home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

— Прекратите поиски, судья, — сказал Гарри Чайм. — Это самый лучший совет, который я могу дать вам.

Уит Мозли сжал пальцами бутылку пива и увидел, что его подруга Клаудия Салазар придвинулась к нему на дюйм ближе, демонстрируя молчаливую поддержку.

— Я так просто не сдамся, — возразил Уит. — Не собираешься ли ты сообщить мне, что зашел в тупик?

— Нет, — ответил Гарри. — Я просто хочу сказать, что поиски вашей матери — не самая лучшая идея. Это может оказаться, скажем так, опасно.

— Опасно? Ты, должно быть, шутишь? — спросил Уит.

— Я не часто доверяю предчувствиям, но у меня есть одна догадка в отношении того, где можно найти ее следы. Но, прежде чем продолжить поиски, я должен знать, насколько вы готовы рисковать.

Клаудия положила руку на плечо Уита.

— Уит — крепкий орешек, Гарри. Выкладывай все как есть.

Гарри легко провел ладонью по темным волосам. В очках, желтом шелковом галстуке и твидовом пальто, он не слишком походил на частного детектива. Со своей взъерошенной шевелюрой он больше напоминал преподавателя английского языка, но в его доброжелательной манере общения было нечто, вызывавшее у судьи Уита доверие. К тому же Гарри был инструктором Клаудии в полицейской академии еще до того, как она стала работать в управлении Порт-Лео. Сейчас, сделав глоток чая со льдом и отставив свой стакан, детектив пристально смотрел на Уита, будто пытаясь измерить силу его духа.

— Вам может не понравиться то, что вы услышите, судья. В случае утечки этой информации есть вероятность, что в следующий раз вас не выберут на эту должность. — Он понизил голос: — Кроме того, я знаю, что ситуация с вашим отцом достаточно деликатная, чтобы…

— Гарри, — прервал его Уит, — врачи дали отцу четыре месяца. В течение многих лет он хотел узнать, что же в его поведении заставило мою мать бросить достойную жизнь и шестерых сыновей, любивших ее. Я надеюсь, ты сумеешь разыскать эту женщину, а я притащу ее домой и поставлю перед отцом, прежде чем он умрет. Я желаю, чтобы она объяснила мотивы своего поступка. Меня не волнует, разрушу ли я при этом ее прекрасное существование, если оно сейчас имеет место.

Они расположились в задней части «Вайткэп» — маленького рыбного ресторанчика с видом на залив Корпус Кристи. В этот будний февральский день в нем было пусто. Мрачное небо цвета жженого древесного угля нависло над продуваемым холодным ветром заливом, который простирался перед ними. Здание ресторана было выкрашено веселой желтой краской; столы в зале располагались довольно тесно, но заполнявшие их за ланчем гости уже испарились, устремившись на Оушен-авеню, к относительно небольшим домам центральной части города или к огромным особнякам, выстроившимся вдоль улицы.

Гарри Чайм выложил на стол целый ворох своих бумаг.

— Значит так, — произнес он. — Мне известно, что ваш отец нанимал сыщиков для ее поисков в течение нескольких месяцев после того, как она исчезла.

— Да, — подтвердил Уит. — Именно тогда Бейб начал пить и махнул на все рукой.

— Похоже, что детективы не слишком преуспели в розыске.

— А сейчас в игру вступает наш Гарри, — улыбнулась Клаудия. — Я верю, что у тебя все получится, потому что ты гений.

Гарри пропустил комплимент мимо ушей.

— Исчезновение вашей матери в основном рассматривалось под тем углом зрения, что она просто устала от замужества и необходимости растить шестерых детей. — Гарри положил руки на папку. — Они видели в ней женщину, собравшую чемодан, нанявшую адвоката, чтобы развестись, и уехавшую в поисках лучшей жизни. Но в любом случае развод подразумевает, что она может вернуться, чтобы снова увидеть детей. Если же она ни разу не появилась и никак не дала о себе знать, это должно означать, что с ней случилось нечто плохое. Но подобная теория в действительности является полнейшей чепухой, — подытожил Гарри. — По той простой причине, что она уехала не одна.

Уит покачал головой.

— Никто не пропадал одновременно с ней из Порт-Лео или любого из близлежащих городов. Она не могла тогда уехать вместе с бойфрендом.

— Я изучил информацию обо всех людях в Техасе, исчезнувших в том же месяце, что и ваша мать. Всего их оказалось девятнадцать, не считая Элен Мозли. Четырнадцать позже обнаружились, целые и невредимые. С остальными пятью все сложилось иначе. Двое из них были детьми, которых похитили и убили: одного — в Форт-Уэрте, а другого — в Хьюстоне. Третьей оказалась молодая женщина из Тексарканы, которая была изнасилована и убита, а затем, три месяца спустя, найдена на отмели в реке Сабин. Четвертым был пожилой мужчина со старческим психозом, ушедший из дома престарелых в Эль-Пасо и погибший в пустыне вследствие паралича. А вот пятым оказался Джеймс Пауэлл.

