home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

— Ради тебя я отменила уже третье свидание, — сообщила Вернетта Уэстбрук.

— Я ценю твое самопожертвование, — сказала Клаудия.

Женщины сидели под неподвижными потолочными вентиляторами ресторана барбекю в Кирби, воздух которого был наполнен зимней сыростью и ароматами поджаренной грудинки и ребрышек. На тарелках перед ними лежали ломтики мяса с луком и томатным соусом. Большая часть столов пустовала, поскольку для обеда на открытой площадке было холодновато, но зато Вернетта могла курить.

Преодолев первую неловкость, которая обычно бывает между школьными подругами, которые не виделись уже много лет, они стали обсуждать все, что с ними случилось за это время. Женщины болтали о неудачном замужестве Клаудии и ее храбрости во время задержания серийного убийцы на побережье, о переквалификации Вернетты из адвоката-защитника в сотрудника бюро по расследованию особых преступлений при окружном прокуроре в Гаррис и бесконечной череде ее поклонников. Они не забыли обсудить также успехи и неудачи общих знакомых и друзей.

После завершения обеда Вернетта открыла новую пачку «Шайнер Бок», закурила сигарету и расслабленно выдохнула облачко дыма. Клаудия наконец решилась и стала задавать вопросы, касающиеся темы, которая интересовала ее.

— Ну и как тебе нравится работа в офисе окружного прокурора?

— Пока все идет на удивление гладко, — ответила Вернетта. — И есть успехи.

— Моего друга убили здесь пару дней назад. Его звали Гарри Чайм.

— Боже, мне очень жаль. — Уэстбрук прикусила губу и стряхнула пепел в свою тарелку.

— Тебе это имя о чем-нибудь говорит, Вернетта?

— Ты имеешь в виду, участвует ли наше бюро в расследовании этого дела? — Она потыкала сигаретой в салат из капусты и ответила: — Не уверена.

Клаудия почувствовала запах гари.

— Расследованием занимается Артуро Гомес. Ты его знаешь? Он пока не ответил на мои звонки.

— Гомес весьма способный и очень амбициозный. Я вполне допускаю, что когда-нибудь его имя будет красоваться на двери кабинета шефа полиции. — Вернетта выпустила длинный шлейф дыма. — У тебя есть какая-то информация по делу или ты хочешь раскопать подробности?

— Прежде чем появиться на сцене в роли туповатого провинциального копа, я хотела бы узнать кое-что об участниках трагедии. Очевидно, что в округе Гаррис более сложная структура расследования, чем у нас в Энчине. Ты можешь дать мне некоторые пояснения?

Вернетта подняла брови.

— Ну, насколько мне известно, наш отдел по расследованию особых преступлений занимается теми случаями, когда управлению полиции требуется привлечение адвокатов. Мы специализируемся на организованной преступности, торговле наркотиками, мошенничестве и подделке документов. Кроме того, мы рассматриваем случаи воровства и прослеживаем цепочки сбыта краденого. В наш отдел также попадают дела, связанные с конфискацией имущества.

— Судя по твоей реакции, ты слышала имя Гарри.

— Это верно.

Вернетта сделала глоток пива. Клаудия застыла в ожидании. Ей нужно было соблюдать осторожность. Она собиралась оказать властям Хьюстона любую помощь в расследовании дела Гарри, но в то же время не хотела подставить под удар Уита. Что-то здесь было не так. Почему Уит не захотел с ней говорить и попросил возвратиться в Порт-Лео? Возможно, у него была информация, которую он не хотел сообщать властям. В своем безумном желании найти мать он даже мог нарушить закон.

Клаудия напряженно ждала, попивая чай. Наконец Вернетта выбросила сигарету.

— Скажи, почему, имея информацию, ты решила встретиться со мной, а не с Гомесом?

— Прежде чем я отправлюсь на встречу к Гомесу, мне хотелось бы узнать о некоторых подробностях по делу, — сказала Клаудия.

— Но зачем?

— Я бы не обратилась к тебе, если бы это не было важно. Прошу тебя. Я уверена, что ты знаешь больше, чем говоришь.

Вернетта закурила новую сигарету.

— Гарри Чайм и старший вице-президент «Костал Юнайтед банка» по имени Ричард Дойл были найдены застреленными в офисе страховой компании на Маккарти неподалеку от порта Хьюстона. Владельцем офиса является восьмидесятитрехлетний страховой агент по имени Альварес Иншуренс. Мы не знаем, кто именно является клиентами этой страховой конторы, но его семья очень обеспечена и ни в чем себе не отказывает. Вчера от имени семьи Альвареса говорили их адвокаты, но это означает, что они практически ничего не сказали. — Она пожала плечами. — Я подозреваю, что очень скоро мистера Альвареса пригласят для дачи показаний перед большим жюри присяжных. В понедельник утром, если он не станет более разговорчивым.

— А если он не заговорит или воспользуется пятой поправкой к конституции?

— Тогда мы предоставим ему гарантии неприкосновенности, и он не сможет воспользоваться пятой поправкой. Если он продолжит молчать, это уже будет актом неуважения к большому жюри со всеми вытекающими последствиями.

