home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Утро в Порт-Лео в пятницу выдалось великолепное, воздух был чист, а небо приобрело нежный жемчужный оттенок. Когда солнечный свет проник сквозь окно и разбудил ее, Клаудия Салазар не слишком обеспокоилась тем обстоятельством, что спала всего пять часов. Прошлой ночью управление полиции Порт-Лео совместно с командами шерифов из Энчина и Аранзаса раскрыло ограбление и шайку укрывателей краденого. Аресты и допросы с участием Клаудии продолжались до двух часов ночи.

Но даже зимнее солнце манит и зовет за собой в новый день.

Клаудия отправилась на ленивую пробежку по ровному берегу вдоль залива Святого Лео. За узким барьером островков, стерегущих побережье Техаса, на горизонте виднелись очертания рыбацких лодок. Утренний воздух был по-февральски холодным, но тем не менее она сняла ветровку, повязала ее вокруг пояса и, развернувшись, побежала обратно вдоль берега и парковой зоны, ощущая, как ее тело наполняется теплом и энергией.

Клаудия возвращалась в свою небольшую квартиру, прихватив по дороге в маленьком магазинчике бутылку грейпфрутового сока и пирог с яйцами и картошкой. Попивая сок и поглощая пирог, она прошла район магазинов Порт-Лео и площадь, где находилось здание суда. Из пансионата рядом с площадью вывалилась толпа туристов, вооруженных камерами и биноклями и жаждущих лицезреть знаменитые гудящие портовые краны. Поднявшись к себе домой, она встала под горячий душ, а затем на одну минуту, показавшуюся невероятно длинной, включила ледяную холодную воду и затем снова горячую. Выйдя из душевой и вытершись насухо полотенцем, Клаудия отправилась одеваться в спальню. На автоответчике мигал индикатор сообщения, и она нахмурилась, надеясь в душе, что это не служебный звонок. На этой неделе она отработала уже больше шестидесяти часов.

Клаудия прослушала запись. Дрожащий женский голос говорил:

— Мисс Салазар? Это Барбара Захари из «Чайм инвестигейшенс». Пожалуйста, позвоните мне, как только получите это сообщение. Пожалуйста.

Клаудия надела джинсы и тенниску и набрала номер. Она немного знала Барбару Захари, мать-одиночку, которая выполняла обязанности секретаря у Гарри. Если в деле Уита наметился прорыв, то зачем Гарри понадобилось сообщать новости ей, вместо того чтобы выложить их Уиту?

— «Чайм инвестигейшенс».

— Барбару Захари, пожалуйста.

— Это я, — голос женщины звучал как-то глухо.

— Привет, это Клаудия Салазар. Вы оставляли мне сообщение?

— Да. — Наступило короткое молчание. — Гарри мертв.

Хорошо разогретые мышцы Клаудии мгновенно сжались. Она рухнула на край неубранной постели, чувствуя, как у нее перехватило дыхание.

— О Боже!

— Его застрелили в Хьюстоне где-то возле порта. Вчера в первой половине дня. Полиции понадобилось время, чтобы идентифицировать личность. У него не было с собой удостоверения, но неподалеку оказался арендованный им автомобиль. — Барбара замолчала, всхлипнув.

— Я не могу поверить, что Гарри нет в живых, — растерянно произнесла Клаудия.

— Я знаю, что у него в Хьюстоне было дело, над которым он работал, — продолжала Барбара и уточнила: — Для Уитмена Мозли. Гарри сказал мне, что вы в курсе. — В ее голосе прозвучала едва уловимая укоризна, будто Клаудия должна была нести ответственность за случившуюся трагедию. — Телефон в доме судьи Мозли не отвечает. Вы не могли бы дозвониться до него? С ним хочет поговорить представитель полиции Хьюстона.

— Я перезвоню им прямо сейчас. Кто занимается расследованием в Хьюстоне? — Клаудия схватилась за блокнот.

— Имя следователя Артуро Гомес. — Барбара заплакала. — Извините. Это… так трудно. Он был очень добр ко мне.

— Мне очень жаль.

