home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

— В больницу, — сказал Уит, обращаясь к Гучу. — Прямо сейчас.

— Нет, — возразила Ева. — Я не ранена, Уит. Со мной все в порядке.

— Только не в больницу, — поддержал ее Гуч. — По крайней мере не сейчас.

Проехав назад по Кирби в спокойной тишине больших старых домов западного университетского района, они скрылись в тени аллей, тянувшихся вдоль улиц Тулан, Рутгере и Лойола, и вскоре возвратились в дом Чарли Фулхема, находившийся в десяти минутах езды от ресторана. Гуч строго соблюдал ограничение скорости и останавливался на каждом светофоре. Полиция в этих местах мгновенно штрафовала за малейшие нарушения правил движения.

Ева лежала на спине, и Уит, сняв свою синюю рубашку, стирал кровь с ее головы. Рана на голове, видимо от осколка, была небольшой, но сильно кровоточила.

Гуч припарковал машину за домом Чарли, так что ее не было видно с улицы, и, подхватив Еву, они поспешили в дом. В тот момент, когда ввалилась вся эта компания, Чарли мирно сидел на кухне, попивал пиво и просматривал «Техас бар джорнэл», отмечая забавные истории красным маркером.

— Что у вас, черт возьми, случилось? — Чарли уставился на Еву и залитую кровью рубашку Уита.

— Где аптечка «скорой помощи»? — спросил Гуч, ничего не объясняя.

— Сейчас принесу. — Чарли прошел в кухонную кладовую и достал из шкафа маленький пластиковый ящик, вид которого никак не вязался с происшедшей всего пятнадцать минут назад кровавой бойней. — Хотите, чтобы я вызвал службу 911?

— Нет, — возразил Гуч. — Мы сами о ней позаботимся.

— Это моя мать, — сказал Уит. Ему было странно выговаривать это сочетание слов, которое он никогда раньше не произносил. — Ева, это Чарли Фулхем. Гостеприимный хозяин дома.

— Привет, — глухо отозвалась Ева.

— Привет, — ответил Чарли.

Ева выдавила из себя слабую улыбку, но ее плечи продолжали дрожать. Только сейчас, при хорошем освещении, Уит обнаружил, что кожа на ее руках в мелких порезах. На его руках было то же самое, а лоб саднило от резкой боли.

— Они не смогли сесть нам на «хвост», — сказал Гуч, обращаясь к Уиту. — Ни плохие парни, ни полиция.

— Гуч, — позвал Чарли. — Мне нужно с тобой поговорить наедине. В гостиной и прямо сейчас.

— Разумеется, — спокойно согласился Гуч, будто не он только что застрелил человека.

Уит смыл кровь вокруг раны на голове Евы с помощью тампона, взял из аптечки ножницы и удалил седеющие волосы вокруг пореза. Рана была неопасной, но ее необходимо было зашить. Он обработал поверхность кожи дезинфицирующим средством из баллончика, и Ева сморщилась от боли. Закрыв рану марлевой повязкой, Уит аккуратно закрепил ее пластырем.

— Тебя нужно слегка заштопать — всего пару стежков. — Он положил в ее ладонь две таблетки обезболивающего и сказал: — Мы можем что-нибудь придумать и отвезти тебя в отделение «Скорой помощи». Тебя должен осмотреть врач.

— Нет, — отрезала Ева. — Ни в коем случае. Все подобные точки находятся сейчас под наблюдением Пола.

— Но он не может следить сейчас за всеми больницами Хьюстона.

— В том-то и дело, что может, — жестко произнесла Ева.

Гуч вернулся на кухню уже без Чарли, но с пистолетом в руке.

— Он выследил вас и вел до самого ресторана, — сказала Ева.

— Или вас, — коротко ответил Гуч.

— Вряд ли, — возразила Ева. — Ники и его водитель не дали бы мне с вами встретиться, если бы следили именно за мной. Они схватили бы меня при первой же возможности. Странно, что они не сцапали меня еще на парковке… Чтобы не попасться им на глаза, мне следовало войти в ресторан с другой стороны.

