home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Пол Беллини наблюдал, как медленно, очень медленно поднимается и опускается грудь его отца. Мать превратила одну из спален для гостей в настоящую больничную палату, и Полу оставалось только гадать, сколько стоит один день продления жизни старика. Мэри Пет никогда не говорила с ним о сумме, затраченной на поддержание угасающей жизни Томми. Но, когда однажды Пол затронул эту тему, мать пришла в бешенство и заявила, что, если понадобится, каждый цент, которым они располагают, будет потрачен на отца. Больше она ничего не желала слышать, и ему тогда стало очень стыдно. Но за последнюю неделю, сидя у постели больного, он пересчитывал каждый его вдох на доллары. «Сколько же еще отец сможет дышать самостоятельно, — думал Пол, — и не придется ли помочь ему посредством милосердного сжатия пальцев на горле?» В конце концов, это позволит сэкономить деньги, много денег. И, разумеется, сохранит семье Беллини ее авторитет. В этом был свой плюс.

Он взял руку отца и притронулся к ней губами, ощущая в его пальцах слабое тепло. Положив ее обратно под одеяло, Пол сказал:

— Я хочу, чтобы ты очнулся, отец. Прямо сейчас.

Ответа не было.

— Я в беде, папа. Вставай, — тихо шептал Пол.

Понятно, что чуда, как и раньше, не произошло.

— Двое людей убиты в офисе Альвареса. Копов там теперь больше, чем белого цвета в рисе, папа. — Когда он использовал подобные выражения, характерные для южан, Томми довольно больно бил его в челюсть со словами: «Не говори так, как твоя мама», хотя и не считал это чем-то плохим.

Пол снова вытащил безвольную руку отца из-под одеяла и слегка стукнул ею себя в подбородок.

— Нужно ли мне заплатить Альваресу, чтобы он молчал? Или убить его? Я не хочу, чтобы нас снова выставили за дверь, папа.

Ему показалось, что он услышал голос отца: «Ничто не связывает тебя с Альваресом. И только одно связывает тебя с Евой — Дойл. Этот тип вполне мог задолжать деньги большому числу людей из низов общества. Постарайся заставить копов сосредоточиться на нем и на этой версии. А если они станут слишком усердно копать под тебя, начни против них судебную тяжбу, как мы это уже успешно делали в прошлом».

Пол встал и подошел к высокому окну, выходящему во двор. Из него открывался вид на аллею дубов, радующих глаз своей пышной зеленью. Они выстроились вдоль дороги, ведущей к воротам. Репортеров пока не было видно. Что будет, если Ева обратится к прессе? В это трудно было поверить, поскольку она сама была замешана в криминальных делах. Но, черт возьми, если она получит право на защиту свидетеля, такой поворот вполне может закончиться интервью для прессы. После всего происшедшего Ева не станет молчать и расскажет о всех махинациях с бухгалтерскими книгами и отмыванием денег. В конце концов, она может даже появиться на шоу Опры Уинфри! Он почувствовал легкое головокружение и прижался лбом к прохладному стеклу.

В газетах писали, что человек, найденный вместе с Дойлом, был частным сыщиком по имени Гарри Чайм. Но как он здесь оказался? Что ему было известно о Дойле и операциях Беллини? Оборванная ниточка, которая связывала Еву с Гарри Чаймом, беспокоила Пола, вызывая приступы ярости. Он попросил Ташу, используя компьютерные данные, выяснить все, что можно, о Гарри Чайме, так неожиданно появившемся в Хьюстоне.

Пол вернулся к постели отца, поцеловал его в щеку и сжал ладонь, ожидая ответного движения пальцев. Опять ничего не произошло.

Полу пора было уходить. Десять минут назад ему позвонил Кико и пригласил на ланч, предупредив, что будет один. Пол отправился в гараж и открыл багажник своего «порше». Там в холщовом мешке лежала длинная толстая цепь, та самая, которой он забил до смерти Рики Марино в Детройте. Он несколько раз кипятил ее, чтобы уничтожить следы ДНК, которые могли быть использованы в качестве улик против него. Эта цепь была не из тех вещей, которые он мог просто так выбросить. Пол ощущал ее как часть себя, как продолжение своей руки, которой он наносил по телу Марино удар за ударом.

Пол подумал, что, попадись ему в руки Ева, он с удовольствием использовал бы свое необычное оружие. Наверное, у нее будет секунд пять, чтобы кричать и молить о пощаде. Затем он займется Фрэнком: врежет этому тупоголовому подонку по горлу и навсегда прекратит его занудное пение. А потом очередь дойдет и до Кико. Его элегантный костюм треснет под ударами стальных звеньев, а спесь и самоуверенность слетят с него, как мясо с кости. «Порше» тихо замурлыкал, когда Пол выезжал через богато украшенные кованые ворота, купленные отцом в Италии. Он поехал на запад, в сторону Вестгеймера, проскочив сквозь редкий строй транспорта в жилых кварталах и Галлерии. Двигаясь на небольшой скорости, Пол миновал стеклянную цитадель Транско Тауэр, одно из самых высоких зданий в мире, престижные отели и самые модные рестораны города. Постепенно сверхсовременные строения начали сменяться магазинами, торгующими персидскими коврами, сотовыми телефонами и мелкой бытовой техникой. Он проехал клуб «Топаз», заметив, что стоянка еще почти пуста. Пол знал, что вскоре там должны появиться полуденные посетители.