— Значит, Альварес кого-то покрывает.

— Улицы в районе Маккарти — не совсем подходящее место для страхования богатых клиентов, — сказала Вернетта. — Я уверена, что Альварес Иншуренс — это всего лишь официальное прикрытие. Мы сможем выявить связь между Дойлом и Альваресом, если сравним документы клиентов Альвареса и бумаги страховых компаний. — Она сделала глоток пива. — Дойл был известен как крупный игрок. Мы начали просматривать его финансовые дела и обнаружили, что лично у него имеются очень большие долги. Но в банке у Дойла все в порядке.

— Насколько известно.

— Да. Он развелся несколько лет назад и жил отдельно от своих детей-подростков. — Она сделала паузу. — Вероятнее всего, Дойл занимал деньги, не возвращая их. Но мы ничего не знаем о связях Гарри Найма. Ты можешь что-нибудь сообщить о нем?

Клаудия глубоко вздохнула.

— Гарри расследовал дело, которое неожиданно привело его к семье Беллини. Полагаю, ты о них слышала?

Вернетта ответила не сразу.

— Да, конечно. За ними присматривают с момента их появления в Хьюстоне, но они пока чисты как стекло. Миссис Беллини из старинной богатой семьи Хьюстона, а ее муж занимается импортом произведений искусства. Никаких проблем с ними не было.

— Ты уверена?

Вернетта забарабанила пальцами по обветшавшей столешнице.

— Кое-что было, но без доказательств. Несколько лет назад случился небольшой скандал. Какой-то аноним настучал, что они занимаются торговлей наркотиками. Ничего конкретного, но один рьяный следователь решил побеседовать с Томми Беллини и отправился к нему домой. Они стали спорить, и следователь толкнул Беллини. Тот упал на мраморный пол и сломал бедро. После этого Беллини подал иск против управления полиции Хьюстона в связи с жестоким обращением и нанесением серьезной травмы. Поднялась шумиха. Смешно, но бывший мафиози, обвинив копов в жестокости, выиграл дело, и полиции пришлось заплатить за ущерб, нанесенный его здоровью, а кое-кто даже поплатился своей карьерой. С тех пор они оставили Беллини в покое, но, честно говоря, никаких оснований заниматься ими до сих пор не возникало. Не жди, что полиция с готовностью набросится на Беллини, не имея серьезного повода. Они там вовсе не жаждут заработать новую судебную тяжбу.

Клаудия задумалась.

— Предположим, что Дойл был связан с Беллини, а Гарри пытался что-то у него выяснить. В таком случае Беллини вряд ли это понравилось бы.

— Или Гарри застали вместе с Дойлом в неподходящий момент. Быть может, Дойл пытался продать Гарри информацию о Беллини. — Вернетта снова застучала ногтями по столу. — Ты не расскажешь мне о том деле, над которым работал Гарри?

— Мой друг… Понимаешь, от его матери много лет не было вестей. Гарри подумал, что одна женщина, работавшая на Беллини, и есть мать этого человека.

— Гомес рассматривал дело Дойла со всех сторон, но никак не связывал его с семьей Беллини. Тебе лучше поговорить с ним.

— Да, наверное, — согласилась Клаудия, неожиданно ощутив спазмы в желудке. Запах барбекю вдруг стал вызывать у нее тошноту. — Думаю, что так будет лучше.


— Беллини? — переспросил Артуро Гомес. — У вас есть какие-то доказательства? — Они стояли на лужайке у дома бывшей жены Ричарда Дойла, где Гомес, только что закончивший беседовать с ней, согласился встретиться с Клаудией и Вернеттой.

— Нет, — ответила Клаудия.

Гомес в своем сером костюме выглядел безупречно, а его стрижка, которой было не более двух дней, смотрелась так, будто он только что вышел из салона. Ему было слегка за сорок, и он имел вид человека, давно готового к прыжку в кресло начальника и мечтающего сделать это как можно скорее.

— Может быть, он занимал деньги у Беллини? — предположила Вернетта.

— Двое детективов и аудитор сейчас занимаются финансами Дойла. Насколько нам стало известно, он должен был по крайней мере троим ростовщикам, которые околачиваются на бегах и в казино Билокси, но ни один из них не связан с семьей Беллини. Их носы остались чистенькими. — Он засмеялся.

— Возможно, Дойл использовал мелких ростовщиков для игровых займов, а Беллини — для более серьезных случаев? — спросила Клаудия.

— Сколько людей живет в Порт-Лео? — довольно недружелюбно поинтересовался Гомес. — У вас там что, среди ловцов креветок и пенсионеров шныряют толпы ростовщиков?

— Клаудия, между прочим, поймала серийного убийцу, — сообщила Вернетта. — А на твоем счету их много?

Гомес кашлянул, прочистив горло.

— Вернетта, не надо, — попросила Клаудия и продолжила: — Гарри искал Еву Майклз, но его поиски оборвались на Ричарде Дойле. Здесь должна быть какая-то связь.

— Звучит достаточно убедительно, — заметил Гомес. — Этот ваш друг… Я хотел бы поговорить с ним. Прямо сейчас.


Глава 26 | Хватай и беги | Глава 28