home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24. Включение света во сне

Библия в СМСках

– Иоанн Креститель не хотел крестить многих фарисеев, саддукеев и Иисуса

– Почему?

– Как почему?! Это же САМ ИИСУС! А Иоанн был простой чел…

– Не, я спрашиваю, почему Иоанн фар и сад не хотел крестить?

– Он хотел, чтобы они сначала покаялись!

– Аони чо?

– Ну они кто как. Кто покаялся, того крестили.

– А Иисус чо?

– Иисуса крестили, конечно!

– Значит, он тоже покаялся?

– Евгения, я от твоих выводов скоро сам пойду каяться!!! Если выживу!!!)))

«Крещение Иисуса в Иордане»

От Матфея святое благовествование Глава 3

Выдержки из SMS-переписки двух молодых людей

В автобусе Салиму удалось немного поспать. Соседнее сидение оказалось не занятым, поэтому можно было неплохо устроиться – по диагонали, и ноги вытянуть. Нормально. Куртку свернул под спину. Нормально. Только есть ужасно хотелось. Перед въездом в Москву Салим пересчитал деньги, отложил на дорогу в Елец, и решил не завтракать, а лучше купить Стасу игрушку – не идти же в больницу с пустыми руками. Потом он проверил остатки на обеих мобилках и позвонил Фомину. Голос у Фомина был такой, словно он только что проснулся.

– Да, слушаю!

– Дядь Веля, это я, Салим!

– А, Санек, привет! Ну, как у тебя дела?

Санек доложился: отца не нашел, в Москву вернулся, собирается навестить брата – и домой, в Елец, пока баба Вера ничего не заметила. О предстоящей встрече с таинственной Евой, изучающей Библию по телефону, Салим, разумеется, даже не заикнулся.

– Тут, Алексан-дер, такая закавыка вышла… – Фомин, видимо, окончательно проснулся и говорил уже бодро, как всегда. – Бабушка твоя вчера к Стасу пошла, да ее не пустили. Не пустили, ну она и это… Уехала домой, так-быть…

– Упс…

– Вот те и упс! Но ничего, я сказал, что ты со мной, в Москве. Так что обошлось. Она даже и рада, что я тебя одного не отпустил, а то мало ли чего.

– И что теперь?

– А что теперь, теперь всё тип-топ. Ты ей тока это… О Владимире-то не говори.

– О каком Владимире? – растерялся Салим.

– В который ты ездил.

– Так я в Рыбинск ездил.

– Ну, значит, про Рыбинск не говори.

– Не скажу. А что сказать?

– Что со мной был. Она когда мне позвонила, я так и заявил, мол, со мной, тут, в гостинице, спит на соседней койке.

– Спасибо.

– Да ничего. Ты ей позвони.

– Как же я ей позвоню, у нее ж мобилы нет!

– От чудак, она ж уже дома, в Ельце. На домашний и позвони. Хоть и дорого, но ты на минутку, чисто успокоить.

– Дома… Точно. А чего она мне сама тогда не позвонила? Из дома?

– Не знаю.

– Ладно, ну ее. Я как Стаса проведаю, позвоню.

– А чо его проведывать, тебя к нему все одно не пустят.

– Пустят.

– Это с каких тараканов?

С каких тараканов – Салим не знал. Он пообещал Фомину не пропадать и перезвонить попозже и стал натягивать куртку – автобус приехал. «Не выспался конкретно!» – подумал он, заметив, что куртка натянулась наизнанку.


Ева выдрыхлась, выпила шоколаду с гренкой, слегка цапнулась с Инной по поводу нежелания идти к репетитору, поднялась в библиотеку и позвонила Салиму.

– Ну что, планы не изменились, встречаемся?

– Ага. Только я еще у брата не был.

– Ну это ясно. Как от него выйдешь – звони.

– Ага. Только это… меня к нему могут и не пустить. – И Салим рассказал, что их бабушку вчера к внуку не пустили.

– Ничего себе! – возмутилась Ева. – К больному малышу не пустить ближайших родственников! Вопиюще!

После их ночных разговоров Ева представляла себе Стасика, словно была знакома с ним с самого его рожденья.

– А в какой он клинике?

Салим назвал.

– Я там была, ходила к подруге года два назад. Значит, действуй так…


Аттракцион под названием «МиГ-29» начался с подробного инструктажа и измерения давления. Для «Яка» такого вчера не требовалось. Вчера Максу тоже, конечно, маленько объяснили, что нельзя ставить ноги на педали, касаться тросов, которые тянутся к педалям вдоль пола, и что надо нажимать на кнопку на рукоятке слева, чтобы ответить пилоту, и тэдэ. Но объяснили так, между прочим, будничным усталым тоном, уже после того, как они с инструктором лихо запрыгнули на крыло, с которого – по кабинам.