— Бакс не мог приказать, чтобы за нами следили. — Уит вопросительно посмотрел на Гуча.

— Согласен, — ответил Гуч. — Я бы заметил любой «хвост».

В комнате воцарилась тишина, не считая отдаленного бормотания телевизора, доносившегося из гостиной.

— Или не заметил, — упрямо продолжала Ева. — Ты что, никогда не ошибаешься?

— Практически да, — холодно сказал Гуч.

— Практически — этого в нашем случае совершенно недостаточно. Чтобы меня достать, Пол и Бакс могут нанять столько людей, сколько им понадобится. Они просто предложат долю от пяти миллионов, и за мной начнется настоящая охота. — Глядя на Гуча, она покачала головой. — Надеюсь, Гуч, у тебя найдется армия для прикрытия. За убийство Ника Пол будет мстить и не оставит тебя в покое.

— Никаких проблем, — заверил ее Гуч. — Надеюсь, мадам, что завтра мне снова представится случай спасти вас.

— Прекратите. — Уит присел, закрыв глаза. — Чарли, наверное, обеспокоен? — спросил он Гуча.

— Вовсе нет. К тому же я дал ему три доллара в качестве предварительного гонорара. Так что в данный момент все мы втроем являемся его клиентами и можем совершать любые преступления на свой вкус.

— Клиенты? — спросила Ева.

— Чарли — адвокат высшей квалификации по криминальным делам, Ева, — пояснил Гуч.

Она встала.

— Нет. Пусть никто больше обо мне не узнает, хорошо? Мне не нужен адвокат.

— Пожалуйста, сядь, — попросил Уит.

Помедлив, она тихо села.

— Гуч, что ты ему сказал?

— Что за Евой гонятся плохие парни. Насчет него можете не беспокоиться, он надежен как скала.

— Он может просто выставить нас отсюда.

— Я же сказал — с ним все в порядке. Уит, выйдем на минутку.

Уит последовал за Гучем в гостиную Чарли. В углу комнаты находились шкафы, в которых хранилась целая коллекция ружей, пистолетов и ножей. Некоторые экземпляры сияли свежей полировкой, а другие казались старинными и имели такой вид, будто их уже давно не использовали. Чарли вопросительно взглянул на Уита и Гуча. До их появления он смотрел мимо телевизора, в окно.

— О Боже! — воскликнул Уит. — Вот это арсенал!

— Люди, которых я защищал, были подонками, — прокомментировал Чарли, указывая на оружие. — Это мой страховой полис на случай, если им что-то взбредет в голову.

— Чарли, прими мои извинения. Я не хотел втягивать тебя в наши неприятности.

— Гуч может получить от меня все, что ему понадобится.

— Когда-то я оказал Чарли большую услугу в одном частном дельце, — сообщил Гуч.

Уит попытался что-то спросить, но Чарли только покачал головой.

— Иди к своей матери, Уит. Мы поговорим позже.

Гуч проследовал за Уитом в кухню и увидел, как тот скомкал свою пропитанную кровью рубашку. Ева, наблюдая за сыном, тихо сказала:

— Жаль твою рубашку.

— Все нормально, — успокоил ее Уит.

Вздохнув, она встала, подошла к стулу, на котором он сидел, и наклонилась к нему.

— Твой глаз совсем заплыл — нужно приложить к нему лед. И у тебя порезы…

Гуч с легкой улыбкой, как бы шутя, направил свой пистолет на Еву. Она не двигалась и смотрела на него застывшим взглядом.

— Какая трогательная забота! Прямо Флоренс Найтингейл, — с ехидцей произнес Гуч.

— Гуч, — попросил Уит, — прекрати.

— Расскажите нам, Ева, — сказал Гуч, не обращая внимания на слова Уита. — Как они могли проследить за нами? И почему они в вас стреляли, если вы занимаете в этой организации такое высокое положение? Какие пять миллионов вы им задолжали?

— Гуч, убери оружие, — настаивал Уит.

