home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Уит проснулся в комнате для гостей. Он лежал на полу, на спальнике, укрытый одеялом. Ночью ему казалось, что он вообще не сможет заснуть, но потом усталость взяла свое. Подняв глаза, он увидел, что Ева, обхватив руками подушку, пристально смотрит на него, чуть свесившись с кровати. Она спала в огромной тенниске Чарли, на которой была нанесена надпись «Лучший стиль у адвокатов», и в пижаме из шотландки, извлеченной хозяином дома из нижнего ящика комода.

— Я очень давно не видела, как ты спишь, — мягко сказала она. — Я рассматривала твои черты, и мне показалось, что они совсем не изменились с тех пор, когда ты был ребенком. Это очень странно.

— Неужели ты помнишь, каким я был в детстве? Ведь у тебя было еще пятеро детей, требующих внимания. — Он потер лицо. Боль ощущалась везде: болели глаза, челюсть, руки и спина.

— Я всегда наблюдала за тобой, Уит. Ты был для меня особенным.

Ему очень хотелось в это верить, но он не мог.

— Ты хорошо спала?

— Достаточно, чтобы начать действовать. — Ева протянула ему список покупок. — Все это необходимо для нашего проекта. И еще мне нужна одежда.

— Вот сейчас ты заставляешь меня почувствовать себя сыном, выполняющим поручения матери, — сказал он, снова опуская голову на подушку.

— Не все сразу. Я не успела заняться завтраком, но Гуч, по-моему, уже встал, потому что я слышу запах поджаренного бекона.

Ева поднялась с постели, и Уит обратил внимание, что она невысокая и немного сутулится. И эта маленькая женщина оставила такую большую брешь в его жизни!

Ева слегка толкнула его ногой, наклонилась и поцеловала в макушку, прежде чем он успел запротестовать или остановить ее.

— Вставай, дорогой. Сегодня у нас масса дел.

Немного помедлив, Уит поднялся.


День набирал силу, и на идеальные газоны Ривер Оукс вышли команды садовников. Фрэнк Поло, еще не пришедший в себя от алкоголя и болеутоляющих средств, закрыл голову подушкой, чтобы не слышать приближающегося гула газонокосилок. Едва ощутив пульсирующую боль в руке, кислый привкус дешевого вина во рту и отсутствие Евы в постели, он вспомнил все.

Сквозь окна пробивался утренний свет. Снизу раздавался чей-то мягкий голос, ровный и спокойный. Фрэнк спустился по лестнице в широких боксерских трусах и распахнутом халате. Почесывая в промежности, он прошаркал через гостиную и включил свет в кухне. В помещении царила идеальная чистота — за этим следила Ева. Ее аккуратность и внимание к мелочам очень нравились Фрэнку. Сам он был неряшлив и постоянно оставлял после себя беспорядок: разбросанную на полу одежду, газеты и журналы, которые валялись по всему дому, чашки с недопитым кофе.

Он протянул руку, чтобы включить кофеварку, и вдруг заметил, что она уже работает.

— Неудача дает нам шанс, — произнес чей-то вкрадчивый голос. — Неудача — это время для переоценки наших целей и задач, а также методов реализации наших достижений. — Магнитофонный плеер стоял возле Бакса, а сам Бакс восседал на кухонном столе с чашкой кофе в руках.

— Доброе утро, спящая красавица, — приветливо сказал Бакс. — А у меня ночка была не из лучших. — Он выключил кассету с записью одной из лекций на тему «Помоги себе сам», которую он готов был слушать день и ночь.

— Думаю, что и денек у тебя выдастся дерьмовый. — Фрэнк налил себе в чашку кофе.

— Ситуация изменилась, знаешь ли.

— Изменилась? — Фрэнк болезненно сморщился.

— Ники Лотт и Терри Вердин присматривали за двумя ловкачами, которые появились в клубе вчера вечером и разыскивали Еву. Они проследили за этими парнями до ресторана «Пай Шеек» в Кирби, где те встретились с Евой. Этот придурок Ники решил, что самый лучший способ прихватить Еву и осчастливить Пола — это открыть огонь на поражение. Он начал стрелять по Еве и ее друзьям через окно ресторана.