— Мне незнакомо это имя, — заметил Уит.

— Джеймс Пауэлл был сотрудником банка в Далласе. Он похитил в своем банке более полумиллиона наличными и скрылся. Через три недели он совершил самоубийство в городе Боузмен, штат Монтана. Фактически он исчез за неделю до вашей матери. — Гарри Чайм открыл папку. — И этот Пауэлл регулярно ездил на рыбалку в Порт-Лео.

— Многие люди делают то же самое, — вставила Клаудия. — Какие у тебя есть доказательства их связи?

— Описание женщины, которая проживала с Джеймсом Пауэллом в мотеле Боузмена и уехала после его смерти, совпадает с описанием вашей матери, за исключением цвета волос.

Уит поправил очки.

— Действительно интересно.

— Я начал поиски в Далласе и Боузмене и собрал кое-какие сведения о Джеймсе Пауэлле. Оказалось, что он говорил своему приятелю в банке, что у него роман с замужней женщиной. Правда, он не упоминал о Порт-Лео, но рыбачил там почти ежемесячно.

— У женщины с шестью маленькими детьми не хватит энергии на любовные приключения, — сказала Клаудия.

— Шестеро мальчишек, путающихся под ногами, вполне могут подтолкнуть к интрижке на стороне, — задумчиво произнес Уит. — Мы очень часто оставались одни, Клаудия, или же находились под присмотром бабушки, или с друзьями. Думаю, что у моей матери была возможность встречаться с мужчиной. Другое дело, что довольно трудно скрывать это в течение длительного времени.

— Все значительно упрощается, если он не местный, — сказал Гарри. — В этом случае гораздо меньше шансов, что о нем узнают. Он мог останавливаться в разных отелях или же в Рокпорте, Порт-Аранзасе и Лорел Пойнте, где Элен никто не знал.

— Я хочу спросить относительно этого Джеймса Пауэлла. Это точно было самоубийство? — Клаудия старалась не смотреть на Уита.

— Неплохая гипотеза, — невозмутимо заметил Уит.

Гарри извлек из папки фотокопию поблекшего от времени полицейского рапорта.

— Никаких следов борьбы, но, согласно отчету по интоксикации, он находился в состоянии опьянения. На пистолете не было отпечатков, кроме его собственных.

— А эти полмиллиона не всплыли? — поинтересовалась Клаудия.

— Нет. Данное обстоятельство, разумеется, весьма заинтересовало детективов.

— А женщину, которая была вместе с ним, никогда не подозревали?

— Конечно, ее рассматривали в качестве подозреваемой, но проблема в том, что след Евы Майклз потерялся. Они с Пауэллом жили не вместе, снимали отдельные комнаты, находящиеся рядом по коридору. Женщина приехала в мотель на неделю позже, и, по свидетельству горничной мотеля, вначале они не были знакомы. Пару раз горничная видела, как они ходили к друг другу, но и только. Эта женщина уехала в ту же ночь, когда умер Пауэлл.

— Ева Майклз. Элен Мозли, — медленно произнес Уит.

— Вот именно. В соответствии с отчетами детективов, женщина с именем Ева Майклз купила билет на самолет из Боузмена, а затем, прилетев в Денвер, арендовала там автомобиль, используя фальшивую кредитную карточку. Машина была найдена брошенной в Де-Мойн, в штате Айова. Затем след Евы Майклз затерялся, и полиция Боузмена больше ничего не смогла раскопать.

— Значит, моя мать, если она была этой женщиной, является убийцей и воровкой, — подытожил Уит. — Думаю, что на данный момент я узнал о ней вполне достаточно.

— Но, может быть, это не она, — сказал Гарри. — Существует и вторая часть моего расследования, которая тоже содержит малоприятные сведения. Оказалось, что Джеймс Пауэлл занимался отмыванием денег через свой банк для парочки небольших предприятий в Далласе, которые служили прикрытием организованного криминального клана в Детройте, семьи Беллини. Деньги были украдены со счетов, которые он открыл для них. Эти парни могли перехватить Пауэлла в Боузмене. Однако я уверен, что в этом случае бандиты вдоволь поиздевались бы над ним, прежде чем убить, но на теле убитого не было никаких следов побоев или пыток.

— Но в этом могло и не быть надобности, — заметила Клаудия. — Они нашли деньги, взяли их и аккуратно убили его.

— Инсценировка самоубийства — это не их стиль, — возразил Гарри. — И они вряд ли оставили бы тело в мотеле.

