home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 44

Уходя из ресторана, Фрэнк Поло проследил, как Уит сел в позаимствованный у Чарли Фулхема «лексус» и выехал со стоянки. Он уже в первый день знакомства заметил, что молодой человек весьма похож на Еву: такой же решительный, сообразительный и целеустремленный. Фрэнк, прежде чем вернуться домой, покатался еще минут двадцать, останавливаясь на светофорах и следя за обстановкой. Он не был вполне уверен, кого именно ожидает увидеть в зеркале заднего вида. Фрэнк представлял себе копов, поджарых, мускулистых парней, которые будут сверлить его пронизывающими взглядами, или женщину-полицейского с короткой стрижкой лесбиянки, которая проявит подчеркнутую вежливость, обращаясь к нему со словами «мистер Поло», в то время как неудержимый страх будет терзать его кишки. Он окажется в комнате для допросов, где копы будут строить предположения о сотрудничестве Фрэнка Поло с Томми и Полом Беллини вне сферы управления стриптиз-клубом, допытываясь, насколько близко он соприкасался с криминальной деятельностью этого известного клана. И, естественно, у него поинтересуются, где же находится Ева Майклз. Хорошо, что он вернул взятые в «Топазе» деньги, снова поместив их на клубные счета. Это позволяло ему оставаться незапятнанным. Боже, Пол действительно сделал ему одолжение. «Что вы от меня хотите?» — любил мысленно произносить Фрэнк воображаемым следователям, которые вели его допрос. «Чтобы я вернул обратно честно заработанную мной „Грэмми“?» Он считал, что это заставит копов оценить его хладнокровие. Что касается «Грэмми», то изящная статуэтка стояла на каминной полке в его спальне. Она была одной из немногих вещей, на которые он всегда смотрел перед сном.

Возле дома не было никаких полицейских машин и адвокатов, желающих с ним поговорить. Следов присутствия Бакса он тоже не заметил. В клинику Фрэнк поехал вместе с Уитом и Гучем, но старался держаться в тени, чтобы никто не догадался о его связи с этой парочкой. Слава Богу, что он не приехал домой прошлой ночью, иначе ему не удалось бы избежать столкновения с разъяренным и запаниковавшим Баксом, который требовал от него помощи.

Фрэнк вышел из машины и направился к парадной двери. Под навесом крыльца его ждала женщина — темноволосая, довольно миловидная, с серьезным интеллигентным лицом. Фрэнк замер на месте, позвякивая ключами.


Мужчина, стоявший перед ней, выглядел старше, чем Фрэнк Поло на фотографиях, которые, как припомнила Клаудия, она видела на обложках пластинок своей старшей сестры. Тот был невысок для звезды эстрады, с длинными черными волосами в стиле семидесятых и с безвкусными цепочками. В расстегнутой до пупа рубашке, в туфлях на высоких каблуках и в штанах, обтягивающих ноги, как кожа, он выглядел так, как требовала мода тех лет. Этот тоже был невысок, но одет в строгие серые брюки и синюю рубашку, а коротко подстриженные волосы были без всяких следов геля. Однако бриллиант в перстне казался несколько великоватым, а на шее поблескивала золотая цепочка.

— Да? — произнес Фрэнк Поло, и в его голосе прозвучал едва уловимый оттенок страха.

Ее визит был неожиданным, а он, похоже, находился в напряжении, как будто ожидая новой атаки или непредвиденной неприятности.

Клаудия долго обдумывала, как обыграть свое появление.

— Мистер Поло? Я разыскиваю Ташу Стронг. Насколько я понимаю, у вас есть ее адрес или телефонный номер. В телефонной книге он отсутствует.

— Кто вы такая? Из полиции?

— Нет. Друг Таши обеспокоен ее отсутствием и попросил меня разыскать ее.

— Давайте встретимся в клубе. Я не держу дома контракты танцовщиц. — Фрэнк нервно вертел в руках массивный брелок с ключами.

— Мне также нужна Ева Майклз.

— Ее сейчас нет в городе, — он произнес это, не поднимая глаз на гостью.

— Где я могу найти ее?

— Я не знаю.

— Вы не скажете, в какой город она уехала?

— У вас есть десять секунд, чтобы уйти от моего дома, — заявил Фрэнк, проявляя нетерпение. — Иначе я вызову копов.

