home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26


В пятницу вечером, когда над Хьюстоном стала сгущаться тьма и заходящее солнце окрасило небо в оранжевый цвет радости и серый цвет печали, Уит захотел вернуться в дом на Тимбер-лейн. Ева решительно воспротивилась этому, и он согласился, что мысль о посещении ее дома была не из лучших. Он понимал, что теперь запросто может оказаться в ловушке. Возможно, за Гучем началась погоня и он решил пока не возвращаться, чтобы убедиться, что его не могут проследить до дома Чарли. В новостях ничего не упоминалось о перестрелке на тихой улице Ривер Оукс. Никаких сообщений не было и о гибели мужчины, похожего на Гуча.

Уит сидел вместе с Евой возле компьютера Чарли и изучал данные, оказавшиеся на диске Таши.

— Это точно не резервная копия жесткого диска, Уит, — сказала Ева.

Он наклонился, просматривая на экране электронные таблицы. Колонки цифр, сопровождающиеся примечаниями и сносками, ни о чем не говорили ему.

— Так что это такое?

— В этих таблицах показаны операции легального бизнеса Беллини, а вот здесь — полулегальный бизнес типа того, которым занималась контора Альвареса. Мы используем несколько фирм для отмывания денег от продажи наркотиков под видом поступлений доходов с легальных счетов различных холдинговых компаний. А вот эти файлы, — Ева указала на набор ярлыков таблиц, — я раньше никогда не видела.

— Но ведь Таша копировала их с твоего дисковода.

— А ты уверен, что она не копировала с этого компакт-диска на мой жесткий диск? Ты тогда был в напряжении и мог ошибиться.

— Мне нужно было забрать компьютер с собой, — сказал он.

— Но тогда они узнали бы, что в доме кто-то побывал.

— Они узнали бы об этом в любом случае от Таши.

Она покачала головой.

— Дорогой, неужели ты думаешь, что я просто так держала бы у себя горячую информацию? Чтобы федералы, явившись с ордером на обыск, могли спокойно войти, забрать систему и обвинить нас во всех смертных грехах? Нет! Каждые несколько недель я меняла жесткие диски, а старые уничтожала. Но при этом я сохраняла файлы, которые фиксировали легализованные от продажи наркотиков деньги.

— Но как же Томми Беллини обеспечивал бухгалтерский баланс?

— Мы с ним вместе просматривали всю информацию, прежде чем уничтожить файлы, касающиеся наркотиков. Конечно, после того как его разбил паралич, все это прекратилось. — Она взглянула на Уита. — Идея же состояла в том, чтобы вложить определенный объем реальных денег в его легальный бизнес. При этом, естественно, платятся налоги, а остальные денежки попадают в его карман под прикрытием бухгалтерии по отмыванию. Из этих неучтенных денег часть шла на зарплаты и различные издержки.

— А также поставки, такие, как, например, кокаин. Да?

Она молча кивнула.

— Зачем Таше понадобились эти файлы? С какой целью она хотела занести их в твой компьютер? — спросил он. — Если только это не часть замысла по подтасовке фактов совместно с Баксом.

Ева посмотрела на таблицы.

— Это похоже на дополнительный комплект сфабрикованных бухгалтерских данных. — Она начала открывать файлы и изучать их содержимое. — Эй, а вот файлы, относящиеся к бизнесу, которым Пол не владеет, но получается, что в него вложено много денег. Только посмотри на эти цифры доходов!

— Но зачем стриптизерше из его клуба иметь дополнительный комплект бухгалтерских документов на компакт-диске? Для чего?

Ева нахмурилась.

— Предположим, что Пол снабдил ее диском и попросил зарезервировать эти данные в компьютере. На этом диске есть дополнительные файлы — это те данные, которые он держал в тайне от меня. Я не думаю, что он проводил операции, о которых я не знала, но теперь я уже ничему, что касается Пола, не удивлюсь.

— Но опять-таки, почему бы им просто не забрать твой компьютер? Ведь он принадлежит Полу.

— Возможно, он не хочет, чтобы Бакс или Фрэнк знали, что компьютер исчез.

