home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 36

— Что значит — у тебя их нет? — орал Пол в телефонную трубку.

— Это значит, что у меня их действительно нет. Они сбежали. — Бакс помолчал и добавил: — И еще — Ева застрелила Джерри Смекса. Мы обнаружили его мертвым на заднем дворе отеля. — Бакс говорил не спеша, придавая своим словам ту весомость, которая способствовала превращению лжи в правду и заставляла Пола покрываться липким потом от осознания тяжести новых сокрушительных для него обстоятельств. — Если копы найдут связь между Джерри и нами, то придется несладко. Я уже не говорю о том, что мы едва унесли ноги с автострады.

— Но как могло случиться, что вы не смогли их взять? — настойчиво спрашивал Пол, не желая мириться с очевидным фактом.

Бакс на секунду задумался: «И зачем я выбрал тебя в друзья?» Но тут же решил, что это Пол выбрал его, поскольку слабый всегда тянется к сильному. Именно так, а не наоборот: внутренняя сила делает лидеров великими. У Чеда Ченнинга по этому вопросу есть целая кассета.

— Это совершенно неприемлемо, Бакс, — сказал Пол.

— Пол, я готов к любым предложениям. Только пойми: они исчезли и с этим покончено. Они перехитрили тебя. — «Тебя, а не нас», — подумал Бакс. Ему было интересно, заметил ли этот нюанс Пол. — Чед Ченнинг говорит, что следует выявить ошибки в своем поведении и таким образом уменьшить возможные потери…

— К гребаной матери твоего Чеда Ченнинга, Бакс, — раздраженно перебил его Пол, — и все его кассеты. Позвони Кико. Я хочу с ним встретиться. Мы заключим новую сделку.

— Но тебе не за что покупать, — заметил Бакс.

— У меня есть пистолеты, которые можно приставить к головам, — Пол почти перешел на крик. — Звони Кико! Пусть он приезжает сюда. Пусть, если хочет, возьмет с собой Хозе, но и только. Сообщи ему, что деньги уже у меня.

— Но ты ведь не собираешься его замочить?

— Именно собираюсь, да. Это как раз то, что сделал бы отец.

— Но это не очень хорошая мысль, — сказал Бакс.

— Мы убьем Хозе, чтобы показать серьезность наших намерений, затем будем пытать Кико, пока он не скажет, где спрятан кокаин. А потом мы пришьем эту задницу из Майами.

— Но его друзья из Флориды набросятся на тебя, как псы на медведя.

— Пока они во Флориде, так что это проблема завтрашнего дня.

— Хорошо, — сказал Бакс. — Я организую тебе встречу с Кико.

— Давай в клубе, тогда у него не возникнет подозрений. А потом мы доставим его в мой дом. И смотри, Бакс, на этот раз не повтори своей ошибки. — Он повесил трубку.

Гуч лежал на кровати без сознания. Как только он пошевелился и попытался приподняться, Пол включил кассету с записью Фрэнка Поло «Бэби, стала ты моей привычкой», которую кто-то забыл в стереосистеме в спальне. Музыка заполнила пространство дома, и он стал обрабатывать Гуча, будто тот был спортивным мешком. Костяшки его пальцев заныли от ударов в лицо и живот пленника, но звуки при столкновении с плотью доставляли ему удовольствие и снимали напряжение. Гуч снова потерял сознание. В комнату вошел док Бревер и укоризненно покачал головой.

— Мне нужно, чтобы он очухался. Я хочу поговорить с ним, — сказал Пол.

— Он получил пулевое ранение в голову.

— Но я не вижу никакого отверстия. Насколько это могло вывести его из строя?

Бревер пожал плечами, сделал Гучу очередной укол, проверил его зрачки и прислушался к дыханию.

— Если вы хотите, чтобы он заговорил, предоставьте ему возможность прийти в себя. Продолжая бить раненого, вы только ухудшаете его состояние.

— Что ты ему дал?

— Это мой собственный рецепт успокоительного. Не хотите укольчик, Пол?

— Нужно его взбодрить. Вкати ему большую дозу чего-нибудь такого, что восстанавливает силы. Я хочу, чтобы его чертов язык наконец развязался.

