home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


I. БЕНЕФИС БЕРТЫ БЕРС

В цирке сегодня бенефис Берты Берс — «любимицы публики», как ее величают афиши.

Настоящим-то любимцем публики является Роберт Робс, этот действительно изумительный фокусник и престидижитатор, а Берта Берс — только его помощница.

Но какая помощница!

Когда она появляется перед публикой, выходя из шкафа, который только что, — это все видели, — был заперт совершенно пустым, зал грохочет от восторга.

Так ослепительно прекрасна она в своем залитом драгоценными камнями бальном платье.

Сплетничают, что она раньше была гувернанткой в каком-то благочестивом петроградском семействе, но была прогнана, так как вела себя не совсем благочестиво.

Говорят, будто она сама предложила свои услуги Роберту Робсу, когда тот приехал сюда из Америки на гастроли.

Со второй же гастроли на афишах красовалось вместо Эстреллы, бывшей помощницы Роберта Робса, имя Берты Берс, и публика каждое появление красавицы встречала овацией.

Роберт Робс ликовал. Тем более, что Берта не торговалась из-за гонорара.

— Мне надо эффектно показаться Петрограду… Этого я достигла… Теперь у меня не будет отбоя от поклонников…

И в самом деле, самые высокопоставленные низкопоклонники дарили ей свои осыпанные бриллиантами сердца.

В ее списке побед значились и графы, и князья, и военные, и штатские, и дипломаты, и шулера…

Единственно, что печалило Роберта, — это нежелание Берты ехать с ним в турне по России.

— Из Петрограда ни за что никуда, — отчеканила она.

Цирк полон. Ждут гвоздя представления, — последнего номера отделения фокусов Роберта Робса.

Все глаза напряженно впились в глянцевый, со всех сторон тоненький и хрупкий на вид китайский шкафик, как раз в рост человека.

Из этого шкафика таинственно исчезнет сегодня бенефициантка.

И мало того, что исчезнет, она окажется в ящике, который висит на самом верху, в самом центре куполообразного потолка цирка.

Конечно, ничего сверхъестественного в этом номере нет, но чистота работы каждый раз приводит зал в изумление.

Нынче Берта еще усложнила трюк тем, что успевает не только незаметно перелететь из шкафа на арене в сундук под потолком, но и незаметно переодеться.

Вот она под аплодисменты зала входит в шкаф в оранжевом бальном платье с треном.

А из сундука выйдет в ослепительно-красном.

Под несмолкаемую бурю аплодисментов заперта Берта в шкафу.

Ключ передали одному из представителей публики.

Волонтерами из публики шкафик весь обмотан веревками.

Наложены сургучные печати в десяти местах.

Все удивительно чисто и красиво.

— Неужели она, в самом деле, очутится там!.. Под крышей!.. Ведь это волшебство!..

— Я думаю, что нет…

— Вы знаете, факиры с помощью массового внушения достигают еще более изумительных результатов…

На шкаф Роберт Робс накинул поверх веревок и печатей черное покрывало.

— Прошу публику удалиться с арены!..

Нехотя очистили от посторонних арену.

— Раз! Два! Три! All right[1].

Робс хлопнул в ладоши.

— Прошу публику на арену…

— Прошу убедиться, что печати целы!..

— Прошу убедиться, что веревки целы!..

— Прошу отпереть шкаф… Мисс Берта Берс исчезла… Но ненадолго… Раз!.. Два!.. Три!.. All right!..

Все глаза устремились к потолку, где на канате, перекинутом через блок, висел, чуть покачиваясь, ящик.

Одетые в ливреи шталмейстеры бережно, словно священнодействуя, стали спускать ящик. В зале не было ни одного глаза, который не следил бы жадно и ревниво за плавным спуском этого сокровища.

Даже клоуны застыли в вопросительно-выжидательной позе.

В коридорах входа за кулисы приготовились к выходу по первому знаку режиссера несколько пар лакеев с цветочными и драгоценными подношениями бенефициантке от публики и дирекции.

Все ниже, все ниже ящик.

Вот уж он коснулся земли.

Роберт Робс топориком разрубает канат.

Торжественно раскрывает крышку и… отскакивает, как ужаленный.

Ящик оказался пустым!


Шебуев Н. Г. Берта Берс. В сетях шпионажа | Берта Берс. В сетях шпионажа | II. ФОКУС РОБЕРТА РОБСА



Loading...