home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 41


Клаудия стояла над Уитом с дымящейся чашкой кофе в руке, и на какое-то мгновение ему показалось, что она собирается выплеснуть напиток ему на голову.

— Ты ужасно выглядишь, — стараясь говорить тихо, произнесла она. В палате интенсивной терапии расположилась целая семья, и ей пришлось перейти на шепот.

— И тебе тоже привет, — отозвался он.

Она протянула ему чашку. Было уже около шести вечера; в течение всего дня Гуч находился в критическом состоянии.

— Спасибо, — сказал Уит.

Клаудия присела рядом. Он не смотрел в ее сторону.

— Уит.

— Да?

— Что происходит? — спросила она.

— Пью кофе, который принесла моя подруга, — ответил он.

— Не надо, — прошептала Клаудия. — Ты даже не представляешь, что мне пришлось пережить.

— Разве это имеет значение? Ты разозлилась на меня еще до того, как я открыл рот.

— Пойдем со мной, — попросила Клаудия. — Там во дворе есть небольшой садик. Мне хочется накричать на тебя, но я не вправе беспокоить этих людей.

— Через пятнадцать минут наступает время посещений. Я не могу его пропустить.

— Удели мне немного времени. Думаю, ты вполне успеешь к Гучу.

— Мне нравится, когда ты говоришь уверенно, как и подобает представителю властей. — Он вышел, и Клаудия последовала за ним.

Вечер выдался сырым, дождь прекратился всего час назад, и в воздухе явственно ощущалась влага. Уит сел на мокрую каменную скамью, Клаудия стояла рядом.

— Прошлой ночью меня чуть не убили, — сообщила она. — Тебе это известно?

— Нет, — сказал он, удивленно глядя на нее. — Ты это серьезно?

— Грег Бакмен. Ему нанес визит киллер, убил одного человека и чуть не пристрелил заодно и меня.

— Но ты ведь в порядке.

— Да, физически я не пострадала. — Она присела возле Уита, но тут же встала, как только он протянул к ней руку. — Но со мной далеко не все в порядке. Ты сидишь здесь как каменная статуя, а за последние три дня не ответил ни на один простой вопрос, который я тебе задала.

— Так спроси сейчас.

«Легкий старт», — подумала Клаудия и спросила:

— Ради бога, скажи, что случилось с Гучем?

— У него сердечный приступ.

— Я не об этом, Уит. — У Клаудии мелькнула мысль: «А вот сейчас мне понадобится бесконечное терпение». — У него в организме оказался целый коктейль из наркотиков — морфина и прочей дряни. Кроме того, его сильно избили.

— Ничего особенного, — стоял на своем Уит. — Гуч любит немного развлечься на вечеринках.

— Ты защищаешь свою мать, Уит?

— Клаудия, пожалуйста, уезжай домой. Мне нечего тебе больше сказать.

— Когда я попыталась тебе помочь, то едва уцелела.

— Я предупреждал тебя, что Бакс опасен. Извини, мне действительно очень жаль, что так случилось.

— Он гораздо менее опасен, чем Хозе Перон, — сказала Клаудия. — Это имя киллера.

— Его зовут Перон? Как Эвиту?

— Да. Посмотри на меня, Уит.

Он продолжал изучать свои туфли.

— Уит, я люблю тебя, ты мой близкий друг. Что бы ты ни натворил, я помогу тебе. Хорошо?

— Согласен, — сказал он. — Я хочу, чтобы ты забрала Гуча в Порт-Лео, как только он будет в состоянии ехать. Тем самым ты мне поможешь.

— Ладно, — с готовностью ответила Клаудия. — Но только при условии, что ты мне расскажешь о том, что случилось, более подробно.

— Сначала ты. Что произошло с тобой прошлой ночью? — спросил он, взяв ее за руку. Клаудия спокойно отреагировала на его жест и рассказала о своем визите к Робин и Баксу. Когда она закончила, Уит, облегченно вздохнув, произнес:

— Слава Богу, что ты не пострадала.

Клаудия развернула его лицом к себе и впилась в него взглядом.

— Полиция обнаружила, что сегодня Грег Бакмен рыскал на машине возле дома на Ривер Оукс. Копы находились там, чтобы побеседовать с Фрэнком Поло — управляющим стриптиз-клуба «Топаз».

— Ого!

— Владельцем клуба является Пол Беллини, — она сделала ударение на фамилии, — который был застрелен прошлой ночью на автостоянке. Его «порше» нашли брошенным между Шефердом и Алабамой. Все отпечатки пальцев в машине были стерты. Странно, что неподалеку от того места, где нашли Беллини, был припаркован микроавтобус, который принадлежит Гучу.