С «МиГом» шняга была другая: подобрали специальный комбинезон, примерили кислородную маску… Круто!..Ого, тут даже катапульта есть!

– А ты думал! – фыркнул Стеллз.

Крыло оказалось расположенным высоко, на такое не запрыгнешь. Долговязому Максу пришлось пригнуться, чтобы пройти под ним. Но прошел! А низенький механик – не из вчерашних, другой, вообще прошел только так.

– Надо же, а по телевизору когда смотришь, не скажешь, что так высоко! – Макс уважительно погладил пузико крыла ладонью.

– А ты думал! – повторил Стеллз.

В кабины поднимались по приставным металлическим лесенкам типа стремянок. Пять высоких ступенек, Макс непроизвольно их считал, пока поднимался: раз, два, триче…

– А это… ну…

– Все будет о’кей. У меня уже сто лет приступов не было.

Стеллз ничего не ответил, отошел. Макс механически было продолжил считать ступеньки в небо, но сбился.

В кислородной маске он стал немного похож на Энакина Скайуокера, когда тот уже стал Дартом Вейдером. Только у Дарта маска была черная, а у Макса – белая, и глаза видны.

С подсказки Евы Салиму удалось повидать брата. Встреча получилась нелепой. В присутствии слегка подкупленной дежурной медсестры и в отсутствии врачей по случаю воскресного дня Салим протягивал Стасу малинового зверя неопределенного пола и возраста, в клетчатых штанах, и спрашивал:

– Ну как ты тут?

Стас не отвечал, и зверя не брал, и на зверя даже не смотрел, и на брата тоже. Смотрел вбок.

– Ну как ты тут, поправляешься?

«Надо было бананов ему купить, а не зверя!» – думал Салим. Они стояли в коридоре, возле выхода к лифтам.

– Ну как ты тут? Домой хочешь?

На «домой» Стас дернулся, посмотрел Салиму в глаза и застыл теперь так, глядя в глаза.

– Вот вылечим мы тебя, и поедешь домой! – сладенько сказала медсестра, решительно отбирая у Салима игрушку и тыча ею в Стаса. – Держи мишку. Смотри, какой мишка толстый. Он толстый потому, что хорошо ест. Вот будет Стас хорошо есть, станет, как мишка, и мы отпустим его домой.

Стас взял малинового обезьяно-шрека за клетчатую штанину и с надеждой продолжал смотреть в глаза брату.

«Он совсем прозрачный стал…» – подумал Салим.

– Скажи брату «до свидания», и мы пойдем, – решила за всех медсестра. – А то тут сквозняк. И врачи прийти могут.

Разумеется, никакого «до свидания» Стас не сказал, он вообще не проронил ни слова. Когда его уводили, он оглядывался, и Салиму показалось, что он прошептал: «домой». Но, наверное, это ему только показалось. Стаса увели в палату в самом конце коридора. Салим механически приметил, в какую именно.

Потом он вышел на улицу.

Позвонил Фомину.

Фомин не ответил.

Позвонил Еве.

Ева сказала, что пока Инна дома и вырваться она не может. И сегодня вряд ли сможет.

– А завтра?

– Завтра – да, сто процентов. Ты не уезжай только, мне телефон нужен. Я тебе заплачу, вместо Макса, и в ночной клуб сходим, как договаривались, только не уезжай и Максу ничего не говори, о’кей?

– О’кей. – Хм, они же насчет клуба вроде конкретно не договаривались…

– Как прошла встреча с братом?


Библия в СМСках

Салим рассказал. Они поболтали примерно минут двадцать. После этого разговора Салим понесся обратно в больницу. Соврал вахтеру, что забыл наверху пакет с документами. Ворвался в коридор. И бегом к палате.

– Эй, молодой человек, вы куда?!

Стас сидел на кровати и смотрел в окно. Салим бросился к нему, схватил за плечи и:

– Я заберу тебя домой завтра! Никому не говори! Никому! Тебя заберет солнышко! Солнышко, понял? Желтое солнышко в белом облаке! Понял? Никому не говори!!!

– Молодой человек!!! Я сейчас охрану вызову! И милицию! Что вы себе позволяете?! Немедленно покиньте помещение!!!

Салим покинул.


