home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Гибель Ля Буркони

История кораблекрушений. Их было много… печальных… трагических… роковых…

Но лишь одно из них – стоит в стороне.

Нервно курит…


Почти 100 лет – про него стараются забыть…

– Не было этого! – Хочет крикнуть человечество.

Закрывает уши… глаза… в ужасе повторяя – Не было! Не было!


Но оно было… про него остались записи – в вахтенном журнале… в документах суда… в воспоминаниях свидетелей.

Память о нём – живёт. Как вино, которое со временем не портится. А лишь больше ценится.


Вот вкратце, что произошло.


7 июля 1898 года – с корабля заметили в море человека. Выловили его.

От слабости, он не мог ничего рассказать…

Да от него ничего и не требовали. – Живой… Ну и ладно!


Через неделю доставили на берег. И только там выяснили – он с корабля Ля Буркони.


– А где сам корабль

В ответ, прозвучало что-то нечленораздельное.

И это было странно – на корабле перевозили много ценных товаров.


Не прошло и 4 дня как дело направили в суд – чтобы страховые компании выплатили компенсацию.

И вот на суде – выживший матрос вдруг заговорил.


Вот что выплывало из его слов.

Произошло столкновение. В 5 часов утра. С незнакомым судном. Которое смылось затем в неизвестном направлении.

Зато их корабль – стал тонуть.

Сначала моряки разбудили пассажиров, стали выводить их на палубу. Распределять по лодкам.

Как вдруг… раздался ужасный взрыв.

Что случилось

Никто не знал.

Началась паника. Большую часть пассажиров – всё-таки посадили на лодки.

Но начался шторм.

И лодки понесло в разные стороны.


– Где они

Моряк молчал.

Лишь бормотал что люди в океане – очень хотели жить.

Даже когда лодки переворачивались…


Судьи слушали его рассказ не перебивая, а старый, выживший чудом моряк – вдруг расплакался… ведь он сам помогал затаскивать людей в уцелевшие лодки… тащил за руки… успокаивал…

Но что он мог сделать… Шторм становился всё сильнее.


Ну вот. Вроде бы и все. Дело ясное как день.

Только вот казус… не прошло и трёх дней как вдруг появился ещё один свидетель. Его тоже выловили в океане – за сотню миль от первого моряка.

И вот уже новый свидетель даёт показания в суде.

Тогда и возникли первые вопросы.


Оказывается, на судне среди пассажиров, также были моряки с другого корабля. Который незадолго до этого – тоже потерпел кораблекрушение.

Это звучит фантастично!

Просто невероятно!

Но так случилось… люди, которые ещё недавно боролись за жизнь в ледяной воде и сумели выжить… через неделю вдруг попадают в новое кораблекрушение.

Снова оказываются в воде.

Ну что сказать

Даже нечистая сила не могла бы придумать более изощрённое издевательство.

Наверняка в то утро, люди сидели в своих каютах… молились за чудесное спасение – как вдруг услышали что пол трещит под ними снова… в каюту хлынула вода…

Тьфу черт!..

Не дай Бог такого.

Одно лишь любопытно – что чувствует человек, когда его корабль уходит под воду

Когда волны лижут пятки ног… как будто шепча – Мы любим тебя… не сопротивляйся… спускайся к нам…

А океан – раскрывает свою бездонную пасть.


Там, в черной воде – глубина в несколько километров. Но Вы не опуститесь на дно.

Все будет страшнее.

Сначала ледяная вода удушит Вас в волнах.

Затем, на глубине в сотню метров – ваше тело обгрызут рыбы до костей.

И затем, на глубине в километр – его раздавит толща океана.

Наконец, на дно – в черной кромешной темноте, опустятся Ваши жалкие, белые, раздавленные кости.

Что-бы никогда больше – не увидеть солнечный свет.

– Не хочу – Мечетесь Вы по палубе – Не надо!

И вдруг понимаете… не океан это, а врата ада.

Лишь тот кто тонет – видит океан настоящим.

Сама смерть – приняла форму океана.

Вот она – перед Вами.

Огромная, чёрная.

Желая лишь одного… ласково лизнуть Вам ноги – своей волной на прощания.

– Иди ко мне… пора уже…


Так вот.

Люди, которые во второй раз оказались на тонущем корабле – не выдержали… поддались истерике.

Как будто потеряв разум от ужаса, они метались по палубе, создавая панику среди пассажиров.

К счастью, матросы корабля смогли успокоить их.

Ведь потерявших рассудок – было немного. Только 25 человек. А матросов – 80.