— Наверное, он подозревает Бакса, но не хочет его спугнуть, — предположил Уит. — Или Фрэнка. Ты ведь говорила, что тот воровал у Пола. — Уит склонился за ее спиной, глядя на экран. — Давай рассмотрим и другую возможность. У нее были эти файлы на диске. Но, может, она копировала их не с жесткого диска, а на жесткий диск?

— Тогда зачем?

— Это часть компромата на тебя, — сказал он. — Если в компьютере окажутся эти данные, Бакс сможет сказать, что ты неправильно ведешь бухгалтерию.

— В этих файлах должны быть отметки о времени, когда они размещались на жесткий диск. — Она щелкнула мышью, увеличивая картинку. — Посмотри. Они перемещены сегодня.

— Ну, это можно отредактировать прямо на компьютере. Если Таша специалист по компьютерам, то я готов заключить пари, что это входило в ее план. Бакс не хотел, чтобы Фрэнк знал о добавлении файлов, и попросил Ташу прийти, когда они уедут из дома.

— Я предпочитаю смотреть на вещи просто, — сказала Ева. — Она спит с Полом, а он хочет узнать, что здесь было, но без участия Бакса и Фрэнка. Он — очень хитрая и коварная лиса.

— А его подружка довольно шустрая, — заметил Уит. — У нее был с собой маленький пистолет, спрятанный в сотовом телефоне. Ты когда-нибудь видела такой в деле?

— Нет, но слышала о нем. Должно быть, Пол снабдил ее этой игрушкой. — Ева снова указала на пиктограммы электронных таблиц. — Они меня очень беспокоят. Эти данные выставляют Беллини так, будто они получают больше отмытых денег, чем в действительности, причем во многих местах, которых вообще не существует. Я не верю, что у Томми или Пола на самом деле есть эти деньги. Так какой смысл помещать их в мой компьютер или связывать их с другими финансовыми данными Беллини?

— Что будут делать федералы, если получат всю эту информацию?

— Начнут повальный аудит всех компаний подряд, чтобы отследить маршруты денежных потоков. Подготовят срыв операций и начнут производить аресты. — Она показала на фальшивые бухгалтерские файлы. — Это заставит их писать кипятком от восторга.

— Ну что ж, тогда у нас есть чем торговаться с Полом, верно? Мы ведь сможем отправить его за решетку?

— И меня с ним на пару, Уит. — Она легко прикоснулась к тыльной стороне его ладони. — Разве ты этого хочешь?

— Я не совершал преступлений, — заметил Уит.

— Да, ты этого не делал. Но я уверена, что с этими выкладками попаду в тюрьму, а они меня и там достанут, чтобы убить. Я ни минуты в этом не сомневаюсь. — Она встала и подошла к окну. — Нужно использовать то, что у нас есть, как-то иначе и вынудить Пола оставить меня в покое.

Уит некоторое время молчал. Он снова попытался набрать номер сотового телефона Гуча по своему мобильнику, чтобы не засветить домашний номер Чарли. Ответа не было.

— Что-то неладно. — Он с тревогой посмотрел на мать.

— Мы должны учитывать и тот факт, что они могли схватить его, — сказала Ева. — Ты видел, что Гуч уехал, но, чем все закончилось, не знаешь. Вероятно, его подстрелили.

— В центре Ривер Оукс?

— И тем не менее Гуча с нами нет, не так ли?

— Похоже, что я совершил ошибку. — Плечи Уита опустились.

— Нет, ты ни в чем не виноват. Гуч не должен был там появляться. Мне он сказал, что от «Пай Шеек» поедет прямо сюда. Он не придерживался плана, Уит. Это не твоя ошибка.

— Он спас меня, когда они начали стрелять, а я бросил его.

— Ты сделал то, что он хотел. — Она коснулась его лица.

— Где они могут держать его?

— У Беллини есть два дома на Ривер Оукс. Один — это тот, где жили мы с Фрэнком, а другой, гораздо больше, находится на Лейзи-лейн. — Она скрестила руки на груди. — Лейзи-лейн — это очень престижный район Хьюстона. Там почти в каждом доме есть пост охраны и служебные собаки. Дело поставлено очень серьезно. Если они прячут Гуча там, нам никогда до него не добраться.

— Но мы не можем бросить Гуча на съедение этим волкам.

