home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Ныряя за богами

Шёл тихий дождь, наполняя ночь шуршанием.

«Ещё три каноэ», — подумал Мау, вглядываясь в темноту. Три каноэ пришли вместе, подгоняемые лёгким ветерком.

Теперь на острове были два младенца (и ещё один должен был скоро появиться на свет), одна маленькая девочка, один мальчик, одиннадцать женщин (считая призрачную девчонку), восемь мужчин (не считая Мау, у которого не было души) и три собаки.

Мау соскучился по собакам. Они вносили в жизнь что-то особое, чего не удавалось людям. Сейчас один пёс сидел у ног Мау, в темноте, под тихим дождиком. Ни дождик, ни существа, возможно, обитающие в невидимом сейчас море, не слишком беспокоили пса, но Мау был тёплым телом, бодрствующим в спящем мире, и в любой момент могла возникнуть необходимость поддержать его беготнёй и лаем. Время от времени пёс кидал на Мау обожающие взгляды и громко, гулко сглатывал, что, видимо, означало: «Всё, что прикажешь, господин!»

Больше двадцати человек, думал Мау, а дождь стекал по подбородку, как слёзы. Если придут охотники за черепами, этого недостаточно. Недостаточно, чтобы сражаться, и слишком много, чтобы спрятаться. И уж конечно, вполне хватит на несколько сытных трапез для людоедов…

Охотников за черепами никто никогда не видел. Говорили, что они плавают с острова на остров, но всё это были рассказы с чужих слов. С другой стороны, если кто-то своими глазами видел охотников за черепами, то и они его должны были увидеть…

Воздух немного посерел — не то чтобы свет, скорее призрак света. Свет окрепнет, и солнце выйдет, и, может быть, горизонт почернеет от каноэ, а может быть, и нет.

В голове у Мау было лишь одно светлое воспоминание. Призрачная девчонка — ну и дурацкий у неё вид в травяной юбке! — и он, с ещё более дурацким видом, в брюках, и все хохочут, даже Безымянная Женщина, и всё… хорошо.

И тут явились все эти новые люди. Они кишели вокруг, беспокойные, больные, голодные. Некоторые из них даже не поняли, куда попали. И все они были напуганы.

Если верить Дедушкам, это сброд. Люди, которыми пренебрегла волна. Почему? Они и сами этого не знали. Может быть, им удалось уцепиться за дерево, когда всех остальных унесло водой. Или они оказались где-то на высоком месте, или в море, как Мау.

Те, что были в море, вернулись к своим родичам и Деревням, которых уже не было. Собрали что могли и пустились в путь, на поиски других людей. Они плыли, следуя течению, встретились и стали чем-то вроде плавучей деревни, где живут дети без родителей, родители без детей, жёны без мужей, люди безо всех вещей, которые окружают их и напоминают людям о том, кто они такие. Волна сотрясла мир и оставила обломки. Наверное, в море ещё сотни таких людей.

А потом, а потом… откуда взялись эти слухи об охотниках за черепами? Кто-то из других беженцев что-то крикнул на бегу, боясь даже остановиться? Какой-нибудь старухе что-нибудь приснилось? Мёртвое тело проплыло мимо? Неважно, главное — испуганные люди снова пустились в путь на чём придётся, взяв с собой крохи еды и тухлую воду.

Так пришла вторая волна и утопила людей в их собственном страхе.

И вот наконец они завидели дым. Почти все они знали остров Народа. Он был каменный! Его не могло смыть! На нём лучшие в мире якоря богов!

А нашли они сброд — едва ли лучше их самих: один старый жрец, странная девчонка-призрак, вождь — ни мальчик, ни мужчина, без души, а может быть, к тому же ещё и демон.

«Спасибо, Атаба, — подумал Мау. — Люди не уверены, что я такое, а потому думают, что от меня всего можно ожидать». Пришельцы, кажется, не знали, как относиться к вождю, который не мужчина, но частица демона внушала им уважение.

Мау снилось, как остров опять наполняется людьми, но в его сне это были люди, которые жили здесь раньше. А эти, новые, были тут неуместны. Они не знали островных песнопений, не были плотью от плоти и костью от кости острова. Они потерялись, они хотели получить обратно своих богов.

