home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 32

— Ты лгал мне, — угрожающе произнес Кико.

— Я передавал тебе только то, что мне говорили, — защищался Бакс. — Относительно задержки получения денег Пол врал нам обоим, поскольку Ева обчистила его до нитки. — Он постарался придать своему голосу уверенность. — После пропажи такой большой суммы у него почти ничего не осталось из того, что можно быстро обналичить.

— Почему я должен верить тебе? — спросил Кико.

— Бабки украла Ева, клянусь. Кико, ты ведь знаешь, что я не могу предать тебя, поскольку слишком много потеряю. У меня есть команда, нанятая Полом для того, чтобы поймать ее, и ровно через пять минут я смогу схватить ее за задницу.

— Хорошо, но сейчас в нашем плане возникли изменения, — сообщил Кико.

Выслушав его, Бакс прикрыл глаза.

— Я понял. — Он выключил телефон и подождал, пока бешено колотившееся сердце немного успокоится.

Адаптироваться и еще раз адаптироваться. У него еще есть шанс взобраться на вершину горы. В его руке зазвенел телефон. Он услышал, как Пол говорит ему, где, по его мнению, сейчас находится Ева, и искренне поблагодарил Бога и Чеда Ченнинга за ту силу, которую они даровали ему.


Бакс выжидал, сидя в своем «ягуаре» в компании Маккея. Они припарковались в полуквартале от отеля «Грейсток», затаившись недалеко от строительной площадки какого-то ресторана. Отсюда можно было разглядеть большую часть людей, появляющихся у входа в отель. Машины то и дело подъезжали к «Грейстоку», поскольку здесь был отличный мартини-бар, весьма популярный среди местных жителей. Остановившийся рядом «кадиллак» с Джерри Смексом за рулем и Уортом на пассажирском месте несколько подпортил ему настроение.

Бакс хлебнул воды из бутылки. Следующий час будет решающим. Все зависит от того, как он разыграет свою очередную карту. Впервые за весь день он ощутил в себе полное спокойствие и уверенность.

— Они могут поинтересоваться, почему я тут вместе с тобой, — заметил Маккей.

Сейчас оба наемника, прибывших на «кадиллаке», смотрели на машину Бакса. Джерри Смекс дружески помахал им рукой, но Уорт даже не улыбнулся.

— Но они ведь тоже вместе, — возразил Бакс.

— В таких делах предпочтительнее работать с напарником, — пояснил Маккей. — Лучше разделить доход, чем вообще остаться с носом. А заодно и обскакать меня.

— Так что мы им скажем, если они спросят, как ты оказался в моей машине?

— Моя сломалась, и ты меня подвез, — пожав плечами, спокойно произнес Маккей. — Прекрати нервничать, ведь ты босс. — Он опустил окно, заметив, что Джерри сделал то же самое.

— Джентльмены, привет! — обратился к ним Маккей. Он не стал объяснять, что он делает в машине Бакса, а Джерри Смекс, похоже, и не собирался его об этом спрашивать.

— Значит, вы будете сидеть здесь, наблюдать и попивать газировку? — спросил Уорт. — А мы должны отправиться в отель?

— Прежде всего, — сказал Маккей, — нужно выяснить, на каком из пятнадцати этажей они засели.

— Я вовсе не намерен идти через центральный вход, — сказал Джерри Смекс.

— Разумеется, ведь ты из разряда тех, кто бьет клиента по башке у заднего входа, — подколол его Маккей.

Джерри бросил в рот очередной квадратик жевательной резинки и что-то шепнул Уорту. Затем, глядя мимо Маккея, он обратился к Баксу:

— Как бы вы хотели, чтобы мы обделали это дельце, мистер Бакмен?

— Я выплачиваю премию, мой жвачный друг, — ответил Бакс. — Но я не буду делать за вас работу.

— Отлично, — сказал Уорт. Он распахнул дверь машины, собираясь выйти из нее. — Тогда я…

— О! — воскликнул Маккей. — А вот и цель номер два.

На парковке отеля появился высокий блондин. Он дал служащему доллар и поспешил к слегка заезженному микроавтобусу «фольксваген», буквально притертому к бордюру.

— Это наш парень, — подтвердил Бакс. При виде Уита его глаз, под которым красовался набитый недавно фонарь, стал подергиваться. — Ева осталась в номере одна. Маккей, вы с Джерри отправляйтесь в отель. Вы знаете, что мне нужно. Уорт, ты поедешь со мной.

— Почему я? — запротестовал Уорт.

— Этот дружок составляет часть контракта, — сообщил Бакс. — Убей его, и ты получишь все, что было обещано.