— Господи! — Фрэнк почувствовал, что его душа уходит в пятки.

— Парни стали отстреливаться и бросились наутек вместе с Евой, — продолжал Бакс. — Попутно они ухитрились убить Ники. Информация об этой перестрелке сейчас во всех новостях. — Бакс провел рукой по волосам. — Копы быстро опознали Ники, хотя его ничто не связывает с Полом, кроме слухов. Еще была убита женщина, а несколько человек получили ранения. Это как раз то, что нам совершенно не нужно.

— О Боже! — Фрэнк тяжело вздохнул, придерживая больную руку.

— Я послал Макса в «Пай Шеек» понаблюдать. Ее автомобиль все еще припаркован там. Полиция оцепила площадку, проверяет документы на все машины и опрашивает свидетелей. Ты должен начать замаливать свои грехи прямо сейчас, Фрэнк. Я хочу, чтобы ты поехал туда и забрал машину Евы.

— Хорошо, — с готовностью ответил Фрэнк. — Как я должен объяснить им, что она там оказалась?

— Скажешь, что ты был в ресторане, когда началась стрельба, но потом испугался и убежал домой. А вот сейчас вернулся, чтобы ее забрать.

— Оттуда далековато идти, — заметил Фрэнк.

Бакс припомнил правило под номером двадцать три из цикла «Думай об этом! Живи этим!» Чеда Ченнинга. Оно гласило: «Терпение никогда не выходит из моды». Он посмотрел на Фрэнка и поучительно сказал:

— У тебя будут ключи от машины, поэтому они не станут задавать тебе лишних вопросов. Объясни им, что как только ты услышал стрельбу, то тут же бросился бежать без оглядки. Скажи, что ты встречался в ресторане со своей любовницей и не хочешь, чтобы твоя постоянная подруга об этом узнала. В принципе, мне все равно, как ты вернешь машину, но сделай так, чтобы никто не подумал, что ты пытаешься ее украсть. — Бакс шутливо толкнул его в бок.

— Хорошо, — промямлил Фрэнк.

— Ты говорил с ней? — спросил Бакс. — Только скажи правду, прошу тебя.

— Я пытался ей дозвониться, но она не отвечает. — Фрэнк поставил свою чашку и стал разглядывать повязку на руке.

— Кто такие эти новые дружки Евы? Партнеры в краже денег?

— Понятия не имею.

— Так пораскинь мозгами.

— Если она спланировала это без меня, то не должна была использовать тех людей, на которых я могу указать ровно через минуту, — огрызнулся Фрэнк. — Ты не знаешь, что означает АСМ? Случайно, не ассоциация слабоумных молокососов?

Бакс выплеснул свой кофе прямо в лицо Фрэнку.

Из горла Фрэнка вырвался и тут же замер вопль. Кофе оказался совсем остывшим, сладким и с молоком. Он заморгал, выпучив глаза, а Бакс, усмехнувшись, подошел к стойке и снова наполнил свою чашку. От кофеварки поднимался пар.

— Чед Ченнинг говорит, что нужно сначала подумать, прежде чем сказать. Очень хороший совет, Фрэнк. Постарайся теперь думать лучше. Итак, у Евы появились партнеры. Как думаешь, кто они такие?

Фрэнк подошел к умывальнику, намочил бумажное полотенце и вытер им лицо.

— Те, кто хочет опустить нас на дно. Альтернативная сеть сбыта наркотиков в городе. Люди с Ямайки или восточного побережья, те, кто связан с нью-орлеанскими картелями, или даже наш дружок Кико.

Бакс невольно дернулся.

— Говорит ли тебе о чем-то имя Уитмен Мозли?

Фрэнк нахмурился.

— Уитмен Мозли. Нет. Звучит как имя представителя рекламной компании или юридической конторы.