— Ева Майклз исчезла, не так ли?

Он скрестил руки на груди.

— Ну хорошо. У нас с Евой произошла небольшая размолвка, и она уехала на некоторое время. Вы удовлетворены?

— У нее есть сотовый телефон?

— Есть, но не для звонков незнакомых нам людей.

— Я не совсем незнакомка. Меня зовут Клаудия Салазар, и мы друзья с Уитом и Гучем. — Она наблюдала за выражением его лица, но никакой видимой реакции на эти имена не последовало. — Ева мертва? Ее убил Беллини? Или Хозе Перон?

— Я не знаю, о чем вы говорите, — ответил Фрэнк. — Еве просто нужно побыть некоторое время одной.

— Уехать от сына? Уит — ее сын, не правда ли?

Теперь он посмотрел на нее изучающе и сказал:

— Если уж вы так хотите, я могу дать вам номер ее сотового телефона.

— Это было бы превосходно, спасибо.

— Но на память я его не помню, — как бы извиняясь, произнес он. — Знаете, как это бывает, — просто нажимаешь кнопку скоростного набора. Мой телефон находится в доме, можете войти. — Фрэнк говорил почти дружелюбно, а прежний холодок куда-то улетучился. — Или подождите здесь, — вдруг сказал он, будто спохватившись, что ведет себя слишком по-дружески.

— Благодарю вас, я войду.

— Пожалуй, я приготовлю кофе, — решил Фрэнк. Он остановился, бросил свой пиджак на кресло и закрыл за ней дверь. — Хотите чашечку? Можете даже позвонить отсюда на сотовый Евы.

Она изобразила на лице теплую улыбку. Пусть себе болтает; люди обычно говорят вам больше, чем хотят сказать.

— Это было бы отлично. Моя сестра — большая ваша поклонница.

— О, это здорово. Спасибо, — откликнулся Фрэнк.

Благодарность за то, что ее сестра является фанаткой диско, казалась странной, но что он еще мог ответить? Клаудия несколько запоздало подумала, не оскорбила ли она бывшего кумира молодежи, сказав, что не она сама, а ее сестра является его поклонницей. Но, похоже, Фрэнка Поло это мало беспокоило.

— Уит знает, что вы здесь?

— Да. — Такой ответ казался ей вполне разумным. Клаудия последовала за Фрэнком в кухню и смотрела, как он заправляет фильтр молотым кофе и заливает в него воду. Повернувшись к ней, он снова улыбнулся.

— Я нехороший человек, Клаудия, поскольку солгал вам, — сказал Фрэнк. — Ева уехала не из-за ссоры. Она уехала из-за Уита.

Клаудия спокойно ждала продолжения.

— Он действительно оказался сыном Евы, который после долгих поисков нашел ее. Это глубоко взволновало Еву.

— Я уверена, что это было шоком.

— Для меня тоже. Я даже не знал, что у нее есть ребенок.

— У нее их шестеро, и все мужского пола. Уит самый младший из них.

— Шестеро? Господи всемогущий! — В наступившей тишине зашумела кофеварка. — Если вы друг Уита, то, возможно, попробуете убедить его дать Еве немного прийти в себя?

— Разве она покинула город не из-за Пола Беллини?

— С чего бы это?

— Сейчас в его офисе могут возникнуть проблемы, ведь вы оба работали на него.

Фрэнк достал из шкафа две кофейные чашки и улыбнулся ей.

— Официально я работаю на холдинговую компанию, которая является владельцем клуба «Топаз».

— А хозяином компании является бандит Томми Беллини, — невозмутимым тоном продолжила Клаудия.

Фрэнк пожал плечами, поставил на стол молоко, сахар и его заменитель.

— Бывший бандит. Томми — хороший парень, который в прошлом занимался плохими делами. Поскольку у него доброе сердце, сейчас его не назовешь плохим.

— Значит, если я считаю себя хорошей, то мои действия не имеют значения? — спросила Клаудия. — Простите, но подобное объяснение вызовет у меня раздражение.

— У каждого из нас своя жизненная философия. — Фрэнк налил кофе в свою чашку и пододвинул к ней сахарницу. — Поймите, Ева не хочет иметь ничего общего с Уитом. Я знаю, что эти слова могут причинить вам боль, но это правда.