Уит отпустил ее руку.

— Я испугалась за вас и стала обзванивать больницы, Уит, поскольку не знала, живы ли вы с Гучем или нет. В конце концов я обнаружила Гуча здесь. Уит, ты ведь не говорил по этому поводу с полицией?

— Я объяснил врачам, что мой друг исчез на несколько часов. Когда он возвратился, оказалось, что его избили и насильно ввели какую-то дрянь. Из больницы об этом сообщили в полицию, и копы тут же устроили проверку. Они нашли его микроавтобус неподалеку от места убийства Беллини и, появившись здесь, побеседовали со мной. Я заявил, что не знаю, почему машина моего друга оказалась именно там. Что касается самого Гуча, то он пока не может отвечать на их вопросы.

— Значит, ты солгал полиции! — Клаудия не могла сдержать гнева и возмущения.

— Если хочешь, сообщи им о своих подозрениях. Мне все равно.

— Ты отправился в Хьюстон, чтобы найти Беллини. И ты, черт тебя побери, Уит, нашел их.

— И где сейчас Бакс?

— Они допросили его и отпустили. Его версия состоит в том, что Хозе Перон — это убийца, нанятый пострадавшими инвесторами «Энерджис», которые хотят избавиться от него.

Уит поднял брови.

— И они купились на подобный бред?

— Нет, конечно. Человек, убитый в доме Бакса, тип по имени Маккей, сам подозревается как наркодилер и головорез, но тем не менее его ни разу не смогли поймать за руку. Против Бакса у них тоже ничего нет, кроме того, что он скрылся с места преступления. В его доме все оказалось чисто. Нет ничего достаточно весомого, чтобы связать Бакса с какой бы то ни было незаконной деятельностью. Он всю ночь ездил по Хьюстону, спал в машине, а утром приехал домой к Фрэнку Поло. Полиция сейчас занимается его подружкой, надеясь, что, может быть, она расколется и даст против него показания.

— Значит, Бакс тут ни при чем, — подытожил Уит. — Спасибо, что рассказала мне.

— У меня такое ощущение, что это не благодарность, а предупреждение. — Она замолчала. — Где сейчас твоя мать?

— Понятия не имею. Возможно, ее уже нет в живых.

— Уит. — Клаудия коснулась его колена — он не шевелился. — Мне очень жаль.

Он не ответил.

— Подожди. — Ее глаза вдруг расширились. — Значит, ты нашел ее? Или нет?

— Это не имеет теперь значения, Клаудия.

— Ты ее нашел…

— Нашел и потерял, — признался он. — Возможно, придется начать поиски заново.

— Как? Она опять от тебя сбежала? — Потом, чуть помедлив, Клаудия тихо спросила: — Это ты убил Пола Беллини?

— Нет.

— Ты можешь довериться мне, Уит. Все нормально.

Он скрестил руки и криво усмехнулся.

— Почему это нормально, если я застрелил Беллини? Потому что он был мерзавцем?

— Я не сказала, что все нормально, если ты его убил. Я сказала, что нормально, если ты мне об этом расскажешь.

— Я точно его не убивал. И Гуч тоже.

— Что же случилось с Гучем?

— Лучше, если Гуч сам тебе об этом расскажет. — Уит отвернулся. — Дорога домой будет длинной.

— А ты что намерен делать? Останешься в Хьюстоне, чтобы проводить вечера в компании Бакса?

— Спасибо за кофе, но уже пора идти. — Он встал и пошел к дверям в здание клиники.

Если Гуч был в сознании, то пришло время, пошептавшись под гул медицинского оборудования, прийти к какому-то решению.


— Мать Хозе Перона была убита два года назад, — сообщила Вернетта Вестбрук. Клаудия сидела напротив нее в кафетерии клиники и маленькими глотками пила кофе. — В структуре торговли наркотиками в Майами он был незначительной фигурой и работал в основном по мелочам. Но после гибели матери Хозе стал браться за такую грязную работу, которую никто другой делать не хотел, и быстро пошел вверх. — Она понизила голос. — А судья Мозли знает Перона? Может, его честь не против нюхнуть немного кокаинчика?

— Ну что ты! Конечно, нет. Расскажи мне о смерти матери Хозе. Она тоже торговала наркотой?

— Миссис Перон была преподавателем драматургии в средней школе, ставила пьесы Шекспира в проектах для детей из неимущих семей, занималась волонтерской работой, и в общине ее все любили. Однажды она случайно стала свидетелем продажи наркотиков прямо в школьном дворе. Женщина сказала парням, чтобы они убирались к черту с территории школы, а они в ответ выстрелили в нее четыре раза.