– Ладно. – Сказали судьи. – Вроде бы все ясно. Никаких вопросов.


Но вдруг…

Новый поворот.

Внезапно – вылавливают третьего спасшегося матроса.

И он даёт совершенно иные показания.

Вот тогда, у судей – и стали подыматься волосы дыбом.

По словам матроса, обезумевших матросов никто не успокаивал.

Наоборот – безумие охватило весь корабль.

И то что началось затем – было столь жутким что не укладывалась в человеческое сознание.

Моряк рассказал долго, сбивчиво. Картину произошедшего пришлось соединять из разных кусков.

Но когда их соединили – все содрогнулись. Нечто неописуемо мерзкое предстало перед глазами. Как будто восставшее из преисподнии – оно появилось прямо в зале суда, в грязном окровавленном балахоне, и смотрело пустыми глазницами черепа на судей. Затем выдавило своим мерзким гнилым ртом – Я вернулось…

И улыбнулось.

Но нет.

Оно не вернулось.

Преисподняя – не отпускает обратно.

Лишь рассказ моряка – это всё что осталось о нем.


Моряк был в трюме корабля когда раздался взрыв. Вместе с капитаном они осматривали пробоину.

Оказавшись в полной темноте и оглушённые взрывом – потеряли друг друга… потом матрос очнулся… сначала думал что умер… воя от страха и ужаса стал царапать стены ногтями. Лишь когда почувствовал боль в пальцах понял что живой.

Стал искать выход – но не нашёл. Завалило брёвнами.

Оказался в ловушке.

Страшной, смертельной.

Лишь треск разваливавшего корабля – под ногами.

Лишь крысы мечущиеся между бочками.

Лишь капитан – хрипел где-то в темноте.

И вода, которая всё стремительнее прибывает в трюм.

– Тонем! – Заорал матрос. – Помогите!

Но его никто не слышал

– Рештк – Вдруг прохрипел капитан.

– Что – Не понял матрос.

– Решётка…

И матрос наконец понял что хочет капитан. Из трюма на палубу вела вентиляционная решётка. Путь по ней мог вывести наружу.


– Справа – Хрипел голос капитана.

Матрос стал руками щупать по стенам и наконец нашёл её.

Вода уже была по пояс.


Окровавленными пальцами матрос вырвал решётку… в трюм хлынул воздух и тут же вспыхнул огонь который где-то тлел между мешками с провизией.

Наконец увидел капитана – весь в крови, тот лежал хватаясь руками за доски.

Подтащил его к люку.

Едкий, ядовитый дым уже не давал дышать… глаза слезились.

– Ползи первым! – Сказал капитан а сам ухватился за его ноги.

Надеясь хоть так выбраться наружу.

Матрос, царапаясь ногтями, пополз в тесный вентиляционный люк таща за собой капитана. Прополз метров десять и вдруг почувствовал что дальше не может… то ли люк тесный… то ли капитан застрял и не пускал его ноги.

А густой дым уже – выедал все внутренности. И сознание – стремительно уплывало куда-то.

Из последних сил вырвал ногу из объятий капитана и коленом стал толкать боковую стену – вскоре деревянная обшивка треснула и появился просвет.

– А -а -а -а! – Раздался внизу хрип капитана. Кажется огонь уже лизал ему ноги.

Руками стал раздирать просвет между досками и наконец вывалился наружу.

– А -а -а! -Крик капитана стал пронзительным.

Из последних сил матрос пополз на палубу крича о помощи, и чувствуя что вот-вот потеряет сознание… полз по какой-то лестнице вверх – туда где за дверью виднелся свет солнца… попытался подняться на ноги, опираясь руками об пол.

Наконец смог подняться, сделал шаг и распахнул дверь.

К свободе.

К спасению.

К солнцу.

Только там, за дверью – не было солнца… то что он увидел – в ужасе отшатнуло его. И чуть не полетел обратно вниз…


Моряк замолчал тупо смотря куда-то в угол комнаты где происходило заседание суда.

Молчали и судьи.

– Ну, и что ты увидел там – Наконец сухо выдавил из себя один из судей.


То что он увидел там – можно было сравнить с картиной ада – нос корабля уже скрылся в воде. Правый борт наклонился. А разбитые спасательные лодки – выглядели как скелеты в ярком свете утреннего солнца.

На противоположном борту – матросы и пассажиры боролись за последние уцелевшие лодки – отчаянно, злобно…

Доносились крики… вой… ругань.

В ход шло всё – кулаки, ножи.

А лодки – всё никак не спускались за борт. Зацепившись креплениями.

Топорами и лопатами – люди пытались рубить канаты.

