home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 35

— Он не пришел на встречу, — констатировал Артуро Гомес. У него был приятный голос с актерской дикцией. — Похоже, что он особо не стремится сотрудничать. Может, ему необходима более серьезная аргументация, вроде ордера на арест?

— Не нужно сразу же хвататься за оружие. Меня очень беспокоит безопасность судьи Мозли, — сказала Клаудия. — Вероятно, он в опасности.

— Или морочит вам голову. — Гомес стал листать папку с документами.

Клаудия и Вернетта сидели по другую сторону его стола в офисе управления полиции Хьюстона.

— Честно говоря, сэр, мне не нравится ваш тон, — заявила Клаудия. — Уит вовсе не скрывается. Он передал мне важную информацию, но сказал, что у него нет доказательств. Кроме того, хочу подчеркнуть, что он не стал бы просто так обвинять другого человека. Для Уита Мозли совершенно не характерно пропустить назначенную встречу, ведь он профессионал.

Гомес уставился на нее, подняв брови и будто спрашивая: «А что ты еще знаешь, кроме того, что заботишься о своем друге?»

— Арт, ты созвонился с Эдвилом? Я даже не знаю этого друга Клаудии, а он уже обеспечил мне головную боль, — вмешалась Вернетта, пытаясь отвлечь его внимание.

Он достал из стола баночку с таблетками аспирина и толкнул ее в сторону Вернетты.

— С учетом того, что сообщил мне судья Мозли, — спросила Клаудия, — будете ли вы допрашивать Грега Бакмена?

— На каком основании? Опираясь на сообщение вашего приятеля, который даже не соизволил явиться на обычную встречу? Нет, мне нужны серьезные доводы. Прежде чем я приму решение приблизиться к кому бы то ни было из окружения Беллини, у меня должны быть очень веские причины.

— У вас достаточно оснований для его допроса, — не унималась Клаудия.

Этот Гомес говорил с ней свысока, и она догадывалась, что это вовсе не его обычная манера беседы с офицерами других округов. Он явно вынуждал ее защищаться.

— Уит Мозли — уважаемый судья, а не какой-нибудь грязный информатор из подворотни.

Гомес изучающе смотрел на нее.

— Чайм разыскивал мать Мозли, так? Сам Мозли не явился на встречу с вами, но указал на бывшего сотрудника корпорации «Энерджис», которая в Хьюстоне является синонимом проказы. И где же его мать? Почему он вас с ней не познакомил?

— Он сказал, что еще не нашел ее.

— Однако он ухитрился обнаружить всех этих людей, которые предположительно с ней связаны. Например, того же Грега Бакмена, — заметил Гомес. — Все в этом деле не слишком правдоподобно, и если бы вы не были с ним друзьями, то ясно увидели бы это.

— Возможно, что его мать, — вставила Вернетта, — не хочет, чтобы ее нашли.

Гомес кивнул.

— По той простой причине, что она совершила двойное убийство. Она, скажем так, не особо жаждала, чтобы сын нашел ее. Похоже, что Чайм оказался не в том месте и не в то время. Но не исключено, что мишенью был он, а Дойл на свою беду подвернулся под руку.

— Гарри искал Еву Майклз, — сказала Клаудия. — Но мы не знаем, является ли она матерью Уита.

— Разумеется, я могу заняться Бакменом или Евой Майклз. Но они имеют отношение к Беллини, поэтому просто закроют рты и вызовут адвокатов, которые начнут шить новое дело против полицейского управления, и мы опять останемся ни с чем.

— Значит, вы ничего не собираетесь предпринимать? Понятно, можно не спрашивать.

— Арт вовсе не это имел в виду, — заметила Вернетта, дипломатично придавая своим словам некоторую теплоту. — Арт, проверка связей Грега Бакмена, семьи Альварес, Бакмена и Дойла может принести свои плоды.

— И семьи Беллини, — добавила Клаудия. — И мисс Майклз. Думаю, настало время хорошо ее поискать, раз уж Уиту в этом не повезло.

— Хорошо, мы проведем расследование, — согласился Гомес. — Но приведите сюда своего друга, или я буду вынужден сообщить телевизионщикам, что ищу судью, который может дать информацию по этому громкому делу. Как вы думаете, насколько это отразится на его карьере?

— Вы, естественно, навредите ему, но по-прежнему будете ходить вокруг Беллини на цыпочках. Неужели вы так боитесь очередной тяжбы с ними? — спросила Клаудия.