— Их поймали?

— Подозреваемые, их было двое, были найдены через два дня. Они плавали в очень оживленной бухте Багия Мар в Форт-Лодердейл с пулевыми ранениями в голове. В полиции считали, что такая почти публичная расправа произошла неспроста.

Зрачки Клаудии расширились.

— Их убил Хозе Перон.

— У него было абсолютно железное алиби. Но я говорила с сотрудниками офиса окружного прокурора в Броверд, и они уверены, что убийство этих парней было любезностью партнеров Хозе. Затем позиции Хозе внутри организации наркодилеров резко усилились. Ее возглавлял молодой и амбициозный босс по имени Кико Грейс. Сегодня мы получили анонимное сообщение, что его тело теперь находится в нашем распоряжении и ожидает следователей в нанятом городском коттедже неподалеку от центра.

— Значит, хозяин Перона находится здесь и убит примерно в то же время, что и Пол Беллини. — Клаудия ощутила, как ее начинает трясти от озноба. «Боже, Уит, неужели ты?..» Нет, она не могла в такое поверить.

— Твой судья сообщил нам немногим больше, чем ты сама. Он сказал, что нанял Чайма для поисков своей матери, что мать он не нашел, а его друг Гучински не имеет никакого отношения к смерти Пола Беллини. Он или лжет, или действительно ничего не знает. Как ты думаешь, Клаудия?

— Я пока не умею читать мысли. Если он говорит, что ему ничего не известно, я склонна верить.

— А я — нет, — заявила Вернетта. — Я ему вообще не доверяю. Мы еще пригласим Уитмена Мозли на более длительную беседу.

— Вам не удастся убедить одного судью подписать ордер на арест другого судьи без очень веских оснований.

Вернетта покачала головой.

— Мозли всего лишь провинциальный мировой судья, он даже не юрист. Городским судьям до него нет никакого дела.

— Почему бы вам снова не поработать с Грегом Бакменом? Он дружил с Беллини, а Перон с Грейсом явно собирались его убрать, если уж Перон устроил стрельбу у него дома. Оставьте Уита в покое. Совершенно очевидно, что центральной фигурой в этом деле является Бакмен, — настаивала Клаудия.

— Думаю, это типичная история из серии «зуб за зуб». Кико Грейс прибыл сюда с намерением вторжения на территорию наркоторговли в Хьюстоне. Он убирает Беллини, а люди Беллини убирают его самого. Или наоборот — тут уже не столь важно, кто умер первым. У них началась маленькая война, первый этап которой закончился после смерти боссов. Нападение Перона на Бакса — это уже следующий этап. Вполне разумно позволить им перестрелять друг друга, ведь они как опухоль на теле общества.

— Удивительно, но тебя абсолютно не волнуют эти убийства, Вернетта. Неужели тебе все равно, что могут пострадать невинные люди?

— Это не так. И твой любимый судья вовсе не невинный, Клаудия. Он знает гораздо больше, чем говорит.

— Если Грейс прибыл из Майами, то Хозе Перон должен вернуться во Флориду за подкреплением.

— Надеюсь, что он отправится домой и возглавит организацию Грейса. Тебя не удивляет, что этот человек занимается преступным бизнесом, из-за которого погибла его мать? Полагаю, все объясняется просто — это кратчайший путь для мести.

— Да, — согласилась Клаудия. Вернетта попала в точку, и это заставило ее задуматься. — Кто-нибудь из ваших информаторов знаком с Пероном?

— У нас пока ничего нет. Он совсем недавно появился в Хьюстоне.

— Когда Леонард Гучински будет чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы выдержать поездку, и если у вас ничего против него нет, я заберу его в Порт-Лео. Это долгая дорога, а он тоже мой друг. Думаю, он расскажет что-нибудь полезное. — Она встала.

— Надеюсь, что Гучински сообщит больше, чем твой распрекрасный судья, — спокойно произнесла Вернетта. — А теперь позволь мне задать тебе весьма щекотливый вопрос. Предположим, что Гучински или Мозли заговорят с тобой наедине и расскажут правду о том, что же произошло между всеми этими людьми. И что ты тогда будешь делать, Клаудия? Ты донесешь на своих друзей, если они нарушили закон?

— Я буду обеспокоена этой проблемой не раньше, чем она возникнет.

— Знаешь, подруга, — сказала Вернетта, — по-моему, ты уже сбилась с пути.


Глава 40 | Хватай и беги | Глава 42