— Оставьте его в покое, Пол. Прошу вас, хоть на минуту. Позвольте ему прийти в себя…

Хотя кулаки Пола уже побаливали, он нанес доку Бреверу достаточно сильный удар. Тот полетел на пол.

— Стимулирующее средство сюда! Быстро! Он должен прийти в сознание и заговорить прямо сейчас. Иначе я выбью из него все дерьмо, а потом воткну шило в задницу.

— Пол? — раздался голос Таши. Она выключила кассету с записью Фрэнка и помогла Бреверу подняться. — Дай доктору возможность сделать свою работу. В таком состоянии Гуч вряд ли скажет тебе что-то важное. Пойдем со мной вниз, и позволь мне успокоить тебя маленьким сеансом массажа, мой сладкий.


Бакс отключил телефон. Он сидел на диване, наблюдая за изумленным выражением на физиономиях Кико и Хозе и испытывая к ним такую же жгучую ненависть, как и к Полу.

— У него сегодня плохой день, — заметил Бакс. — Он намерен грохнуть вас во время встречи.

— Его день может оказаться даже хуже, чем он думает, — едко произнес Хозе.

— Скажи ему, что сделка отменяется. — Кико мотнул головой в сторону Хозе. — Пора заставить эту сучку заговорить. — Хозе молча встал и направился в спальню.

Бакс не любил выслушивать вопли и просьбы о пощаде. Это вынуждало его вспоминать своих друзей, умолявших сохранить им жизнь, когда их пытали в том маленьком доме в Галвестоне.

— Я должен рассчитаться с Маккеем и выдать премию Уорту, чтобы он держал свой рот на замке и не вознамерился работать на Пола.

— Ты сделал хороший ход, — одобрил Кико. — А этому Маккею можно доверять?

— Когда я сообщил ему, что нуждаюсь в его помощи, чтобы схватить Еву, но не убивать ее и не отдавать Полу, он не стал доносить на меня. Я решил не посвящать Уорта в подробности, но он кажется довольно надежным. Разумеется, пока ему будут платить за работу.

Кико бросил на стол в сторону Бакса тонкую пачку денег.

— Мы заплатим им полностью, когда она запоет о том, где спрятаны украденные миллионы. Парни неплохо поработали и могут пока получить по тысяче.

Бакс потянулся за деньгами, но Кико накрыл их ладонью.

— Бакс, ты не забыл, на чьей стороне играешь? Надеюсь, ты будешь об этом помнить.

— Не забуду. Если она заговорит…

— Ты ведь хочешь знать, где деньги, не правда ли? — спросил Кико.

— Да.

— Эти деньги, — сказал Кико, — уже не должны тебя заботить. Не беспокойся, ты получишь свой хороший маленький кусок.

— Отлично, Кико, благодарю тебя. — Бакс откашлялся. — Как насчет того фильма со мной и моими… друзьями? Хм… я ведь сделал все, что ты сказал. Отдай мне эту запись, ты ведь обещал. Пожалуйста. — Он ненавидел себя за последнее слово, которое выражало его униженность, хотя и понимал, что должен был его произнести.

— Только после того, как деньги будут у нас, — такой был уговор. — Кико улыбнулся и взмахом руки отослал Бакса. — Ты ведь не хочешь менять условия нашей сделки, да? Это было бы несолидно.

Бакс кивнул, внутренне сопротивляясь охватившему его бешенству и чувствуя, как к лицу приливает кровь. Он уже выходил, когда раздался первый вскрик Евы, и быстро закрыл за собой дверь.


— Ты уверен, что хочешь замочить Кико? — спросила Таша.

— Конечно. — Пол мерил шагами комнату, стараясь расслабиться. — Да. Надо забыть всю эту чушь о мирном сосуществовании.

Она уселась, подобрав под себя ноги.

— Пол?

— Да?

— Я горжусь тобой, — сказала Таша. — Вот теперь ты стал большим и нехорошим. Иди сюда. — Она сняла с себя рубашку и лифчик. — При виде ее обнаженной груди дыхание Пола невольно участилось, а рот приоткрылся. — Иди ко мне и будь со мной таким же большим и нехорошим.