— Дорогой, ты меня не испугаешь, — жестко заявила Ева. — Если бы ты собирался меня пристрелить, то спокойно мог сделать это в ресторане. — Она обняла руками колени Уита.

— Послушайте меня внимательно, — жестко произнес Гуч. — Я не ваш сын и, в отличие от Уита, не питаю к вам никаких родственных чувств.

— Лекция по психоанализу в твоем исполнении? Но это то же самое, что лекция по хирургии от Джека-потрошителя, — сказал Уит. — Ты не тем занялся, Леонард. Посади свою задницу на стул и спрячь пистолет.

— Уит, — мягко возразил Гуч, — ты не видишь того, что вижу я.

— Я хочу, чтобы ты сейчас же положил оружие и угомонился.

Гуч нехотя опустил пистолет.

Ева смотрела ему прямо в глаза.

— Ты мне нравишься, Гуч. Ты ведь не шутил, правда?

— Нет, я не шутил.

— Мне нужен стакан воды, Уит, — сказала Ева. — Это длинный разговор.

— Сначала разговор, потом вода.

— У нее кровотечение, Гуч, и ей хочется пить. — Уит подошел к стойке, наполнил стакан льдом и водой и поставил его перед матерью.

— Ты забыл ломтик лимона, — едко произнес Гуч. — И красивую салфеточку.

— Перестань, прошу тебя, — взмолился Уит и подумал: «Ты убил человека, Гуч, и тебя это, похоже, совсем не волнует». Новые грани характера друга, о которых он даже не подозревал, вызвали в нем волну нервной дрожи, окатившую его с головы до ног.

— Я вижу, у нас собралась приличная команда, — не унимался Гуч.

— От тебя пока немного толку, — сказал Уит.

— Я так не думаю. Кто спас ваши задницы сегодня вечером? А кто, кстати, навлек на них опасность?

— Спасибо. — Уит слегка поклонился.

— Спасибо, Гуч, — сказала Ева. — Но, честно говоря, ведь ты старался не для меня, а для Уита.

— Разумеется.

— Я отвечу на твои вопросы, — продолжала Ева. — И прежде всего потому, что ты задал их в неожиданно приятной форме. Кроме того, ты сможешь взять с собой Уита и тем самым прямо сейчас вытащишь его из этой заварухи.

Ева отхлебнула холодной воды и начала свой рассказ. Она поведала им всю историю от начала до конца. О том, как Пол решился на крупную сделку, чтобы поддержать свой трон и сделать Беллини более могущественными. О поставленной перед ней задаче собрать пять миллионов отмытых денег наличными, чтобы заплатить Кико за кокаин. О том, как попался Фрэнк, и о предупреждении, сделанном ей Полом. О неожиданном появлении незнакомца в офисе Альвареса, своем бегстве и возвращении туда. Наконец Ева подошла к тому, что больше всего напугало ее в этот ужасный день, — как она нашла мертвыми двух мужчин и обнаружила, что деньги, пять миллионов, исчезли. Совсем коротко она рассказала о преследовании Бакса и его попытке убить ее.

— Этот мужчина, он был твой частный детектив, дорогой, да? Мне очень жаль. Очень, очень жаль.

Услышав о смерти Гарри, Уит опустил голову и закрыл лицо руками. В кухне наступила тишина. Из гостиной доносились приглушенные голоса телеведущих — Чарли просматривал новости местных каналов, рассчитывая услышать сообщения о стрельбе в «Пай Шеек». Мелкий дождик лениво барабанил по темным стеклам окон.

— Я не просил Гарри входить с тобой в контакт, — с горечью произнес Уит. — Господи, что же я наделал? — Он подумал о Клаудии. Это она посоветовала ему обратиться за помощью к Гарри. Уит понимал, что именно от него Клаудия должна услышать эту печальную новость, но даже не представлял, как сообщить ей о гибели их общего друга.

— Это не твоя ошибка, Уит, — пытаясь утешить его, сказала Ева. — Просто он оказался в плохом месте в неподходящее время. Очевидно, Гарри следил за мной. — Она потянулась, прикоснувшись к его колену.