— Не странно ли, что она уехала из города именно в то время, когда были убиты Кико Грейс и Пол Беллини? — Клаудия покачала головой. — Мистер Поло, хотелось бы понять, что же вызвало такую волну кровопролития?

— Я не знаю, кто такой Кико Грейс.

Она пила кофе маленькими глотками и наблюдала за ним.

— Кико Грейс — известный наркобарон из Майами. Его нашли застреленным через день после убийства Пола. Две довольно крупные фигуры криминального мира ушли со сцены почти одновременно, причем на удивление неожиданно. Кто-то или что-то определенно за этим стоит. Вы не допускаете, что это, возможно, Ева? — Клаудия поставила свою чашку на стол.

— Создается впечатление, что вы ищете работу, позволяющую вам постоянно загружать свои мозги. Вы кто, очередной частный детектив? Или адвокат?

— Я следователь полиции из Порт-Лео, где живет Уит. Но здесь я нахожусь не официально, а только как друг.

— Вам следовало сообщить мне об этом с самого начала, — произнес Фрэнк почти с упреком.

— Мне не хотелось, чтобы вы, узнав, что я из полиции, сбежали от меня, — оправдывалась она. — Но, если бы вы спросили, я не стала бы лгать.

— У меня нет аллергии на копов, — признался Фрэнк и улыбнулся. — У Беллини всегда была куча друзей среди полисменов.

— Отлично, — сказала она. — Ради моего любопытства или, если хотите, на память для Уита, коль Ева не желает его больше видеть, не найдется ли у вас ее фотографии?

Казалось, он мысленно просчитывает возможный вариант.

— Для Уита? Позвольте, я посмотрю, что у меня есть. — Он отставил свою чашку и вышел в коридор.

Клаудии не нравилось, что Фрэнк исчез из ее поля зрения, но это был его дом, и она понимала, что, входя в него, в определенной степени рискует. Подняв глаза, Клаудия увидела из кухни висевший на стене столовой, расположенной по соседству, большой снимок Поло с какой-то женщиной. Она подошла к нему, чтобы рассмотреть как следует.

Женщина была красивой и, должно быть, в юности выглядела просто сногсшибательно. С правильными чертами лица, изящной линией губ и выразительными глазами, улыбавшимися в камеру, она казалась совершенно нормальной; в ней не было ничего такого, что могло бы заставить ее бросить семью, своих детей и бежать с банковским растратчиком, а потом, возможно, убить его и присоединиться к криминальному клану. Она ничем не напоминала мамашу, стряпающую печенье для многочисленного семейства, но очень была похожа на мать, которая позволяет детишкам делать все что угодно, например до тошноты наесться мороженого. Уит унаследовал материнские черты — Клаудия сразу заметила их несомненное сходство в форме глаз, линии рта и высоких скул. Она прикусила губу, чувствуя, как гулко забилось сердце.

Фрэнк возвратился в кухню с маленьким снимком в руках. Она тоже вернулась из столовой и взяла протянутую ей фотографию.

— Это прошлогоднее фото во время путешествия в Козумел.

Клаудия внимательно рассматривала снимок. Это была та же женщина, одетая в капри и белую блузу, с ожерельем из бирюзы на шее, улыбавшаяся на ярком свете солнца.

— Но ее имя не Ева, ее зовут Элен, — сказала она. Женщина по имени Элен должна была жить со своими сыновьями. Глядя на фотографию, Клаудия ощутила резкую неприязнь к Элен Мозли.

— Элен? Это имя ей совершенно не подходит. Слишком похоже на имя учительницы из воскресной школы.

— Где она, мистер Поло?

— Я уже говорил вам, что не знаю.

— Я едва ли могу поверить, что если она уехала из-за Уита, то не сообщила вам, куда именно едет. — Несмотря на четко выраженное сомнение, ее голос продолжал звучать вполне дружелюбно.

— Все просто. Она не хотела, чтобы Уит смог заставить меня проговориться.

— Но я знаю, что вам известно, где она сейчас.

— Поверьте мне, — сказал Фрэнк, — я действительно не имею об этом ни малейшего понятия. Неожиданного появления взрослого сына вполне достаточно, чтобы заставить такую женщину, как Ева, скрыться и не давать о себе знать. Ничего другого здесь нет.