Пол бросился к ней на постель и освободил ее от остальной одежды. Она позволила ему взять себя, радостно ощущая его резкие, энергичные движения внутри своего тела и стараясь запомнить, как это было. Таша знала, что, вероятно, они в последний раз вместе, и эта мысль привела к тому, что она испытала оргазм удивительной силы. Из ее горла вырвался восторженный крик, еще больше подстегнувший Пола. Он был, казалось, наполнен тестостероном и уверенностью в себе, а утренние слезы забылись, как страшный сон. Через несколько минут она снова кончила, а за ней, спустя мгновение, и он. Они лежали в объятиях друг друга и шептали ласковые слова.

— Пол, Пол, — мурлыкала она.

Он по-настоящему нежно целовал ее шею и веки.

— Я люблю тебя, — произнес Пол.

— О, вот этого не надо, — сказала Таша, дразня его.

Девушка знала, что это неправда. Пол говорил то, что, как ему думалось, она хотела услышать. Но он совсем не знал ее. К тому же он был испуган в значительно большей степени, чем сам осознавал, и нуждался в том, чтобы ощущать себя любимым. Таша мягко провела пальцем по его подбородку, ее глаза светились истинной заботой о нем.

— Ты влюбился слишком быстро, детка.

— Я знаю, — сказал он.

Она вздохнула и прильнула к его груди.

— Скоропалительная влюбленность может оказаться проклятием.

Они полежали еще немного, а затем Пол встал и отправился в душ. Она знала, что он любит долго стоять под напором горячей воды с кратким ударом холодной струи в конце. Притворившись, что дремлет, Таша сосчитала до двадцати, а потом надела брюки и тенниску и спустилась вниз. Терри Вердин, один из людей Пола, стоял на страже во дворе, а Макс с Гэри за чашкой кофе смотрели в кухне кабельное телевидение. Она нырнула в комнату, где в коме неподвижно лежал Томми Беллини. Медицинское оборудование тихо гудело, создавая необходимый шумовой фон. Таша присела за кроватью, достала сотовый телефон и набрала номер.

— Это должно случиться вечером, — сказала она после ответа абонента. Немного послушав, она тихо засмеялась, затем встала и выключила связь.

Прикоснувшись к немощному телу Томми Беллини, Таша Стронг прошептала:

— Никаких танцев для тебя, мой сладкий. Ты уж извини.

Она поспешила наверх. Пол все еще плескался в душе. Она вытянулась на постели в ожидании.

Когда он вышел из душа, вытираясь полотенцем, зазвенел его сотовый. Таша передала ему телефон, заметив, что он даже не поблагодарил ее.

— Да? — произнес Пол.

— Привет, Пол. Это Уит, друг Евы. Мне нужно, чтобы Гуч был готов к путешествию. Сегодня вечером, в десять, ты отвезешь его в «Ленси Грилл» на Буффало. Там ты оставишь его на парковке и уедешь.

— Вот как! — Пол вытер полотенцем руки и грудь, затем бросил его на пол и посмотрел на Ташу с таким видом, будто ожидал, что она поднимет его. — Где мои деньги, ты, дырка от задницы?

— Они у Кико, — спокойно ответил Уит. — Он забрал их у нас.

— Ты лжешь.

— Он забрал деньги из нашей комнаты в отеле «Грейсток», но нам с Евой удалось уйти.

— Этого не может быть. Он должен был убить вас.

— Как видишь, он этого не сделал. Итак, у него и деньги, и наркотики, а ты ему на фиг не нужен.

— Это ложь. Какого черта ты бы стал предупреждать меня?

— Я просто хочу вернуть своего друга. Я отдам тебе Еву в обмен на Гуча.

Пол застыл на месте.

— Что ты сказал?

— Какой же ты тупой! — воскликнул Уит. — Повторяю еще раз. У Кико есть наркотики, и у него же твои деньги. В тебе он больше не нуждается. Что касается Евы, то ведь это она украла деньги, поскольку работала на Кико. Она переметнулась на его сторону и ударилась в бега. Я ничего об этом не знал, поэтому ей удалось обмануть меня. Но она не догадывается, что мне уже все известно. Итак, я меняю ее на Гуча. Я не хочу участвовать в этой войне, понимаешь? И не хочу, чтобы ты меня потом преследовал. Я отдаю ее тебе, и мы будем в расчете, уладив все недоразумения.