Гуч засопел, поглядывая на нее исподлобья. Уит сидел поникший и раздавленный.

— Ты сказала, что Бакс убил Гарри и Дойла и завладел деньгами.

— Да, — подтвердила Ева. — Бакс или собирается оставить их себе, или хочет, чтобы Пол потерпел фиаско. В результате он сможет наложить лапу на владения Беллини.

— И какова сейчас ситуация с этой сделкой?

— Все просто — без денег она не состоится.

Уит снова наполнил стакан матери кубиками льда и водой и поставил его на стол.

— Перед тем как на нас напали, ты заявила, что не намерена обращаться в полицию. Но ведь погибли невинные люди, поэтому мы обязаны вызвать полицию или попросить, чтобы копам позвонил Чарли.

— Ники убил официантку, а Гуч убил Ники. Разве это не одно и то же? — спросила Ева. — Понятно, что Гуч вряд ли захочет обсуждать эту тему в судебном порядке. — В ее голосе прозвучала надежда.

— Ему не о чем беспокоиться, — возразил Уит. — Это была самооборона.

— Но суд Пола Беллини вряд ли согласится с таким мнением. — Тот, кто убил одного из его людей, должен умереть. И никакие оправдания не принимаются.

— Значит, придется убить самого Пола Беллини, — невозмутимо констатировал Гуч.

— Ты никого больше не убьешь, Гуч, — сказал Уит. — А мы с тобой, Ева, пойдем в полицию, чтобы рассказать им все, что тебе известно. Ты сможешь воспользоваться программой защиты свидетелей…

Она нервно рассмеялась.

— Нет, нет и нет. Это бессмысленно. Я не намерена снова обзавестись чужим именем, чтобы провести остаток жизни, каждый раз поглядывая через плечо в ожидании возмездия. Если я заговорю, мне конец. Они обязательно до меня доберутся.

— А почему ты считаешь, что у тебя есть выбор? — спросил Уит.

— Ах вот как! Значит, это твоя месть за то, что я была плохой матерью? — Она пожала плечами. — Ну что ж, тогда звони в полицию, Уит. Но помни, что, если ты это сделаешь, я не скажу больше ни слова. А твое свидетельство относительно этих миллионов основано на слухах.

— Гарри Чайм был человеком, к которому я питал искреннюю симпатию, — холодно произнес Уит. — Он нравился мне больше, чем ты. И он умер только потому, что я хотел тебя разыскать.

— Это не моя ошибка.

— Но это твоя проблема, Ева. Не пытайся запугивать меня тем, что ты сделаешь или не сделаешь. Я сам скажу тебе, как ты должна поступить.

— Вот это уже по-нашему, — одобрил его Гуч.

— Ты хочешь сказать копам, что Гуч убил человека и сбежал с места происшествия? — хладнокровно спросила Ева. — Прекрати заниматься самообманом. Твои попытки оправдаться ни к чему не приведут. — Она вела себя довольно уверенно.

— Для вас это еще больший риск, дорогая Ева, — заметил Гуч.

— Тогда зачем нужно было спасать меня? Вам не терпелось сдать меня полиции? — Она резко повернулась к Уиту. — Я не понимаю.

— Я заставлю Бакса заплатить за убийство Гарри собственной шкурой. А тебя, Ева, я прошу быть более осторожной в своих оценках.

Уит снова вспомнил о мертвеце из Монтаны, человеке, с которым она, возможно, покинула Порт-Лео много лет назад, и так называемом самоубийстве. Он попытался представить, как его мать убивает человека, но у него ничего не получилось. Глядя на Еву, которая, ссутулившись, сидела в своем помятом, промокшем костюме, с уродливой повязкой на голове и размазанным дождем макияжем, он испытывал смешанное чувство жалости, презрения и негодования.

— Ты ведь хотел встретиться со мной, правда? И для этого меня разыскивал? Или только затем, чтобы запугивать и шантажировать меня?

— Я не понимаю, о чем речь, — ответил Уит.

Она посмотрела на Гуча.

— Когда Гуч звонил мне, он упоминал имя Джеймса Пауэлла и сказал, что натравит на меня полицию Монтаны.