Вчера у них вышел разговор об этом. Кто-то спросил Мау: точно ли якорь Воды стоял на своём месте, когда пришла волна? Мау пришлось думать изо всех сил, сохраняя на лице спокойствие. Он видел якоря богов каждый день. Все ли три были на месте, когда он отправлялся на остров Мальчиков? Уж конечно, он бы заметил, если бы один из них исчез. Пустота бросилась бы ему в глаза!

— Да, — сказал он, — они все были на месте.

И тогда женщина с серым лицом сказала:

— Но ведь человеку было по силам поднять один из камней, правда?

И Мау понял, к чему она клонит. Если кто-то сдвинул якорь с места и уволок под воду, разве это не могло вызвать волну? Это ведь всё объяснило бы, правда? Это и должна быть причина, верно ведь?

Мау посмотрел на измождённые лица. Эти люди изо всех сил желали, чтобы он сказал «да». Скажи «да», Мау, предай своего отца, своих дядьёв, свой народ, чтобы мир этих людей стал осмысленным.

Гневные слова Дедушек громыхали у него в голове. Он подумал, что сейчас у него кровь потечёт из ушей. Что за оборванцы с мелких песчаных островков явились сюда и смеют их оскорблять? Дедушки приказали крови петь воинственные гимны у него в ушах, и Мау пришлось навалиться на копьё всем весом, чтобы не поднять его.

Но при этом он не сводил глаз с серолицей женщины. Он не помнил, как её зовут. Он знал, что она потеряла мужа и детей. Она шла по стопам Локахи. Мау видел это у неё в глазах и сдержался.

— Боги бросили вас. Когда вы нуждались в них, их не было рядом. Вот и всё. Больше никаких объяснений нет. Поклоняясь им после этого, вы будете поклоняться преступникам и убийцам.

Он хотел это сказать. Но женщина смотрела на него, и он готов был скорее откусить себе язык, чем произнести эти слова. Он знал, что они правдивы, но здесь и сейчас они ничего не значили. Он оглядел напряжённые лица людей, всё ещё с беспокойством ожидающих его ответа, и вспомнил, как потрясён и ранен был Пилу. Мысль может ранить, как копьё. Не бросают копья во вдову, в сироту, в скорбящего.

— Завтра, — сказал он им, — я подниму из лагуны якорь Воды.

И люди отступили и удовлетворённо переглянулись. Не самодовольно, не победительно. Просто их мир на мгновение пошатнулся, а теперь встал на место.

И вот настало завтра — оно было где-то там, за шелестом дождя.

«Я соберу все три камня, — подумал он. — И что случится потом? Ничего! Мир изменился! Но эти люди будут всё так же ловить рыбу, класть её на якоря богов и трепетать в священном ужасе!»

Свет медленно просачивался сквозь дождь, и что-то заставило Мау обернуться.

В нескольких шагах от него кто-то стоял. У этой твари была большая голова, которая, если вглядеться, больше напоминала огромный клюв. И дождь падал на неё с каким-то необычным звуком — скорее щёлкал, чем шелестел.

Про демонов рассказывают много всякого. Демоны бывают разные: иногда они прикидываются людьми, иногда зверями или чем-то средним, но…

…но демонов не бывает. Не может быть. Если богов нет, то нет и демонов, а значит, то, что стоит там, под дождём, — вовсе не огромное создание с чудовищным клювом больше человеческой головы, способным перекусить Мау пополам. Такой твари не может быть на свете, и нужно это доказать. Однако Мау решил, что вскочить и с криком броситься на чудовище — не самое разумное, что можно сделать.

«У меня ведь есть мозги, — подумал он. — Я должен доказать, что это не чудовище».

Налетел ветерок, и чудовище хлопнуло крылом.

Ох… но вспомни сундук с инструментами. В брючниках нет ничего особенного. Им просто повезло. Пилу сказал, что они происходят из места, где иногда бывает очень холодно. Тогда с неба падают холодные перья — наподобие града, который иногда выпадает во время шторма, но более пушистые. И потому брючникам пришлось изобрести брюки, чтобы набабуки не отмерзали, и большие лодки, чтобы уплыть туда, где вода никогда не становится твёрдой. Им пришлось научиться думать по-новому, выдумать новые инструменты.

Это не демон. Так пойдём узнаем, что это.