— Ты когда-нибудь слышал, чтобы Ева упоминала имена Майкл или Леонард?

— Нет. — Фрэнк криво улыбнулся. — Если это другая криминальная группировка, работающая с Евой, и они украли сбережения Пола, то вам конец. Для войны у вас нет ни людей, ни ресурсов.

— Я могу нанять сколько угодно парней в Хьюстоне, чтобы сражаться за Пола.

— Ты разве не изучал экономику? — спросил Фрэнк. — Пол потерял пять миллионов. Значит, нет ни денег, ни сделки с кокаином. Как Пол собирается обеспечить денежный поток? Клуб не может дать доход, достаточный для солидных закупок кокаина, о которых он мечтает. На что он будет содержать боевиков и откуда возьмет деньги, чтобы подмазать нужных людей из органов власти, которые закрывают глаза на наши дела? — Фрэнк снова покачал головой. — Тебе ведь не захочется опустить свои яйца в мясорубку?

Бакс прищелкнул языком.

— Знаешь, а моей племяннице нравятся твои песни. Она часто крутит записи семидесятых. Понятно, что для нее это глубокая древность.

— Да, это уже в прошлом.

— Ей сейчас тринадцать — возраст полного невежества. Они одеваются в клеши, уродливые рубашки и цепляют на себя золотые цепи. Ребятишкам кажется, что все это барахло придает им крутой вид, хотя в результате они становятся похожими на клоунов. Они называют вечеринки треш-диско.

— Понятно, — медленно произнес Фрэнк.

— Видишь ли, для нее это забавно, — продолжал Бакс. — Дурацкая одежда в стиле ретро и плохая музыка. Вся твоя жизнь, Фрэнк, выглядит как одна сплошная шутка.

— А ты кто такой? Знатный поклонник Боба Дилана, один из этих лирических музыкальных нацистов?

— Да мне никакая музыка не нравится.

— Это и делает тебя чудаком.

— Хочу дать тебе полезный совет, — сказал Бакс. — Прячь подальше все негативное.

— Это ты почерпнул на своей пленке для самосовершенствования, да?

Глаза Бакса сузились, а на лице появилось злобное выражение.

— Каждый раз, когда мне приходилось убивать, — процедил Бакс, — я использовал пистолет. Но Чед Ченнинг говорит, что мы должны расширять диапазон своих навыков, чтобы быть готовыми встретить в этой жизни новый вызов. Итак, Фрэнк, если я решу уничтожить тебя, то не буду стрелять, а просто забью тебя до смерти. Вначале я займусь твоими почками, затем другими важными органами, а потом руками и ногами. Горло и лицо я оставлю напоследок. — Бакс сделал успокаивающее дыхательное упражнение. — Где ее компьютер? Покажи!

— Наверху, — ответил Фрэнк, испытывая внезапную слабость.

В этот момент зазвонил сотовый телефон Бакса.

— Да? — сказал он. Затем повисла пауза. На лице Бакса появилось неприкрытое выражение крайнего изумления.

— Хорошо, — наконец выдавил он из себя. — Если они отдадут ему машину, следуйте за ним. И сразу же перезвоните мне. — Он сложил пальцы в виде револьвера и направил их на Фрэнка. — У тебя есть ровно минута, чтобы натянуть штаны и сесть в мою машину. Какой-то придурок пытается забрать «мерседес» Евы.

Фрэнк побежал одеваться, а Бакс поспешил к своему «ягуару». Не прошло и минуты, как Фрэнк выскочил вслед за ним в брюках с расстегнутой ширинкой и запрыгнул в машину, на ходу надевая рубашку. Бакс задним ходом выехал за ворота, а затем направился через парк Ривер Оукс в сторону Кирби.

— Кто этот тип? Один из ее партнеров? — задыхаясь, спросил Фрэнк.

— Было бы неплохо, если бы им оказался тот сукин сын, который меня ударил, — прошипел Бакс.

— А я думал, что ты упал с лестницы, — потупив глаза, сказал Фрэнк.


Глава 18 | Хватай и беги | Глава 20