— Да. Это была моя идея. — Уит пристально посмотрел на Еву.

Она бросила на него ответный взгляд, полный недоумения.

— О, Уит. Но я не убивала Джеймса Пауэлла. Он сам покончил с собой.

— И вы взяли деньги на хранение? — спросил Гуч.

— Какие деньги?

— Мне наплевать на Джеймса Пауэлла, — заявил Уит. — Я хотел найти тебя, чтобы привезти в Порт-Лео. Ты должна увидеться с отцом до его смерти. Я вовсе не пытаюсь подставить тебя.

Она скрестила руки на груди.

— Отлично, я готова туда поехать. Ты, Бейб и остальные мальчики смогут сказать мне в лицо, какая у них плохая мать, а я все это покорно выслушаю. Но я поеду только на своих условиях.

— Не позволяй ей торговаться с собой, Уит, — предостерег Гуч.

— Давай послушаем, о каких условиях идет речь.

— Я хочу оправдать свое имя в глазах Пола, — твердо сказала Ева. — Он должен знать, что я не брала деньги. Это значит, что нужно или доказать, что их взял Бакс, или найти их и вернуть Полу. В противном случае я — мертвая пташка. Кроме того, я не желаю провести остаток своей жизни в бегах.

— Поскольку теперь вы в одночасье стали домоседкой, окруженной большой семьей, — ехидно вставил Гуч.

— Гуч, оставь нас одних ненадолго. Пожалуйста, — попросил Уит.

Гуч молча встал и вышел.

— Я бы хотела иметь такого друга, как Гуч, — неожиданно сказала Ева. — Он твой личный питбуль и любому за тебя перегрызет глотку. Считай, что тебе повезло.

— Итак, тебе нужна наша помощь?

Она стерла с губ остатки помады.

— Я не собираюсь подвергать вас опасности, Уит. Но мне не к кому обратиться. Фрэнк и пальцем не пошевелит, чтобы помочь мне. Бакс подставил меня, и никто теперь мне не верит. Я не в состоянии сделать что-либо в одиночку.

— Отлично. Тогда мы звоним в полицию. — Он снова закинул ей пробный шар.

— В таком случае я буду молчать и не поеду с тобой в Порт-Лео, а Гуч пусть проверит свои шансы и попытается оправдать себя перед правосудием округа Гаррис. — Она пожала плечами и открыла аптечку. — Позволь мне обработать твои порезы. — Уит молча согласился, присев рядом с Евой.

— Когда ты был ребенком, то почти не плакал, набив себе шишку или поцарапавшись. Совсем не так, как Марк, — вспомнила она и улыбнулась. — Он выл, как сирена.

— Не надо прогуливаться со мной по аллее памяти. У тебя нет билета на вход.

— Послушай, я вовсе не хочу выглядеть сентиментальной. — Ева встала, наполнила мешочек колотым льдом и поместила его в полотенце. Затем она передала его Уиту и снова присела рядом.

— Так как мы можем помочь тебе, Ева? — спросил Уит.

— Твой друг показал свои исключительные способности в этой перестрелке.

— Его мозги уже давно сварились на жарком солнце; ни в чем другом он не силен.

— Тем не менее этим вечером он действовал достаточно ловко и грамотно, — сказала она. — А чем ты занимаешься, Уит?

Он помедлил, не сообразив сразу, что Ева спрашивает его о работе. Если она узнает, что он судья, то сбежит не задумываясь, и снова испарится, как дождевые капли в лучах солнца. Уит был представителем правосудия, и, если о сегодняшнем происшествии, в котором он оказался замешан, станет известно, его тут же уволят. Уит любил свою работу, но, сидя напротив матери, думал: «Это всего лишь работа и ничего больше. Я не хочу говорить о себе».

— Если ты поможешь мне найти деньги и восстановить мое имя, — сказала она, — я поеду с тобой в Порт-Лео.

— Мы должны поехать в Порт-Лео сейчас.