Мау стал смотреть на тварь. Ноги у неё были человеческие. А то, что он принял за хлопающее крыло, не было крылом. Если внимательно всмотреться, это было больше похоже на ткань, раздуваемую ветром. Демон существовал только в страхах Мау.

Существо вдруг заворковало. Это было настолько не по-демонски, что Мау, поднимая брызги, прошлёпал поближе и понял: это человек, обмотанный брезентом с «Милой Джуди», таким жёстким, что он образовал что-то вроде палатки.

Это была Безымянная Женщина. Она баюкала младенца, и оба они были прикрыты от дождя. Она одарила Мау слабой затравленной улыбкой.

Дождь начал ослабевать. Уже стал виден прибой. Ещё несколько минут, и…

— Покажи нам панталончики! Роберте опять наклюкался!

…и попугай проснётся.

Пилу сказал, что этот крик означает: «Покажи мне свои маленькие брюки». Должно быть, это клич, по которому брючники узнают друг друга.

У Мау теперь тоже были маленькие брюки. Он отрезал штанины по колено и использовал материю для самой главной вещи в брюках — для карманов. В них можно было носить столько всякой всячины.

Безымянная Женщина ушла по пляжу обратно, а Мау стал слушать, как просыпаются люди.

Пора. Нужно вернуть людям их богов.

Он выскользнул из полубрюк с очень-полезными-карманами, разбежался и нырнул в лагуну.

Вот-вот должен был начаться отлив, но вода вокруг разбитого коралла была спокойной. Волна со страшной силой проломилась через риф: Мау видел глубокую синюю воду за проломом.

Якорь Воды сверкал под ногами, прямо в проломе. Его закинуло глубже, чем другие, и дальше от берега. Чтобы его вытащить, понадобится очень много времени. Так что лучше не откладывать.

Мау нырнул, обхватил каменный куб руками и потащил. Куб не шелохнулся.

Мау отвёл в сторону пряди водорослей. Белый куб был зажат куском коралла. Мау попытался сдвинуть и этот коралл.

Секунд через пять голова Мау показалась на поверхности. Он поплыл назад к берегу, медленно и задумчиво. Он застал Атабу за отбиванием шмата солонины. Жрец работал металлическим молотком, взятым из плотницкого сундука. Все островитяне с удовольствием ели солонину, кроме Атабы, у которого не хватало зубов. Ему не всегда удавалось найти добровольца, который соглашался за него жевать. Мау молча сел и стал смотреть.

— Ты пришёл посмеяться над моей немощью, демонский мальчишка? — спросил Атаба, подняв голову.

— Нет.

— Тогда поимей совесть и хотя бы забери у меня молоток.

Мау послушался. Работа была нелёгкая. Молоток отскакивал от солонины. Из неё можно было бы делать щиты.

— Ты что-то задумал, демонский мальчишка? — спросил жрец немного погодя. — Ты не кощунствуешь уже почти десять минут.

— Мне нужен совет, о старец, — сказал Мау. — Насчёт богов, кстати говоря.

— Да? Что, сегодня ты в них веришь? Я наблюдал за тобой вчера ночью. Похоже, ты понял, что с верой всё не так просто, а?

— Скажи мне: богов — трое?

— Да.

— А не четверо?

— Некоторые называют Имо четвёртым богом, но Он — Всё, в нём существуют и все боги, и мы, и даже ты.

— А у Имо нет якорей богов?

— Имо Есть. Поскольку Он Есть, Он вездесущ. А раз Он вездесущ, он не находится в каком-то определённом месте. Вся Вселенная — Его якорь.

— А как насчёт звезды Атинди, всегда кружащей недалеко от солнца?

— Это сын Луны. Неужели ты не знаешь?

— Ему не строят якорей?

— Нет, — сказал Атаба. — Это просто излишки глины, что остались у Имо после сотворения мира.

— А красная звезда, которую называют Костром Имо?

Атаба подозрительно посмотрел на Мау.

— Мальчик, ты не можешь не знать, что на этом Костре Имо обжигал глину, чтобы сотворить мир!

— А боги живут в небе, но в то же время находятся близко к своим якорям?

— Не умничай. Ты это и без меня знаешь. Боги везде, но в определённых местах они могут присутствовать в большей степени. Что ты ко мне пристал? Хочешь подловить на чём-то?

— Нет. Просто хочу понять. И ни у какого другого острова нет белокаменных якорей богов, верно?