— У Пола есть еще один дом, в Галвестоне, — продолжала Ева, — но он продается. Сомневаюсь, чтобы они перевезли его именно туда.

— Я не могу рисковать жизнью Гуча. Придется звонить в полицию, — заявил Уит.

— И что ты им скажешь? — спросила Ева.

— Все, — коротко ответил он.

— Разве это поможет твоему отцу, Уит? — спросила Ева. — Или тебе хочется, чтобы он перед смертью увидел тебя на скамье подсудимых?

— Ты несколько поздно стала беспокоиться о моем отце, — угрюмо заметил Уит. — Лучше бы ты сделала это лет на тридцать раньше.

— Я больше беспокоюсь за тебя.

— И за себя.

— Разумеется, — согласилась Ева. — В любом случае я у тебя на крючке. Ведь все, что я сделала, послужит для характеристики моей личности, если дело дойдет до суда.

— Верно. — Уит кивнул. — Разве кто-нибудь сможет при оценке твоих качеств проигнорировать тот факт, что ты бросила семью?

— Думаю, что нет. — Она присела на диван. — Тогда звони им, и пусть они арестуют нас обоих. Меня — за те преступления, которые я совершила, а тебя — за то, что ты о них знал. Тебе светит как минимум три года заключения, Уит. Детка, ты уже успел повернуться спиной к закону и правопорядку.

Тяжело вздохнув, он сел рядом с ней и закрыл лицо руками.

— Уит? Что ты намерен предпринять? — тихо спросила Ева.

Его сотовый телефон зазвенел. Он потянулся к нему, мысленно моля Бога, чтобы это оказался Гуч.

— Алло?

— Уит? Это Клаудия.

— Привет, — сказал он, внезапно ощущая охватившую его слабость.

— Слава Богу! — воскликнула она. — Ты в порядке?

— Конечно, — ответил он, стараясь не выдать своей тревоги.

— Я в Хьюстоне. Ты уже знаешь о Гарри Чайме?

— Да, — ответил он. — Это было в новостях. Мне очень жаль, Клаудия.

— Скажи мне, Уит, успел ли Гарри найти твою маму? — Голос Клаудии был слегка приглушен помехами на линии. — Уит? Ты меня слышишь?

— Нет, он ее не нашел, — сообщил Уит, чувствуя отвращение к самому себе из-за необходимости лгать. — Я коротко переговорил с ним, и он предположил, что Ева Майклз жила в Хьюстоне, но больше я ничего от него не узнал.

— Ты сейчас в Хьюстоне? — спросила она.

— Да.

— Где ты? Я хочу увидеть тебя. Прямо сейчас.

— Не очень удачное время, Клаудия. Правда. Я не могу сейчас говорить более подробно.

— Я остановилась в «Хемптон Инн», возле Галлерии. Я приехала в Хьюстон, чтобы найти тебя и выяснить, что же случилось с Гарри. А ты должен мне рассказать о том, что же, черт возьми, происходит. Когда я услышала, что Гарри был найден мертвым вместе с другим мужчиной, а ты в это время уехал в Хьюстон, то испугалась до смерти. Я оставляла тебе сообщения. Почему ты не перезвонил?

— Извини, Клаудия. Извини. Возвращайся в Порт-Лео, хорошо? Я в порядке и позже все тебе объясню.

— Уит, ради бога, ведь это я!

— Ты мой лучший друг, Клаудия, и я люблю тебя, но не хочу впутывать в это дело. Извини. Уезжай домой. — Он отключил связь.

— Подруга? — спросила Ева.

— Да. Хорошая подруга.

— Я не спросила, женат ли ты или был женат?

— Нет, не был. Но я не могу привести сюда девушку, чтобы познакомить ее с тобой.

— Да, конечно. Думаю, что приличная девушка перепугалась бы, увидев меня. — В ее словах звучала неприкрытая ирония.

Уит ничего на это не сказал.

Ева присела возле него.

— Если понадобится, они начнут пытать Гуча, Уит. Они будут отрезать ему пальцы по одному, а затем отрежут яйца. Они будут кромсать его тело на кусочки, но очень медленно, а потом задушат почти до смерти, чтобы через несколько секунд дать глотнуть воздуха. И это будет повторяться снова и снова, пока он не станет умолять, чтобы его убили. В конце концов ему придется рассказать, где скрываются его друзья. Я считаю, что нам следует подумать о новом убежище.