— Сейчас я все улажу! Хочешь послушать, как будет умирать твой друг? — завопил Пол. — Я прямо сейчас возьму свой пистолет…

— Ева поможет тебе вернуть деньги, и даже больше. Она многое знает о Кико. Если ты правильно ей все втолкуешь, она сможет отправить его в тюрягу.

— Довериться предателю? Откуда мне знать, что ты сказал мне правду?

— Решай сам. Это предложение с ограниченным временем действия.

Наступило молчание.

— Хорошо, я приеду туда.

— Еще один момент, — сказал Уит. — Когда я столкнулся с твоей подругой Ташей в доме Евы, я забрал у нее компакт-диск с финансовыми данными твоей бухгалтерии. Эта информация позволит нарезать тебя мелкими ломтиками, поскольку показывает, как твои законные операции отмывают деньги, вырученные за наркотики. Когда Кико получил деньги, он еще не знал о диске. — Последовала пауза. — Но в случае если ты не появишься или убьешь Гуча, Кико получит соответствующую копию, как, впрочем, и окружной прокурор. Копы узнают все твои секреты, и ты весь будешь на виду, готовый к употреблению. Надеюсь, мы поняли друг друга?

Пол уставился немигающим взглядом на Ташу.

— Я понял.

— Ты поедешь один и без оружия. Мы производим обмен, и оба спокойно уезжаем. Любые отклонения от этой процедуры — и данные попадают к прокурору. В «Ленси Грилл» будете только ты и Гуч, больше никого. Я обеспечу себе надежное прикрытие, приятель, поэтому не пытайся играть со мной в свои игры. — Уит отключил телефон.

Пол сделал то же самое, а затем с силой схватил Ташу за руку.

— Объясни мне свое поведение. Здесь и сейчас.

— Что именно, дорогой?

— Это был партнер Евы, Уит. Он сказал, что взял у тебя файлы, которые ты записала с компьютера Евы. Он хочет поменять их на живого Гуча или же отошлет их в полицию.

Она покачала головой.

— Нет, милый, он был в доме, чтобы установить регистраторы голоса. Мы ведь говорили тебе, а Бакс с Максом нашли, где он их поставил. Я не видела, чтобы он что-то записывал с ее компьютера. А мы с Баксом просмотрели информацию в ее компьютере вместе. Там не было ничего, что могло бы послужить компроматом на тебя. К тому же Бакс провел чистку системы. Нет, Уит блефует. Да ему больше ничего и не остается делать.

— Ты лжешь мне, Таша. — Пол сдавленно засмеялся.

— Нет, Пол. Эти люди хотят разделаться с тобой, но я на твоей стороне. Уит пытается манипулировать тобой, чтобы вынудить тебя совершить ошибку.

Пол толкнул ее к двери.

— Иди к Максу и Гэри. Скажи им, чтобы притащили Гуча и дальнобойную винтовку. Ты тоже с нами поедешь. У нас будет долгий разговор с Евой и ее дружком. Пора мне доставать свою цепь. Когда я получу Еву, я убью этого ублюдка на пару с Гучем. А потом у меня будет очень-очень длинная дружеская беседа с Баксом.

Таша с готовностью кивнула.

— Как скажешь, дорогой.


На парковочной площадке было темно. Современный торговый центр, переживавший сейчас не лучшие времена, имел форму латинской буквы L. «Ленси Грилл», небольшое кафе, закрытое по вечерам, так как там подавали только завтраки и обеды, находилось в дальнем крыле этого здания, а слева от него располагался длинный проезд для служебного транспорта. Со стороны кафе нельзя было вести четкое наблюдение за оживленным потоком транспорта по скоростной автостраде Буффало. Магазины были закрыты и пусты, а свет витрин отражался на маслянистой поверхности асфальтового покрытия. На противоположном от кафе углу находилась маленькая кирпичная церковь с широкой площадкой перед ней, а напротив нее располагалась строительная площадка многоэтажного дома с разрытой почвой вокруг его фундамента.