— Да! — закричал Атаба. — А ты хочешь меня сбить, чтобы я сказал что-нибудь неправильно!

Он подозрительно огляделся, словно ересь могла прятаться в кустах.

— И как, получилось?

— Нет, демонский мальчишка! То, что я тебе сказал, — истинная правда!

Мау перестал долбить, но молотка из рук не выпустил.

— Я нашёл ещё один якорь богов. Это не якорь Воды. А это значит, старик, что я нашёл тебе нового бога… и, кажется, он — брючник.


В конце концов они подплыли туда на большом каноэ.

Мило, Мау и Пилу ныряли по очереди с молотком и стальным зубилом из сундука с «Милой Джуди». Они молотили по кораллу, крепко зажавшему белый куб.

Мау как раз цеплялся за каноэ, переводя дух, когда с другого борта вынырнул Пилу.

— Не знаю, хорошо это или плохо, — сказал он, боязливо оглядываясь на Атабу, который сгорбился на корме, — но там внизу, за первым камнем, ещё один.

— Ты уверен?

— Посмотри сам. И вообще сейчас твоя очередь. Только осторожно — отлив уже очень сильно тянет.

И правда. На пути вниз Мау пришлось бороться с течением. Пока он спускался, Мило уронил на дно молоток с зубилом и поплыл вверх, разминувшись с Мау. Казалось, они трудятся под водой уже несколько часов. Под водой было очень трудно бить молотком: казалось, он утратил свою силу.

Вот камень, за которым нырял Мау сначала. Камень освободили от коралла, но там, где коралл отбили, теперь виднелся угол другого куба, из белого камня, который ни с чем не перепутаешь. Что это значит? Неужели ещё какие-то боги? «Нам и с этими хлопот полон рот, — подумал он, — новые ни к чему».

Он провёл пальцами по барельефу, высеченному на первом из только что найденных камней. Изображённая вещь напоминала инструмент из сундука брючников — Мау держал этот инструмент в руке и гадал, для чего он, пока Пилу не объяснил. Но в здешних местах не было никаких брючников, даже когда дедушка Мау был ребёнком. Мау точно знал. А коралл был древний. И вообще, один из этих кубов врос прямо в скалу, словно жемчужина в устрицу. Мау никогда не нашёл бы его, если бы волна не разбила риф.

Наверху раздался всплеск. Протянулась рука и схватила молоток. Перед глазами Мау возникло яростное лицо Атабы, и старик обрушил молоток на камень. Кверху побежали пузыри — жрец что-то яростно кричал. Мау попытался выхватить молоток и получил на удивление сильный удар ногой в грудь. Ничего не поделаешь, придётся всплывать с тем воздухом, какой у него ещё оставался.

— Что случилось? — спросил Пилу.

Мау висел на борту каноэ и задыхался. Старый дурак! Зачем он это сделал?

— Что с тобой? Что он делает? Решил наконец помочь? — спросил Пилу с бодростью человека, ещё не знающего, что происходит.

Мау покачал головой и опять нырнул.

Старик всё так же бешено колотил по камням. Мау решил, что не стоит рисковать и напрашиваться на ещё один пинок. Достаточно подождать. Атабе, как любому другому человеку, нужно дышать, а сколько воздуха может вместить эта тощая грудь?

Неожиданно много.

Атаба со всей силы колотил по камням, как будто рассчитывал пробыть тут весь день… а потом появилось облако пузырьков — у старика окончательно вышел весь воздух. У Мау мурашки побежали по коже. Безумие какое-то. Что опасного может быть в куске камня? Почему этот старый дурак готов испустить дух, лишь бы его разбить?

Мау пробился вниз через усиливающийся отлив, схватил тело и потащил обратно на поверхность. Он почти швырнул Атабу в руки братьев. Каноэ закачалось.

— Вылейте из него воду! — крикнул Мау. — Я не хочу, чтобы он умер! Тогда мне не на кого будет орать!

Мило уже перевернул Атабу головой вниз и хлопал его по спине. Вылилось много воды, а затем начался кашель. Старик продолжал кашлять, и Милу опустил его на палубу.

— Он пытался разбить новые камни, — сказал Мау.

— Но они выглядят как якоря богов, — сказал Мило.

— Да, — сказал Мау.