Слышались всплески – это тела падали за борт… чьи-то отрубленные пальцы ещё держались за канат держащий лодку на палубе.

Матрос снова повалился на палубу… пополз за канаты чувствуя что сознание покидает его.

Через пару минут пришёл в себя – вылез из-за канатов.

Но ничего не изменилось.

Драка,по прежнему продолжалась. Только теперь, силы у дерущихся были неравные.

Пассажиры отступали во внутрь палубы.

Моряки были сильнее.

Минут через пятнадцать, почувствовав победу – они совсем потеряли рассудок. И бросились на пассажиров с новой силой.

Крики… вой…

Правила были простые цена за место в лодке – жизнь.

Отдай свою.

Или забери чужую.

Теперь – ножи, топоры и лопаты – подымались всё быстрее… блестя своими окровавленными лезвиями на ослепительно ярком солнце… лишь отрубленные куски кожи и мяса – отлетали далеко по сторонам.


Спрятавшийся матрос вдруг подумал что спит. Что это страшный сон.

Стал кусать себя за руки.


Через 10 минут пассажиров стало ещё меньше. И вот уже женщины и дети сбились в одну кучу…

За спинами последних – защищающих их.

– Пощадите… умоляем…

Но их голоса – утонули в общем вопле отчаяния и ужаса.

Уже никто никого не жалел.

И не слышал.

Лишь озверелые люди. Чьи удары топоров раскалывали человеческие черепа как ореховую скорлупу… людей, которые недавно обнимали и целовали своих жён… теперь лежали с разбрызганными мозгами у их ног.

– Нет! Нет! – Какая-то женщина сошла с ума. И кинулась прямо высокому матросу под ноги. Пытаясь обнять и целовать их.

Удар тот лопатой убил её мгновенно.

Другая женщина – поседела прямо на глазах.

Лишь с любопытство смотрела как над её головой заносится топор. И затем – плавно опускается вниз.

В мускулистых руках крепкого загорелого парня. В матроской тельняшке.

– Ух!

Брызги крови и мозгов – разлетелись по палубе снова. Матрос вытер их со своего лица. Как вдруг кто-то из пассажиров лежащих рядом с отрубленной рукой… схватил другой рукой что-то острое и воткнул этому матросу в живот…

– На! – Заорал он. И стал бить его по звериному – На! На! На! – Втыкая заточку в живот ещё и ещё…

Затем оба с хрипом повалились за борт…

Никто их не спасал.


Уже потом, выяснили что по видимому этим пассажиром был всемирно известный борец Юсубов. Но это лишь предположение.


А трагедия на борту – продолжалась

Звериная пляска достигла апогея.

Пощады – не было никому.

Только борьба за место в лодках – решала, кому жить на белом свете. А кто пойдёт на дно, в чёрную пасть океана.


И тогда старуха смерть – вдруг появилась во плоти. Села на рею… и заиграла в свою трубу, посылая привет – славным морякам.

И ребята услышали её.

Взял под козырёк.

Как будто она – их новый капитан.

– Кувалды… топоры… лопаты… – они добивали оставшихся в живых пассажиров как тараканов. Или крыс. Не глядя им в глаза. Не слушая их стоны. Лишь отрубанные головы катились по палубе. Лишь ноги спотыкались об выпущенные человеческие кишки. Лишь палуба всё больше покрывалась густым кровавым ковром человеческой плоти. Которая шевелилась как будто ещё была жива и стонала от боли…

Женщины, которые оставались живыми – плакали и заслоняли своими телами детей.

А потом стали молится.

Именем Христа.

Доставать крестики спрятанные на своих грудях. И протягивать их матросам… как будто те могли защитить их…

И матросы вдруг действительно остановились…

Оглянулись.

И ужаснулись.

Картина была воистину ужасной.


– Посмотрите туда лучше – Взвизгнула смерть. И показала на лежащие лодки. – Чего Вы ждёте ребята

В них – теперь достаточно свободного места.

Лодки – это жизнь!

Это наслаждение!

Это рай!

Они спасут Вас! Унесут далеко от страшной пасти голодного океана. Заставят забыть всё это – как страшный сон!


Матросы смотрели на лодки и в их глазах появлялся луч надежды.

– Только вот… что делать с этими несчастными… чьи заплаканные глаза сейчас смотрят с мольбой… а губы – молятся

– Они выдадут нас – Сказал один из матросов хмуро глядя на женщин.

И женщины всё поняли… перестали выть и сдвинулись телами поближе – чтобы попытаться хотя бы спасти детей…

– Заканчивайте ребята! – Крикнула смерть с реек. И хлопнула в ладоши.