В тени деревьев на служебном проезде за рестораном затаился в машине Уит. Уже прошло четыре минуты сверх установленного срока, но Пола все не было, хотя Уит рассчитывал, что тот появится вовремя. Уит придумал ложь, которая, как он думал, покажется Полу наиболее убедительной. Для этого он собрал вместе известные ему факты и свои предположения относительно того, что мог сообщить своему боссу Бакс о провале поимки Евы. Его пистолет, один из тех, что были в коллекции Чарли, казался тяжелым, как утюг, и оттягивал руку. Раньше он никогда не стрелял в человека и не получал удовольствия, участвуя в охоте со своими братьями. Никаких положительных эмоций от нажатия на спуск и звука выстрела Уит не испытывал.

А сейчас ему придется стрелять в Пола Беллини.

Как только Пол поймет, что Евы здесь нет, придется прострелить ему колено. Колени — это маленькая мишень, а грудь — мишень побольше. Представив себе эту картину, Уит почувствовал подступившую к горлу тошноту и сразу отбросил пришедшую на ум мысль. Крутой разговор по телефону — это скорее спектакль, но сейчас, когда реальность предстала в своей жестокой неприглядности, он обязан сделать все, чтобы спасти Гуча.

Какой-то автомобиль свернул на парковку. Это был «порше», медленно продвигавшийся к входу в ресторан и остановившийся на границе света и тени. По Буффало проехали еще две машины, и на улице снова воцарилась тишина.

Уит засунул пистолет за пояс, напряженно всматриваясь в темноту.

Через несколько секунд из машины вышел Пол Беллини. Он оставил дверь открытой и держал руки опущенными. На нем была куртка из толстой кожи с широкими рукавами.

— Положи руки на голову! — крикнул Уит, но Пол не стал слушать его.

— Это обмен, а не сдача в плен, — возразил он.

Уит вышел ему навстречу.

— Где Гуч?

— Он в багажнике.

— Открой багажник и вытащи его.

— Остынь. Где Ева?

— В моей машине.

— Давай ее сюда. — Пол сделал шаг вперед.

Они замерли на расстоянии десяти футов друг от друга в тусклом, почти призрачном свете, хотя Пол был в большей степени в темноте, а Уит — на границе света и тьмы.

— Сделаем так, — предложил Уит. — Я отдаю тебе ключи от микроавтобуса. Ева сидит в салоне. Ты отдаешь мне ключи от «порше». Я уезжаю, и ты уезжаешь.

— Я не буду менять «порше» на твой дерьмовый фургончик.

— Но ты ведь человек, который вполне способен видеть на пару шагов вперед, не так ли? Я заберу Гуча и сообщу тебе, где оставил твою машину, идет? — Пистолет своим весом неприятно оттягивал брюки. Очевидно, у Пола под этой кожаной курткой тоже спрятано оружие. «Интересно, достаточно ли я быстр, чтобы опередить его с выстрелом?» — думая об этой арифметике смерти, Уит ощущал головокружение, но почти не испытывал страха.

Пол, к его удивлению, коротко засмеялся, но казался при этом слишком уж спокойным.

— Ну конечно, так ты и позвонишь.

— Мне не нужен твой автомобиль, ты, тупица.

— Ладно. Тогда, приятель, давай мне свои ключи. — Пол протянул к нему руку.

Уит шагнул вперед и полностью вышел на свет.

— Кстати, — заметил Уит, — те же файлы, что я забрал у Таши после того, как она сделала копии с жесткого диска Евы, добавлены к сообщению по электронной почте, где говорится о твоей деятельности. Адресатами являются офис окружного прокурора и полиция. Эта информация запрограммирована на отправление через час. Если я не появлюсь вовремя, чтобы его отменить, тебе конец. Ты понял меня?

— Отлично понял, — сказал Пол. — Ты смышленый ублюдок. Не хочешь получить работу?

— Мы работаем в слишком разных стилях.

— Откуда мне знать, что ты не отошлешь эти файлы даже в том случае, если мы договоримся?

— Доверься мне.

— Довериться тебе?

— Но я ведь верю, что Гуч в багажнике еще жив.

— И я верю, что Ева жива.