Уит потянулся через стол за старым полицейским отчетом и стал изучать описание женщины.

— «Рост — пять футов, шесть дюймов. Вес — примерно сто сорок фунтов, привлекательное лицо, зеленые глаза, рыжие волосы», — читал он вслух. В качестве приложения в отчете имелся эскизный рисунок, в целом похожий на портрет его матери. — Здесь говорится, что она работала официанткой в пивном заведении. Но зачем ей понадобилось устраиваться на работу, если у них было полмиллиона наличными?

— Чтобы не привлекать к себе излишнее внимание, — резонно предположил Гарри.

— У этой Майклз рыжие волосы, а моя мать была шатенкой.

— Это всего лишь мера предосторожности, если она находилась в бегах вместе с растратчиком из банка, — сказал Гарри. — Вы не помните, кто-либо еще интересовался вашей матерью после ее исчезновения? Кто-нибудь из незнакомцев?

— Нет. Отец знал бы об этом.

Лицо Гарри смягчилось.

— Как он держится?

— Ему приходится нелегко. — Уит бросил взгляд на залив, который уже не был пустынным в этот зимний день. Одна парусная лодка смело рассекала серые волны, резко разворачиваясь и поднимая фонтан искрящихся брызг. — У него ужасное состояние. Он знает, что умирает, а тут я еще сообщу ему, что моя мать сбежала с растратчиком из Далласа, который был связан с гангстерами и покончил жизнь самоубийством. — Уит покачал головой. — Возможно, что подручные Беллини поймали и убили их обоих, но спрятали ее тело где-то в другом месте.

— И при этом похожая на нее женщина в тот же день уехала из Боузмена? — тихо произнесла Клаудия. — Будем считать, что она убила любовника и прихватила деньги. Или же Пауэлла замучили совесть и страх и он покончил с собой, а она опять-таки взяла эти деньги.

— Разумно, — похвалил ее Гарри. — Ты здорово соображаешь, Клаудия. У этой женщины был небольшой выбор. Одна из возможностей — вернуться домой.

— Она этого не сделала, — констатировал Уит.

— Вторая — это удариться в бега и жить в постоянном ожидании, что до тебя рано или поздно доберутся Беллини.

— Этот выбор представляется вполне логичным, — сказала Клаудия.

— Да, и тогда вы можете поставить крест на ее поисках, — заявил Гарри. — Но я допускаю третий вариант — отправиться к Беллини, чтобы вернуть деньги, и таким образом покончить с этой историей.

— Это колоссальный риск, — заметила Клаудия.

Гарри извлек из папки очередную порцию скрепленных степлером бумаг.

— Верно. Тони Ларго известен как акула, промышлявшая в сфере займов в Далласе, и он был довольно близок к Джеймсу Пауэллу. Он обратился к федералам примерно через десять лет после смерти Пауэлла и сообщил, что по улице пошел слушок, будто Беллини искали Пауэлла, но не смогли добраться до денег. К тому же несколько лет назад Беллини потеряли былое влияние. — Гарри раскрыл очередную папку. — У федералов никогда не было весомых финансовых улик, чтобы обвинить Беллини в рэкете. Томми Беллини, глава клана, подчищал за собой и своими головорезами не хуже опытной сиделки. Это был самый беспощадный бандит в криминальных кругах Детройта, но при этом умевший оставаться в тени. Так продолжалось до тех пор, пока пару лет назад он не убил другого босса, причем без соответствующего согласования. Тем самым Томми привлек к себе слишком пристальное внимание, и за это его практически отстранили от дел — другие семьи просто перестали с ним работать. Его жена происходит из богатой техасской фамилии, поэтому они вернулись в ее родной Хьюстон. Он занялся импортом дорогого текстиля, ковров, произведений искусства и прочего в том же духе. Все было легально, тем более что за ним тщательно присматривали. Вероятно, он ввозил кокаин и гашиш, но как я могу знать об этом точно? Полиция Хьюстона однажды попыталась прижать Беллини, но он подал на них иск и размазал их задницы по асфальту, выиграв в суде компенсацию в миллион долларов, так что я даже не представляю, как они могли следить за ним после этого. — Гарри вытащил газетную вырезку. — Месяц назад у Томми случился инсульт прямо за рулем «ягуара», когда он ехал по трассе вдоль залива. Машина разбилась. Двое его приятелей, сидевших на заднем сиденье, погибли, а Томми Беллини до настоящего времени находится в коме.

Уит скомкал мокрую салфетку, на которой стоял его бокал с пивом.

Гарри откинулся назад.

— Автомобиль Евы Майклз был найден в Де-Мойн. Это по дороге в Детройт из Денвера. Она вовсе не убегала, а целенаправленно куда-то ехала.