Они действительно так выглядели. Что бы он ни думал про богов и их якоря, эти камни выглядели как якоря богов.

Мило указал на стонущего Атабу.

— А он — жрец, — сказал он. Мило уважал факты. — И он пытался разбить камни?

— Да, — ответил Мау.

В этом не было сомнения. Жрец пытался разбить камни богов.

Мило посмотрел на него.

— Я не знаю, что думать, — сказал он.

— На одном из этих камней, там, внизу, изображён циркуль-измеритель, — бодро сказал Пилу. — Им брючники измеряют расстояния на своих картах.-

— Это ничего не значит, — произнёс Мило. — Боги старше брючников и могут изображать на камнях что им угодно… Эй!

Атаба снова нырнул через борт. Ноги мелькнули и исчезли в воде.

— Это он камень с измерителем хотел разбить! — зарычал Мау и тоже нырнул.

Теперь вода с силой неслась через пролом. Она перехватила Мау на пути к тощей фигуре и решила с ним поиграть, швырнуть его на острые зубья коралла.

Жреца она уже поймала. Он боролся, пробиваясь к каменным кубам, но отлив, который мчался уже в полную силу, схватил его, треснул о коралл и отбросил. Тонкая струйка крови расцвела в воде, потянулась за телом.

Никогда нельзя бороться с приливом! Он всегда сильнее! Неужели старый дурак этого не знает?

Мау поплыл за стариком, изгибаясь всем телом, как рыба, всеми силами стараясь держаться подальше от краёв пролома. Впереди Атаба пытался всплыть, уцепиться за что-нибудь, но его смыло в белую пену.

Мау вынырнул набрать воздуху и снова нырнул…

«Мау, в воде кровь, — сказал Локаха, плывя рядом. — А за рифом живут акулы. Что теперь, маленький краб-отшельник?»

«Да не будет!» — подумал Мау и попытался двигаться быстрее.

«Он зовёт тебя «демонский мальчишка». Он тебе улыбается, а за глаза распускает слухи о твоём безумии. Что он тебе?»

Мау постарался не думать. Углом глаза он видел серую тень — она легко плыла вровень с ним.

«Маленький краб-отшельник. Здесь ты не найдёшь себе раковину. Ты направляешься в открытое море».

Есть вещи, которые бывают, и те, которые не бывают, подумал Мау и почувствовал, что под ним открылась глубина. Сквозь волны над головой ярко светило солнце, но внизу всё было зелёное, и эта зелень постепенно переходила в чёрный цвет. Вон Атаба. Он висит в солнечных лучах и не двигается. Кровь кольцами расходится в воде вокруг него, как дым от медленно горящего костра.

Тень закрыла солнце — над головой мелькнул серый силуэт.

Это было каноэ. Мау схватил тело жреца. Появился Пилу в облаке пузырей. Он на что-то лихорадочно указывал.

Мау повернулся туда и увидел акулу. Она уже нарезала круги. Акула была маленькая, но когда в воде кровь, любая акула слишком велика. А эта, казалось, заполнила собой весь мир Мау.

Он сунул Пилу тело старика, не сводя глаз с акулы. Она проплыла мимо — он взглянул в её безумный закатившийся глаз. Мау начал слегка бултыхаться, чтобы акула не отвлекалась от него, и не останавливался, пока над головой не закачалась лодка — это Атабу втащили туда во второй раз.

Он видел: акула бросится на него после второго круга. И…

…и вдруг ему стало всё равно. Вот мир, весь мир, молчаливый шар мягкого голубого света, и акула, и Мау — без ножа. Маленький шарик пространства без времени.

Мау медленно поплыл по направлению к рыбе. Кажется, её это обеспокоило.

Мысли приходили медленно и спокойно, без страха. Пилу и Атаба уже не в воде, и это главное.

Старик Науи сказал: «Если на тебя нападает акула, ты уже мёртв, а когда ты мёртв, любой способ стоит того, чтобы его попробовать».

Мау тихо поднялся на поверхность и глотнул воздуха. Когда он снова опустился в глубину, акула повернула и стала приближаться, разрезая воду.

Стой… Мау медленно работал ногами, акула приближалась, серая, как Локаха. У него только один шанс. В любой момент явятся другие акулы, но на залитой светом арене секунды проходили медленно.