Через улицу на затемненной площадке возле церкви раздался тихий хлопок, напоминающий звук закрывающейся двери, а затем еще один. Пол хотел было оглянуться, но потом передумал.

— Что это было? — спросил Уит.

— Звук моего доверия к тебе. Вот ключи, — сказал Пол. Он аккуратно бросил ключи Уиту, и тот поймал их одной рукой.

— Давай.

Уит то же самое сделал с ключами от своего микроавтобуса.

— Сейчас мы разворачиваемся и уезжаем, каждый своей дорогой.

Он решил, что откроет багажник дистанционно, чтобы убедиться, что с Гучем все в порядке, и затем быстро уедет. Ему уже не нужно будет стрелять в Пола, поскольку он легко оторвется от него, сидя за рулем «порше». Уит ступил в холодное озеро света.

В тот же миг он услышал лязг и увидел в руке Пола какой-то предмет, тускло блеснувший в полутьме. Это был конец толстой цепи, которую Пол вытащил из широкого рукава своей куртки и с силой послал вперед.

Уит потянулся к пистолету, но тяжелая цепь уже обрушилась на него. Уит полетел на тротуар, а пистолет оказался под ним. Цепь яростно завертелась над Уитом, не давая рассмотреть лицо Пола, искаженное гримасой злобного триумфа. Уит поднял руки, чтобы защитить себя от удара.

Голова Пола Беллини неожиданно дернулась, лицо залило хлынувшей из раны кровью. Звук выстрела из винтовки эхом отразился от кирпичных стен, и Пол рухнул замертво.

Затем наступила тишина, если не считать звякнувшей цепи, которая тяжело ударилась о бордюр.

Уит с трудом поднялся на ноги. Он не мог оставить Гуча в багажнике «порше» и, пошатываясь, побежал к автомобилю с ключами Пола в руке.

Снова раздался выстрел, и пуля просвистела над его головой. Он упал на асфальт, по-пластунски подполз к «порше» и забрался на сиденье.

Очередная пуля попала в крыло автомобиля. Уит подумал, что сидит в машине мертвеца, оставив микроавтобус, зарегистрированный на имя Гуча. Этой ночью произошел еще один ужасный поворот.

Он завел двигатель и вылетел с парковки, лихорадочно крутя послушный руль «порше». «Боже, прошу тебя, сделай так, чтобы Гуч оказался в машине», — взмолился Уит.

Он уже не услышал звук очередного выстрела.

Уит проехал по служебной стоянке, обогнул здание и выскочил на Буффало. Затем он помчался по боковой дороге, идущей параллельно скоростной автотрассе 59, доехал до Шеферда, остановился у католической школы и открыл багажник.

Истерзанный Гуч лежал внутри, весь в кровоподтеках и ссадинах, вялый, в полубессознательном состоянии, но живой.

Теперь Гуч был с ним, но ситуация ухудшилась в тысячу раз.


Таша смотрела вслед удалявшемуся «порше». У ее ног лежал мертвый Гэри с обожженной порохом, темной дыркой в виске. Его смерть от выстрела в упор из пистолета, спрятанного в корпусе сотового телефона, была мгновенна. Рядом с ним застыл Макс с таким же небольшим отверстием на шее. Она бросила уже ненужное оружие на асфальт, поправила на руках перчатки из латекса, извлеченные несколько раньше из сумочки, села в «мустанг», на котором их привез сюда Макс, и завела двигатель.

Проезжая мимо распростертого тела Пола, лежавшего на тротуаре лицом вниз, она подумала, что для него все кончилось очень плохо. И все потому, что не в той семье родился. В приличной семье амбиции Пола работали бы на него и он мог бы достичь настоящего успеха. Таша не имела в виду его сексуальные способности — здесь он был вполне на высоте, но эти пытки с избиениями и криками слишком действовали ей на нервы. Слава Богу, что все уже позади.

Она не стала проверять машину Уита. В этом не было необходимости, так как Евы Майклз там быть не могло. Таша Стронг знала, что Уит Мозли настоящий лжец.

Напевая себе под нос и улыбаясь своим мыслям, она смело направила машину в ночной мрак.


Глава 35 | Хватай и беги | Глава 37