– Слушаемся! – Ответили бравые матросы.

И топоры с лопатами – снова заплясали по головам несчастных. Раскидывая мозги и кровь – по полосатым зумасоленым матросским робам. Топтая ногами крестики. И не жалея – ни женщин, ни детей, ни раненых…


Лишь старый океан – молча смотрел на это. Как вдруг… что-то случилось в нем… волны утихли. Будто бы ужаснувшись от происходящего.


Не тот был ад, что спрятан под волнами. А этот… на борту. Он был – ещё страшнее.

И океан вдруг стал другим – не чёрным, а синим.


Плачь детей, пронзительный вой женщин… мольбы о пощаде. И громкие всплески воды – это женщины стали кидать детей в океан, а затем прыгать сами… Чтобы хоть он помог им… единственный, кто ещё мог спасти их из этого ада…

И тогда, старый океан – стал принимать их к себе… даря долгожданный покой и тишину…

Как будь-то хотел хоть так – спасти людей от озверевших матросов.


Кровавое побоище на корабле подходило к завершающей фазе.

Смерть на мачте – хохотала во весь голос и и хлопала в ладоши.

И в такт ей – моряки рубили на куски уже умерших… Чтобы никто не выжил… не рассказал ни о чем…

Что-бы – наверняка.


Люди окончательно обезумели от вида крови и страданий.

Впрочем, они больше не были людьми.


Матрос – замолк.

Судьи, выслушавшие рассказ матроса, тоже сидели молча, не в силах выдавить ни слова.


– Это неправда! – Заорал матрос которого выловили первым – Не убивали мы их… не убивали!..


– Где же была правда – Трудный вопрос встал перед судьями.

Ответа не было… как и доказательств.


Но правда – всё же открылась.

Через неделю.

Несколько кораблей – выловили сразу 4 лодки. С того самого корабля.


И вот в суде – теперь сидели 80 людей которые спаслись с того корабля.

– Не убивали мы. – Твердят все вместе. В один голос.

И тогда пожилой судья вдруг вскочил со своего кресла – А где же тогда, женщины и дети 170 человек… где они – Спросил он сурово – Почему только Вы спаслись Крепкие мужчины


Матросы не отвечали. Лишь хмуро смотрели себе куда-то в ноги.

Отпираться было бессмысленно.

Показания третьего матроса – оказались правдой.


Вдобавок, вскоре выяснилось что ещё несколько пассажиров с корабля – выжило. Те, кто свалились с палубы и сумели продержаться на воде. Но вскоре и они умерли – от ран и истощения. А двое – потеряли разум. Ещё на корабле.

Упав в воду, они долго смотрели как окровавленный корабль, медленно погружался в воду… как куски порубленных человеческих тел – свисают с его палубы… как ручейки крови… сбегают по корме и падают прямо в воду… кровь тех кто ещё недавно был близким им… кого они любили… обнимали, целовали. А теперь в воде -лишь плавают их руки, ноги, тела… смотрели как отрубленные головы пассажиров – качаются по волнам – вот они, совсем рядом – уплывают вдаль тускло смотря глазами куда-то в небо… как будто не веря что пришёл долгожданный покой.

Покой!

Пусть даже не на этом свете. А на а том…

Все равно… кто знает… где им лучше теперь…


Выжили лишь те пассажиры, кто притворились в воде мёртвыми.

Хот все они в тот день – мечтали лишь об одном… умереть тоже.

Над водой ещё долго разносились удары – матросы добивали последних выживших. Вода из черной – сначала стала серой… а потом красной. Кровавой.

Свидетелей – не должно было остаться!


Но они остались.

И главным – был тот матрос что выбрался из трюма. Некоторое время он прятался за снастью. Затем прыгнул за борт.

Израненный… окровавленный… слабый…

Почему океан – пожалел его

Не взял к себе

Я не знаю.

Может, хотел, чтобы хоть один – донёс правду о том что было.


Под тяжестью неопровержимых улик, матросы признались в содеянном.

Часть из них – осудили на смертную казнь.

Других – отправили на каторгу.

Вот и вся история!


Лишь последний вопрос, который не даёт покоя до сих пор – Ля Буркони… где его место в истории человечества


Как объяснить что такое могло случиться В наш современный век… с христианством… с состраданием… с воспитанием


Трудно понять.

Ну не укладывается такое в голове. Никак.


Вот тогда, впервые и прозвучал слово Не было.


От которого на душе – у всех сразу стало легче.


Три приятеля | Играя со стилями – 1 | Случай в лифте