Вот оно…

Стоп. Вот сейчас. «Да не будет», — сказал себе Мау и выбросил весь запас воздуха в одном крике.

Акула отскочила, словно ударившись головой о камень, и Мау не стал ждать, пока она вернётся. Он мигом развернулся в воде и помчался к каноэ изо всех сил, стараясь двигаться как можно быстрее и при этом поднимать как можно меньше брызг. Когда братья втаскивали его на борт, акула проплыла под ними.

— Ты её отогнал! — воскликнул Пилу, втаскивая его в лодку. — Ты закричал на неё, и она повернулась и бежала!

«Потому что старый Науи был прав, — подумал Мау. — Акулы не любят шума, а под водой он кажется громче; всё равно что кричать, главное — кричать громко!»

Наверное, будь акула по-настоящему голодная, ему пришлось бы плохо. Но метод сработал! Ты жив — о чём ещё говорить?

Рассказать ли им? Даже Мило смотрел на него с уважением. Мау не смог бы сформулировать это словами, но он чувствовал, что быть загадочным и немного опасным ему сейчас очень полезно. И они никогда не узнают, что по дороге к каноэ он обмочился, а это с точки зрения акул, пожалуй, ещё хуже крови в воде. Но ведь акула никому не расскажет. Он огляделся, подозревая, что увидит дельфина, ожидающего, что ему швырнут рыбу. И это будет очень… правильно. Но дельфина не было.

— Она меня испугалась, — сказал он. — Может быть, это мой демон её напугал.

— Ух ты! — сказал Пилу.

— Когда вернёмся, напомни мне, что я должен Науи рыбу. — Он посмотрел на другой конец лодки, где мешком лежал Атаба. — Как он?

— Его побило о коралл, но жить будет, — сказал Мило.

Он вопросительно взглянул на Мауи, словно хотел добавить «если ты не возражаешь». Но вместо этого спросил:

— Кто такой Науи? Новый бог?

— Нет. Лучше бога. Хороший человек.

Теперь Мау почувствовал, что замёрз. В синем пузыре казалось очень тепло. Мау хотел задрожать, но нельзя было, чтобы они это увидели. Он хотел лечь, но на это не было времени. Он хотел вернуться, выяснить…

«Дедушки! — воззвал он про себя. — Скажите мне, что делать! Я не знаю песнопений, я не знаю песен, но хотя бы раз помогите! Мне нужна карта мира! Мне нужна карта!»

Ответа не было. Может быть, они просто устали. Но не могли же они устать сильнее, чем он! Насколько утомительно быть мёртвым? Мертвецам разрешается хотя бы прилечь.

— Мау? — пророкотал Мило у него за спиной. — Что происходит? Почему жрец хотел разбить священные камни?

Сейчас не время отвечать «я не знаю». Братья смотрели на него голодными, умоляющими глазами, как собаки, ожидающие еды. Они требовали ответа. Неплохо, если это будет правильный ответ, но если правильного дать нельзя, тогда любой сойдёт, лишь бы мы перестали беспокоиться… И вдруг его осенило.

Так вот что такое боги! Они — первый подходящий ответ! Потому что нужно добывать еду, рожать детей, жить жизнь — на большие, сложные, тревожащие ответы нету времени! Нам нужен простой ответ, чтобы не приходилось думать; потому что, стоит начать думать, и можно наткнуться на ответы, не подходящие к миру, каким он нам нужен.

Так что я могу им сказать?

— По-моему, он думает, что они на самом деле не священные, — выдавил Мау.

— Это из-за циркуля? — спросил Пилу. — Вот что он хотел разбить! Он думает, что ты прав. Что их сделали брючники!

— Они вросли в коралл, — сказал Мило. — Рифы — старые. Брючники пришли недавно.

Мау заметил, что Атаба пошевелился. Мау подошёл и сел рядом со жрецом, пока братья правили лодкой, лавируя и проводя её обратно в проём рифа. На берегу собрались люди — они пытались понять, что происходит.

Пока братья были заняты делом, Мау наклонился к Атабе,

— Атаба, кто сделал якоря богов? — шепнул он. — Ты меня слышишь, я знаю.

Жрец открыл один глаз.

— Не твоё дело меня допрашивать, демонский мальчишка!

— Я спас тебе жизнь.

— Старую, поношенную жизнь! Она не стоила спасения! — сказал Атаба и сел. — Я не благодарю тебя!

