home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 39

Грег Бакмен оказался не таким, каким представляла его Клаудия. Он напоминал биржевого маклера, был худощав, но мускулист, с довольно привлекательной внешностью, румяными щеками и начавшей рано редеть шевелюрой. На нем была белая рубашка, утратившая за прошедший день свою свежесть, и брюки со стрелками. Красный галстук, напоминавший школьный, был повязан ослабленным узлом. «Субботний галстук?» — подумала она. Перед ней стоял молодой менеджер, освежившийся порцией мартини, но подуставший и потому немного угрюмый. Его черные глаза, впившиеся в нее с явным подозрением, смотрели настороженно.

Это был человек, который, как считал Уит, убил Гарри.

Когда спутник Бакса поздоровался с Робин, Клаудия отметила про себя его ямайский акцент. Собранные в хвост дредды, перевязанные красной лентой, вылинявшие джинсы и белая тенниска под кожаной курткой явно контрастировали с внешним видом Бакмена. В тот самый момент, когда приятель Бакса вошел в холл, Клаудия поняла, что у него под курткой спрятана кобура. Мужчина остался у входа, но не как охранник, а скорее как скучающий друг, готовый к новым приключениям и ожидающий своего товарища.

— Кто это? — спросил Бакс у Робин, уставившись на Клаудию.

Никаких тебе «Привет, дорогая», «Как дела»? или «Хэлло, меня зовут Грег».

— Она журналистка и работает над книгой об «Энерджис», — сообщила Робин, — но хочет защитить таких, как ты, пострадавших без вины.

Клаудия встала и протянула руку, но Бакс никак на это не отреагировал.

— Я Клаудия Салазар.

— Леди, я не желаю говорить о своих бывших работодателях. Никогда. Прошу вас уйти.

Она опустила руку.

— Я могу помочь восстановить вашу репутацию, мистер Бакмен.

Он резко и коротко хохотнул.

— А я и не знал, что она в этом нуждается. Я прошу вас уйти по-хорошему. Вы здесь нежданный гость.

— Робин пригласила меня зайти.

— А теперь, пожалуйста, уходите.

— На этой неделе погиб мой помощник, готовивший для меня материалы, — сказала Клаудия. Это была еще одна карта, которая могла полностью настроить Бакса против нее, если он что-то знал о смерти Чарли. — Его звали Гарри Чайм. Он занимался расследованием в отношении администрации «Энерджис» и был застрелен в офисе страховой компании возле порта.

Бакс прикоснулся к виску, будто ощутив приступ мигрени.

— Неужели я настолько непонятно выражаюсь?

— Вы находитесь в опасности. — Она решила применить тот же подход, который опробовала на Робин. — Гарри собирал информацию о сотрудниках «Энерджис», убитых в прошлом году. Насколько я понимаю, они работали у вас. — Клаудия ждала реакции Бакса на столь неожиданное давление.

Бакс подошел к ней ближе, и ей показалось, что она физически ощущает исходящую от него угрозу. Клаудия невольно отступила на шаг назад.

— Мне жаль, что погиб ваш друг, но я тут совершенно ни при чем, — холодно произнес он.

— Вы ведь знаете, каково это — терять друзей, — сказала Клаудия. — Вы потеряли сразу троих.

На его лице не дрогнул ни один мускул.

— У меня был не самый лучший день, а теперь еще вы достаете. Знаете, раздражение ослепляет человека и вызывает у окружающих проблемы.

— Грег, послушай, тебе может понадобиться… — начала Робин.

Он развернулся и ударил Робин, выдав ей полновесную оплеуху. Девушка, потеряв равновесие, полетела через кофейный столик и попутно перевернула подсвечник и сложенные стопкой видеокассеты с лекциями Чеда Ченнинга.

Клаудия выхватила свой пистолет и направила его на Бакса.

— Не двигайся, — медленно произнесла она. — Руки держать так, чтобы я их видела, сэр, — сказала она, повернувшись к его лохматому приятелю, который оставался в той же позе, что и раньше. К ее удивлению, он послушно вытянул руки вперед и смотрел на нее с изумленной улыбкой, застывшей на физиономии.

Бакс ничего не сказал, но его зрачки расширились.

— Раздражение — это дорога к проблемам, Грег, тут ты прав, — сказала Клаудия.

— Прошу прощения. Это всего лишь потеря контроля на одно мгновение.

— Если ты достанешь свою пушку, — предупредила Клаудия его друга, — я пристрелю его, а потом тебя. Ты понял меня?

— Надеюсь, что да, — ответил тот.

— Вызови копов, Маккей, — попросил Бакс.

— Это какой номер — три-одиннадцать или девять-одиннадцать? — уточнил Маккей, но не сделал никаких движений в сторону телефона.

— Робин, выйди отсюда, — скомандовала Клаудия.

Робин поднялась на ноги, осторожно ощупывая рукой свою щеку. Из уголка ее рта стекала тоненькая струйка крови.

— О, Грег, — произнесла она, скорее ошеломленно, чем обиженно, поскольку еще не совсем осознала, что произошло. Посмотрев на Клаудию, она махнула рукой. — Эй, опусти свой пистолет.