— Они никогда не сломают Гуча, — уверенно сказал Уит. — Если он уже мертв, значит, мы опоздали. Но, если Гуч жив, он никогда не сдаст нас.

— Уит, я согласна, что он действительно невероятный человек. Но эти мерзавцы все равно сломают его, ведь силы человека не могут быть беспредельными.

— Скажи мне, ты видела раньше, как они пытали людей?

— Да, — ответила Ева после небольшой заминки.

— И ничего не сделала?

— Прекрати судить меня, Уитмен, — очень тихо, почти шепотом произнесла она.

— Если бы я судил тебя, то никогда не стал бы искать. Но из-за всего этого погиб Гарри, а теперь, может быть, и Гуч. Я не осуждаю тебя, я осуждаю самого себя.

— Уит… — ее голос смягчился.

— Это был мой выбор, — продолжал он, — и я должен сам все уладить. Я вызываю копов, а ты можешь взять машину Гуча и уехать. Ты ведь здорово умеешь прятаться, не так ли? Они никогда тебя не найдут. Немедленно уезжай, а я останусь, чтобы найти Гуча.

— Нет, я не могу бросить тебя одного в этой ситуации.

— Ты должна, иначе, когда я вызову копов, тебя арестуют.

Ева закрыла лицо ладонями и замотала головой.

— И я тебя снова потеряю, — тихо добавил Уит. — Но пойми, я не могу позволить им мучить Гуча.

Она подняла голову и посмотрела на него.

— А если мы найдем другой вариант?

Уит встал, подошел к окну и опустил штору.

— Я не знаю, как переиграть этих людей.

Ева неслышно приблизилась к нему, медленно и неловко обняла, ощутив под своими руками тепло, исходившее от сына. Она опустила голову ему на грудь и услышала, как стучит его сердце.

— Я не имею права обнимать тебя, сын, — сказала она. — Но предположим, что имею, ладно?

Они стояли в сумеречном свете, прижавшись друг к другу. Сердце Уита разбилось на тысячи осколков и ныло от многочисленных ран и желаний. В доме было удивительно тихо, и он слышал каждый вдох и выдох матери. Держа ее в объятиях, он впервые испытывал незнакомую ему сыновнюю нежность.

— Я знаю, что делать, сынок, — тихо произнесла Ева.

Сотовый телефон в ее сумочке затрезвонил. Она разжала руки, достала телефон и включила связь.

— Да?

Некоторое время она слушала, а затем передала телефон Уиту.

— Это Бакс. Он хочет поговорить с тобой.

— Алло?

— Твой дружок, должно быть, сделан из стали, — сказал Бакс. — Я искренне удивлен.

— Он жив?

— Пока да.

— Докажи.

— Он сейчас без сознания и не в лучшей форме.

— Откуда мне знать, что он у тебя?

— Хм-м, — промычал Бакс. — Ну, например, я знаю, что, хотя его зовут Гуч, в удостоверении указано другое имя — Джим О’Коннор.

Уит прикрыл глаза.

— Надеюсь, ты звонишь не просто для того, чтобы позлорадствовать.

— Конечно, нет. Я хочу обсудить с тобой будущее Гуча.

— Слушаю внимательно.

— Я гарантирую безопасность Гуча, а вы отдаете мне половину от пяти миллионов. Остальные деньги можете взять себе.

— У нас нет этих денег, — сказал Уит.

— Думаю, что чувства бедного Гуча будут оскорблены, когда он узнает, что ты совсем не ценишь его жизнь.

— Я ценю, но денег у нас нет.

Едва он успел произнести эту фразу, как в его голове мелькнуло: «Может быть, Гуч сказал им, что они у нас есть, чтобы его сразу не убили? Давай, Уитмен, подыграй им. Время, чтобы спасти Гуча, еще есть. Но если деньги у Бакса, то это стопроцентная ловушка».

Уит понимал, что он должен сделать выбор, и сделать немедленно.