— Действительно, она очень старая, поношенная и воняет пивом, но ты должен отдать долг, иначе она — моя. Ты можешь выкупить её обратно, но по какой цене — решаю я!

Атаба страшно разозлился. Он трясся, кипя от злости и гнева, но правило он знал, его все знали.

— Ладно! — рявкнул он. — Чего ты хочешь, демонский мальчишка?

— Правды, — ответил Мау.

Жрец ткнул пальцем в его сторону.

— Врёшь! Тебе нужна особая правда. Такая, которая тебе понравится. Маленькая хорошенькая прав-Дочка, подходящая к тому, во что ты уже веришь! Но я скажу правду, которая окажется тебе не по нутру. Людям нужны боги, демонский мальчишка. Что бы ты ни говорил, люди будут устраивать святилища.

«Уж не читает ли жрец мои мысли?» — подумал Мау. Если так, то у жреца очень острое зрение, потому что в голове у Мау клубились розовые облака усталости, затмевающие мысли, как будто он спал. Сон всегда возьмёт своё. Если изо дня в день откладывать сон на потом, он рано или поздно явится и потребует возвращения долга.

— Кто тесал белый камень? Боги? — Язык едва шевелился, слова выходили невнятно.

— Да!

— Вот и соврал, — выговорил Мау. — На камнях следы орудий брючников. Боги, всякому ясно, не нуждаются в инструментах.

— Мальчишка, их инструменты — люди. Боги вложили идею о том, чтобы высечь эти камни, в головы наших предков!

— А другие камни?

— Ты прекрасно знаешь, что не только боги нашёптывают человеку мысли!

— Демоны? — спросил Мау. — Думаешь, это демонские камни?

— Где боги, там и демоны.

— Может, и так, — сказал Мау. За спиной у него фыркнул Мило.

— Я знаю суть вещей, это моя работа! — завопил Атаба.

— Хватит, старик, — сказал Мау, вежливо, как только мог. — Я спрошу в последний раз, и если решу, что ты соврал, то позволю богам развеять твою душу по ветру за край света.

— Ха! Да ведь ты не веришь в богов, демонский мальчишка! Или всё-таки веришь? Ты разве сам себя не слышишь? Ты кричишь, топаешь ногами и орёшь, что богов нет, а потом грозишь кулаком небу и проклинаешь богов за то, что они не существуют! Ты нуждаешься в том, чтобы они существовали, — тогда пламя твоего отрицания будет согревать тебя сознанием твоей правоты! Ты не мыслитель — ты просто маленький мальчик, который кричит от боли!

Мау не переменился в лице, но чувствовал, как слова жреца со звоном носятся у него в голове, туда-сюда. «А во что я на самом деле верю? — подумал он. — Во что я верю? Мир существует, так что, может быть, и Имо тоже существует. Но он далеко, и ему всё равно, что существует Локаха. Это точно. Ветер дует, огонь жжёт, вода течёт для добрых и злых, для правых и неправых. Зачем людям боги? Нам нужны люди. Вот во что я верю. Без других людей мы ничто. И ещё я знаю: я так устал, что это даже в памяти не вмещается».

— Скажи мне, Атаба, кто, по-твоему, вытесал эти камни, — сказал Мау ровным голосом. — Кто принёс их сюда? Кто обтесал их так давно, что они оказались под кораллом? Скажи мне, потому что я думаю, что ты тоже кричишь от боли.

Самые разные мысли пронеслись по лицу старика, искажая его, но деваться ему было некуда.

— Ты пожалеешь, — простонал жрец. — Ты ещё возжаждешь неведения. Ты раскаешься, что так со мной поступил.

Мау предостерегающим жестом поднял палец. Больше ни на что не было сил. Розовые свиньи усталости топтались по его мозгам. Ещё минута — и он просто свалится. Когда Атаба наконец снова заговорил, свистящим шёпотом, голос отдался эхом, слов, но Мау слышал его в пещере. Темнота была соткана из мыслей, голода и боли — и того, и другого, и третьего слишком много.

— Кто приносит сюда камни и оставляет их, мальчишка? Подумай об этом. Скольких людей ты ранишь ещё сильнее своей замечательной правдой?

Но Мау уже спал.