Через семь кварталов от клуба на одном из перекрестков размещалась маленькая греческая закусочная. Пол припарковал «порше» и вошел внутрь здания. Кико Грейс сидел за столиком у задней стены. Хозе с ним, как и оговаривалось заранее, не было, хотя это казалось довольно странным. Пол осмотрелся по сторонам, вычисляя охрану Кико. Двое мужчин постарше сидели у стойки, а пара молодых парней — в одной из кабинок. Пол заметил, что, когда он вошел, никто из них не оглянулся. Решив, что это и есть охранники Кико, он стал прикидывать, сколько всего солдат тот мог прихватить с собой в Хьюстон или нанял уже на месте. Наличные, если они у тебя есть, творят чудеса.

Когда Пол подошел, Кико протянул ему руку.

— Привет. Я сказал официантке, чтобы она подождала с заказом несколько минут, — сообщил Кико, — поскольку пока не уверен, что хочу разделить с тобой ланч.

— В чем проблема? — спросил Пол, заранее зная ответ.

— Есть у тебя отмытая зелень на руках или нет? — прямо спросил Кико. Его голос звучал вполне спокойно.

— Я зеленее площадки для гольфа, дружище, — натужно засмеялся Пол.

— Тогда почему я слышу, что у тебя ее нет?

— И кто это сказал?

— Мне сообщили об этом по телефону, — прищурившись, ответил Кико.

— От кого был звонок?

— От анонимного, но хорошо осведомленного горожанина.

— Не морочь мне голову, — сказал Пол. — Это была женщина? — Он сразу подумал о Еве. Скорее всего, это она пытается сорвать ему сделку. А может, она собирается сама заняться этим делом и купить кокаин на деньги Беллини? С ее стороны это было бы гениальным ходом — одним ударом вывести его из игры, перерезав ему глотку.

— Нет, звонил мужчина. Он посоветовал мне почитать в прессе сообщение о банкире, которого застрелили недалеко от порта. Я не желаю, чтобы ты кормил меня гребаной ложью, и снова спрашиваю, есть ли у тебя зелень. Имей в виду, если у тебя ее нет, — угрожающе произнес Кико, — мы найдем себе других партнеров.

— У нас всего лишь небольшая задержка. Ты получишь свои деньги к концу недели.

Кико глотнул воды со льдом.

— Я ненавижу сюрпризы. Они внушают мне чувство тревоги. Если у меня возникнет ощущение тревоги, у тебя появится ощущение несчастья.

Он сделал знак рукой официантке. Она принесла заказанные для них сандвичи и пиво. Кико даже не спросил Пола, что он хочет на ланч. Это было оскорбительно, но Пол рассудил, что в данный момент сила не на его стороне. Поэтому внешне он никак не отреагировал на столь пренебрежительное отношение к своей, персоне, но затаил злобу. Он вспомнил о цепи, спрятанной в машине, и стал прикидывать, сколько зубов вылетит у Кико после первого удара.

— Так кто грохнул твоего банкира? — спросил Кико.

— Не знаю я никаких мертвых банкиров, — уверенно ответил Пол, заметив, что в голосе дилера нет никакой убежденности на этот счет. — И какое отношение это имеет к нашей сделке?

— Наша сделка сейчас повисла в воздухе, — раздраженно сказал Кико. — Это жжет мне задницу, а тут еще звонит этот долбаный фраер, которого я не знаю, но которому известен мой номер и то, чем я занимаюсь. Мне приходится доверять ему больше, чем тебе, по той простой причине, что он все это знает.

Пол постарался не выдать своего напряжения и вести себя хладнокровно. Официантка принесла им охлажденное пиво, и Кико замолчал.

— У меня все идет хорошо, — попытался заверить его Пол. — Если ты не хочешь иметь со мной дела, это твое право. Я могу заняться кучей других проектов, а тебе придется искать нового покупателя на свой товар. — Он не хотел сейчас блефовать, но и не мог просто так сидеть и выслушивать лекцию от этого лощеного типа из Майами.

— Надеюсь, что все в порядке, парень. Я искренне на это надеюсь, и вот почему, скажу тебе честно. Если ты не заплатишь мне и попытаешься обвести меня вокруг пальца, я убью всю твою семью, — Кико произносил свои угрозы, сопровождая их самой дружеской улыбкой. — Думаю, я понятно высказываюсь?

Пол хотел сказать: «Не пытайся запугать меня, ты, жирный сукин сын! Разве ты не знаешь, кто я такой?», — но промолчал. Сейчас в этом не было смысла. Его словесный отпор ничего не дал бы. Он должен быть терпеливым, пока не вернет свои деньги и не получит кокаин. Он нуждался в этой сделке, поэтому должен сейчас проглотить демонстративное неуважение этого ублюдка. Но он никогда не забудет об этом, и Кико Грейс весьма пожалеет о том, что совершил очень серьезную ошибку, позволяя себе говорить с Полом Беллини в таком тоне.

Пол усилием воли выдавил из себя:

— Мне все понятно. Абсолютно. Сделка остается в силе, и ты получишь свои деньги.

Интересно, кто же звонил Кико? Он сказал, что это был мужской голос. Может, Фрэнк, пытающийся маневрировать, или один из друзей Ники, расстроенный его смертью в «Пай Шеек», или Бакс, решивший, что эпохе Беллини пришел конец и Кико теперь становится новой силой в этом городе?

Появились обильно политые соусом сандвичи на толстых кусках лаваша вместе с картофельными чипсами домашнего приготовления. Пол взял свой бутерброд, откусил немного и прожевал, совершенно не ощущая вкуса.

Кико наблюдал за ним, снисходительно улыбаясь.

— Вкусно, не правда ли?

Пол заставил себя улыбнуться ему в ответ.


Глава 22 | Хватай и беги | Глава 24