Маккей уже вышел из машины, застегнув свою кожаную куртку и выпустив дредды из-под воротника. Он быстро смешался с толпой людей, прогуливающихся по Вестгеймеру. Джерри Смекс последовал за ним. Уорт перебрался в «ягуар», и, прежде чем он успел захлопнуть дверь, Бакс, игнорируя сигналы возмущенных водителей, нагло выехал на трассу. Он выругался, понимая, что поднявшийся шум мог привлечь внимание Мозли. Но микроавтобус, находившийся на четыре машины впереди, оставался в левом ряду, не замедляя движения и никуда не сворачивая.

Баксу казалось, что от возбуждения в его теле появились электрические заряды. Войти в дело вместе с могущественными поставщиками, наблюдать, как ему удается вызвать к себе доверие, и одновременно подсчитывать в уме свои огромные комиссионные — все это доставляло потрясающее удовольствие и ощущение собственной значимости. Он включил запись Чеда Ченнинга и увеличил громкость. Самоуверенный баритон Чеда заполнил салон. «Важно помнить, — вещал Ченнинг, — что наши цели являются такими же реальными, как и воздух, которым мы дышим. Они окружают нас и пронизывают как кислород. Они укрепляют нас. Жизнь, прожитая без целей, — это жизнь, прожитая без дыхания».

— Я слышал, что это твое хобби, — усмехаясь, произнес Уорт, — но не хотел верить.

— Слушай и учись. — Бакс забарабанил пальцами по рулевой колонке, будто речь на пленке задавала некий зажигательный музыкальный ритм.

— Ну да, слова на пленке подскажут мне, как правильно жить.

— У тебя есть цели, Уорт? — спросил Бакс, не замечая иронии собеседника.

— Конечно. Одна из них — хлопнуть этого парня, получить свои деньги и провести вечерок за хорошей тайской лапшой и бутылкой «Гленфиддич», а затем еще пару часов с моей знакомой, маленькой и милой шлюхой. — Уорт снова проверил свой пистолет, стараясь держать его ниже линии стекла. — Сейчас вокруг слишком много людей. Необходимо выждать подходящий момент.

— И это твои великие цели, Уорт? Должен сказать, что у тебя небогатая событиями жизнь.

— Я вполне доволен, — не обращая внимания на насмешку, ответил Уорт. — Ты не уточнил, следует стрелять сразу в голову или как?

— Вначале мы должны поработать с ним, — пояснил Бакс. — Нужно сделать ему больно и заставить говорить. Но, если он не расскажет мне того, что я желаю услышать, ты, приятель, можешь сделать столько выстрелов, сколько захочешь.

— Да он красавчик, — заметил Уорт. — Напоминает мне тех болванов, которые третировали меня в школе, называя ничтожеством. Когда мне приходится иметь дело с подобными ему типами, я особо забочусь об обработке их физиономий, независимо от того, следует ли убивать этих выскочек или нет. Ты когда-нибудь видел, что остается от лица, если подцепить пистолетом челюсть и стрелять сквозь губу?

— Похоже, у тебя все же есть кое-какие цели.

«Соберите свои цели вместе и произносите их вслух каждое утро как молитву, — продолжал поучать Чед Ченнинг. — Сделайте так, чтобы достижение цели стало для вас не просто решением задачи, но истинным блаженством».

— Выключи это бред, — попросил Уорт. — Этот лектор действует мне на нервы.

Бакс, казалось, почувствовал запах пяти миллионов и уже ощущал их тяжесть в своих руках. Но волнение, которое он испытывал, объяснялось не только возможностью взять эти деньги. Его будоражила мысль о власти. Власти, находившейся сейчас в осязаемой близости. Ева и этот ублюдок припрятали деньги, но, если удача не изменит ему, этому парню придется отдать все и сразу.

— О да, пожалуйста, — произнес он вслух, когда Уит свернул на Ричмонд. — Да, дружок, доставь меня на вершину блаженства.

Маккей и Джерри Смекс вошли в элегантный вестибюль «Грейстока». Джерри что-то недовольно бормотал по поводу использования главного входа. Служащие не обратили на них особого внимания, поскольку в это время отель покидала целая толпа отъезжающих гостей. Маккей направился к гостиничным телефонам. Снимая трубку, он даже не взглянул на Джерри.

— Ты не хочешь поделиться со мной своим планом, дружище? — поинтересовался Джерри.

— Твоя задача — просто подыгрывать мне.

— Ты не сможешь убрать меня из дела, приятель.

— Номер Эмили Смит, пожалуйста, — произнес Маккей в трубку.

— Вот это называется прямой подход, — прокомментировал Джерри.

— Алло, мисс Смит, — сказал Маккей после небольшой паузы. — Меня послал Пол. Я по поводу высокого молодого человека, который только что вышел из отеля. Он у нас. Вы меня понимаете?