Гомес пожал плечами.

— Боимся? Вовсе нет. Ведем себя осторожно? Разумеется. Если Бакмен убил Дойла и Чайма или знает, кто это сделал, мы, безусловно, привлечем его к криминальной ответственности. Но я реалист, мисс Салазар, я обязан им быть. Это означает, что все, связанное с Беллини, рассматривается с удвоенной осторожностью и осознанием необходимости прикрытия наших задниц надежной броней. — Он перевел взгляд на Вернетту. — Мы обнаружили, что получить оперативную информацию в отношении клана Беллини чрезвычайно трудно. Томми Беллини сделал правильные выводы относительно своего прошлого и научил сына прятать концы в воду при совершении преступлений. Поэтому мы никак не можем схватить их за руку и найти людей, желающих дать показания против их организации. Если они продолжают нарушать закон, то делают это исключительно осторожно. Очень жаль, но нам не удается пока найти у них слабое место, чтобы получить хотя бы ордер на обыск.

— При таких обстоятельствах вам не позавидуешь, — Клаудия не скрывала своей иронии. — Благодарю вас.

— Если судья Мозли не чувствует себя в безопасности, — сказал Гомес, — мы можем (при условии, что он к нам придет) обеспечить ему защиту.

— Не знаю, угрожает ли ему опасность, но сомневаюсь, что он обратится к вам.

— Есть ли в этом деле какие-либо аспекты, о которых вы еще не сообщили? — спросил Гомес.

«Уит нашел свою мать и теперь защищает ее», — подумала Клаудия. Это было довольно легко предположить, и она считала, что так и случилось, но промолчала. Гомес и Вернетта вполне могут поверить, что человек, защищающий мать, способен на что угодно — например солгать и даже убить. Но они не знали Уита, а Клаудия знала.

— Нет, — ответила она.

— Детектив Салазар, не нужно в наших краях заниматься самодеятельностью. У вас нет здесь для этого никаких законных оснований.

— Мне это абсолютно ясно, — сообщила она.

— Абсолютно — это хорошо, — одобрил Гомес. — Не забывайте об этом ни на минуту.

Они вышли, и она отвезла Вернетту домой.

— Клаудия, — Вернетта старалась, чтобы ее голос звучал с максимальным участием, — возвращайся домой. Я имею в виду не твой удобный номер в гостинице «Гемптон Инн».

— Уит в опасности, так что я не могу уехать.

— Твой друг не стоит того, чтобы ввязываться в подобную авантюру. Когда-нибудь ты сможешь претендовать на должность шефа полиции, но даже легкий намек на твое неадекватное поведение в отношении закона, хотя и в качестве частного лица, лишит тебя всяких шансов на успешную карьеру, — резонно говорила Вернетта. — Ты всегда сможешь найти себе нового друга. — Она запнулась. — А ты с ним спишь?

— Нет, — ответила Клаудия. — Но мы проводим вместе достаточно много времени. Он очень хороший человек.

— Хорошие люди заслуживают определенного сочувствия, — согласилась Вернетта. — Но не более того. — Она собралась уже выходить из машины, но затем снова закрыла дверь. — Я не буду тебе ничего обещать, пойми это. Но окружной прокурор был бы счастлив взять Беллини за жабры, если бы только мог. Если у твоего друга есть информация, но он не делится ею, поскольку сам нарушает закон…

— Уит никогда такого не сделает, — твердо заявила Клаудия.

— Я говорю предположительно, — сказала Вернетта. — В таком случае мы можем обсудить его иммунитет. Его дают не очень часто, и этот вопрос решает только прокурор. Конечно, никаких гарантий нет, но нужно искать какую-то отправную точку. Прошу тебя, подумай над моими словами.

Вернетта вышла, хлопнув дверью машины, и направилась к своему дому, а Клаудия, провожая ее взглядом, подумала, что она, наверное, завидует умению давней подруги всегда точно знать, как нужно поступать в этой жизни.

Итак, Грег Бакмен. Если Гомес не решается действовать, она сама это сделает. Жизнь всегда дает возможность сделать выбор, и лучший вариант — это помочь людям, которые вам небезразличны. Клаудия сделала свой выбор и начала просчитывать в уме первые шаги, которые она должна была предпринять согласно своему плану.


Глава 34 | Хватай и беги | Глава 36