— Я так и сделаю, когда мы с тобой выйдем из этой квартиры.

— Вооруженная феминистка, — констатировал Бакс. — Вот типичное противоречие, возникшее из-за того, что вы игнорируете наше фаллическое превосходство. — Его голос прозвучал холодно. Он обошел Клаудию, так что она оказалась между ним и Маккеем, и направился к окну гостиной.

— Если ты не заткнешься, я отстрелю твой фаллический символ, — сказала Клаудия. — Пойдем, Робин.

— Он никогда меня раньше не бил, — растерянно произнесла девушка.

— Видимо, ты никогда раньше ему не возражала, — предположила Клаудия.

— Она часто мне противоречит, — сказал Бакс. — Я воспользуюсь телефоном, хорошо? Вызову полицию. Если Робин захочет выдвинуть против меня обвинение, это ее право. Но ты вторглась в чужой дом и запугивала нас, так что… — Он нагнулся, чтобы взять трубку беспроводного телефона с базы, и в то же мгновение оконные стекла позади него разлетелись вдребезги от очереди из автоматического оружия, а осколки, обрывки жалюзи и штор полетели в комнату.

Клаудия бросилась на пол, увлекая за собой Робин. Рыжая вскрикнула. Одновременно раздались крики Бакса и его приятеля.

Внезапно стрельба прекратилась, и Клаудия почувствовала запах пыльного покрытия из сезаля. Она повернула голову к окну, сильнее прижимая к полу Робин, которая в панике извивалась под тяжестью ее тела, и увидела, что Маккей сползает по дальней стене, оставляя на обоях кровавую полосу.

Неожиданно через разбитое окно со стороны улицы в комнату шагнул мужчина. С грубоватым лицом, коренастый, испанского типа, одетый в черную рубашку и джинсы, с автоматическим оружием в руках, он уставился на ноги Бакса, торчавшие из-под стола.

Клаудия выстрелила, целясь ему в грудь, но Робин в этот момент пошевелилась, пытаясь освободиться, и пуля попала в оконную раму рядом с киллером. Тот нырнул вниз, стреляя наугад. Клаудия помогла Робин подняться на ноги, одновременно оглядывая изрешеченную гостиную в поисках Бакса. Увлекая за собой всхлипывающую девушку, она побежала к задней двери, где у стены лежал Маккей.

Бакса нигде не было видно. Слева хлопнула дверь. Значит, он скрывался где-то в другой части дома.

— Бежим! Через задний вход! — скомандовала Клаудия.

Спотыкаясь, Робин распахнула дверь и выскочила в соседнее помещение, но это был не задний двор, а маленький гараж. Они оказались в ловушке.

Позади них снова началась стрельба. Клаудия оглянулась и увидела, что Бакс выбежал из спальни, поливая пространство вдоль разбитых окон свинцом из своего автоматического оружия. Клаудия нажала на рычаг подъемника, и гаражная дверь стала подниматься с медлительной торжественностью. Клаудия подтолкнула Робин за разбитый «ягуар», который мог послужить временным прикрытием. Когда дверь наконец поднялась, никакой пальбы в качестве приветствия не последовало.

Под мрачным покрывалом ночи воцарилась полная тишина.

— Беги, — приказала Клаудия. — Отправляйся к соседям и позвони в службу спасения девять-одиннадцать.

Робин помчалась в сторону мерцающей поверхности бассейна и расположенного за ним здания, в котором находился клуб кондоминиума.[3]

Клаудия вернулась к двери, приоткрыла ее и громко закричала:

— Полиция! Бросить оружие! — Она прислушалась, но из дома не донеслось ни звука. Пригнувшись, она вошла в дверь, нацелив пистолет на противоположный угол.

В гостиной было пусто.

Клаудия проверила Маккея — его пульс не прощупывался. Прядь волос лежала на горле мужчины как веревка, издавая запах сандалового дерева. Она прошлась по комнатам, но никаких следов Грега Бакмена не обнаружила. Выйдя из дома, Клаудия направилась в гараж, а потом к фасаду дома и снова вернулась в гостиную.

Ни киллера, ни Бакса — никого. С парковки рванул почти новый черный джип, он переехал газон и пронесся через главный въезд, разбив в щепки деревянный шлагбаум, который поднимался недостаточно быстро. Машина почти мгновенно исчезла из виду. Клаудия успела заметить, что номер начинался с литер TJ, но и только.

Почти тут же завелся другой двигатель, и из гаража Бакса на площадку вылетел «ягуар». Она побежала за ним, приказывая Баксу остановиться. Должно быть, он вылез через окно и обошел дом с другой стороны. «Ягуар» проскочил въезд и понесся за джипом.

Клаудия Салазар положила пистолет у ног, достала из куртки полицейское удостоверение и присела, ожидая прибытия копов. Издалека уже слышалось завывание полицейских сирен. Нервы были настолько напряжены, что она почувствовала мелкую дрожь в руках; ее знобило от мысли, что Уита, возможно, уже нет в живых.


Глава 38 | Хватай и беги | Глава 40