Ева молчала.

— У вас есть две минуты, чтобы спуститься в холл. Мы отвели его в машину, — Маккей старался говорить дружелюбно. — Вы не должны устраивать сцен, кричать или делать лишние телодвижения. В противном случае за все расплатится ваш напарник. Вы поняли меня? Сейчас у вас осталась одна минута пятьдесят секунд. Я вас жду. — Он повесил трубку.

— Здорово, — одобрил Джерри Смекс. — Мне нравится твоя краткость и убедительность.

— Следуй за мной, но не перебегай мне дорогу, — посоветовал ему Маккей.

Джерри изобразил на своем лице спокойную открытую улыбку в стиле Маккея, и двое мужчин двинулись к площадке лифтов. В отеле было пять подъемников. Две молодые азиатки вошли в пустую кабину лифта и придержали двери для Маккея и Джерри.

— Спасибо, но мы ждем друга, — сообщил им Джерри.

Двери лифта закрылись.

— Минута прошла, — констатировал Маккей. — Посмотрим, насколько для нее важен этот парень.


Ева положила телефонную трубку на рычаг. Господи, как они нашли ее? Как им удалось схватить Уита? Ее назвали мисс Смит — значит, они знают о ее новой кредитной карточке. Что делать?

Она набрала номер сотового телефона сына, едва сдерживая в руках дрожь. Ева ожидала, что ответа не будет или, что еще хуже, она услышит холодный голос Бакса.

— Да? — Уит ответил через два звонка.

Она чуть не потеряла сознание от облегчения.

— Только что звонил мужчина и сообщил, что они тебя взяли.

— Чепуха. Я сейчас за рулем.

— Они дали мне две минуты, чтобы спуститься вниз, и грозили убить тебя, если я не подчинюсь.

— Уходи. Беги оттуда сейчас же.

— Но как? Они ждут меня в холле. — Ева пыталась говорить спокойно, но ее уже охватило неудержимое желание бежать без оглядки.

— Найди другой выход. А я подъеду к заднему входу отеля и буду тебя ждать.

— Не нужно так рисковать. Я сообщу тебе, где можно будет забрать меня. Ты не должен сюда возвращаться.

— Успокойся. Я направляюсь к отелю. Будь осторожна, — сказал он.

Она повесила трубку, оставила маленький чемодан, схватила сумочку и проверила лежавший в ней пистолет. Компакт-диск с файлами, компрометирующими Пола, тоже лежал в ней. Уит не оставил в комнате ничего ценного. Ева надела парик, шляпку и очки, которые использовала для маскировки. Открыв дверь, она осторожно выглянула. В коридоре было пусто. Она не увидела ничего, кроме сервировочного столика на колесах, оставленного у одной из дверей. Из соседнего номера доносился приглушенный гул трансляции баскетбольного матча. Ева подбежала к лифту и нажала кнопку вызова.


Маккей сообщил:

— Ее две минуты истекли.

— Дадим ей еще одну, — предложил Джерри Смекс.

— Нет, — возразил Маккей. — Быстро подгони машину к заднему входу. Мы уходим.

Джерри удалился, а Маккей стал следить за индикаторами движения лифта, которые неизменно доезжали до первого этажа. Сначала из лифта вышла какая-то пара, затем пожилая женщина и девушка. Вдруг один из подъемников остановился на втором этаже. Маккей направился к центру холла, наблюдая за лестницей и ожидая, когда там появится Ева, поскольку не мог схватить ее посреди зала в присутствии множества свидетелей.

Прошла еще минута, и Маккей поспешил к парадному входу.


Выйдя на втором этаже, Ева пробежала мимо гостиничного конференц-зала, кабинета для спортивных занятий и массажа, мимо залов для заседаний, названных в честь знаменитых техасских артистов, живых или уже умерших, — Нея, Умлауфа, Колера. За дверями раздавался смех людей, не озабоченных сейчас проблемами жизни и смерти. Вниз к бассейну вела лестница, по которой она и поспешила сойти.

Она позвонила по сотовому телефону и быстро произнесла:

— Уит, я направляюсь к заднему входу отеля.

— Я уже еду, — ответил он.

— Оставайся на связи, — попросила она.

В этот субботний день лишь две женщины, которым было лет по сорок, сидели за столом, греясь на солнце и беседуя за чашкой кофе. Официант поставил перед ними поднос с нарезанным тортом. Пройдя мимо них, Ева увидела служебный вход, ведущий на кухню со двора. Приготовление обеда было в разгаре, и пара мужчин в поварской одежде с удивлением посмотрели на нее, когда она промчалась мимо нарезанных и уложенных горками продуктов.