— Хорошо, — сказала Клаудия. — Значит ли это, что вы не дадите мне номер ее телефона?

Он взял свою записную книжку, черкнул на листке несколько цифр и слов и протянул его ей.

— Вот номер телефона и адрес Таши Стронг, а это номер сотового Евы. Желаю удачи. — Таша Стронг проживала на Телефон-роуд — главной улице в районе аэропорта Хобби.

— Грег Бакмен, — сказала Клаудия. — Вы ведь его тоже знаете.

Помедлив с ответом, Фрэнк неожиданно жестко произнес:

— Да. Он работал в «Энерджис». Полное ничтожество и, кроме того, оказывал очень плохое влияние на Пола.

— Оказывал очень плохое влияние на бандита?

— Пол вовсе не бандит, как бы вы о нем ни думали. А вот Бакс — человек очень алчный и подлый.

— Тем не менее, когда прошлой ночью его едва не убили, Бакс приехал именно к вам, в этот дом, — заметила Клаудия. — Это довольно странно.

— Вероятно, он рассчитывал застать здесь Пола.

— Но к тому времени Пол был уже мертв. Согласитесь, если бы Бакс убил Пола, он навряд ли отправился к вам, скорее уехал бы из Хьюстона.

— Порой люди ведут себя весьма глупо, — философски ответил Фрэнк. — Неужели вы этого не замечали? С момента смерти Пола я не разговаривал с Баксом.

— Потому что за всеми вами следит полиция.

— Разве? Я не вижу никого возле моих окон и дверей. — Фрэнк, усмехнувшись, развел руками. — Но с вами мне было приятно побеседовать.

— У Бакса, видимо, свои планы. Но если вы с Евой не просто друзья семьи Беллини, то теперь, когда Пол мертв, его структура может рухнуть, а вы окажетесь под ее обломками.

— Моя дорогая, — сказал он. — Меня это вовсе не волнует, поскольку я не сделал ничего плохого и у меня своя собственная жизнь. Мое единственное желание — это привести свое горло в рабочее состояние, заняться арпеджио и восстановить форму для сценического образа.

— Я рада, что у вас есть своя цель.

— Вы хотите помочь своему другу? Знаете ли, мне симпатичен Уит и я понимаю, как тяжело человеку потерять мать. Я любил свою мать. Она была для меня лучшей из людей, не считая Евы. Не удивляйтесь, Ева — прекрасный человек, вы просто ее не знаете.

— Благодарю за кофе, — сказала Клаудия.

— Если Ева позвонит, — заверил ее Фрэнк, — я предоставлю ей возможность решать, говорить ли ей с вами по той причине, что вы подруга Уита. Вы можете дать мне свой номер телефона?

— Да. — Клаудия положила сумочку на стойку, достала из нее ручку и бумагу, записала номер своего сотового и отдала ему.

— Вы кажетесь мне приятной молодой леди, — вежливо произнес Фрэнк. — Я знаю, что вы дружите с Уитом и хотите ему помочь. Могу я дать вам дружеский совет?

— Конечно, — ответила Клаудия, не желая разрушать хрупкий мост едва возникшего между ними взаимопонимания.

— Держитесь от всего этого подальше. Это дело касается только матери и сына или, если хотите, людей, которые могут оказаться матерью и сыном. Предоставьте им возможность самим во всем разобраться. — Он одарил ее лучшей из своих улыбок. — Вам все еще нужен автограф для вашей сестры?

— Напишите его для меня. Пусть позавидует мне. Право, не знаю… Ну, вы ведь человек знаменитый. Не найдется ли у вас лишней собственной фотографии?

— У меня всегда есть запас, — с готовностью ответил Фрэнк.

Клаудия отъехала от дома, будучи абсолютно уверенной, что он следит за ней из окна.

С фотографии ей улыбался помолодевший на тридцать лет Фрэнк Поло. Внизу снимка было написано: «Для Клаудии. Вы — моя привычка! Ваш друг Фрэнк Поло».

Фрэнк действительно наблюдал за ней из окна. Милая молодая женщина, но не из тех, кто просто так отказывается от своих намерений. Он закрыл глаза и прижался лбом к холодному стеклу.

Как же ему хотелось, чтобы Ева вернулась! Уит был прав. Лучшим решением является сделка с еще одним дьяволом.


Глава 43 | Хватай и беги | Глава 45