— Или же Беллини изловили и убили ее, — произнес Уит хриплым голосом. — И она давным-давно мертва.

— А может, они проявили по отношению к ней благодарность. Не исключено, что она хотела у них кое-что получить, — неожиданно заявил Гарри.

— Что именно? — спросил Уит.

— Новую жизнь, — ответил Гарри. — Вы хотите, чтобы я поискал связь между Евой Майклз и Беллини? Шансов здесь маловато, но это все, что мне осталось проверить.

— Это может оказаться похуже, чем ящик Пандоры, — сказал Уит. — Подумать только — банда преступников. О Боже!

— Я не боюсь этих людей, судья, — заверил его Гарри. — Ну, может, чуть-чуть. Я готов поехать в Детройт уже сегодня вечером.

— В Детройт? А как насчет Хьюстона?

— Она могла находиться в Детройте, когда в организации Беллини произошел раскол. Но я попробую порыскать и в Хьюстоне.

Уит кивнул.

— Найди ее, Гарри. Пожалуйста.


На обратном пути в Порт-Лео они сделали остановку у морга в округе Нуэчес, где Уит получил результаты вскрытия утопленника, найденного в заливе Сент-Лео. Как мировой судья округа Энчин, Уит также выполнял обязанности коронера,[1] возглавляя дознание в случае гибели людей, но собственно аутопсия[2] проводилась прозекторами соседнего округа Нуэчес. Уит углубился в отчет, а Клаудия, несмотря на оживленное движение, уверенно вела машину, влившись в бесконечный поток транспорта, который направлялся в сторону севера от залива. Утопленником оказался Лэнс Гартнер, студент из Остина, который напился во время визита к родственникам в Порт-Лео, ночью сел в лодку, вкатил себе дозу героина, а потом свалился за борт и утонул. Ему было всего двадцать три года, но его жизнь оказалась никчемной, как вещь, выброшенная на свалку.

— Жаль парня, — негромко произнесла Клаудия, когда Уит отложил папку с данными вскрытия.

— Да. Не думаю, что его семья знает о героине. — В машине повисла тишина, окрашенная печалью. — Завтра предстоит жаркий денек. На этой неделе у меня целая куча небольших дел, а кроме них предстоят судебные заседания по делам несовершеннолетних, которые займут не меньше двух дней. Придется часами выслушивать, как подростки объясняют мотивы своих идиотских поступков. Я мог бы с большей пользой провести это время с отцом.

— Понимаю. Но почему ты не выкроишь время, чтобы побольше находиться с ним?

— И не тратить время на поиски своей матери, — добавил Уит.

— Речь идет только о твоем отце, Уит. Кого заботит твоя мать? — сказала Клаудия. — Если предположения Гарри верны и ее устраивает жизнь с растратчиками и бандитами, значит, у нее порочные наклонности. Находясь среди подобных личностей, она не захочет иметь с тобой дело, а они не допустят, чтобы ты ее беспокоил. Она недостойна того, чтобы ты тратил на нее и пять минут своего времени.

— Меня не интересует, чего хочет она или кто-либо еще, — угрюмо сказал Уит.

— Уит, мне кажется, что с этим пора покончить. Скажи Гарри, что ты изменил свое решение.

Он посмотрел на нее в упор.

— Я должен знать правду, Клаудия.

— Тебе следует подумать о выборах на следующие два года. Неужели тебе хочется, чтобы твои избиратели узнали, что твоя мать может быть замешана в убийстве?

— А ты намерена все это опубликовать? Неплохой способ заработать баллы.

Она повернулась к Уиту и улыбнулась.

— Я никогда не произнесу лишнего звука. Но ты ведь знаешь, как в политике используются подобные щекотливые факты.

— Если кто-то еще страстно желает заниматься всеми этими дознаниями, делами несовершеннолетних и мелкими гражданскими исками, пусть поливают меня грязью. Но ведь тебя не это беспокоит, не так ли?

— Пообещай мне, — попросила она. — Прежде чем что-либо предпринять, ты подождешь доклада Гарри.

— Ты опасаешься, что я сломя голову помчусь в Хьюстон, чтобы проверить информацию о Беллини? Чтобы посмотреть, смогу ли я найти ее самостоятельно, если Гарри потерпит неудачу?

— Я ведь тебя знаю. Позволь Гарри заниматься этим делом самостоятельно. Прояви терпение. Пожалуйста, Уит, побудь в стороне. Обещай мне.

— Моя семья никогда не блистала в отношении обещаний, — ответил Уит. — Но я не буду ничего предпринимать без твоего одобрения, хорошо?

Клаудия понимала, что большего она не добьется и ей остается только надеяться на Гарри, который, возможно, не найдет никаких следов Евы Майклз.



Пролог Элен, превратившаяся в Еву | Хватай и беги | Глава 2