— Извините меня, мэм… — начал один из них, но Ева не обратила на него внимания, направляясь к освещенной красным светом табличке «Выход».

— Эй! — снова крикнул повар. — Вы не должны здесь находиться.

Она повернулась к нему, на секунду опустив включенный телефон.

— Там в холле мой бывший муж, а у меня судебный запрет в отношении него. Извините…

Шеф-повар, получив столь исчерпывающее пояснение, сам начал было извиняться, но она не стала задерживаться и выскочила за дверь, оказавшись в коридоре, в конце которого виднелась еще одна подсвеченная табличка со словами «Выход». Она вышла через эту дверь навстречу хьюстонской зиме. На заднем дворе отеля было пусто, а шум транспорта, доносившийся с дороги 610, звучал в ее ушах, как шепот призрака. Возле служебной площадки располагалось офисное здание, представлявшее собой огромный кристалл из зеленого стекла высотой в десять этажей с парковочным гаражом внизу. В субботу здесь тоже никого не было видно. Дальше по улице возвышалось здание итальянского ресторана с гигантской неоновой вывеской, а рядом с ним находился ресторан мясных блюд — оба они были заполнены примерно на треть.

Неожиданно из-за угла выскочил «кадиллак» и помчался прямо на нее.

Ева развернулась и побежала вдоль тыльной стороны отеля в сторону загрузочной площадки в углу мотеля. Ее рука опустилась в сумочку, а пальцы сжались на рукоятке «беретты». Она повернулась, чтобы открыть огонь, но машина была уже в семи футах от нее. Завизжали тормоза, и Ева полетела на капот, ударившись о лобовое стекло и чувствуя, что у нее перехватило дыхание и ей нечем дышать. Через мгновение она свалилась с «кадиллака», упав на асфальт лицом вниз.

Над ее головой хлопнула открывшаяся дверь.

— Классно тормознул, парень, — раздался сверху голос с ямайским акцентом. Она с трудом поднялась на ноги; казалось, что все ее тело горело огнем. Пистолет и телефон куда-то исчезли.

— Ева Майклз, — произнес уроженец Ямайки и ударил ее пистолетом по голове. Она снова упала на тротуар, по щеке потекла струйка крови. Он поднял ее, надел наручники и затолкал в машину.

— Что ты, черт возьми, делаешь? — прорычал раздраженный голос другого мужчины. — Портишь наш товар и позволяешь себе…

Затем раздались два отчетливых хлопка глушителя. Ева, затаив дыхание, подумала: «Неужели переход от жизни к смерти может быть настолько быстрым и безболезненным, что человек не успевает осознать, что он уже произошел?» Но она по-прежнему испытывала необходимость дышать и — о чудо! — дышала. Дверь машины снова открылась, и она услышала глухой звук удара мертвого тела о тротуар. Затем мотор автомобиля снова ожил.

Она заставила себя поднять глаза. Человек с Ямайки, сидевший на водительском месте, направил на нее пистолет.

— Ева, — сказал он. — Ты же видишь, как оно бывает? Этот парень хотел обидеть тебя, и мне пришлось убить его. А это означает, что я твой друг.

Она опустила голову на заднее сиденье.

Если она приподнимется, то Уит, возможно, увидит ее. Он сейчас должен вернуться к отелю. Он может погнаться за ними и погибнуть. Бедный мальчик.

«Только дай ему возможность уехать. Лежи тихо и позволь ему выбраться из этого кошмара. Соверши хоть один достойный поступок в своей жизни, Элли», — Ева думала о нем как о ребенке, ее последнем сыне, с которым было легко, потому что она уже устала беспокоиться о кашле и каждой царапине своих детей. Тогда она уже точно больше никого не хотела, но вот появился Уит и стал для нее лучшим. Единственный человек в ее жизни, который решился разыскать ее.

— Правила у нас будут такие, — заявил ее похититель после двух резких поворотов вправо, когда он, не обращая внимания на сигналы, направился на Вестгеймер, а затем на дорогу, прилегающую к кольцевой трассе 610. — Ты остаешься лежать на сиденье. Если ты встанешь, я отстрелю тебе палец. Встанешь еще раз, я отстрелю тебе сосок. Ясно?

— Ясно, — хрипло ответила она. Ее голова болела так, будто в ней пробили дыру и мозги перемешались. — Я не собираюсь ничего делать.

— Хороший ответ. Эй, может, хочешь порцию жвачки? В ней много мяты. — Он засмеялся собственной шутке.

Ева закрыла глаза. «Позволь мне уехать, Уит. Позволь мне уехать, сынок», — стучало в ее голове.


Глава 31 | Хватай и беги | Глава 33