— Я работала с ним с самого начала, — говорила Барбара. — Он никогда не брался за опасные дела.

— Мне хотелось бы, чтобы вы рассказали подробнее, — попросила Клаудия. — Все, что вам известно.

— Они нашли Гарри в офисе страховой кампании возле хьюстонского порта вместе с другим мужчиной, имя которого мне неизвестно. Я вообще ничего о нем не знаю.

Через пять минут Клаудия уже звонила в двери домика для гостей, где жил Уит. Ей никто не ответил, но она увидела «форд» Уита, стоявший неподалеку от въезда к главному дому семьи Мозли. Она быстро прошла к парадному входу и стала звонить, а потом и стучать в двери.

На пороге появилась Ирина Мозли. В халате, непричесанная, с заострившимися чертами лица, она выглядела очень утомленной. Это была красивая женщина, но внезапно свалившаяся на нее тяжелая болезнь Бейба, казалось, придавила ее. Клаудии молодая жена Бейба не особо нравилась, поскольку она считала ее хищницей, которая использовала богатого пожилого мужчину для бегства из российской нищеты. Однако мысль о том, что муж этой женщины находится при смерти, смягчило ее сердце.

— Клаудия, привет, — сказала Ирина. Она всегда говорила так тихо, будто кто-то рядом шпионил за ней. Вид у нее был измученный, а под глазами появились темные круги.

— Извини, что побеспокоила тебя так рано. А где Уит?

— Уехал в Хьюстон, — неожиданно жестко ответила она.

— Зачем?

Клаудия вспомнила, что Барбара сказала: «Другой мужчина. Они нашли Гарри вместе с другим мужчиной». У нее все внутри похолодело от страха. О господи, Уит.

— Он ничего мне не сказал. — Ирина поджала губы. — Уехал вчера сразу после заседания.

— Он вылетел на самолете? Его автомобиль стоит на месте.

— Нет, — сообщила Ирина. — Он отправился вместе с этим типом, Гучем. — Она нахмурилась, подчеркивая свою неприязнь к данной персоне.

Поблагодарив Ирину, Клаудия вернулась к своему автомобилю и попыталась дозвониться Уиту по сотовому телефону. Ответа не было. «Господи, — подумала она. — Нет, только не Уит».

Вернувшись домой, она вновь позвонила Барбаре Захари, и та уверенно сказала:

— Уит Мозли находится в Хьюстоне, это совершенно точно. — И, помедлив, воскликнула: — О Боже! Что если судья Мозли окажется тем человеком, которого нашли вместе с Гарри?

— Я уверена, что с ним все в порядке, — стараясь говорить хладнокровно, заявила Клаудия.

Она поблагодарила Барбару, снова выразила ей соболезнования и положила трубку. Не прошло и пяти минут, как она снова позвонила Уиту по сотовому телефону. В трубке раздался его голос, предлагающий оставить сообщение. Клаудия попросила срочно перезвонить ей, отключилась и прилегла на кровать, ощущая тяжесть на сердце и во всем теле.

Немного позже она сделала звонок начальнику полиции и сказала, что едет в Хьюстон на уик-энд. Он не был слишком обрадован, но Клаудия, сообщив, что убили ее друга, была непоколебима и настойчива. При этом она не сказала, что, возможно, убиты двое ее друзей. Потом она оставила сообщение для Артуро Гомеса из управления полиции Хьюстона, пояснив, что у нее есть информация по делу Гарри Чайма, и попросила его перезвонить ей как можно скорее. Положив в сумку пистолет и разрешение на ношение оружия, пару запасных обойм, свой полицейский значок (хотя, разумеется, она не имела права представлять закон в Хьюстоне, но чувствовала, что он может пригодиться), а также необходимую одежду, Клаудия позвонила матери и предупредила ее, что уедет из города на пару дней. Покончив со сборами, она решительно направилась к своей «хонде».

«С Уитом все в порядке, — твердила она про себя как заклинание. — С ним все хорошо».

Клаудия ехала очень быстро, примерно на двадцать миль в час сверх установленной на трассе скорости.


Глава 16 | Хватай и беги | Глава 18