— Сейчас за вами охотятся мои люди, задница. Так что мое предложение — это лучший выбор для тебя. К тому же мой девятимиллиметровый друг сейчас нацелен прямо между глаз Гуча. Он спит и никогда не узнает, что же его сразило. Думаю, что с моей стороны это будет актом милосердия. О, кажется, у меня начинает дрожать рука…

— Хорошо, — сказал Уит. — Я согласен.

Ева, все время наблюдавшая за ним, замотала головой.

— У тебя есть время до шести утра, — предупредил Бакс. — Я перезвоню тебе позже и сообщу подробности. Если ты обратишься в полицию, твой приятель умрет, причем не самым приятным способом. А затем мы снова займемся тобой и Евой.

— Поскольку у нас деловой разговор, — прервал его Уит, — хочу сообщить, что у нас есть кое-какие данные. Это компьютерная информация о состоянии счетов Пола Беллини. Такая себе бумажная дорожка, которая ведет к большим неприятностям типа федеральных обвинений. Отпустите Гуча и скажите Полу, чтобы прекратил охоту на Еву. Немедленно.

На какое-то время наступило молчание, а затем раздался тихий смех.

— Я восхищен твоей наглостью, парень. Правда. Ты — крутая личность. Но мне, к счастью, известно, какие данные хранились в этом компьютере, — просто мусор, недостойный внимания. Неужели ты думаешь, что я не проверил файлы Евы, как только она сбежала? Что бы там у тебя ни было, мне на это плевать. Завтра в шесть утра, друг. Я сообщу тебе все подробности в течение дня. — Бакс отключился.

— Боже, — сказал Уит. — Он что, полный идиот?

Уит пересказал Еве весь разговор.

— Деньги у Бакса, — уверенно сказала она. — Это ловушка.

— Не думаю, что они у него, — возразил Уит, но тут же осекся, задумавшись. — При условии, что Пол не слышал этот разговор. Если Бакс устроил спектакль, то он знает, что денег у нас нет и мы согласились на его условия только ради спасения Гуча.

— Это вполне допустимый ход с его стороны, — согласилась Ева.

— Но тогда зачем тянуть до завтрашнего дня и не захлопнуть капкан прямо сейчас? Зачем давать нам отсрочку для доставки денег?

Ева покачала головой.

— Деньги необходимо передать Кико уже на следующий день. Но если они получат их раньше, то смогут и сделку провернуть раньше. Бакс, очевидно, не хочет, чтобы это случилось слишком быстро.

Уит потер лоб и зашагал по комнате.

— Не думаю, что Пол присутствовал при этом разговоре. Более вероятно, что Бакс стремится вывести из равновесия как Пола, так и Кико. Хотя для страховки он мог записать этот разговор, несмотря на то что речь в нем идет только о половине суммы. Вопрос в том, у кого же находятся деньги. Вот дерьмо! — Он стукнул кулаком по диванной подушке.

Она снова обняла его.

— Все нормально, ты сделал это ради Гуча. Но давай мыслить просто и ясно. Я все еще уверена, что деньги у Бакса и ему нужно, чтобы как можно больше пальцев указывали не на него, а в противоположную сторону. Поэтому он использует Гуча в качестве инструмента, позволяющего удерживать нас поблизости. Кроме того, таким образом он тормозит процесс сделки. Он может сказать Полу, что ведет с нами переговоры, которые продолжаются только при условии сохранения жизни Гучу. В итоге руки связаны и у нас, и у Пола до тех пор, пока Бакс не испарится вместе с денежками или не заключит с Кико отдельную сделку. Пол останется не у дел, а он взлетит на вершину.

— Странно, что Бакс не боится сфабрикованных компьютерных файлов. Тебе не кажется, что он должен был испугаться до смерти?..

— Но он не испугался, — закончила фразу Ева. — Все просто. Поскольку Бакс не намерен оставаться с Беллини, его вовсе не беспокоит, что он может попасться вместе с ними. Он играет на каждой из сторон против другой, потому что находится в полете.

— А я сыграл ему на руку, — сказал Уит. — Он…

Ева прижала палец к губам.

— Кто-то только что открыл дверь заднего входа, — прошептала она.


Глава 25 | Хватай и беги | Глава 27