— Я предлагаю тебе сделку, Уит. Помоги мне или позволь уйти. — Ева помолчала в ожидании ответа и встала. — Ну хорошо. Тогда начинай действовать и позволь им прикончить меня.

— Вот теперь ты говоришь как мать.

— Я знаю, что я никакая мать. Я это знаю, — в ее охрипшем голосе прозвучала безнадежность.

— Отец говорил, что до побега ты была хорошей матерью. Как оно было в действительности, я, конечно, не помню.

Она провела пальцем по деревянной столешнице, от которой, казалось, исходило тепло.

— Наверное, тогда ты устала от нас? Решила, что дети — это далеко не шуточное дело? — Уит старался говорить спокойно. — Что у нас и отца было не так?

— Значит, ты думаешь, что это была ваша ошибка. — Ева подошла к крану и налила в свой стакан свежей воды. — О Боже! — воскликнула она, повернувшись к нему спиной. — Мне очень жаль. С тобой все было в порядке, Уит. И с твоими братьями, и даже с твоим отцом. Все дело во мне самой. Именно я согнулась тогда, а потом и сломалась.

— Покинув семью, ты сломала и всех остальных.

Она пила воду, искоса поглядывая на него.

— Похоже, что ты сейчас в норме.

— Я достаточно крепкий человек.

— Но ты почему-то решил отправиться на мои поиски. Не потому ли, что в твоей крепости есть брешь, которую ты рассчитывал залатать с моей помощью?

— Вот как! У тебя, оказывается, еще остались силы, чтобы ударить побольнее, — с сарказмом заметил Уит. — Сейчас ты говоришь с откровенным цинизмом.

— Бэби, я на самом деле такая.

— Наверное, это сослужило тебе хорошую службу в новой жизни. — Он покачал головой и горько произнес: — Банда! Ты променяла своих детей на криминальную организацию.

— Надеюсь, тебе никогда в жизни не придется принимать действительно ужасное решение. Большинству людей удается этого избежать. Они легко идут по жизни, хотя и плачутся, вспоминая о нелогичности своих поступков. — Ева допила свою воду. — Надеюсь, тебе в этом повезет.

— Не проси о жалости. Ты сделала свой выбор. Сомневаюсь, что ты долгие годы мучилась бессонницей, вспоминая о нас.

— Я вовсе не рассчитывала на твое понимание, — сказала Ева, — поэтому не собираюсь перед тобой оправдываться. Меня сейчас твердо намерены убить, причем готовят для меня страшную смерть, чтобы узнать, где я спрятала деньги. — Немного помолчав, она заговорила несколько спокойнее: — Я никогда не была так напугана в своей жизни, кроме того дня, когда покинула вас.

— Ты была напугана?

— Очень сильно. Думаешь, это было так просто? Нет, я… — Она замолчала. — Я не хочу тебе объяснять.

— Ты просто не можешь.

— Тогда я не буду напрасно сотрясать воздух. — Ева подошла к задней двери дома и открыла ее. Снаружи под раскидистыми дубами лежала свежая, умытая ночь. В ветвях все еще шуршали капли дождя. — Ты больше не увидишь меня. Спасибо тебе и Гучу за мое спасение. Я благодарна вам, что вы отсрочили то, что все равно неизбежно случится. Прощай, Уит.

Он встал и резко захлопнул дверь. Ему не хотелось, чтобы она уходила. Найти и потерять в течение часа — это было слишком. Бледное лицо Евы застыло в ожидании.

— У тебя есть план? — спросил Уит. — Относительно того, как подобраться к деньгам?

— У меня есть пара мыслей, как подцепить Бакса и доказать, что он предал Пола. Получить свидетельство, которому Пол поверит. Но я не смогу сделать это в одиночку.

— Тогда по рукам, мама. Мы отомстим Баксу за смерть Гарри. А потом ты поедешь со мной в Порт-Лео, чтобы встретиться с отцом и братьями. Но если ты обманешь меня или снова сбежишь, я лично сдам тебя федералам, и ты будешь гореть в аду за все свои грехи.

— По рукам, — тихо ответила она.


Глава 15 | Хватай и беги | Глава 17