какой хитрый ход – подумал я с завистью – она ведь ожидала что он будет расстёгивать. Сконцентрировалась чтобы воспрепятствовать. А он взял и… поцеловал.

Хитрый!

В квартире соседей раздался какой-то новый звук – кажется мамаша захлёбываясь пила воду. – Павел… Павел – донёсся её слабый голос наконец – Спроси у неё… или она не дала ему пощёчину после этого?


В квартире на секунду затихло и раздался вопль отца – Что?? Что??? Целовались весь вечер????

Затем звук упавшего стула – Марина! Дай мне ружье… я разберусь с этим мерзавцем!

В квартире раздался шум похожий на борьбу… – Не надо Павел Не надо!..

Затем всхлипы дочери – Простите! Я больше так не буду!


Я вытащил правую руку из кармана брюк и указательным пальцем прочистил себе левое ухо. Чтобы лучше слышать. И правильно сделал – в квартире началось что-то невообразимое.

– Как? Как???

Кажется это вопила мать – все ушли из квартиры а Вы остались? Одни??? Я правильно поняла?? Я не верю…

И затем новый приступ эмоций. В виде истошного крика – Павел!!!! Помоги мне…

Затем звук падающего тела. Кажется мамаше снова стало плохо. Минут пять её тело подымали и усаживали на стул. Наконец все немного успокоились и снова раздался голос дочки:

– Обнимались… – Только расслышал я.

В ответ гневно прозвучал зловещий бас отца – Ты с ним обнималась? Видя парня впервые? Нет… не верю… может ты была нездорова? Или пьяна?

– Да! Да! Нездорова… и немного пьяна… – плакала дочка ухватившись за это как за последнюю соломинку – Поэтому не ушла домой а сидела с ним на диване…

– На диване??? – Изумлённо воскликнули оба – мамаша и папаша. – Вы сидели с ним на диване?

– Да – тихо ответила она.

– Ну… надеюсь ты не ложилась на него?.. – Осторожно спросила мамаша. Кажется она внезапно стала приходить в себя.

– Только один раз… только раз…

– Павел!! Павел!!! – Завопила мамаша не своим голосом – Вызывай врачей. Скорую помощь! Мы должны сделать медицинский осмотр нашей девочке…

– Не надо!! Не надо!!! – Теперь визжала уже дочка – Он только гладил мне ноги! Не надо!

– Гладил ноги? – Раздался изумлённый возглас отца, и затем звук как будто что-то повалилось на пол. Кажется, теперь это был отец.

– Папа! Папа! – Закричала она – я не хотела! Так получилось!

Через минуту раздался тихий голос отца – Только не говори что он попытался раздеть тебя…

Судя по голосу – у папани было неладно с дыханием.

– Кажется… он пытался…

– О Боже! О Боже! – Заголосила мамаша -Я даже не могу себе представить как этот мерзавец касается платья моей девочки!

Дочка промолчала.

– Что? И трусиков тоже?? Скажи мне что это неправда! Ты пошутила! Да? Да?

Но тут вмешался снова бас отца:

– А скажи-ка мне… дорогая… он не расстёгивал ширинку при этом… когда снимал трусики… ну, как бы другой рукой вроде?..

Прозвучала долгая пауза, как будто девица что-то вспоминала, затем её тихий логос – Ну, может быть… не уверена… наверное, да…

– Нет! – Закричали мамаша и папаша одновременно. А затем визг мамаши: – Он расстегнул ширинку??? О боги! Проклятие на нашу голову!!!

Мамаша продолжала голосить и бегать по комнате как вдруг отец прервал её – Обожди… а он вынимал что-то… из ширинки? Вспомни…

В комнате возникла гнетущая пауза.

– Не знаю – Тихо ответила дочь.

– Ну, тебе было больно? – Каким-то изменившимся голосом осторожно спросила мамаша.

– Где? – Переспросила дочка.

– Ну, там, между ног…

– Немного…


– А -а -а -а! – Раздался отчаянный визг нескольких голосов.

– И долго тебе было больно?

– Да не очень – всхлипнула девица. – Пару минут.


– Это конец – Каким-то чужим хриплым голосом выдавила из себя мамаша.

В комнате воцарилось молчание. Продолжавшееся минуту… две…

– А он, того… вынимал его после этого? – Как-то очень тихо спросил отец..

– Что? – Не поняла она

– Павел! Да он же не вытащил его даже!.. Кончил прямо в нашу девочку!!!

Раздался какой-то новый звук – кажется кто-то уронил на пол какой-то предмет.

– Скажи, у тебя потом было мокро между ног? – Не унимался чей-то голос, похожий на отца.

– Ну… вроде того… кажется – Неуверенно ответила дочь. Мы ведь заснули после этого.

– Она даже не подмылась! Дура! – Заголосил чей-то высокий голос – Ты же нас дедом и бабкой только что сделала!

Я вдруг заметил что уже битый час стою и слушаю под дверью.

И грустно подумал, что моя любовь, уже стала какой-то другой.

Что её горячее хозяйство в трусиках – пережило столько замечательных приключений!

И что ещё больше – ему предстоит пережить в роддоме.

Вот там оно – точно расширится.

Гарантия.

Как вдруг раздался стук двери. Я вздрогнул и скрылся в тёмном проёме.

Это на лестничную клетку вышла она, моя любовь.

Все в нервах, разгорячённая, грудь вздымается…

– Привет, радость моя – прошептал я.

И как обычно, засунул правую руку в карман.


Цикличность | Играя со стилями – 1 | Кто и как