Примерно на одиннадцати тысяч у Макса внезапно потемнело в глазах и он перестал соображать, где верх, где низ, где ноги, где голова и, главное, где тот кайф, который был вчера на «Яке». Максимально бодро он смог ответить Ивану (с Саней летать было приятнее, но зато Иван неразговорчивый, от такого легче скрыть свое состояние), смог ответить, что все о’кей, и после этого стало окончательно не о’кей. «Надо было не выпендриваться и лететь на “L29”, на которой все катаются и всем ничего…» – подумал Макс и на какое-то время отключился.


Вторую ночь подряд Санька провел на вокзале, на сей раз на московском. Вторую ночь подряд они с Евой болтали почти до самого утра. К утру новый креативный план Евгении на самое ближайшее будущее оброс необходимыми деталями и подробностями.


В эту же ночь, с доминики на лунеби, после возвращения от Гелены, Алке приснился очередной странный сон. Они с Максом в окружении своих очаровательных детей (девочка и мальчик, семи и пяти лет) гуляли по зоопарку возле клетки с носорожихой из прошлого странного сна.

– Включи свет, – гнусавым голосом произнесла носорожиха.

– Во сне невозможно включить свет! – возразил Макс.

– Я не с тобой разговариваю, фантом! – фыркнула носорожиха.

Алка включила свет.

– Теперь посмотри на свою руку! – приказала носорожиха.

– Во сне невозможно увидеть свою руку! – возразил Макс.

Алка посмотрела на свои руки: сначала на правую, потом на левую, потом на невидимую.

– Отлично, – пробормотала носорожиха, как бы разговаривая сама с собой, и исчезла.


Утром Алка позвонила Максу и рассказала о своем сне.

– Круто! – восхитился Макс. – Ты знаешь, что включение света во сне – это одна из стандартных проверок хакеров сновидений на…

– Кого? Каких еще хакеров?

– Ну людей, которые исследуют сны, учатся управлять снами и так далее.

– А зачем управлять снами? – искренне удивилась Алла. – Это помогает расслабиться и снять стресс?

– Ну… нет… Наоборот…

– А, понятно! Значит, это помогает в продвижении по карьерной лестнице! – сообразила Алка.

Максим мысленно выдохнул и попытался сменить тему разговора. Это ему удалось.

……………………………………………………………………………………

Сайт о снах

Главная Сны Толкования Карты Поиск Контакты Ссылки Блоги


Прислал: Аноним 19 сентября в 4:11

Самая страшная секта в инете – это «Хакеры Сновидений»! Настоящее имя ее Главы я не буду открывать, так как реально опасаюсь за свою жизнь. Я знал двух людей, погибших от рук секты. Молодой человек, не выдержавший их привычного натиска, и девушка, которая категорически отказалась вступать в их секту после зачтения ей правил, что царят внутри «группы». Возможно, на их совести есть и другие смерти, о которых я не знаю.


Прислал: другой Аноним *******

Сам ты дурак. Падумаешь девушка погибла может она от чиво погибла!

СЕКТ ВОКРУГ КАК ГРЯЗИ!

НАДА БЫТЬ ОСТАРОЖНЫМ!!!!!


Прислал: третий Аноним *******

Среди «Хакеров Сновидений» есть и сотрудники государственной службы безопасности, что помогает им отслеживать нужных людей. Людей с интересами к магии и достаточным количеством денежных средств.

……………………………………………………………………………………

……………………………………………………………………………………

Прислал: я-потеряла-счет-какой-Аноним!))) *******

«Фигня это!

Помоему ты просто лдура что пошла в эту секту. А Кашпировский воще известный агент КГБ был, у ниво даже есть сикретная мидаль какаята!

Все это врантье было придумано чтобы отвлечь людей от истиного знания. Существуют доказательствоа (и они были в сети пока это не обноружили фсбшники) что по заказу бутанских антисемитов продажные лаборанты сикретново завода в Анапе изготовили целую партию резиновых киберклонов чтобы фокусировать энергопотоки сектантов на якобы магических сиансах. Такие псевдопрактики не могут привести к трансформации!

Тебе нужин сенситивный тренинг. Присаединяйся к нашему Браству Нагвальных Императоров Пространсва! Кстати приходи на наш семенар! В этот читверг в Бутово ночью мы устраиваем тотемный энергообмен с внешним полем согласно ученью сильнейшего концепта соверменности мага Джарастафа Ахнахпудри.

Мы модефецируем сваю перцептивную сущность чтобы индульгировать истиную пару – нагваль и тональ. Потом до утра ворочаим латиханы второго внимания.

ПОсле этово ты сможешь абстрактироваться во сне и по топологии совоей карты

ТС индуцировать иманацию ОС чтобы вакуумом мысли всосать мантру врага»[1].

……………………………………………………………………………………


Глава 23. Навигатор | Библия в СМСках | Глава 25. Похищение