Мистер Блэк снова забарабанил в дверь рулевой рубки «Катти Рен».

— Пустите, капитан! Именем Короны!

Засов отодвинулся.

— Где она? — подозрительно спросил голос.

— Внизу! — заорал Джентльмен Последней Надежды, перекрывая рёв ветра.

— Вы уверены? Она завела манеру выскакивать!

— Честное слово, она внизу! Откройте! Я замерзаю!

— Вы совершенно уверены?

— В последний раз умоляю, впустите нас!

— Кого это «нас»? — спросил недоверчивый голос.

— Ради бога! Со мной мистер Ред!

— Он один?

— Капитан, откройте во имя Короны!

Дверь открылась. Появилась рука и втащила обоих мужчин внутрь. За ними с грохотом ружейных выстрелов задвинулись засовы.

Внутри было, по крайней мере, теплее и не было ветра. Мистеру Блэку показалось, что злобный великан перестал молотить его кулаками.

— Здесь всегда так? — спросил он, стряхивая воду с зюйдвестки.

— Вы о чём? Для ревущих сороковых это прекрасная погода, мистер Блэк! Я как раз собирался выйти на палубу позагорать. Вы, я полагаю, пришли насчёт сообщения.

— Что-то насчёт приливной волны?

— Да, волна, и очень большая. Я получил сообщение час назад, с военного корабля, вышедшего из Порт-Мерсии. Прошла по всему западу Пелагического океана. Множество людей погибло, много кораблей разбито. Здесь сказано, что Порт-Мерсия не пострадала. По их прикидкам, волна зародилась в семидесяти милях к югу от островов Четвёртого Воскресенья Великого Поста.

— Это довольно далеко к северу от нас.

— И к тому же это случилось несколько недель назад! — сказал мистер Ред, изучая написанное карандашом послание.

— Верно, джентльмены. Но я всё думал об этом, и мне не даёт покоя мысль: а где была в это время «Милая Джуди»? Старина Роберте любил передвигаться от острова к острову, а «Джуди» не самое быстроходное судно. На борту «Джуди» дочь короля.

— Так значит, наследница могла пострадать от волны?

— Не исключено, сэр, — мрачно сказал капитан, и кашлянул. — Я могу проложить курс через те места, но это нас задержит.

— Мне нужно подумать, — отрезал мистер Блэк.

— Только думайте скорее, сэр. Всё дело в ветре и воде, понимаете? Я не могу им приказывать, и вы не можете.

— Кому принадлежат острова Четвёртого Воскресенья Великого Поста? — спросил мистер Блэк у мистера Реда. Тот пожал плечами.

— Мы претендуем на них, сэр, чтобы не дать зацепиться в этих местах голландцам и французам. Но острова эти крохотные, и там никого нет. Никого мало-мальски важного.

— «Рен» может покрыть большое расстояние, — сообщил капитан. — А поскольку король, по-видимому, в безопасности и, конечно, на этих богом забытых островках можно наткнуться на разных сомнительных типов…

Мистер Блэк воззрился вперёд. «Катти Рен» летела, как облако. Гудели паруса, пел такелаж. «Катти» смеялась над расстояниями.

Помолчав, мистер Блэк произнёс:

— Есть множество самых веских причин. Во-первых, мы не знаем точно, каким курсом шла «Милая Джуди». Этих островов слишком много, слишком много прошло времени, его величество наверняка и так уже выслал поисковые партии…

Мистер Ред сказал:

— Он же не знает, что он король. Вполне возможно, что он лично отправился на поиски.

— К северо-западу — пираты и людоеды, — произнёс капитан. — А Корона требует, чтобы мы нашли короля как можно скорее! — воскликнул мистер Блэк. — Кто-нибудь из вас, джентльмены, готов принять это решение за меня?

Воцарилось ужасное молчание, нарушаемое лишь рёвом, с которым корабль нёсся по волнам.

— Очень хорошо, — заметно спокойнее произнёс мистер Блэк. — Значит, капитан, мы следуем первоначальным приказам. Я сделаю в судовом журнале соответствующую запись.

— Должно быть, сэр, нелегко вам было принять такое решение, — сочувственно произнёс мистер Ред.

— Да. Нелегко.


Глава 6 Рождение звёзды | Народ, или Когда-то мы были дельфинами | Глава 8 Учиться смерти нужно всю жизнь